Поиск авторов по алфавиту

Автор:Фома Аквинский

Фома Аквинский Сумма теологии. Часть 1. Вопрос 76. Статья 4

Сумма теологии.

Часть 1. Вопрос 76. Статья 4:

Есть ли в человеке другая форма помимо мыслительной души?
Таким образом, мы переходим к четвертой статье. Кажется, что в человеке есть другая форма помимо мыслительной души.
1. Ибо Философ говорит во II кн. "О душе"(1), что душа есть "акт естественного тела, обладающего в потенции жизнью". Стало быть, душа относится к телу, как форма к материи. Но тело обладает какой-то субстанциальной формой, благодаря которой оно есть тело. Следовательно, душе предшествует в теле какая-то субстан-циальная форма, благодаря которой оно есть тело. Следовательно, душе предшест-вует в теле какая-то субстанциальная форма.
2. Кроме того , человек и любое животное есть нечто движущее само себя. "А все движущее само себя делится на две части, из которых одна является движущей, а другая - движимой", как доказывается в VIII кн. "Физики"(2). Движущая же часть есть душа. Следовательно, нужно, чтобы другая часть была таковой, что могла бы быть движима. Но первая материя не может двигаться, как говорится в V кн. "Физики"(3), коль скоро она есть сущее только в потенции; тогда как все, что движется, есть тело. Следовательно, нужно, чтобы в человеке и в любом животном была другая субстанциальная форма, благодаря которой было бы устроено тело.
3. Кроме того, порядок в формах устанавливается сообразно отношению к первой материи, ибо о "прежде" и "после" говорится по сравнению с каким-либо началом. Следовательно, если бы в человеке не было какой-то субстанциальной формы помимо разумной души, а последняя была бы непосредственно присуща первой материи, то из этого следовало бы, что она находится в ряду несовершен-нейших форм, которые непосредственно присущи материи.
4. Кроме того, человеческое тело есть смешанное тело. Смешение же не проис-ходит только соответственно материи, ибо тогда оно было бы лишь уничтожением. Следовательно, нужно, чтобы в смешанном теле оставались формы элементов, которые суть субстанциальные формы. Следовательно, в человеческом теле есть другие субстанциальные формы помимо мыслительной души.
Однако, напротив, у одной вещи есть одно субстанциальное бытие. А субстан-циальная форма наделяет субстанциальным бытием. Следовательно, у одной вещи есть только одна субстанциальная форма. Душа же есть субстанциальная форма человека. Следовательно, невозможно, чтобы в человеке была какая-то другая субстанциальная форма, нежели мыслительная душа.
Отвечаю. Следует сказать, что если бы предполагалось, что мыслительная душа соединяется с телом не как форма, а только как двигатель (а так полагали платони-ки) , то было бы необходимо признать, что в человеке есть другая субстанциальная форма, благодаря которой движимое душой тело определяется в своем бытии. - Однако если мыслительная душа соединяется с телом как субстанциальная форма (о чем мы уже говорили выше), невозможно, чтобы в человеке обнаруживалась какая-то другая субстанциальная форма помимо нее.
Для выяснения этого следует учитывать, что субстанциальная форма отличается от формы акцидентальной тем, что акцидентальная форма дает не просто бытие, а бытие таковым, подобно тому как теплота позволяет своему субъекту не просто быть, а быть теплым. И когда привходит акцидентальная форма, говорится, что нечто не просто становится либо возникает, а становится таковым или находящимся в каком-то состоянии; и сходным образом, когда отделяется акцидентальная форма, говорится, что нечто не просто уничтожается, а лишь относительно чего-то. Суб-станциальная же форма дает просто бытие, и потому при ее привхождении гово-рится, что нечто просто возникает, а при ее отделении - просто уничтожается. И вследствие этого древние физики, которые полагали, что первая материя есть нечто актуально сущее, например, огонь или воздух, или что-то в том же роде, утверж-дали, что ничто ни возникает, ни уничтожается просто, и "считали всякое станов-ление изменением", как говорится в I кн. "физики"(4). Потому если бы было так, что помимо мыслительной души в материи предсуществовала какая-нибудь другая субстанциальная форма, благодаря которой субъект души был бы актуально сущим, то из этого вытекало бы, что душа не дает просто бытие и, следовательно, не есть субстанциальная форма, и что при привхождении души имеет место не просто возникновение, а при ее отделении - не просто уничтожение(5), но лишь относи-тельно чего-то. А это очевидным образом ложно. - Поэтому следует сказать, что в человеке нет никакой другой субстанциальной формы, кроме одной лишь мысли-тельной души, и что она как виртуально содержит в себе чувствующую и питатель-ную души, так же виртуально содержит в себе все низшие формы, и одна производит все, что производят в других вещах более несовершенные формы. И подобным образом следует сказать о чувствующей душе в животных и о питатель-ной - в растениях, и вообще о всех более совершенных формах в отношении к несовершенным.
Итак, на первый довод следует сказать, что Аристотель утверждает, будто душа есть не только акт тела, но "акт тела естественного, имеющего органы, обладающего в потенции жизнью"(6), и будто такая потенция "не лишена души"(7). Отсюда стано-вится очевидным, что в то, актом чего называется душа, включается и душа, - таким же образом, каким говорится, что теплота есть акт теплого и свет есть акт светлого: и не так, что светлое есть светлое отдельно от света, а так, что оно есть светлое благодаря свету. И сходным образом говорится, что душа есть акт тела и т. д., ибо благодаря душе оно и есть тело, и является имеющим органы и обладающим в потенции жизнью. Но первый акт называется находящимся в потенции(8) по отношению ко второму акту, который есть действие. Ибо такая потенция является не лишенной, т. е. не исключающей, души.
На второй довод следует сказать, что душа движет телом не благодаря своему бытию, сообразно коему она соединена с телом как форма, а благодаря двигатель-ной потенции, акт которой предполагает, что тело уже актуально осуществлено благодаря душе; так что душа сообразно двигательной силе есть движущая часть, а одушевленное тело есть движимая часть.
На третий довод следует сказать, что в материи рассматриваются разные степени совершенства, как-то: бытие, жизнь, чувство и разумение. А присоединяю-щееся следующим всегда совершеннее предыдущего. Следовательно, форма, которая наделяет материю только первой степенью совершенства, является несо-вершеннейшей; но форма, которая наделяет первой, и второй, и третьей, и т. д. степенями, является совершеннейшей, и тем не менее она присуща материи непос-редственно.
На четвертый довод следует сказать, что Авиценна полагал, будто субстанциальные формы элементов в смешанном теле остаются незатронутыми, смешение же происходит благодаря тому, что противоположные качества элементов сводятся к чему-то среднему. Но это невозможно. Ибо разные формы элементов могут быть только в разных частях материи, и для их различения следует помыслить измере-ния, без которых материя не может быть делимой. Материя же, подлежащая изме-рению, обнаруживается только в теле. И разные тела не могут быть в одном и том же месте. Отсюда следует, что в смешанном теле элементы будут различными по положению. И тогда будет не истинное смешение, которое относится к целому, а смешение лишь для восприятия, относящееся к находящимся рядом мельчайшим частицам. - Аверроэс же утверждал в III кн. "О небе", что формы элементов вследствие своего несовершенства являются средними между акцидентальными и субстанциальными формами и потому допускают большую или меньшую степени, и потому ослабляются в смешении и сводятся к чему-то среднему, и из них состав-ляется одна форма. Но это невозможно в еще большей степени. Ведь субстанциаль-ное бытие любой вещи заключено в неделимом, и всякие прибавление и убавление изменяют вид, как, например, в числах, о чем говорится в VIII кн. "Метафизики"(9) . Поэтому невозможно, чтобы какая бы то ни была субстанциальная форма допуска-ла большую или меньшую степени. Не менее невозможно, чтобы нечто было сред-ним между субстанцией и акциденцией.
И потому следует сказать, что, согласно Философу в I кн. "О возникновении и уничтожении",(10) формы элементов остаются в смешанном теле не актуально, а виртуально. Ибо остаются, пусть и ослабленные, собственные качества элементов, в которых заключена возможность элементарных форм. И такое качество смешения есть собственная предрасположенность к субстанциальной форме смешанного те-ла, например, к форме камня или какой бы то ни было души.

Перевод с лат. М.А.Гарнцева

по изданию: Thomas de Aqulno. Summa theologlae / Cura et studio InstitutI Studiorum Medlevallum Ottaviensls. T.I.Ottawa, 1941. P.455a-457a.

Примечания

1. См. Аристотель. ОдушеП, 1,412а27-28.

2. См. Аристотель, физика VIII, 5, 257Ы2-13.

3. См-Аристотель, физика V, 1,225а25-26.

4. См. Аристотель, физика I, 4, 187а29-30.

5. Текст дополнен переводчиком по так называемому "леонтинскому изданию".

6. См. Аристотель. ОдушеП, 1,412а27-28.

7. См. Аристотель. О душе II, 1,412Ь25-26.

8. См. прим. 5.

9. См. Аристотель. Метафизика VIII, 3, 1044а9-11.

10. См. Аристотель. О возникновении и уничтожении I, 10, 327b22-26.

 

____________

1 См.: Lowi th К. Das Verhaltnis von Gott, Mensch und Welt in der Metaphysik von Descartes und Kant. Heidelberg, 1964. S. 5.

2 См.: Mathon G.L'anthropologiechretienne en Occident de Saint Augustin a Jean Scot Erigene. Recherches sur le sort des theses de I'anthropologie augustinienne durant le Haul Moyen-Age. Lille, 1964. P. 9.

3 PL, 64, 1343CD - Patrologiae cursus completus. Series latina. T. 64. Col. 1343CD.

4 PL, 176, 264C.

5 Отождествление души с личностью одобрялось рядом авторов XII в., в том числе Петром Ломбардским (PL, 192, 767), и неоднократно применялось ими в качестве постулата при разработке христологической проблематики, однако, не стало общепринятым, если судить хотя бы по утверждению Алана Лилльского о том, что "душа не есть личность" (PL, 210, 898D).

6 См.: Ockham. Philosophical Writings / A selection edited and translated by Ph.Boehner. Edinburgh etc., 1957. P. 142.

7 PL, 41,340.

8 См.: Gilson Е. L'espritde la philosophic medievale. Paris, 1948. P. 214.

9 По словам Авиценны, человек, сразу сотворенный незрячим и как бы парящим в воздухе или пустоте, имеет все основания усомниться в существовании собственного тела, ни на мгновение не теряя уверенности в существовании своей души. (См.:

Avicenna (lon-Sina). Deanima. Saint Louis, 1949. P. 7.

10 Guillelmus de Ockham Scriptum in librum primum Sententiarimi, Ordinatio. Prologus. Q. I / Edidit G.Gal adiaborante S.Brown// Idem. Opera theologica. Vol. 1. St. Bonaventure, N.Y., 1967. P. 43.

11 См., например: Thomas Aquinas. Sum'matheologiae. Pars I. Q. 82. A. 3 ad 2//Idem. Opera omnia. T. 5. Romae, 1889. P. 299.

12 Petrus loannes Olivi. Quaestiones In secundum librum Sententiarum. Q. 54 / Edidit B.Jansen // Bibliotheca franciscana scholastica medii aevi. T. 5. Quaracchi, 1924. P. 251.

13 Согласно Августину, свободная воля, которая сама по себе есть "среднее благо" (PL, 32, 1269), способна или проявлять свою праведность, обращаясь к высшему и неизменному благу, или грешить, ища опоры в самой себе и обращаясь к низшим и изменчивым благам.

14 PL, 44, 986.


Страница сгенерирована за 0.12 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.