Поиск авторов по алфавиту

Автор:Андроник (Трубачев), игумен

Глава 11. Судьба мощей преподобного Сергия

Глава 11
Судьба мощей
Преподобного Сергия
в 1921‑1946 гг.

Поскольку закрытие Троице-Сергиевой лавры и судьба мощей преподобного Сергия оказались тесно связаны с созданием государственного музея, необходимо кратко коснуться его истории после расформирования Комиссии по охране Лавры так называемого «первого созыва» 25‑28 января 1920 г.

25 января 1921 г. Отдел по делам музеев принял решение о новой реорганизации комиссии (с 15 февраля) в музейную секцию при Сергиевском отделе народного образования в составе: заведующий Вл. И. Соколов, члены В. А. Феоктистов, А. Н. Свирин, В. Д. Дервиз, А. Е. Фаворский; научные сотрудники В. Ф. Мей, В. И. Хрустачев, А. А. Кеслер. Уполномоченным от центра оставался Н. М. Щекотов. Сергиевский историко-художественный музей был передан в ведение подотдела центральных музеев¹.

Состав и задачи Сергиевской музейной секции остались те же, что и Комиссии по охране Лавры, изменилось лишь название. По-прежнему подчинение музея центру, а секции — Отделу народного образования Сергиевского исполкома вносило параллельность в работу и нарушало четкость исполнения. К тому же Сергиевский исполком был уездным, а не губернским центром, при которых могли образовываться подобные секции. Поэтому 23 ноября 1921 г. по предложению Т. Г. Трапезникова, ввиду общегосударственного значения Троице-Сергиевой лавры и для непосредственной связи с центральными органами, Комиссия по охране Лавры была передана в ведение церковной секции отдела учета и охраны

¹ ЦГА РСФСР, ф. 2307, оп. 3, д. 20, л. 13; ГАМО, ф. 2609, оп. 2, д. 16, л. 30.

 

 

286

Главмузея¹. Передача Комиссии по охране Лавры в ведение церковной секции предполагалась временной, но сохранилась до упразднения комиссии.

К октябрю 1923 г. комиссия разместила коллекцию в восьми отделах: 1) древлехранилище — 916 экспонатов. Все предметы XIIXVII вв., имевшие историко-художественное значение (изделия из золота, серебра, драгоценных камней, облачения из старинных тканей), ранее хранившиеся в ризнице, в 1918 г. составили отдел предметов прикладного искусства; 2) отдел древнерусской живописи, возник в 1919 г., 174 иконы с XIV в. по XIX в.; 3) отдел древнерусской книги, возник в 1920 г., 70 экспонатов с XVI в. по XVII в.; 4) жилые покои XVIII в., отдел возник в 1920 г., 343 экспоната; 5) архитектурный отдел, возник в 1923 г., 166 экспонатов; 6) кустарный отдел, возник в 1922 г., 322 экспоната; 7) показательная иконописная мастерская, возникла в 1923 г., 220 экспонатов; 8) музей быта в Вифании, с полной обстановкой покоев XVIII в.

К музею относились также Успенский и Троицкий соборы, колокольня, стены с башнями. К 1 октября 1925 г. возникли отделы: 1) искусство XIVXV вв.; 2) жилые покои конца XVIII — начала XIX вв. (быт высшего духовенства); 3) келья монаха; 4) шитье и икона XIX в.; 5) отдел гравюр. Намечалось создать отделы: 1) искусство XVI в.; 2) ткани XVIXX вв.; 3) церковная археология, основу отдела должна была составлять часть музея Московской духовной академии, принятого в 1919 г. священником П. А. Флоренским и М. В. Шиком; 4) монастырский быт; 5) осада Лавры XVII в.; 6) скульптурный.

За период с 1918 по 1925 гг. были проведены следующие выставки: 1) показная коллекция изданий Лавры (весна 1919); 2) выставка картин, рисунков, гравюр, фотографий Лавры, участвовали М. В. Боскин, А. А. Кеслер, Вас. И. Соколов, Вл. И. Соколов, В. Ф. Мей, В. И. Хрустачев, Н. Ф. Юон (1921); 3) древнерусская книга (1921); 4) выставка картин и набросков Тер-Аванесяна в пользу голодающих Поволжья (1‑15 декабря 1921); 5) выставка шитья и тканей (лето 1921);

¹ ЦГА РСФСР, ф. 2307, оп. 3, д. 21, л. 62.

 

 

287

6) выставка экспонатов времени митрополита Филарета (Дроздова) (1922); 7) выставка изделий местных кустарей (1921); 8) выставка Сергиевского общества изучения местного кроя (май 1922); 9) выставка предметов искусства XIVXV вв. (1924; эта выставка так же, как и выставка книг 1921 г., имела всероссийское значение); 10) выставка шитья и тканей XIX в. (январь 1925).

Комиссией, а затем музеем и его сотрудниками были изданы 2 путеводителя по Лавре («Троице-Сергиева лавра». Комиссия по охране памятников искусства и старины Троице-Сергиевой лавры. Сергиев Посад, 1919; Свирин А. Н. Сергиевский историко-художественный музей. Б<ывшая> Троицкая лавра. М.‑Л., 1925), 9 описей, 2 каталога к выставкам (Н. М. Щекотов. О древнерусской книге (К выставке «Древнерусская книга» Сергиевского историко-художественного музея). Сергиев Посад, 1921; «Искусство XIVXV веков» с предисловием Ю. А. Олсуфьева. Сергиев Посад, 1924), отдельные статьи и исследования, альбомы (Вас. И. Соколов. Троицкие силуэты гравюры. Сергиев Посад, 1918; Вл. И. Соколов. Уголки Сергиева Посада. Литографии. М., 1922; К. Ф. Юон. Сергиев Посад. Рисунки. Б. м., 1923), карта Сергиевского уезда (Сергиев Посад, 1928). Ю. А. Олсуфьевым совместно с С. Н. Дурылиным и священником П. А. Флоренским были подготовлены к печати важнейшие источники по истории Лавры: Синодик XVI в., Опись 1642 г., Вкладная книга 1673 г.

С начала 1924 г. Центральная межведомственная комиссия при Наркомпросе по проведению в жизнь постановления СНК от 19 апреля 1923 г. о специальных средствах для обеспечения государственной охраны культурных ценностей совместно с Сергиевской межведомственной комиссией (куда входили и представители Комиссии по охране Лавры) начала изучать положение Сергиевского музея.

На заседании Центральной межведомственной комиссии 1 декабря 1924 г. было принято постановление передать музейному отделу Главнауки: «а) все владения б<ывшей> Троице-Сергиевской лавры в пределах стен с полосой земли, шириной 7‑10 сажень вдоль восточной стены с бульваром и находящимися на ней постройками; б) Пафнутьев сад со всеми строениями, на нем находящимися, за исключением:

 

 

288

участка у южной стены, где расположены канализационные сооружения, погреба, оранжерея, корпус с типографией и столярной мастерской и электрическая станция; в) огород у Уточкиной башни, за исключением водокачки. Вопрос о Гефсиманском ските и Вифании подлежит разрешению в порядке 155 ст<атьи> Зем<ельного> Код<екса>, а об объявлении участка «Каробухи» заповедником входят в компетенцию Отдела охраны природы»¹.

15 января 1925 г. для руководства научными работами музея Троице-Сергиевой лавры музейным отделом Главнауки был утвержден ученый совет при Комиссии по охране Лавры в составе председателя Комиссии по охране Лавры В. Д. Дервиза, его заместителя Ю. А. Олсуфьева, А. Н. Свирина, директора Русского исторического музея Н. М. Щекотова, директора Оружейной палаты Д. Д. Иванова и представителя музейного отдела Главнауки. Совету поручалось в первую очередь: «1) разработать Положение о музее, пользуясь аппаратом музейного подотдела; 2) проверить меры охраны; 3) разрешить вопрос об устройстве отдела искусств XVI в.»² Хотя ученый совет утверждался при Комиссии по охране памятников старины и искусства Троице-Сергиевой лавры, он ее фактически ликвидировал, т<ак> к<ак> задачи комиссии стали совпадать с задачами музея.

Создание ученого совета связывалось с общей реорганизацией музея, которая впоследствии затянулась. В феврале и марте 1925 г. в музее была проведена общая ревизия комиссией в составе заместителя заведующего музейным отделом Главнауки А. В. Григорьева, С. П. Григорьева, Д. Д. Иванова, Н. М. Щекотова, В. А. Никольского, П. И. Федорова. Обследовалась также краеведческая работа. В июне 1926 г. Сергиевский музей и памятники Лавры были снова обследованы комиссией. Все комиссии дали самую высокую оценку научной и административной работе музея, слабее признавалось ведение хозяйственных дел.

21 декабря 1926 г. Сергиевский уездный исполком постановил: «…констатировать достижения по развертыванию музея

¹ ГАМО, ф. 66, оп. 11, д. 515, л. 22.

² ЦГА РСФСР, ф. 2307, оп. 10, д. 172, л. 20.

 

 

289

и то значение, которое музей приобрел не только в пределах СССР, но и за границей; считать проделанную работу вполне удовлетворительной, постановку музейного дела правильной и научную издательскую деятельность стоящей на должной высоте»¹.

Директорами Сергиевского музея за это время были В. Д. Дервиз (1923‑1925), А. Н. Свирин (1925‑1929). Для Сергиевского музея это были годы серьезной научной работы и каталогизации фондов. Вероятно, на самом высшем партийном и правительственном уровне было принято негласное решение оставить мощи преподобного Сергия в местном Сергиевском музее. Все это время мощи преподобного Сергия находились, вероятно, на своем обычном месте — в раке в Троицком соборе.

А. В. Комаровская, которая жила в доме Ю. А. Олсуфьева в Сергиевом Посаде в 1922‑1928 гг., вспоминала: «В первый раз я увидела Сергиев Посад в шестилетнем возрасте, приехав сюда с матерью к родным летом 1922 г. <> Вероятно, на следующий день после приезда мы были в уже закрытой тогда Лавре, пустынной и тихой, хранившей торжественное молчание. Его не нарушали болтовней и лишними разговорами. Вокруг соборов было множество памятников, которые вскоре стали исчезать. У храма Святого Духа мы подошли к часовне над могилой князя Петра Ивановича Трубецкого. Часовня эта, как помнится, была выстроена в готическом стиле.

Благодаря тому, что дядя Юрий Олсуфьев работал в музее и сторожами там были знакомые монахи, нас провели в закрытый Троицкий собор, показавшийся тогда очень большим, высоким и темным. Мы приложились к раке преподобного Сергия. Не знаю, кто был с нами. Моей матери показали образ «Троицы» Рублева, рядом с которым стояла большая золотая риза с этой иконы»².

О более позднем времени, начале 1930 г., вспоминал А. В. Трубецкой, который жил в Сергиевом Посаде в 1923—1943 гг.:

¹ ОПИГИМ, ф. 54, оп. 2, д. 391, папка 2.

² Комаровская А. В. Наша жизнь в Сергиевом Посаде // Братина. Сб. стихов и прозы. Сергиев Посад, 2000. С. 308.

 

 

290

«В Лавре сбрасывали колокола¹. Огромный колокол, свалившись с колокольни, так и не раскололся. Он лежал на боку, и мы влезали в него, как в какое-то помещение. Чтобы его расколоть, на него сверху сбрасывали колокола размером поменьше. Наконец и он развалился. В эти развалины мы тоже влезали и мелкими осколками били по стенам, извлекая грустные звуки. Многие уносили такие осколки домой. Наша мать попросила принести такой осколок, и он долго хранился дома, поблескивая жилками серебра на изломе.

Сестра Ирина рассказывала, как Варя, которая была значительно старше, повела ее в Троицкий собор поклониться мощам Сергия Радонежского. Церковь была пуста, но когда они подошли к раке и перекрестились, какой-то голос из темноты и, как показалось Ирине, сверху закричал на них, прогоняя вон. Это был, видимо, кто-то из охранников-соглядатаев.

Мощи преподобного Сергия были вскрыты, и нас, школьников, водили смотреть. Запомнился полумрак Троицкого собора, а в богатой, мерцающей серебром и золотом раке, на темно-синей атласной подушке с золотыми звездами были рассыпаны потемневшие косточки. Сопровождающий педагог объяснил, что это кости барана.

Добавлю, что в начале 30‑х гг. в Лавре была вскрыта могила нашего прапрадеда Петра Ивановича Трубецкого. Мне запомнилось возмущение отца тем, что в городе кто-то ходит в сапогах Петра Ивановича, хорошо сохранившихся на ногах покойного. Дядя Сережа (Григорьевич) Трубецкой упоминал (со слов отца), что власти якобы предложили забрать «кости родственника». Я этого не помню.

Да, антирелигиозный разгул усиливался. Журналы и газеты пестрели соответствующими карикатурами, статьями. Сделались очень популярными и соответствующие хлесткие похабные песенки, анекдоты и присловья. Одно из самых безобидных я до сих пор помню и еще недавно даже слышал его: “Здесь не в церкви, здесь не обманут”»².

¹ По точно документированным записям М. М. Пришвина, колокола сбрасывали 28 января 1930 г. — М. М. Пришвин. Собр. соч. Т. 8. Дневники 1905‑1954. М., 1986. С. 210‑211.

² Трубецкой А. В. Пути неисповедимы // Братина. Сб. стихов и прозы. Сергиев Посад, 2000. С. 598‑599.

 

 

291

Событиям, описанным А. В. Трубецким, предшествовали «чистка» Сергиево-посадского музея, которая началась весной 1928 г. Ю. А. Олсуфьев, во избежание ареста, еще ранее уехал из Сергиева Посада. Вынужден был покинуть музей В. Д. Дервиз. В январе 1929 г. А. Н. Свирин сдал дела новому директору Сергиевского музея Злинченко. Одной из главных функций музея стала пропаганда классовой борьбы и атеизма. Был создан специальный отдел «Культ Сергия», в который из местного архива передали для экспозиции подлинники протоколов общего собрания Совета рабочих и крестьянских депутатов Сергиева Посада от 1 апреля 1919 г., экстренного заседания исполкома Совета рабочих и крестьянских депутатов Сергиева Посада от 12 апреля 1919 г., общего собрания Совета рабочих и крестьянских депутатов Сергиева Посада от 15 апреля 1919 г., а также предписание о наложении на раку с мощами преподобного Сергия стеклянной крышки (16 апреля 1919 г.) и отношение начальника охраны Лавры О. Лаурсона с запрещением закрывать раку с мощами преподобного Сергия покровом (30 мая 1919 г.)¹. Там же должен был быть выставлен и подлинный протокол вскрытия мощей преподобного Сергия, ныне известный нам лишь по публикациям в книге М. Горева «Троицкая Лавра и преподобный Сергий» (М., 1920). Отдел «Культ Сергия», главным экспонатом которого были собственно мощи преподобного Сергия, располагался, насколько нам известно из воспоминаний очевидцев, в Никоновской церкви (придел Троицкого собора)². Мощи преподобного Сергия были перенесены туда как музейный экспонат, вероятно, в 1930 г.

Если в 1918‑1920 гг. мощи старались изъять из музея, в 1921‑1928 гг. о мощах старались умолчать, то теперь, как это ни странно, именно мощи преподобного Сергия стали наиболее значимым элементом экспозиции. Так было до начала Великой Отечественной войны, когда, вместе с главными

¹ ОУ СПГИХМЗ, оп. 1, д. И, лл. 12‑14.

² Рака с мощами находилась посредине Никоновской церкви, которую, осматривая, «обходили кругом, глядя через стекло на непокрытые косточки» (Боскин Сергий, протодиакон. Пасха 1946 года. Открытие Лавры преподобного Сергия // Троицкое слово. 1990. № 4. С. 21‑22).

 

 

292

ценностями Загорского государственного историко-художественного музея-заповедника, мощи преподобного Сергия были эвакуированы в Соликамск.

«Акт

1941 года июля 19 дня составлен акт зам<естителем> директора музея-заповедника, старш<им> научным сотрудником отдела XIXXX веков Белкиной Н. М., старшим консультантом музея Курбатовой А. М, хранителем фондов Музея Прасоловой Н. М. и представителем РО НКВД г. Загорска т. Соколовым Г. И. в том, что нами сняты 3 сургучные печати Сергиевского исполкома Совета РК и КД, находящиеся на гробе с «мощами» Сергия Радонежского и скрепляющие гроб стеклянной крышкой. По снятии крышки, пустое пространство было заполнено упаковочным материалом. По окончании упаковки, крышка была вновь уложена и запечатана тремя сургучными печатями Загорского РО НКВД.

Подписали Белкина, Курбатова, Соколов, Прасолова»¹.

25 июля 1941 г. зам<еститель> директора по административно-художественной части ГИМ Черепанов Н. Г. принял в Москве от директора Загорского государственного историко-художественного музея-заповедника Птицына И. З. «на временное хранение упакованные и запломбированные (пломбиром Загорского музея) экспонаты и ценности музея в количестве сорока двух ящиков»². 28 июля 1941 г. зам<еститель> начальника Управления по делам искусств при СНК РСФСР А. Глина выдал об этом письменное распоряжение директору Загорского музея Птицыну И. З.³

«Опись ящика № 33

пн.

Наименование вещей

Нов. инв. №

1

Рака Сергия

237+3

Примечание: Крышка от раки помещена в ящик № 34.

Зав<едующий> отделом XIV‑XVII вв. <подпись> /Курбатова А. М./

¹ ОУ СПГИХМЗ, оп. 2, д. 62, л. 1. Карандаш.

² ОУ СПГИХМЗ, оп. 2, д. 62, л. 2.      ³ ОУ СПГИХМЗ, оп. 2, д. 62, л. 3.

 

 

293

Директор музея-заповедника [подпись] /Птицын И. З./

Мл<адший> научн<ый> сотрудник [подпись]/Рабинович Е. К./

19.VII.1941 г. г. Загорск»¹.

«Акт № 4

копия

22 октября 1941 г.

г. Соликамск,

Молотовск<ая> обл<асть

На основании приказа Комитета по делам искусств при Совнаркоме СССР за № 475 от 10‑го сентября 1941 г. и телеграфного распоряжения заместителя начальника Управления по делам искусств при СНК РСФСР т. Глина А. Г., мы, нижеподписавшиеся, директор Государственного историко-художественного музея-заповедника в г. Загорске Птицын И. З., с одной стороны, директор филиала Государств<енного> Русского музея Балтун П. К. и хранитель специального груза музеев в г. Соликамске Постникова-Панкова О. А., с другой стороны, в присутствии начальника эшелона и представителя управления по делам искусств при СНК РСФСР Акимова А., директора музея архитектуры Академии архитектуры СССР Цапенко М. П. и научн<ого> работн<ика> филиала Русского музея Козан П. Я., составили настоящий акт в том, что Птицын И. З. сдал, а Балтун П. и Постникова-Панкова О. А. приняли на хранение имущество Загорского государственного историко-художественного музея-заповедника, прибывшее в Соликамск на барже № 3805, упакован<ное> в ящики, имеющие металлическую окантовку каждый и запломбированные пломбиром хранителя фондов Загорского музея-заповедника в колич<естве> сорока двух ящиков.

Все ящики имеют трафарет «Загорский музей-заповедник», порядковый номер от первого до сорок второго включительно. Ящики имеют различный вес и объем. Поврежденных ящиков нет.

Сдал: директор Государств<енного> историко-художеств<енного> музея-заповедника в г. Загорске /Птицын И. З./

Приняли: директор филиала Русского музея /Балтун П. К./

¹ ОУ СПГИХМЗ, оп. 2, д. 62, л. 72.

 

 

294

Хран<итель> спец<иального> груза /Панкова-Постникова О. А./

Присутствовали: нач<альник> эшелона и представ<итель> Управ<ления> по делам искусств при СНК СССР /Акимов А. Ф./

Директор Музея архитектуры /Цапенко М. П./

Науч<ный> раб<отник> филиала ГРМ /Козан П. Я./

С подлинным верно /Секретарь С. Лобус/»¹.

«Акт № 124

Г. Соликамск, Молотовской обл<асти> 4 сентября, 1942 г. на основании указания нач<альника> отд<ела> учреждений изобразительных искусств т. Гутнова Э. А. от 20/VIII‑1942 г. за № 1115 мы, нижеподписавшиеся, зам<еститель> директора филиала Госуд<арственного> Русского музея Эмме Б. Н., ст<арший> н<аучный> с<отрудник> Госуд<арственного> Русского музея Панкова-Постникова О. А. и Лобус С. Г. составили настоящий акт в том, что нами вскрыт ящик № 33, принадлежащий Загорскому музею-заповеднику. При предварительном осмотре ящик, а равным образом положенные на него свинцовые пломбы были в полной сохранности. В ящике оказалась упакованной рака св<ятого> Сергия, причем осмотром установлено, что гвозди, которыми были прикреплены железные полосы, обтягивающие ящик, были чересчур длинны и при прохождении внутрь ящика повредили деревянную раму лицевой части раки. Гвозди были вынуты, заменены другими, более короткими, и ящик вновь забит.

Зам<еститель> дир<ектора> филиала ГРМ Эмме Б. Н. /подпись/ Ст<арший> н<аучный> с<отрудник> Панкова-Постникова О. А., Лобус С. /подписи/»².

12 октября 1944 г. согласно приказу № 1368 зам<естителя> нач<альника> Управления по делам искусств при СНК РСФСР Глина в г<орода> Молотов и Соликамск был командирован на срок с 13 октября по 10 ноября 1944 г.

¹ ОУ СПГИХМЗ, оп. 2, д. 62, лл. 84‑84 об.

² ОУ СПГИХМЗ, оп. 2, д. 65, л. 10.

 

 

295

директор Загорского историко-художественного музея Ряховский В. К. «по вопросу Загорского… музея художественных ценностей»¹.

1 ноября 1944 г. фонды Загорского музея-заповедника были вывезены из хранилища г. Соликамска (ул. Ленина, 79) на вокзал².

4 ноября 42 ящика музейных экспонатов (14 тонн) были по накладной № 121782 в товарном крытом вагоне № 464692 поездом малой скорости через Пермь II, Киров, Москву отправлены в г. Загорск³.

14 ноября 1944 г. на ст<анции> Всполье Ярославской ж<елезной> д<ороги> «нач<альником> эшелона по реэвакуации спец<иального> груза музеев т. Эмме Б. Н., с одной стороны, и уполномоченным Загорского музея-заповедника т. Ряховским, с другой стороны», был составлен акт № 271 о том, что «первый сдал, а второй принял для транспортировки в Загорский музей-заповедник 42 ящика (сорок два) с шифром «Загорский музей-заповедник» и копии актов по приемке, хранению и переупаковке груза во время нахождения его в г<ороде> Соликамске Молотовской области»4.

В связи с тем, что у пяти ящиков груза, принятых 20 ноября 1944 г., в том числе у ящика № 33, не оказалось пломб (акт от 21/XI.1944 г.), все эти ящики были «в контрольных целях» вскрыты. «2. В ящиках № 30, 28, 33 — все в порядке. Количество вещей совпадает с ящичными описями, утрат и дефектов не обнаружено». — Акт 6 декабря 1944 г., подписанный директором музея Ряховским В. К. [нет подписи], зав<едующим> отделом старшим научным сотрудником Курбатовой А. М. и ученым секретарем Лебедевой Ю. А.5

Таким образом, мощи преподобного Сергия находились вне родной Лавры с 25 июля 1944 г. до 19 ноября 1944 г. Существует легенда, что мощи преподобного Сергия были эвакуированы в Сибирь в одном поезде с мумифицированными останками В. И. Ленина. По сообщениям прессы, останки В. И. Ленина были вывезены из Москвы 27 июля 1941 г. и до апреля 1945 г.

¹ ОУ СПГИХМЗ, оп. 2, д. 70, л. 1.

³ ОУ СПГИХМЗ, оп. 2, д. 70, л. 3.

5 ОУ СПГИХМЗ, оп. 2, д. 70, л. 6.

² ОУ СПГИХМЗ, оп. 2, д. 70, л. 2.

4 ОУ СПГИХМЗ, оп. 2, д. 70, л. 4.

 

 

296

находились в здании бывшего реального училища в Тюмени¹. В настоящее время нам известно: 1) дата прибытия экспонатов Загорского музея в Москву — 25 июля 1941 г., 2) предположительная дата эвакуации экспонатов Загорского музея вместе с экспонатами Государственного исторического музея в Соликамск — на основании приказа Комитета по делам искусств от 10 сентября 1941 г., 3) дата прибытия экспонатов Загорского музея в Соликамск — 22 октября 1941 г. Можно предполагать, что рассматриваемая легенда возникла на основании близости сроков прибытия мощей преподобного Сергия в Москву, 25 июля 1941 г. и увоза останков В. И. Ленина из Москвы, 27 июля 1941 г., а также «общего» места эвакуации — Сибирь.

Когда эвакуация Загорского музея закончилась, мощи преподобного Сергия были помещены в Никоновской церкви. Но атеистическая пропаганда в СССР в то время не проводилась и отдел «Культ Сергия» не планировался. 27 января 1945 г. начальник управления по делам искусств при СНК РСФСР Н. Беспалов издал приказ № 62, которым предписывалось открыть постоянную экспозицию Загорского историко-художественного музея-заповедника к 1 мая 1945 г.²

В тот же самый день, по распоряжению управления по делам искусств при СНК РСФСР, из фондов Загорского музея-заповедника представителю патриаршего местоблюстителя митрополита Алексия [Д. А. Остапову?] были переданы облачения и церковная утварь, в том числе уникальное облачение святителя Филарета, митрополита Московского и Коломенского (ряса, саккос, пояс, омофор малый, омофор большой, епитрахиль, поручи, палица, сулок, посох)³. Передача этих облачений 27 января была осуществлена накануне Поместного собора Русской Православной Церкви (31 января — 2 февраля 1945 г.), избравшего местоблюстителя митрополита Алексия в Патриарха Московского и всея Руси. Вероятно, тогда же митрополит Алексий благословил схиархимандрита

¹ Аргументы и факты. 1988. № 32; Уральский следопыт. 1988. № 4. За данные сведения составитель благодарен Н. К. Соколовой из Екатеринбурга.

² ОУ СПГИХМЗ, оп. 2, д. 70, л. 11.

³ ОУ СПГИХМЗ, оп. 2, д. 73, лл. 1‑2. Акт от 27 января 1945 г.

 

 

297

Илариона облачить в схимническое одеяние мощи преподобного Сергия, которые перенесли из Никоновского придела и поставили на свое место в Троицком соборе. Это было разрешено Правительством в связи с ожидавшимся приездом английской делегации на Поместный собор и возможным посещением еще не открытой Троице-Сергиевой лавры¹. Прошел еще год с небольшим, и в Страстную седмицу Великого поста 1946 г. возобновилась монашеская жизнь в Троице-Сергиевой лавре.

15 апреля 1946 г. директор Загорского государственного историко-художественного музея-заповедника В. К. Ряховский передал «Патриархии, в лице представителя Г. М. Егорова», то есть наместника Троице-Сергиевой лавры архимандрита Гурия (Егорова), «в бессрочное бесплатное пользование» Успенский собор². 18 апреля 1946 г. были переданы облачения, иконы, богослужебные сосуды, а также «№ 112.-4354 — покров, схима. (В раке Сергия)»³. 20 апреля 1946 г., в Великую Субботу, были переданы самые мощи преподобного Сергия.

«Акт

20 апреля 1946 года мы, нижеподписавшиеся, директор Загорского музея-заповедника В. К. Ряховский и представитель Патриархии Г. М. Егоров составили настоящий акт в том, что Загорский музей-заповедник передал, а Патриархия приняла серебряную гробницу XVI века с мощами Сергия Радонежского для переноса в Успенский собор.

Директор Загорского музея-заповедника Ряховский.

Представитель Патриархии архимандрит Гурий (Егоров).

Гор. Загорск

20 час. 15 м.»4

Акт написан на простой бумаге, судя по почерку, самим архимандритом Гурием, не скреплен ни печатями, ни нотариальным заверением подписей — словно простая расписка

¹ Боскин Сергий, протодиакон. Пасха 1946 года. Открытие Лавры преподобного Сергия //Троицкое слово. 1990. № 4. С. 21‑22.

² ОУ СПГИХМЗ, оп. 2, д. 77, лл. 1‑3.

³ ОУ СПГИХМЗ, оп. 2, д. 77, л. 7.      4 ОУ СПГИХМЗ, оп. 2, д. 77, л. 8.

 

 

298

о том, что долг возвращен. Но сколько же людского горя и гнева, сколько слез и молений, сколько жертв и беззаветного служения стояло за этой распиской и скрепляло ее вместо официальных печатей! После составления этого акта¹ мощи преподобного Сергия в закрытой серебряной раке были перенесены из Троицкого собора в Успенский собор, так как Троицкий собор еще не был передан Московской Патриархии. Раку поставили на деревянный помост у правой стены Успенского собора. Мощи преподобного Сергия переносили наместник архимандрит Гурий и схиархимандрит Иларион, который в январе 1945 г. облачал мощи, а теперь вновь приехал в Лавру 19 апреля.

7 июля 1946 г. передача мощей преподобного Сергия была оформлена вновь, вероятно, в связи с необходимостью оформить передачу собственно раки, находившейся ранее в Троицком соборе.

«Акт выдачи №…

7.VII.1946.

г. Загорск,

Московской обл<асти>.

Составлен настоящий акт сотрудниками Загорского государственного историко-художественного музея-заповедника — главным хранителем музея А. М. Курбатовой, хранителем 1 отдела фондов Рабинович Е. К. и представителем от Патриархии Г. М. Егоровым в том, что на основании приказа Комитета по делам искусств при Совете министров РСФСР за № 772 в ведение Патриархии передана рака [с останками] Сергия Радонежского (Инв. № 2373, КП № 1825) XVI века.

Рака серебряная, позолоченная, чеканная, на стенках 8 круглых клейм с надписями.

Размер раки: высота — 62 см, шир<ина> — 59 см, длина — 203 см, длина крышки — 203 см, ширина — 61 см.

Длина подписи на крышке — 47 см, ширина — 14 см.

Сдали: подпись /Курбатова/, подпись /Рабинович/.

¹ По воспоминаниям протодиакона Сергия, мощи переносили в семь часов вечера, более точно, как указано в Акте, — в 20 час. 15 мин.

 

 

299

Принял: архим<андрит> Гургий Егоров /Егоров/.

<печать Загорского… музея>»¹.

Передача сени к раке совершилась лишь 21 декабря 1946 г.

«Акт

г. Загорск, 21/XII‑46 г.

Составлен настоящий акт ученым секретарем музея О. Н. Есиповой, главным хранителем музея А. М. Курбатовой, ст<аршим> научным сотрудником Н. А. Маясовой и представителем Патриархии наместником Лавры архимандритом (И. Разумовым) в том, что на основании приказа Комитета по делам искусств при Совете министров РСФСР от 18.XII с<его> г<ода> за № 1316 в ведение Патриархии передана серебряная сень от раки Сергия за № инв. — 3110, кп. 1826.

Сень передается в собранном виде в полной сохранности.

Гл<авный> хранитель <подпись> /Курбатова/.

Ученый секретарь <подпись> /Есипова/.

Ст<арший> научный сотрудник <подпись> /Маясова/.

Наместник Лавры архимандрит Иоанн (Разумов).

<печать Загорского… музея>»².

Троицкий собор был передан по акту монастырю после летних торжеств 1948 г., посвященных 500‑летию автокефалии Русской Православной Церкви. Мощи преподобного Сергия были торжественно возвращены из Успенского собора в Троицкий собор и установлены на том самом месте, где они пребывали до этого более пяти веков. Торжественную службу в праздник преставления преподобного Сергия 8 октября 1948 г. возглавил Святейший Патриарх Алексий I. Тогда же московские духовные школы переехали из помещений московского Новодевичьего монастыря в родную Троице-Сергиеву лавру.

¹ ОУ СПГИХМЗ, оп. 2, д. 77, л. 12.

² ОУ СПГИХМЗ, оп. 2, д. 77, л. 31.


Страница сгенерирована за 0.22 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.