Поиск авторов по алфавиту

Автор:Жукович П., профессор

Жукович П., проф. Погребение профессора Василия Васильевича Болотова

Погребение профессора Василия Васильевича Болотова.

В Академии печальная весть о смерти Василия Васильевича получена была во время всенощного бдения, за которым присутствовала вся профессорская и студенческая академическая семья, готовившаяся к предстоящему ей на следующий день св. причастию. Тотчас же после всенощной в академической церкви преосвященным ректором со всем академическим духовенством отслужена была первая панихида по скончавшемся профессоре.

Немедленно же после всенощной и академической панихиды прибывший к праху почившего о. инспектор Академии отслужил и в больничной часовне, куда студентами Академии перенесено было на руках тело покойного, панихиду по нем (в 10 ч. вечера) в присутствии нескольких профессоров и значительного числа студентов, прибывших из Академии поздним вечером в больницу (отстоящую от Академии не менее 5 верст). Они остались в часовне на всю ночь — читать псалтырь при гробе почившего профессора.

На другой день, в великий четверг, в два часа дня, последовал вынос тела скончавшегося в Академию. Близкая к покойному академическая семья окружила со всех сторон вплотную гроб своего лучшего, своего бесценного, члена и пешком проводила его в родную ему Академию, всецело заменявшую ему — одинокому

31

 

 

подвижнику науки — и семью, и все житейское в жизни. Что-то трогательное было в этой многолюдной интеллигентной толпе, шедшей за гробом человека, с которым никто из шедших не был связан узами даже самого отдаленного плотского родства... В печальном шествии участвовала не только академическая семья нынешних дней, но и многие представители прежних поколений академических учеников почившего профессора, а также другие его почитатели, связанные с ним узами научного родства. В составе шедшего пред гробом, во главе с инспектором академии архим. Сергием, духовенства находились почетный член нашей Академии, проф.-прот. М. И. Горчаков, проф.-прот: С. А. Соллертинский, председатель общества религиозно-нравственного просвещения, прот. Ф. Н. Орнатский и др. С пением «Святый Боже» медленно подвигалась процессия и лишь к 4 1/2, часам вечера достигла академии. От Знаменской церкви студенты несли гроб на руках. В академическом вестибюле она встречена была преосв. Борисом, ректором Академии. Гроб с телом почившего Василия Васильевича внесен был в актовый зал и поставлен на особо приготовленном катафалке прямо против кафедры. Преосв. Борис сказал в честь и славу почившего глубоко прочувствованное надгробное слово. Академический актовый зал, видевший столько ученых триумфов почившего Василия Васильевича, его блестящею речью оглашавшийся чаще, чем речью кого-либо другого, принял его, уже безмолвного... В актовом зале гроб находился до великой субботы. При гробе совершались панихиды академическим духовенством с преосв. ректором во главе. В пятницу к. панихиде, бывшей после часов, прибыл владыка-митрополит. Служились панихиды духовенством семинарским с ректором архим. Сергием во главе и другими. На гроб возложены были металлические венки от товарищей-сослуживцев («Дорогому, незабвенному, славному профессору»), от студентов

32

 

 

старших и младших курсов («Незабвенному», «Любимейшему»), от профессора киевской духовной академии В. З. Завитневича (большой венок из незабудок — «Дорогому Василию Васильевичу от друга»).

В субботу, в 10 часов утра, после часов, гроб из актового зала перенесен был профессорами в академическую церковь. Перед перенесением тела из актового зала в церковь преосв. ректор прочел полученную им от синодального обер-прокурора К. П. Победоносцева телеграмму (см. ниже). Вслед затем о. инспектор архим. Сергий в краткой речи напомнил слушателям религиозно-церковные заветы почившего профессора. Затем в академической церкви началась литургия, совершенная преосв. Борисом в сослужении академического духовенства. Во время литургии и отпевания находилась в церкви «вся Академия», и не только нынешняя, но и былая, с бывшими профессорами М. И. Каринским, В. И. Даманским, А. Л. Катанским, Ф. Г. Елеонским во главе. В церкви были светские ученые почитатели Василия Васильевича (Э. Л. Радлов, редактор Ж. М. Н. Пр., Б. А. Тураев, А. И. Поповицкий, редактор «Русского Паломника», д-р П. В. Модестов и др.) и много молодых деятелей науки, лично или книжно соприкасавшихся с почившим. Во время литургии, вместо 8апричастнаго стиха профессор академии Т. А. Налимов произнес слово, в котором старался выяснить великий смысл совпадения дня покоя Христова с днем погребения почившего профессора (которого он и охарактеризовал, как человека могучего ума, великой души, беспримерного труда, как профессора, который один мог стать за всех).

Перед началом отпевания преосв. Борис, ставши на солее, прочел полученную владыкою-митрополитом помещенную выше телеграмму из Москвы от товарища обер-прокурора Св. Синода сенатора В. К. Саблера с выражением Высочайшего соболезнования... Высочайшее внимание к почившему великому ученому ду-

33

 

 

ховной науки привело в восторженное умиление вею наполнявшую церковь толпу почитателей почившего профессора, растрогало ее до слез.

Во время отпевания сказано было несколько глубоко верных и глубоко-сердечных речей. Столько тяжкой, неисходной тоски, но вместе с этим и радостной гордости за нашу общую славу слышалось в них, что слушать их хотелось более и более... Покойный Василий Васильевич вставал перед нами, как живой, во всей полноте своих необычайных духовных дарований, своих пяти Божьих талантов, приумноженных им до последней возможной здесь для человека степени (речь проф.-свящ. Е. П. Аквилонова), как блестящий, возвышающий, увлекающий, чарующий. профессор (речь профессорского стипендиата по русской церк. истории А. В. Карташова), как великий ученый, достигший высшего на земле блаженства в процессе непрерывных научных открытий (речь доцента свящ. М. И. Орлова), как вдохновенный возбудитель высших научных порывов и заботливый их охранитель и укрепитель (речь от лица «сынов рассеяния» смотрителя московского заиконоспасского дух. училища И. Е. Евсеева), как отмеченный печатью необычайных дарований еще на семинарской скамье и уже на ней совсем особый человек (речь помощника инспектора тверской духовной семинарии М. В. Рубцова, школьного товарища Василия Васильевича). От лица нынешних студентов обращены были к почившему Василию Васильевичу особые прощальные речи, из которых три (студ. IV к. Василия Успенского, II к. Алексея Лаврова и Анатолия Судакова) сказаны были в церкви, а четвертая (студ. I к. Владимира Потапова) уже в академическом вестибюле, во время перенесения гроба профессорами и студентами из церкви на кладбище (Никольское кладбище Александро-Невской Лавры).

Здесь, на могиле, когда гроб уже опущен был в нее, после литии, совершенной преосвященным ректо-

34

 

 

ром, проф. И. С. Пальмов сквозь душившие его слезы сказал своему другу последнее прости и напомнил всем, окружавшим разверстую могилу, последние великие заветы его — завет внутреннего глубокого сочетания знания и веры, свободы научного исследования при полном послушании вселенскому преданию, завет неустанного труда до самопожертвования, завет веры в торжество истины и добра, завет веры в жизненную силу русского народа. Это трогательное последнее прости друга-товарища жгучею болью прошло по сердцу у всех. На могилу одинокого подвижника науки столько пролито было горьких слез!... Несколько близких к почившему профессоров оставались на кладбище до окончательного устройства могилы. Идя с кладбища домой, не хотелось все-таки верить, что нашего бесценного Василия Васильевича нет уже с нами. Не хочется верить и теперь. Что имели мы и что потеряли!..

П. Ж.

35


Страница сгенерирована за 0.25 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.