Поиск авторов по алфавиту

Речь. сказанная студентом II к. Алексеем Лавровым пред чтением Апостола

РЕЧЬ

сказанная студентом II к. Алексеем Лавровым пред чтением Апостола.

Незабвенный наставник!

Взоры многих, приходящих поклониться твоему праху, невольно останавливаются и, вероятно, не раз еще будут останавливаться на надписи, которая украшает один из возложенных на гроб твои венков. Надпись сама по себе кратка и проста, она гласит только: semper attendebas ubi veritas albescit (т. e. ты всегда стремился туда, где мерцает истина), но в то же время многозначительна по содержанию и достаточно исключительна по своему приложению. Она многозначительна, так как воплощает в себе полноту жизненного смысла, и исключительна, так как слитком строга в требованиях к тем, память и дело которых хотят оценить ею. Несомненно, что мысль почтивших тебя этою ответственною надписью не без некоторой смелости и вместе чуткой уверенности остановилась именно на ней. В cсамом деле, рождение и смерть, смерть и рождение — эти факты непрерывным рядом проходят перед нашим сознанием, оставляя только по середине между собою как бы полосу жизни и деятельности, я насколько одинаковы для вcех образы входа и исхода из этой жизни, настолько же неодинаковы образы самой жизни. Начало и основание, видимо, для всех одни и те же, конец и результат также несомненно должны быть одними и теми же; а между тем какое недоуменное разнообразие, подчас полную противоположность представляют собою самые пути,

58

 

 

по которым люди свершают свою земную миссию! Цель одна, но непонятно это многоразличие путей, слепо или сознательно избираемых при прохождении жизненного поприща... Древность в подобном несколько случае с гордостью провозглашала, что все дороги ведут в Рим, и в известном смысле, конечно, была права, забывая только, что при всей формальной справедливости ее суждения желающий мог и не достигнуть «вечного» города, при отсутствии соответствующих указаний и обеспеченной продолжительности жизни. Мы в применении к загробному бытию, как чаемой Столице — небесному Иерусалиму, тем более не можем равнодушно удовлетвориться подобным формальным соображением. Жизнь подчас да и вообще слишком Кратка, чтобы терять ее ограниченные часы на бесцельное блуждание по распутиям, лелея себя сомнительною надеждою когда-нибудь волею случая вступить на настоящую дорогу. Отсюда настоит неотложная, постоянная и ценная необходимость распознавания истинных путей от ложных, вообще истины от лжи; в противном случае мы подвергаемся верной опасности— остаться вне действительного и направляющего земного пути.

С этой именно стороны о тебе, почивший профессор, пользуясь посмертными минутами, можно и, думается, должно засвидетельствовать то, что включено лишь в пять слов надписи и было ясно для всех и при твоей жизни, — что истина в ее многоразличных проявлениях была для тебя путеводною звездою во всей твоей жизни и деятельности. Но истина достигается познанием вообще, наукою; наука же достойно воплощалась в тебе. Поставленный при изучении исторической действительности лицом в лицу с возвышенным процессом общечеловеческого течения, ты, как никто другой, старался и был в состоянии понимать смысл этого течения, по соответствию о которым постигается и определяется смысл существования и отдельного члена общечеловеческой семьи. Если справедливо, что каждое настоящее имеет свои корни ц объяснение в предыдущем, прошедшем, то не менее справедливо и то, что постигающий прошедшее этим самым вливает свет смысла в настоящее и таким образом открывает мерцание истины там, где для большинства сплошное неведение и мрак. Не-

59

 

 

многие способны выполнить это надлежащим образом, и как бы сама жизнь предоставляет такую задачу только своим избранникам — служителям истины, науки. Постижение какого-либо отдельного предмета требует в человеке участия всех чувств и совокупности целого ряда знаний, постижение общечеловеческого течения тем более требует совокупности, а не узко-специальных знаний, иначе оно не может быть полно и достаточно справедливо. Не обинуясь можно заявить, что ты был для нас истинно - ученым историком и таким образом, простираясь в глубь прошедшего, постигал истину и настоящего; притом не оставлял ее при себе, а и других делал причастниками ее. В отдельном человеке ум — это мысленное око — всегда предшествует, идет впереди, стараясь в непонятной тьме окружающего уловить мерцание света; в целом обществе подобным же образом сонм ученых мужей всегда идет впереди, исполняя священную задачу отыскания истины и ведя уже за собою остальных сообщников. На атом и покоится прощальная дань уважения, которую мы свидетельствуем тебе, незабвенный учитель, при последнем свидании с Твоим несовершенным образом. Ты шел впереди, освещая человеческие пути в жизни и истории; теперь волею Всевышнего ты отозван с нелегкого, но славного поприща; тебя уже нет и впредь не будет среди нас; но свет науки, возженный тобою в умах твоих читателей и слушателей, не должен, конечно, потухнуть бесследно: он требует новых работников и избавляет их от необходимости делать сделанное тобою. Здание науки созидается не отдельным, а целокупными усилиями, и положивший большое или малое звено в общую систему строения безусловно заслужил этим благодарную память и признательно- правдивое уважение. Ты несомненно положил такое звено, так как всегда искал истины, служа ей самоотверженно; теперь, как стоявший на действительном пути земного странствования, ты отошел туда, где не мерцает только, но и в полноте блистает истина, которая есть Бог. Молим, чтобы она явилась для тебя не истиною отвлеченною, но животом вечным по слову Спасителя: «Аз есмь путь, истина и животъ».

_________

60


Страница сгенерирована за 0.27 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.