Поиск авторов по алфавиту

Автор:Аквилонов Е., священник, профессор

Аквилонов Е., свящ. Речь, произнесенная над гробом пред отпеванием проф. В. В. Бологова.

РЕЧЬ,

произнесенная над гробом пред отпеванием профессора В. В. Болотова.

Блажен человек, иже обрете премудрость. Притч. III, 18

Находит обыкновенно тот, кто ищет: «ищите и обрящете», сказал Сам Спаситель (Mф. VII, 7).

Вся жизнь почившего посвящена была исканию премудрости; и, нашедши ее, он отдался ей всею душою, посвятил ей все дни и часы своей жизни; он любил ее, и на его любовь она ответила любовью же по слову Евангелия: «и Мы приидем к нему и обитель у него сотворим» (Ио. XIV, 23).

Подлинно, мы все смотрели на почившего, как на изумительное вместилище премудрости и ведения. В какой только богословской области он не обращался с полным знанием дела? В какой науке не был специалистом, осведомленным из лучших первоисточников? Одаренный всеми пятью талантами, он приобрел на них другие пять, — приобрел, но не заключил их только для себя в сокровищнице знаний, а делился со всеми, любящими науку.

Что-то необычайно величественное было в том зрелище, когда почивший профессор на диспутах ли, или в ученых трактатах, или же в простых беседах выступал во всеоружии своих поразительных знаний. Он говорил увлекаясь и вдохновенно, и все

47

 

 

с удовольствием слушали его. Поистине можно выразиться от лица почившего словами праведного Иова: «внимали мне и ожидали, и безмолвствовали при совете моем» (Иов. XXIX, 21), и даже «князья удерживались от речи и персты полагали на уста свои» ( — ст. 9)...

Иному знание дается только путем упорного труда и немалого терпения. Но лежащий в этом гробе все знал, не переезжая моря и реки, сидя в своей рабочей келии. Само знание как бы приходило к нему не в виде вымученной добычи, но как давно желанный радостный гость. «Я была при нем» — говорит Премудрый о Премудрости, «художницею и радостью» (Притч. VIII, 30). Как солнечный луч блестит разноцветными огнями, проходя сквозь многогранную призму, или как нежная свирель в искусных руках музыканта издает различные мелодии, так и блестящая ученость почившего переливалась всеми цветами радуги и возвещала божественную истину в многообразных, ей соответствующих, формах.

Как трудно бывает большинству людей не поддаться в таком случае самообольщению! Как трудно не возмечтать о себе, как о необыкновенном смертном, и не отнестись свысока к другим!

Не такова была, однако, чистая душа покойного. Сами собою воспоминаются при этом трогательные слова псалма, так идущие к лицу Василия Васильевича. «Господи! не надмевалось сердце мое и не возносились очи мои. Душа моя была во мне, как дитя, отнятое от груди» (Пс. СХХХ, 1. 2).

Греческий историк Ксенофонт в своих «Воспоминаниях» с величайшей похвалою отзывается о языческом праведнике — философе Сократе за то, что никто и никогда не слышал из уст его нечестивых речей и не видел, чтобы он творил злое.

Достопочтенные слушатели! Со времен Сократа христианство дало миру целый сонм еще более достослав-

48

 

 

ных «философов» — не в узком и в специально-техническом значении этого слова, но в другом, широком смысле, как людей, у которых слово не расходится с делом, которые во что «уверовали, тем же и возглаголали» (Пс. CXI, 1). Таков был и почивший. Он представлял собою изумительно цельную натуру, был как бы иссечен из целой скалы или отлит из одного металла. Он не двоился и не троился и не служил «Богу чуждему», а верой и правдой кланялся единому Солнцу Правды. Да, в этом гробе почиет истинно-христианский философ, наша краса и наша слава. Подражая приведенному мною историку, я радостно свидетельствую о почившем, как о человеке необыкновенно высоком не в одном научном, но и в религиозно-нравственном отношении.

Но у меня есть одно и притом очень счастливое преимущество пред Сократовым биографом, — указание на то особенно, что наш приснопамятный собрат страдал именно в эти страдальческие, страстные дни и почил почти одновременно с Распятым Искупителем. Не может быть, чтобы «Располагающий все мерою и числом и весом» случайно допустил возлечь во гробе рядом с Собою Своему избраннику. Почивший всю жизнь положил на служение Слову и был верен Ему до смерти. И вот теперь исполняется над ним блаженное Обетование Слова: «буди верен даже до смерти, и дам ти венец живота» (Апок. II, 10).

Венчайся же, возлюбленный наставник и сослужитель, этим драгоценнейшим венцом в лике избранников Божиих, а нам пошли хоть часть твоей милоти, да горит в родной тебе Академии светоч веры и знания кротким и умиротворяющим и просвещающим пламенем на долгие и счастливые годы!

Проф. священник Е. Аквилонов.

49


Страница сгенерирована за 0.21 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.