Поиск авторов по алфавиту

Автор:Василий Великий, святитель

Василий Великий, свт. Письмо 8. Кесарийским монахам

24

8. К КЕСАРИЙСКИМ МОНАХАМ.

Показывает причины, по которым, удалившись от них, медлит своим возвращением; предостерегает от учения ариан, и в опровержение возражений арианских объясняет, что Бог един по естеству, а не по числу, и что понятия подобного и не подобного неприлагаемы к Отцу и Сыну; также дает истинный смысл тем местам Писания, какие ариане приводили против единосущия Сына с Отцом; наконец доказывает Божество Духа Святого, и заключает письмо умозрением о том, что царство небесное есть созерцание (360 г.).

Не однократно дивился и, что у вас за расположение ко мне, и от чего такую силу имеет над вами моя малость, которая разве не много и не за многое чего-нибудь стоит, а может быть, и ничем не привлекательна; между тем вы обращаете ко мне слово, напоминая и дружбу и отечество, пытаясь отеческим сердоболием снова обратить к себе, как будто какого беглеца. Признаюсь и не отрицаюсь, что стал я беглецом; но узнайте и причину, если желаете уже знать. Всего более пораженный тогда неожиданностью, подобно людям, которых вдруг поражает внезапный шум, не удержал я помыслов, но удалился бегая, и довольно времени жил вдали от вас; а в последствии овладела мною какая-то любовь к божественным догматам и желание любомудрствовать об оных. Я говорил сам себе: «как прийти мне в состояние, чтобы преодолеть живущий со мною грех? Кто будет для меня Лаваном, избавителем моим от Исава, и детоводителем к горнему любомудрию»? Но поелику, при помощи Божией по мере сил достиг я цели, нашедши сосуд избран (Деян. 9, 15), и глубокий кладезь, разумею уста Христовы—Григория; то не много, прошу вас, не много дайте мне времени; прошу не по тому, что возлюбил городскую жизнь

 

 

25

(ибо не скрыто от меня, что лукавый подобными вещами вводит людей в обман), а потому, что обращение со святыми признаю всего более полезным. Ибо, сам рассуждая о божественных догматах, а чаще слушая рассуждающих, приобретаю навык к умозрениям, от которого трудно отказаться. И таково мое положение!

А вы, о божественные и для меня паче всех любезные главы, берегитесь филистимских пастырей, чтобы кто из них не заградил тайно ваших кладезей и не возмутил чистоты ведения касательно веры. Ибо у них всегда в попечении — не из божественных Писаний научать души простые, а подрывать истину внешней мудростью. Кто вводит в нашу веру Нерожденное и Рожденное, кто учит, что всегда Сущий некогда не был, что Тот стал Отцом Тот, Кто по естеству и всегда есть Отец, что Дух Святой не вечен; таковой не явный ли Филистимлянин, завидующий овцам патриарха нашего, чтобы не пили они воды чистой, текущия в живот вечный (Иоан. 4, 14), но навлекли на себя предреченное пророком: Мене оставиша, Источника воды живы, и ископаша себе кладенцы сокрушенныя иже не возмогут воды содержати (Иер. 2, 13)?

Должно исповедовать Бога Отца, Бога Сына, Бога Духа Святого, как научили Божии словеса и уразумевшие их возвышенно. А укоряющим нас за троебожие да будет сказано, что исповедуем Бога единого не числом а естеством. Ибо все, именуемое по числу единым, в действительности не едино и по естеству не просто: о Боге же всеми исповедуется, что Он прост и несложен. Следовательно, Бог един не числом. Сказанное же мною объясняется так. Говорим, что мир числом один, но не говорим, что он есть нечто единое по естеству и простое, потому что делим его на стихии,

 

 

26

из которых состоит—на огонь, воду, воздух и землю. Еще человек именуется по числу единым, ибо часто говорит: один человек; но и он, состоя из тела и души, не прост. Подобно и об Ангеле говорим, что он числом один, но не один по естеству и не прост; потому что ангельскую ипостась представляем себе сущностью, в которой есть святыня. Поэтому, если все единое по числу не едино по естеству, то единое по естеству и простое не есть единое по числу. А Бога именуем единым по естеству. Как же они вводят у нас число, когда совершенно исключаем оное из сего блаженного и умного Естества? Ибо число—принадлежность количества, а количество сопряжено с телесным естеством; потому число—принадлежность телесного естества. А мы веруем, что Господь наш есть Создатель тел. Посему всякое число означает нечто такое, что получило в удел природу вещественную и ограниченную; а единичность и единство есть признак сущности простой и беспредельной. Поэтому, кто Сына Божия или Духа Святого исповедует, как число или тварь, тот скрытным образом вводит вещественное или ограниченное число. Ограниченным же называю не только естество, объемлемое местом, но и такое естество, которое объял Своим предведением Тот, Кто имел произвести его из небытия в бытие, и которое можно объимать познанием. Потому все святое, если естество его ограничено, и святость имеет приобретенную, и может допустить в себя порок. А Сын и Дух Святый—источник святыни, из которого освящается всякая разумная тварь, по мере ее добродетели.

При том мы, по истинному учению, не называем Сына ни подобным, ни не подобным Отцу: ибо то и другое в отношении к Ним равно невозможно. Подобным и не подобным называется что-либо от-

 

 

27

носительно к качествам, а Божество свободно от качественности. Исповедуя же тождество естества, и единосущие приемлем, и избегаем сложности, потому что по сущности Бог и Отец родил в сущности Бога и Сына. Ибо сим доказывается единосущие: по сущности Бог единосущен с Богом же по сущности. Правда, что и человек называется богом, как то: Аз рех: бози есте (Псал. 81, 6), и бес наименован богом, как то: бози язык бесове (Псал. 95,5); но одни именуются так по благодати, а другие ложно. Единый Бог по сущности есть Бог.

А когда же говорю единый, указываю святую и не созданную сущность Божию. Ибо слово «единый» говорится и о каком-нибудь человеке, и просто о естестве, в совокупности взятом; о каком-нибудь человеке, например, можешь сказать о Павле, что он один восхищен был до третияго небесе и слышал неизреченны глаголы, ихже не лет есть человеку глаголати (2 Кор. 12, 2, 4), о естестве же, в совокупности взятом, когда, например, говорит Давид: человек, яко трава дние его (Псал. 102, 15); потому что здесь означает он не какого-либо человека, но в совокупности взятое естество, ибо всякий человек привременен и смертен. Так об естестве сказанным разумеем и следующее: един (μόνος) имеяй бессмертие (1 Тим. 6, 16); и: единому (μόνῳ) премудрому Богу (Рим. 14, 26); и: никтоже благ, токмо един (εἶς) Бог (Лк. 18:19), ибо здесь слово «един» (εἶς) тождественно с словом «единственный» (μόνος); и: прострый един (μόνος) небо (Иов. 9, 8); и еще: Господу Богу твоему поклонишися, и Тому единому (μόνῳ) послужиши (Матф. 4, 10); и: несть Бог разве Мене (Втор. 32, 39). Ибо слово «един» и «единствен» (εἶς καὶ μόνος) употребляются в Писании о Боге не в различии от Сына или Святого Духа, а в отношении к недействительным богам, именуемым

 

 

28

богами лживо; например: Господь един (μόνος) вождаше их, и не бе с ними бог чуждь (Второз. 32, 12); и: отвергоша сынове Израилевы Ваалиама, и дубравы Астарофа, п поработаша Господу единому (μόνῳ) (1 Цар. 7, 4); и еще Павел говорит: якоже суть бози многи. и господие мнози: но нам един (εἶς) Бог Отец, и из Него же вся: и един (εἶς) Господь Иисус Христос, Имже вся (Кор. 8, 5. 6).

Но спрашиваем здесь, почему, сказав: един Бог, не удовольствовался сим речением (ибо сказали мы, что слово «единствен» и «един» (μόνος κa εἶς), употребленное о Боге, означает естество), но присовокупил: Отец, и упомянул о Христе? Догадываюсь поэтому, что сосуд избран Павел почел теперь недостаточным проповедать единого Бога Сына и Бога Духа Святого, что выразил речением: един Бог, если чрез присовокупление: Отец, не укажет и Того, из Негоже вся, а упоминанием о Господе не означит и Слова, Имже вся, и опять присовокуплением: Иисус Христос, не возвестит вочеловечения, не изобразит страдания, не откроет и воскресения. Ибо слова: Иисус Христос, дают нам таковые понятия. Почему Господь не хочет, чтобы прежде страдания именовали Его Иисусом Христом, и повелевает ученикам, да некомуже рекут, яко Сей есть Иисус Христос (Матф. 16, 20). Ибо предположено Им было—уже по совершении домостроительства, по воскресении из мертвых и по вознесении на небеса дозволить ученикам проповедать Его Иисусом Христом. Таково значение слов: да знают Тебе единого истинного Бога, и Егоже послал еси Иисус Христа (Иоан. 17, 3), и: веруйте в Бога, и в Мя веруйте (14, 1). Так Дух Святый везде приводит в безопасность наше понятие, чтобы, приступая к одному, не теряли мы другого, углублялись в богословие, не оставляли в пренебрежении домостроитель-

 

 

29

ства, и по недостаточности в чем-либо не впали в нечестие.

А те речения божественного Писания, которые берут противники и, перетолковав согласно со своим разумением, выставляют против нас к умалению славы Единородного, разберем таким же образом, по мере сил уяснив себе значение оных.

И, во-первых, положим, что нам предложено следующее место: Аз живу Отца ради (Ин. 6, 57). Ибо это одна из стрел, какие бросают в небо толкующие сие место нечестиво. Но здесь изречение, как думаю, именует не предвечную жизнь; ибо все живущее ради другого не может быть источною жизнью, как нагреваемое другим не может быть истинною теплотой; а Христос и Бог наш сказал о Себе: Аз есмь живот — Иоан. 11, 25); но означает сию жизнь, во плоти совершившуюся в сем времени, и  какою жил Он Отца ради; ибо по Его изволению пришел в жизнь человеческую. И не сказал: «Я жил Отца ради», но говорит: Аз живу Отца ради, ясно указывая на настоящее время. Может же речение сие именовать и ту жизнь, какою Христос живет, имея в Себе Самом Слово Божие. И что таково подлинно значение сих слов, узнаем из присовокупленного. И ядый Мя, говорит Он, жив будет Мене ради. Мы ядим Его плоть и пием Его кровь, делаясь причастниками Слова и Премудрости чрез Его вочеловечение и жизнь, подлежащую чувствам. А плотию и кровию наименовал Он все таинственное Свое пришествие, означил также учение, состоящее из деятельного, естественного и богословского, которым душа питается и приуготовляется со временем к созерцанию Сущего. И таков, может быть, смысл сего изречения!

И еще: Отец Мой болий Мене есть (Иоан. 14, 28). И сим изречением пользуются неблагодарные тва-

 

 

30

ри, порождения лукавого. А я уверен, что и сими словами выражается единосущие Сына со Отцом. Ибо знаю, что сравнения в собственном смысле делаются между имеющими то же естество. Говорим, что Ангел Ангела больше, человек человека праведнее, птица птицы быстрее. Поэтому, если сравнения делаются между принадлежащими к одному виду, а Отец называется большим Сына по сравнению; то Сын единосущен с Отцом.—Но и другое понятие заключается в сем изречении. Ибо удивительно ли, что Отца исповедал большим Себя Тот, Кто есть Слово и стал плотию, когда показался Он умаленном и пред Ангелами по славе, и пред человеками по виду? Сказано: умалил еси Его малым чим от Ангел (Псал. 8, 6); и еще: а умаленного малым чим от Ангел (Евр. 2, 9); и: видехом Его, и не имеяше вида, ни доброты: но вид Его умален паче всех человек (Иса. 58, 2. 3). Все уже сие претерпел по великому своему человеколюбию к твари, чтобы погибшую овцу спасти, и спасенную приобщить к стаду, и шедшего из Иерусалима во Иерихон и впадшего в разбойники опять ввести здравым в его отечество. Ужели в укоризну Ему обратит еретик и ясли, чрез которые сам он, будучи бессловесным, воспитан Словом? Ужели станет указывать и нам нищету; потому что Сын тектонов не имел у Себя и малого ложа? Потому Сын меньше Отца, что ради тебя стал мертвецом, чтобы тебя избавить от мертвости и соделать участником небесной жизни. Поэтому иный обвинит и врача за то, что наклоняется к ранам и обоняет зловоние, чтобы уврачевать страждущих?

Для тебя не знает Он также о дне и часе суда, хотя ничто не сокрыто от истинной Премудрости; потому что все Ею приведено в бытие: но и между людьми не найдешь человека, который бы не знал

 

 

31

того, что сам сделал. Домостроительствует же так ради твоей немощи, чтобы согрешившие не впали в уныние от краткости срока под тем предлогом, что не оставлено им и времени к покаянию; и те, которые ведут долговременную брань с сопротивной силой, не оставили бы воинских рядов по продолжительности времени. Поэтому приписываемым Себе неведением благоустрояет тех и других: одному за добрый подвиг сокращает время, а другому, по причине грехов, сберегает время на покаяние. Впрочем, в евангелиях причислив Себя к не знающим, по немощи, как сказано, многих (ср. Мк. 13:32), в Деяниях апостольских, беседуя наедине с совершенными, исключает Себя из незнающих, говоря: несть ваше разумети времена и лета, яже Отец положи во Своей власти (Деян. 1, 7).

И это пусть будет сказано мной, по нашему разумению сих слов, какое приобретаем с первого взгляда; но должно исследовать смысл сего изречения и с высшей уже точки зрения. Надобно толкнуть в дверь познания; тогда, может быть, и возбудим Домовладыку, Который просящим Его  дает духовные хлебы потому что мы усердствуем угостить тех, кто нам друзья и братья.

Святые ученики Спасителя нашего, поступив уже за предел умозрения возможного человекам и очистившись Словом, вопрошают о конце и желают познать, крайнюю степень блаженства; и о сем-то отвечал Господь наш, что не знают того ни Он, ни Ангелы Его, — именуя днем всякое точное постижение Божиих помышлений, а часом — умозрение о единстве и единичности, которых ведение присвоил Он Единому Отцу. Поэтому, как догадываюсь, сим выражается, что Бог знает о Себе, что такое Он есть, и не знает, что Он не есть. Ибо говорится, что Бог знает правду и

 

 

32

мудрость, Сам будучи неточною правдою и премудростью, но не знает неправды и лукавства, потому что Сотворивший нас Бог не есть неправда и лукавство. Посему, если говорится, что Бог знает о Себе, что такое Он есть, и не знает, что такое Он не есть; а Господь наш, относительно к понятию: вочеловечение, и к низшему учению, есть не крайний еще предел вожделеваемаго: то следует, что Спаситель наш не знал конца и крайнего предела блаженства. Но сказано, что не знают и Ангелы, т. е. их умозрение и законы их служений—не крайний предел вожделеваемаго; потому что и их ведение грубо в сравнении с познанием лицом к лицу. Знает же, сказано, един Отец; потому что Он есть конец и крайний предел блаженства. Ибо, когда познаем Бога не в зерцалах и не чрез что-либо постороннее, а приступим к Нему как к единственному и единому, тогда познаем и последний конец. Христово царство, как говорит, есть всякое вещественное ведение; а царство Бога и Отца—ведение невещественное и, как сказал бы иный, созерцание самого Божества. Но Господь наш и Сам есть конец и крайний предел блаженства, относительно к понятию: Слово. Ибо что говорит в евангелии? И Аз воскрешу его в последний день (Иоан. 6, 40), воскресением называя переход от вещественного ведения к невещественному созерцанию, а последним днем именуя сие ведение, за которым нет другого. Ибо ум наш тогда воскреснет и воздвигнется в блаженную высоту, когда возможет созерцать единство и единичность слова. Но поелику огрубевший ум наш связан перстию, примешан к брению, и не может остановиться на голом созерцании; то, руководясь красотами, сродными его телу, представляет себе действование Творца, и познает сие до

 

 

33

времени по произведениям, чтобы таким образом, постепенно возрастая, возмог Он некогда приступить и к Самому непокровенному Божеству.

В этом же, думаю, разумении сказано и следующее: Отец Мой болий Мене есть (Ин. 14,28) и: несть Мое даты, но имже уготовася от Отца (Матф. 20,23). Ибо сие же означает и то, что Христос предаст царство Богу и Отцу (1 Кор. 15,24), будучи начатком, а не концом, по низшему, как сказал я, учению, уразумеваемому относительно к нам, а не относительно к Самому Сыну.

А что сие так, видно из того, что в Деяниях Апостольских на вопрос учеников: когда устрояеши царствие Израилево? — говорит опять: несть ваше разумети времена и лета, яже Отец положи во Своей власти (Деян. 1, 6, 7), то есть не обложенным плотию и кровию принадлежит ведение такового царствия, потому что созерцание сие положи Отец во Своей власти. И «властью» называет состоящих под властью, а Своими именует тех, которые не обладает неведением низших предметов. Времена же и лета разумей не чувственные; но представляй себе некие расстояния в ведении, производимые мысленным Солнцем. Ибо надобно, чтобы оная молитва нашего Владыки была приведена к своему концу, потому что молящийся есть Иисус. Дай им, да и тии в Нас едино будут, как Я и Ты, Отче, едино есмы (Ин. 17, 21, 22), потому что Бог, будучи един, когда бывает в каждом, всех соединяет; и число исчезает с пришествием Единицы.

И я так уразумел сие изречение по вторичном его рассмотрении. А если кто скажет лучше, или благочестиво исправит мое толкование, то пусть говорит и исправляет: Господь воздаст ему за меня. У нас не водворяется никакой зависти, потому что приступили мы к сему исследованию речений не

 

 

34

из любопрительности или тщеславия, но ради пользы братий, чтобы не подать мысли, будто бы скудельные сосуды, содержащие в себе сокровище Божие, сокрушаются людьми каменносердыми, и необрезанными, вооружившимися юродствующею мудростью.

Еще у премудрого Соломона в Притчах созидается (ибо сказано: Господь созда мя, Притч. 8, 22), и именуется началом путей евангельских, ведущих нас к царству небесному, не Тот, Кто в сущности тварь, но Тот, Кто соделался путем по домостроительству. Ибо сие выражают слова: «стань» и «быть создану». Так стал Он путем, и дверью, и Пастырем, и Ангелом, и Овчатем, и еще Архиереем и Апостолом; потому что дается Ему то или другое имя в том или другом отношении.

Что же скажет еще еретик о Боге непокорном, и о соделавшемся за нас грехом? Ибо написано: егда покорит Ему всяческая, тогда и сам Сын покорится Покорившему Ему всяческая (1 Кор. 15, 28). Не приходишь ли в страх, человек, что Бог наименован непокорным? Ибо твою непокорность признает собственною Своею, и пока ты противоборствуешь добродетели, Себя, именует непокорным. Так некогда сказал о Себе, что Он и гоним. Ибо говорит: Савле, Савле, что Мя гониши (Деян. 9, 4)? когда Савл спешил в Дамаск е намерением заключить в узы учеников Христовых. И еще именует Себя нагим, как скоро наготует один кто-нибудь из братий. Ибо говорит: наг бех, и одеясте Мя (Матф. 25, 36). И когда кто в темнице, о Себе говорит, что сам Он заключен. Ибо Сам грехи наши подъял и болезни понес; одна же из наших немощей есть и непокорность; потому и ее понес. Посему и встречающиеся с нами несчастия Себе присвояет Господь, по общению с нами приемля на Себя наши страдания.

 

 

35

Но и слова: не может Сын творити о Себе ничесоже (Ин. 5, 19) богоборцы толкуют к развращению слушающих. А по мне и сие изречение всего более возвещает, что Сын — того же естества с Отцом. Ибо если каждая из разумных тварей может делать нечто сама по себе, имея свободу преклоняться на худшее и лучшее, а Сын не может творити чего-либо о Себе, то Сын — не тварь. Если же не тварь, то единосущен с Отцом. И еще: ни одна из тварей не может делать всего, что хочет. Но Сын на небеси и на земли, вся елика восхоте, сотвори (Псал. 113, 11). Следовательно, Сын не тварь. И еще: все твари или состоят из противоположностей, или могут вмещать в себе противоположности. Но Сын Самоисточная правда и невещественен. Следовательно, Сын не тварь. А если не тварь, то единосущен с Отцом.

И сего по мере сил сделанного нами исследования предложенных изречений для нас достаточно. Теперь обратим уже слово к отрицающим Духа Святого, низлагающе всяко возношение их ума, взимающееся на разум Божий (2 Кор. 10, 5). Ты говоришь, что Дух Святой — тварь. Но всякая тварь рабственна Сотворшему. Ибо сказано: всяческая работна Тебе (Псал. 118, 91). А если Дух рабствен, то и святость имеет приобретенную; все же, что имеет приобретенную святость, может допустить в себя порок. Но Дух Святой, будучи в сущности свят, именуется источником святыни. Следовательно, Дух Святой — не тварь, а если не тварь, то единосущен с Богом. Притом скажи мне, как называешь рабом Того, Кто чрез крещение освобождает тебя от рабства? Ибо сказано: закон Духа жизни свободил мя есть от закона греховного (Рим. 8, 2). Но не осмеливайся выговорить, что сущность Его когда-либо изменяема, имеешь пред

 

 

36

глазами природу сопротивной силы, которая, как молния, спала с небеси, и отпала от истинной жизни; потому что имела приобретенную святость, и за злым намерением последовало в ней изменение; а таким образом, отпав от единичности и сринув с себя ангельское достоинство, за нрав наименована диаволом; потому что в диаволе угас прежний и блаженный навык, а возгорелась эта сопротивная сила. Сверх того, если еретик называет Духа Святого тварью; то вводит мысль, что естество Его ограничено. Как же будет иметь место сказанное: Дух Господень исполни вселенную (Прем. Сол. 1, 7); и: како пойду от Духа Твоего (Псал. 138, 7)? Но видно, что Он не исповедует Духа и простым по естеству: потому что именует единым по числу. А что едино по числу, все то, как сказал я, не просто. Если же Дух Святый не прост; то состоит из сущности и святыни; а подобное сему сложно. И кто столько неразумен, чтобы назвать Духа Святого сложным, а не простым и по простоте единосущным Отцу и Сыну?

Но если должно поступить словом далее и вникнуть в важнейшее; то из сего наипаче увидим Божескую силу Святого Духа. В Писании находим поименованными три рода творений: одно и первое — приведение из небытия в бытие; второе же — изменение из худшего в лучшее; и третье—воскресение из мертвых. Во всех сих творениях найдешь Святого Духа содействующим Отцу и Сыну. Ибо возьми осуществление небес. Что говорит Давид? Словом Господним небеса утвердишася, и Духом уст Его вся сила их (Псал. 32, 6). Человек вновь созидается чрез крещение. Ибо аще кто во Христе, нова, тварь (2 Кор. 5, 17). И что говорит Спаситель ученикам? Шедше научите вся языки, крестяще их во имя Отца и Сына и Святого Духа (Матф. 28, 19).

 

 

37

Видишь, что Святой Дух и здесь соприсутствует Отцу и Сыну. Что же скажешь и о воскресении из мертвых? Когда нас не станет и возвратимся в персть свою, потому что мы земля и в землю отыдем: (ср. Быт. 3,19) послет Духа Святаго, и созиждет, и обновит лице земли (Псал. 103, 29, 30). Что святой Павел назвал воскресением, то Давид наименовал обновлением.

Но еще послушаем восхищенного до третьего небеси (2 Кор. 12,2). Что говорит он? Вы храм живущего в вас Святаго Духа (1 Кор. 6,19). Всякий храм есть храм Божий. Если же мы — храм Духа Святого, то Дух Святой есть Бог. Храм называется и Соломоновым, по имени соорудившего. А если и в этом смысле мы — храм Святого Духа, то Святой Дух есть Бог. Ибо Кто все соорудил, тот есть Бог. Если же мы — храм Его, как поклоняемого и обитающего в нас, то будем исповедовать, что Он — Бог. Ибо Господу Богу твоему поклонишася, и Тому единому послужиши (Матф. 4, 10).

Если желали бы они избегнуть слова: Бог; то пусть узнают, что означается сим именем. Ибо от того, что все утвердил (τιθημι) или все видит (θεάομαι), именуется Бог (Θεός). Поэтому, если Богом называется, Кто все утвердил или все видит, а Дух знает все Божие, как дух в нас все наше (1 Кор. 2,11), следует, что Дух Святой есть Бог. Ибо меч Духа есть глагол Божий (Еф. 6:17), то Дух Святой есть Бог. Ибо меч есть Того, Чьим и глаголом называется. И если именуется десницею Отца, ибо десница Господня сотвори силу (Псал. 117,16) и: десница Твоя, Господи, сокруши враги (Исх. 15,6); если Дух Святой есть перст Божий, по сказанному: аще ли Аз о персте Божии изгоню бесы (Лк. 11,20), что в другом Евангелии написано так: аще ли Аз о Духе Божии изгоню бесы

 

 

38

(Матф. 12, 20): то Дух Святый—того же естества с Отцом и Сыном.

На сей раз довольно сказано мною о поклоняемой и Святой Троице; потому что ныне и невозможно в обширнейшем виде исследовать учение о Ней. А вы, получив от моего смирения семена, возделайте в себе самих зрелый класс; потому что, как известно вам, в таких вещах требуем от вас и лихвы. Но верую Богу, что по чистоте жизни своей принесете плод и в тридесять, и в шестьдесят, и во сто. Ибо сказано: δлажени чистии сердцем; яко тии Бога узрят (Матф. 5, 8). И не иным чем, братия, почитайте небесное царство, как истинным разумением Сущего, которое в божественных Писаниях называется и блаженством. Ибо царствие Божие внутрь вас есть (Лук. 17. 21). О внутреннем же человеке, не иное что составляется, как умозрение. А из сего выходит, что царство небесное есть созерцание. Теперь, как в зеркале, видим тени вещей, а в последствии, освободившись от сего земного тела и облекшись в тело нетленное и бессмертное, увидим их первообразы. Увидим же, если жизнь свою управим по прямому пути, и будем заботиться о правой вере, без чего никто не узрит Господа. Ибо сказано: в злохудожну душу не внидет премудрость, ниже обитает в телеси повиннем греху (Прем. Сол. 1, 4).

И никто не возражай мне так: «не зная того, что под ногами, любомудрствуешь нам о бесплотной и вовсе невещественной сущности». Безрассудным признаю дозволять чувствам, что невозбранно наполнялись свойственными им предметами, и один ум удерживать от свойственной ему деятельности. Ибо как чувство заведывает чувственным, так ум—мысленным.

Но должно вместе сказать и сие: сотворивший нас

 

 

39

Бог соделал естественные ссоставления в нас познаний неизучаемыми. Ибо никто не учит зрение, как принимать впечатления от цветов или очертаний, слух — от звуков и голосов, обоняние — от запахов, благовонных или зловонных, вкус — от влаг и соков, осязание — от мягкого и жесткого или теплого и холодного. Никто не учит тому, как постигать мысленное. И как чувства, если потерпят какой-либо вред, имеют нужду в попечительности о них, и тогда удобно исполняют свое дело, так и ум, обложенный плотию и наполненный плотскими представлениями, имеет нужду в вере и в правом житии, которые совершают нозе его, яко елени, и на высоких поставляют его (Псал. 17:34). Сие же самое советует и премудрый Соломон и иногда представляет нам в пример непостыдного делателя — муравья, и в его образе начертывает нам путь деятельности (Притч. 6,6), а иногда указывает на вылепленные из воска произведения мудрой пчелы (Притч. 6,8) и на ее примере намекает на естественное умозрение, с которым соединяется и учение о Святой Троице, если от красоты созданий сравнительно Рододелатель их познавается (Прем. 13,5).

Но, возблагодарив Отца и Сына и Святого Духа, положу конец письму, потому что, как говорит пословица, во всем хорошо знать меру.


Страница сгенерирована за 1.22 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.