Поиск авторов по алфавиту

Автор:Дмитрий Елетцкий, князь

Дмитрий Елетцкий, кн. Письмо к царю Иоанну Васильевичу 19 декабря 7090 г.

582 л. И генваря в  день такову грамоту прислали ко государю государевы послы князь Дмитрей Елецкой с товарыщи с ываномъ с Титовымъ.

Государю царю и великому князю Ивану Васильевичю всеа Русіи холопи твои Митка Елетцкой, да Романецъ Олѳерьевъ, да Басенокъ Верещагинъ, да подьячей Захарко Свіязевъ челомъ быотъ. Писали мы холопи твои к тобѣ ко государю преж сего генваря в  день с Петромъ з Зекзюлинымъ, что мы с литовскими послы на сьѣздехъ говоили о твоихъ государевыхъ дѣлехъ и о городѣхъ, которые в твою государеву сторону поступились литовскіе послы и которые в Стеѳарнову королеву сторону мы холопи твои поступились, А о Сѣбеже ли-

 

 

64

товскіе послы и Онтоней говорили, чтоб Сѣбсжъ зжечь, а королю против Дрысь зжечь; а мы холопи твои о томъ стояли накрепко, что Сѣбежа не жечь, быти ему за тобою государемъ по прежнему. И послѣ того, какъ мы к тебѣ ко государю с Петромъ з Зекзюлинымъ писали, были мы холопи с литовскими послы на съѣздѣ генваря въ  день, да генваря в  день, да генваря в    день, да генваря в  день и о Сѣбеже государь стояли мы холопи твои накрепко и у литовскихъ пословъ отговорили, что Сѣбежа не жечь, быти ему за тобою государемъ по прежнему. И договорной, государь, мы холопи твои с литовскими послы о городѣхъ говорили, чтоб намъ договорные записи прочести, каковымъ записямъ межъ насъ быти. И писарь королевской Михайло Гарабурда почелъ чести свою договорную запись, и в той записи королевы послы тебя государя пишутъ без царьского имени и в титле царемъ казанскимъ и царемъ астороханскимъ и смоленскимъ и лиѳлянскимъ не пишутъ, а Стефана короля в титле лиѳлянскимъ пишутъ. И мы холопи твои о томъ с послы стояли накрепко и говорили, что, не хотя доброго пожитья и покою в христьянствѣ, такъ государя нашего пишете, а государю нашему царьское имя Богъ далъ от прародитель его не чюжое, а нѣ от колкихъ лѣтъ государи наши государили болши шестисотъ лѣтъ, и что Богъ далъ государемъ нашимъ, и то у государей нашихъ хто можетъ отнято. Да и Онтонью мы холопи твои говорили: и тебѣ Онтонью то вѣдомо, что государя нашего прародителей и его грамоты у цесаря и у папы с царьскимъ именованьемъ есть, и тебѣ посломъ пригоже о томъ говорити и розсужати, чтоб межъ государей в такихъ причинахъ кровь крестьянская не лилась. И послы литовскіе говорили: намъ деи государя вашего царьскимъ именованьемъ и смоленскимъ и лиѳлянскимъ не писывати, да и у васъ деи намъ записи с царьскимъ именемъ и с тѣми титлы не имывать. А преждеи сего государь нашъ посылалъ ко государю вашему пословъ своихъ Станисла Крынского с товарищи о братцкой любви и о доброй пріязни, а царемъ ко государю вашему и смоленскимъ не писалъ же; и государь вашъ государю нашему в тѣ поры братства не далъ, и мы нынѣ потомуж от государя своего наукъ маемъ, будетъ государь вашъ поступитца государю нашему Смоленска, да Сѣверы всее, да Лукъ Великихъ, и мы за то государя вашего в титле царемъ казанскимъ и царемъ астороханскимъ напишемъ. Да учели послы с Онтоньемъ межъ себя говорити полатыни, и, говоря с послы, Антоней говорилъ намъ холопемъ твоимъ: посломъ деи Стеѳана короля царемъ государя вашего без папина повелѣнья писати не доведетца, а царство казанское и асторо-

 

 

65

ханское было за бусурманскими цари, и вы дѣлайте без тѣхъ тителъ, а Смоленскъ деи взялъ государь вашъ у короля его вотчиву, и того деи писати не доведетца ж. И мы холопи твои Антонью и посломъ говорили: такіе слова высокіе говорите, что ко доброму дѣлу не пригодятца, а ты Антоней изъязался государю нашему служить и прибытка искати, чтоб было на обе стороны ровно не к убытку к покою христьянскому, а государю нашему что Богъ далъ от прародитель его, и то хто можетъ отняти? и вамъ нынѣ пригоже такіе высокіе мѣры отставить, а говорити на покой крестьянской; а розсудите себѣ и то, обрали естя Стефана короля с Семиградъ на коруну полскую и на великое княжство литовское, да и пишете его в титле королемъ полскимъ и великимъ княземъ литовскимъ, и толко вамъ государя нашего царя и великого князя не писати в титле с царьскимъ именемъ и смоленскимъ и лиѳлянскпмъ, ино потому розсудя и государя вашего Стефана короля королемъ полскимъ и великимъ княземъ литовскимъ не писати ж. И послы литовскіе говорили: толко деи вамъ государя нашего королемъ полскимъ и великимъ княземъ литовскимъ не писати, ино деи вамъ с кѣмъ миритися, тому деи сстатися нелзя. И говорили мы холопи твои с Онтоньемъ и с послы о томъ много и стояли накрепко. И генваря в  день с нами литовскіе послы на томъ розъѣхались и розорвали, а уговорити Антонья и пословъ не могли, чтоб тебя государя о титле писали с царьскимъ именованьемъ и смоленскимъ и лиѳлянскимъ; и у Онтонья мы холопи твои и после пословъ на одинѣ были и говорили ему о твоемъ государеве имени и о титле много, чтоб Антоней тебѣ государю послужилъ, пословъ литовскихъ уговорилъ, и уговорити, государь, Онтонья отнюдь не могли. А говорилъ Антоней: литовскимъ деи посломъ никакъ того не писывати, а без папина повелѣнья королю литовскому какъ государя вашего царемъ писати. И генваря  в день с утра пришолъ к намъ холопемъ твоимъ Антоней и говорилъ: посылалъ деи яз ночесь двожды к посломъ, чтоб послы с вами не розъезжались, и послы деи ѣдутъ в Литву, а с вами розорвали, и будетъ деи вамъ о титле не говорити, и яз к посломъ ещо пошлю, чтоб ко мнѣ пріѣхали. И мы холопи твои и Антонью много говорили, чтоб онъ твоего государева жалованья к себѣ не забылъ, а пословъ уговорилъ, чтоб послы тебя государя в титле царемъ писали и смоленскимъ и лиѳлянскимъ, а смоленскимъ почему государя нашего не пишутъ, Смоленскъ государя нашего вотчина и нынѣ за государемъ, и уговорити, государь, отнюдь Антонья не могли; а говорилъ Антоней, что без папина повелѣнья никакъ королю государя ца-

 

 

66

ремъ не писывати, а мнѣ деи того здѣлати не мочно, а литовскіе деи послы говорятъ вамъ по дѣлу, и прежніе деи короли литовскіе государю вашему с царьскимъ именемъ и смоленскимъ не писывали, и вамъ деи то пригоже отставить, и послы затѣмъ не розъѣхались, аж деи посолъ моршалокъ Радивилъ и поѣхалъ, да князь Янушъ Збарежской, да писарь Гарабурда будуть у меня, заѣдутъ з дороги со мною видѣтца. И мы холопи твои Антоныо говорили: прежніе короли литовскіе ко государю нашему писали титла всѣ, какъ при предкѣхъ бывало, а какъ государь нашъ взялъ царство казанское и астороханское, и король Жигимонтъ Августъ ко государю и присылалъ на тѣхъ царствахъ с поздравленьемъ Юрья Тишкѣевича. А нынѣ межъ государей дѣло новое стало, чего испредковъ не бывало, столко городовъ государь нашъ царь и великій князь поступаетца Стефану королю даромъ без кровопролитья для покою христьянского, и коли такое доброе дѣло сстанетца межъ государей, и государя нашего с царьскимъ именемъ какъ не писати, что ему государь Богъ далъ, а не напишутъ послы государя нашего в титле с царьскимъ именемъ, ино и покою не быть. А тогож, государь, дни часа за два до вечера пріѣхали к Антонью литовскіе послы князь Янушъ Збаражской, да писарь Михаило Гарабурда, и Антоней прислалъ к намъ к холопемъ твоимъ толмача Васку Земеского, чтоб намъ у него быти, и приказалъ Антоней: моршалокъ де Радивилъ поѣхалъ до Литвы, а заѣхали ко мнѣ з дороги князь Янушъ, да писарь Гарабурда, и вы деи с ними дѣлайте, а за титлами не розрывайте. И мы холопи твои у Онтонья на съѣздѣ с послы были и говорили посломъ много, чтоб они тебя государя написали в записи в договорной царемъ и великимъ княземъ и царемъ казанскимъ и царемъ астороханскимъ, да и смоленскимъ и лиѳлянскимъ: а какъ государь нашъ царь и великій князь взялъ царство казанское, и король Жигимонтъ Августъ и присылалъ ко государю нашему Юрья Тишкѣевича с поздравленьемъ, а нынѣ такое дѣло государю нашему с Стеѳаномъ королемъ стало, чего при предкехъ не бывало, столко городовъ государь нашъ поступаетца даромъ без кровопролитья для покою христьянского, и коли межъ государей быти покою, и вамъ царемъ государя нашего и смоленскимъ и лиѳлянскимъ какъ не писати? а мы государя вашего Стеѳана короля титла не пишемъ, а в томъ бы меж государей кровь крестьянская не лилась. И послы литовскіе говорили: то деи мы вѣдаемъ, какъ Юрьи Тишкѣевичь к государю вашему ходилъ от короля с поздравленьемъ, да нынѣ деи мы от государя своего от Стефана короля науку не маемъ. Да и Онтоней, госу-

 

 

67

дарь, говорилъ намъ при послѣхъ, что без папина повелѣнья имъ царемъ государя не писывать, и уговорити, государь, пословъ и Антонья никакъ не мочно; Онтоней стоитъ с послы за одинъ. И вставъ послы хотѣли поѣхати и розорвать. И мы холопи твои, видя то, что Антоней с послы стоитъ о томъ за одинъ, а уговорити ихъ не мочно, говорили посломъ: коли вы за то стали, и вы какъ хотите, а что государю нашему Богъ далъ от прародителей его, и то у него хто можетъ отняти? а намъ тово отнюдь не дѣлывати, что намъ в своей записи государя писать без царьского имени и без тѣхъ тителъ. И о томъ, государь, стояли и говорили с ними много и одва пословъ на то уговорили, что намъ писати в своей договорной записи твое государево имя с царьскимъ именованьемъ и в титле смоленскимъ и лиѳлянскимъ, а короля намъ виѳлянскимъ в своей записи не писати. И тутож, государь, велѣли мы чести литовскимъ посломъ свою договорную запись, и в записи написано, что присылалъ к тебѣ ко государю Григорья папы третьяго надесять посланникъ Антоней Посевинусъ с своею грамотою человѣка своего Андрѣя Полонского, чтоб тебѣ государю с Стефаномъ королемъ сослатися послы своими. И Антоней, то услышевъ, учелъ сердитовать и говорилъ: государь деи вашъ пишетъ пану что просто попа, а цесарь деи и всѣ княжата христьянскіе папу пишутъ намѣстникомъ Христовымъ и учителемъ всего христьянства; да и меня папа послалъ из Риму посла своего дѣлати мирного постановенья межъ государей, и Стеѳанъ король ко мнѣ в листѣхъ своихъ пишетъ посломъ папинымъ и светоблившему отцу, а государь вашъ ко мнѣ в грамотахъ пишетъ посланникомъ, а не посломъ. А стоитъ, государь, Антоней с королевы стороны, говоритъ с литовскими послы на сьѣздехъ в одни рѣчи. Да литовскіе ж, государь, послы говорили: пишете деи вы в своей договорной записи тѣ городы, которые отдаете государю нашему и которые у государя нашего емлете, а всѣхъ деи городовъ, что за государемъ нашимъ — Кіевъ и иные городы, и что за государемъ вашимъ —Новъгородъ великой и Псковъ и иные городы, которые нисаны напередъ того в перемирныхъ грамотахъ, про што именно всѣхъ не пишете, намъ деи писати в договорные записи всѣ городы Стеѳана короля именно, какъ в перемирныхъ грамотахъ пишетца, да и рубежи именно ж всѣмъ городомъ и лиѳлянскимъ городомъ в договорные записи к намъ писати ж, а без того намъ и не дѣлывати и записей не писывать, а написано будетъ в записѣхъ нашихъ, что мимо нашего приговору государемъ нашимъ инако ничего не дѣлати, и к договорные записи какъ городовъ всѣхъ ирубежей не писати? И мы холопи твои

 

 

68

о томъ с послы говоримъ, что тѣ городы и рубежи написаны будутъ в перемирныхъ грамотахъ, а договорные записи писать, того не згодитца, а какъ послы государя вашего будутъ у нашего государя, а нашего государя послы будутъ у государя вашего, и тогды всѣ городы и рубежи напишутъ в перемирные грамоты имянно; а будетъ похотите, и мы вамъ покажемъ, каковымъ быти перемирнымъ грамотамъ по нашему договору. И послы, государь, говорили: мы деи перемирные вѣдаемъ какъ пишутца, а то деи дѣло новое, преж деи сего меж государей такіе дѣла не бывали, и писати деи в перемирные по нашему договору; а толко деи не всѣ городы нынѣ писати в договорную запись, какъ в прежнихъ перемирныхъ грамотахъ писано, и намъ деи с вами отнюдь не дѣлывати; да и то намъ именно написати в договорную запись, что государь вашъ поступился городовъ в ливонской землѣ со всѣми волостми с уѣзды, какъ было к тѣмъ городомъ по старымъ рубежомъ. И уговорити, государь, пословъ не мочно, и на обсылку, государь, ни в какихъ дѣлехъ приговорити не могли, и вставъ послы поѣхали. И декабря в -й день были мы холопи твои и литовскіе послы у Оптонья на сьѣзде и о титлахъ и о записи договорной говорили с послы много и стояли крѣпко, и уговорити ихъ отнюдь не мочно, и вставъ послы поѣхали, а говорили: то деи тому дѣлу и конецъ, государя намъ вашего в титлѣ царемъ и смоленскимъ и лиѳлянскимъ не писывати, а не хотите деи вы городовъ и рубежей именно в записи писати для того, что государь вашъ хочетъ в перемирные лѣта тѣ городы воевати. И Антоней, государь, пословъ на дворѣ унялъ и воротилъ. И мы холопи твои, видя то, что послы хотятъ розъѣхатца и розорвать, а на обсылку не приговорятъ, и по конечной неволе говорили имъ: коли государь вашъ не велѣлъ нашего государя царемъ писати и которого извѣчного государя, какъ его не напиши, а его государя во всѣхъ земляхъ вѣдаютъ, какой онъ государь; а о Смоленскѣ мы холопи твои посломъ говорили: вы государя нашего не хотите писати смоленскимъ, а намъ вашего государя Стефана короля не писати лиѳлянскимъ; а о городѣхъ мы холопи твои поговоря межъ себя, по конечной неволе хотимъ писати в договорную запись и всѣ городы имяны твои государевы, и которые Стеѳана короля по перемирнымъ грамотамъ, для того чтоб намъ по твоему государеву наказу и по грамотамъ не здѣлавъ съ ними не розъѣхатца. А о рубежахъ, государь, послы упрямились, что рубежи всѣ именно писати, а мы холопи твои стоимъ, что рубежей к намъ писати нѣ почему. Да послы ж, государь, хотятъ писати в своей договорной записи, что учинили они

 

 

69

с нами договоръ при папине послѣ при Антонье, и Антонью б к тѣмъ нашимъ договорнымъ записямъ печать свою привѣсити и руку приложити. И мы холопи твои литовскимъ посломъ говорили, что намъ о томъ твоего государева наказу нѣтъ, а быти записямъ за нашими печатни и за дьячьими приписми, а то дѣло у васъ новое, о томъ мы приговоримъ на обсылку. И Антоней про то сердитуетъ, а послы, государь, говорятъ: намъ деи без Антоньевы печати и руки своей договорной записи вамъ не давывать и у васъ не имывать и на обсылку не дѣлывати. И о томъ, государь, мы послы говоримъ, что Антоньеве печати и рукѣ у нашихъ записей быти не пригодитца, да по твоему государеву наказу велѣно намъ с послы дѣлати на перемирные лѣта и стояти и о томъ накрепко. И литовскіе, государь, послы говорятъ, что имъ Стеѳанъ король велѣлъ с тобою государемъ помиритись вѣчнымъ миромъ, да и Антоней намъ при послѣхъ говорилъ, что деи вы упрямилися, почему не дѣлаете на вѣчной миръ, и государь вашъ велѣлъ мнѣ дѣлати на вѣчной миръ, и вы дѣлайте. И мы холопи твои говорили и стояли о томъ накрепко, чтоб здѣлати на перемирье, и вѣчной миръ у Онтонья и у пословъ отговорили, а приговорили на перемирье на десять лѣтъ. Да послы ж, государь, литовскіе и Антоней говорилъ, что имъ свѣйского короля тутож в перемирье замирити и городы, которые за свѣйскимъ в виѳлянской землѣ, в королеву сторону писати хотятъ. И мы холопи твои и о свѣйскомъ и о городѣхъ с послы говорили и по твоему государеву наказу накрепко стоимъ, что намъ свѣйского не замиривать, а о городѣхъ, которые за свѣйскимъ, ещо у насъ с послы не договорено, а о нарядѣ, государь, в городѣ приговорили, что нарядъ отдати з городы, с чѣмъ которой городъ взятъ, а прибылной нарядъ весь на обе стороны вывести по спискомъ. А на Лукахъ, государь, и в Холму, сказываютъ литовскіе послы, нарядъ весь з городы згорѣлъ, и мы холопи твои о томъ с литовскими послы говоримъ и стоимъ накрепко, чтоб в лутцкого и в холмского наряду мѣсто взяти из нѣметцкихъ городовъ; и уговорити, государь, на томъ пословъ не мочію, а говорятъ: с чѣмъ деи городы взяты, с тѣмъ и отдадимъ, а мы деи вамъ и болши того поступились накладу на воинскіе люди. Да говорили, государь, с нами литовскіе послы, чтоб им городы ливонскіе поимати и людей вывести вскоре без сроку, для того что имъ рать ото Пскова и от Порхова вывести в тѣ ливонскіе городы, а дайте деи намъ нынѣ напередъ всего Юрьевъ, Новой городокъ, Вилянъ, Паиду, Полчевъ, Тарвасъ, Лаюсъ, Перколь, Салачь, Нернова оба, для того что под тѣ городы нынѣ свѣйской будетъ с нарядомъ, а не отдадите деи намъ вскоре тѣхъ горо-

 

 

70

довъ, и намъ и людей из земли государя вашего ото Пскова и от Порхова вывести некуды. И мы холопи твои говорили, что в тѣхъ городѣхъ твои государевы люди и нарядъ и запасы многіе и вскоре вывести ис тѣхъ городовъ не мочно, и по твоему государеву наказу стоимъ о томъ накрепко, чтоб срокъ учинити, какъ мочно людей из городовъ вывести, а отвести б ис тѣхъ городовъ людей всякихъ и твой государевъ нарядъ и всякіе запасы латыши, и проводили б литовскіе люди до Пскова. А послы литовскіе упрямились, что имъ ис, тѣхъ городовъ вскоре людей вывести безсрочно, и у насъ, государь ещо о томъ не договорено ж. А о полоненикѣхъ мы холопи твои по твоему государеву наказу с литовскими послы говорили, чтоб полонениковъ всѣхъ свободити на обе стороны, и послы намъ отказали, что имъ о полоненикѣхъ от короля науку никакого нѣтъ, а мы деи нынѣ пришли дѣлати мирного постановенья, а не о полоненикѣхъ, и мы деи тѣ ваши рѣчи извѣстимъ государю своему Степану королю, и Степанъ король о томъ полную науку дастъ посломъ своимъ. И мы холопи твои о послѣхъ говорили, чтоб Стеѳанъ король пословъ своихъ слалъ к тебѣ ко государю напередъ то мирное постановенье закрепить по нашимъ договорнымъ записямъ. И литовскіе, государь, послы говорили, чтоб ты, государь, слалъ к Стефану королю своихъ пословъ напередъ, и, говоря о томъ много, приговорили итти напередъ посломъ Стефана короля к тебѣ ко государю, а срокъ приговорили быти имъ у тебя государя на Троицынъ день, а послѣ того слати к Стефаиу королю пословъ своихъ тебѣ государю, а срокъ твоимъ государевымъ посломъ Успеньевъ день Святѣй Богородицы нынѣшнего -го году. А посломъ литовскимъ мы холопи твои говорили накрепко, чтоб рать ото Пскова и от Порхова из твоей государевы земли вывели, и послы намъ холопемъ твоимъ говорили: не закрепя деи намъ крестнымъ цѣлованьемъ, рати из земли не вываживати, а какъ деи пошлете дворянъ, которымъ у насъ городы имати и намъ отдавати, и мы и рать из земли пошлемъ выводити. И мы холопи твои с ними говорили: мы по дворянъ пошлемъ и о досталныхъ дѣлехъ с вами учнемъ говорити, а вы в тѣ поры пошлите рать из государевы земли вывести. И приговоря, государь, с послы, мы холопи твои по дворянъ по Федора Ласкирева с товарищи в Новгородъ послали, для того чтоб литовскіе послы воинскихъ людей из земли вывели. И генваря в день прислалъ к намъ холопемъ твоимъ Антоней толмача своего Васку Земеского, чтоб намъ у него быти. И мы холопи твои у Онтонья были, и Антоней намъ говорилъ великимъ сердцемъ: безчествуете деи вы папу навышшего и меня посла его, а не хотите

 

 

71

писать къ договорные записи, что сдѣлалось мирное постановенье при мнѣ папинѣ послѣ при Антоньѣ, а послы деи королевы меня пишутъ по Стеѳанову королеву приказу, а без того деи у васъ и миръ с послы сстанетца, толко не напишете моего имени взаписѣхъ, и посломъ деи литовскимъ вамъ записи договорные без моего имени не давывати и у васъ не имовати; а в вѣрющей грамотѣ написалъ государь вашъ, что вамъ дѣлати мирное постановенье при мнѣ, и вы деи дѣлаете мимо вѣрющую грамоту и не по государеву наказу. И мы холопи твои Антоны» говорили: прежъ того ты намъ о томъ не говаривалъ, а у насъ о томъ государева наказу нѣтъ, и намъ без государева указу какъ то писати в записи в договорной, и печати твоей и рукѣ у записи быти не пригодитца, и ты б о томъ приговорилъ на обсылку, а мы отпишемъ ко государю, и государь намъ о томъ указъ учинитъ; а в договорной записи имя твое написано, что ты присылалъ ко государю нашему с своею грамотою человѣка своего Андрѣя Полонского, и государь нашъ по твоему писму прислалъ насъ на сьѣздъ с послы Стеѳана короля о мирномъ постановеньѣ договоръ чинити. А отговариваемъ, государь, то у Онтонья и писати в записѣхъ того не хотѣли, для того что у насъ в твоемъ государеве наказе и в записѣхъ в договорныхъ, каковы намъ даны на образецъ, того не написано. И тогож, государь, дни часа за два до вечера пріѣхали к Антоныо литовскіе послы князь Янушъ Збарежской, да писарь Михаила Гарабурда, и мы холопи твои на сьѣзде с послы у Онтонья были, чтоб они рать послали из земли вывести, и которые дѣла не договорены, и о тѣхъ бы немедля договоръ учинили. И послы, государь, намъ говорили: скажите деи намъ, вы напишите ль в запись в договорную, что мы мирное постановенье здѣлали при папине послѣ велебномъ отцѣ Антонье и печать бы его и рука у нашей и у вашей записи была; и будетъ такъ здѣлаете, и мы с вами о всѣхъ дѣлехъ зговоръ учинимъ и рать и земли пошлемъ вывести. И мы, государь, посломъ говоримъ: стоимъ накрепко, что Антоньеве рукѣ и печати у записей нашихъ быти не доведетца, у насъ о томъ твоего государева наказу нѣтъ; и Антоней говоритъ при послѣ и на насъ сердитуетъ: толко деи вы не напишете того, что мирное постановенье у васъ при мнѣ здѣлалось, и посломъ деи с вами не дѣлывати. А послы литовскіе вставъ поѣхали, а велѣлъ имъ Антоней ѣхати к себѣ. И после пословъ Антоней намъ говорилъ: государь деи вашъ навышшего папу и меня безчеститъ, пишетъ государь папу что простого попа; а вы деи того не пишете, что мирное постановенье передо мною здѣлалось, а меня деи навышшій

 

 

72

папа прислалъ для того по прошенью государя вашего; а присылалъ деи государь вашъ о томъ к папѣ посланца своего Истому Шевригина, и то деи здѣлаетца у васъ передо мною, почему ж деи вамъ меня тутъ не писати? да и в вѣрющей деи грамотѣ в государеве у васъ тож написано, что вамъ дѣлати постановенье передо мною. И генваря в  день были с нами литовскіе послы у Антонья на сьѣзде князь Янушъ Збарежской, да писарь Михаило Гарабурда и чли договорные записи, каковымъ записямъ межъ насъ быти. И литовскіе, государь, послы говорили: написано деи у васъ в договорной записи, поступаетесь вы государю нашему курлянскіе земли и городовъ ливонскихъ — города Риги и иныхъ, да Полотцка с пригороды, которые нынѣ за государемъ нашимъ; и вы деи почему пишете в поступке не свое? мы деи то у васъ не просимъ, а пишите деи вы в поступке тѣ городы лиѳлянскіе, в которыхъ нынѣ государя вашего люди сидятъ, а курлянскую деи землю и ливонскіе городы имены, которые нынѣ за государемъ нашимъ, с пригороды пишите в той статьѣ, что государю вашему курлянскіе земли и тѣхъ городовъ не воевати, и по вашему деи писму намъ с вами не дѣлывати. И мы холопи твои говорили посломъ: мы пишемъ такъ курлянскую землю и тѣ городы по государеву указу, да и тебѣ Антонью государь нашъ то объявилъ курлянскую землю и тѣ городы в поступкехъ. И Антоней говорилъ: яз деи то сказалъ Стеѳану королю и паномъ радамъ, и король деи и паны рада мнѣ сказали, что деи отдаетъ намъ наши городы, которые и за нимъ не бывали, и вы деи то говорите неправду, пригоже деи вамъ писати такъ, какъ Стеѳановы королевы послы говорятъ. И послы, государь, намъ говорили: будетъ деи вамъ писати курлянскую землю и тѣ городы в поступке, и намъ писати, что государь нашъ поступаетца государю вашему Новагорода и Смоленска и Дорогобужа и Торопца и сѣверскихъ городовъ. И мы холопи твои говорили; то вы на што говорите, чему сстатися нелзя? а курлянскую землю и тѣ ливонскіе городы пишемъ в поступкѣ потому, что ливонская земля и курлянская искони вѣчная государя нашего вотчина, а Полтескъ с пригороды государь вашъ взялъ у нашего государя в перемирные лѣта за присягою пословъ своихъ Станислава Крыйского с товарищи; а вы ж говорили с нами в розговорехъ, что меж государей война и кровь крестьянская льетца о виѳлянской землѣ, и государь нашъ царь и великій князь для покою христьянского велѣлъ поступатися государю вашему своей отчины курлянскіе земли и в виѳлянской земли тѣхъ городовъ и Полтеска с пригороды, ино ихъ почему в поступке не писати? И литовскіе, государъ, послы говорили;

 

 

73

нынѣ деи у насъ с вами битва о Пскове, и намъ деи писать ли в поступкѣ государю вашему Псковъ? И мы холопи твои говорили: Псковъ государя нашего вотчина и нынѣ за государемъ нашимъ; и послы, государь, говорили: что деи намъ с вами о томъ много говорить, намъ деи с вами отнюдь такъ не дѣлывати. И Антоней намъ холопемъ твоимъ говорилъ: вы деи меня не слушаете, а с послы на томъ не дѣлаете, стоите за бездѣлье, и яз деи вижу вашу неправду и дѣла мнѣ меж васъ не дѣлывать, да вставъ Онтоней осердясь изызбы пошолъ. И мы холопи твои с послы о томъ стояли накрепко и говорили много, чтоб написати намъ в своей записи в поступке курлянскую землю и ливонскіе городы — Ригу и иные, которые за королемъ, и Полотцкъ с пригороды, или б с нами приговорили в томъ на обсылку обослатися с тобою государемъ, и уговорити, государь, ихъ не могли, и вставъ послы с нами розорвали и поѣхали, а говорили: и то деи нашъ съѣздъ послѣдней, впередъ деи с вами намъ на съѣздъ не бывать, и такъ деи мы к вамъ пріѣзжаемъ на съѣздъ в дватцатые, а ѣздимъ на день по дватцати верстъ. И какъ, государь, послы вышли изызбы и с Антоньемъ на дворѣ говорили, и тот же часъ Антоней вшолъ вызбу и учелъ сердитовать и вопити на насъ: вы деи пришли воровать, а не посолствовать. И мы холопи твои говорили Антонью: государь нашъ царь и великій князь прислалъ насъ сюда для своего посолского дѣла, а тобѣ Онтонью такихъ словъ говорити не пригодитца, а пригоже тебѣ для государя нашего жалованья пословъ такое безмѣрье отговаривати, чтоб они с нами дѣлали, а за тѣмъ с нами не розъѣзжались, или бы с нами на обсылку приговорили. А у меня Романца в рукѣ запись договорная черная, и Антоней, сердитуя на насъ, у меня у Романца запись вырвалъ из руки да кинулъ в двери, а меня холопа твоего взялъ за воротъ за шубу да вернулъ и пуговицы оборвалъ, а говорилъ: подите деи от меня изызбы вонъ, мнѣ деи с вами не говаривати ничего. И мы холопи твои Антонью говорили: и то ты, Антоней, чинишь не гораздо, государево великое дѣло мечешь, а насъ безчестишь, а намъ за государево дѣло какъ не стоять? да говоря, государь, мы пошли от него изызбы, и пришли мы холопи твои к собѣ вызбу, и тотчасъ пришелъ к намъ литвинъ ротмистровъ Николаевъ человѣкъ Жебридовского и говорилъ намъ: велите деи своимъ людемъ накладыватца, а утре вамъ ѣхати к собѣ, и приставы деи утро к вамъ будутъ,

 

 

74

кому васъ провожати. И мы холопи твои, видя то, что послы затѣмъ с нами розорвали и розъѣхались и дѣлати не хотятъ, Антоней во всякихъ дѣлехъ стоитъ за одинъ с литовскими послы, что велитъ посломъ, то послы и дѣлаютъ, и по конечной, государь, неволи хотимъ в договорную запись написати, что мы о мирномъ постановеньѣ договоръ учинили с литовскими послы при папипне послѣ при Антонье Посевинусе, а городы, государь, в поступке хотимъ написати тѣ, которые нынѣ за тобою государемъ, а курлянскую, государь, землю и ливонскіе городы, которые за королемъ, хотимъ писати в той статьѣ, что тебѣ государю ихъ не воевати. Да послы ж, государь, пишутъ в своей договорной записи, что ты, государь, поступился королю из лиѳлянскіс земли городовъ Юрьева и иныхъ, а тово, государь, не пишутъ, что ты, государь, поступился городовъ из своей отчины из лиѳлянскіе земли, а говорятъ, государь: только деи намъ писати тѣ городы, что государь поступаетца из своей отчины из лиѳлянскіе земли, и намъ деи писати также, что государь нашъ поступаетца государю вашему, из своей отчины Лукъ Великихъ и иныхъ городовъ, а опричь деи того намъ с вами не дѣлати и не писати. И мы холопи твои о томъ стояли накрепко и уговорити ихъ не могли, а пишемъ, государь, такъ в договорной записи, для того чтобъ намъ с послы не здѣлавъ не розъѣхатца, а розорвать затѣмъ и розъѣхатца тебя государя не смѣли, потому писалъ ты, государь, намъ холопемъ своимъ с Петромъ с Зекзюлинымъ: нѣчто будетъ у насъ с послы о чомъ споръ, а намъ о которомъ дѣле, не наказано, и намъ бы приговаривати на обсылку, а не уговоримъ на обсылку, и ты, государь, велѣлъ намъ дѣлати посмотря по здѣшнему дѣлу, какъ пригоже, а однолично б намъ с послы не розорвать и не розъѣхатца не здѣлавъ, и на обсылку, государь, ни в какихъ дѣлехъ отнюдь уговорити не мочно. И отпустили мы к тебѣ ко государю с сею отпискою Ивана Титова генваря в -й день.


Страница сгенерирована за 0.27 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.