Поиск авторов по алфавиту

Автор:Дмитрий Елетцкий, князь

Дмитрий Елетцкий, кн. Письмо к царю Иоанну Васильевичу 18 декабря 7090 г.

555 л. А се такову грамоту прислали к государю государевы послы князь Дмитрій Елетцкой с товарыщи с Прокоѳьемъ с Толстымъ декабря в -й день.

Государю царю и великому князю Ивану Васильевичю всеа Русіи холопи твои Митка Елетцкой, да Романецъ Олѳерьевъ, да Басенокъ Верещагинъ, да подъячей Захарко Свіязевъ челомъ бьютъ. Писали мы к тебѣ к государю прежъ сего с стану из деревни Хамловы декабря в -й день с Петромъ з Зезюлинымъ, какъ мы холопи твои съѣхались с папинымъ посломъ с Антоньемъ в селѣ в Бышковичахъ и что мы с Онтоньемъ говорили о твоихъ государевыхъ дѣлехъ, да с Петромъ писали мы к тебѣ государю, что намъ сьѣхатса с литовскими послы в селѣ в Пажеревичахъ декабря в  день. И мы холопи твои на тотъ день с литовскими послы в Пажеревичахъ не съѣхались, что Антоней, недошедъ Пажеревичь, в селѣ в Тишенкахъ стоялъ два дни, а обсылался с литовскими послы о сьѣзде, и пріѣхали, государь, литовскіе послы к Онтонью на съѣздъ в деревню в Кивереву Гору декабря в  день, а та, государь, деревня не доѣхавъ Заполского яму верстъ с пятнатцать, а мы холопи твои стоимъ в той ж деревне вмѣсте с Онтоньемъ. И того ж, государь, дни мы у Онтонья на съѣздѣ с литовскими послы были, и яз Митка литовскимъ посломъ рѣчь говорилъ по твоему государеву наказу, и, выслушавъ рѣчь, королевы послы князь Янушъ Збаражскій говорили намъ королеву рѣчь. Великій государь Стеѳанъ Божьею милостью король полскій и великій князь литовскій, рускій, прускій, жемоитцкій, мазоветцкій, княже семиградцкій и иныхъ

 

 

52

вамъ великимъ посломъ велѣлъ говорити: для насветоблившего пана Григорья третьяго надесять и по прошенью его велебности посла Антонія Посевинуса государь нашъ ото Пскова отшелъ прочь, а послалъ на съѣздъ насъ пословъ своихъ—меня князя Януша Николаевича Збаражского, да пана Олбрыхта Радивила, да писаря Михаила Галабурду говорити и дѣлати о мирномъ постановеньѣ, давъ намъ полную науку. И вы послы покажите намъ государеву вѣрющую грамоту, почему намъ почати дѣлати мирное постановенье. И мы, государь велѣли твою государеву вѣрющую грамоту чести Захару Свиязеву. И послы литовскіе, выслушавъ вѣрящіе грамоты, говорили намъ: естли деи у васъ опричь того полной наукъ за государевою печатью, чему мочно вѣрити. А в той де грамотѣ в вѣрящей написано вамъ с нами говорити, а того не написано, что васъ государь послалъ с полнымъ наукомъ говорити и закрѣпить тѣ дѣла, о чемъ с нами договоритесь. А государь нашъ Стеѳанъ король послалъ с нами вѣрющую грамоту за своею приписью и за печатью, и в грамотѣ написалъ государь нашъ, что насъ послалъ с полнымъ наукомъ и далъ намъ полную модъ, здѣлавъ записми, а утвердить и крестнымъ целованьемъ закрѣпить, а на чемъ приговоримъ и закрѣпимъ, и то государю нашему и паномъ радамъ и всѣмъ княжатомъ держать твердо и неподвижно вѣчно; а во государя деи вашего вѣрящей грамотѣ всего того не написано. И грамоту, государь, королеву вѣрющую Михайло Галабурда перед нами челъ, и с тое, государь, королевы вѣрющей грамоты взяли мы у Онтонья списокъ и списавъ послали к тебѣ ко государю. Да с послы ж, государь, Хриштопъ Вершевитцкій, а сказали про него послы, что онъ дворенинъ королевской, а велѣлъ деи ему король с послы быти у дѣла; а в грамотѣ, государь, в вѣрющей тотъ Хриштопъ не написанъ, и мы холопи твои говорили посломъ: почему тому Хриштопу быти с вами у государевыхъ дѣлъ? а паны рада писали к намъ в своей грамоте ваши посолскіе имена, а того Хриштопа не объявили, и нынѣ в королеве вѣрющей грамоте имени ево не написано ж, и ему тутъ быти не пригож. И послы, государь, литовскіе говорили: государь деи нашъ велѣлъ ему быти с нами у дѣла, а без него намъ дѣлати не велѣно; а Онтоней тутъ же намъ говорилъ: король деи ему велѣлъ с послы быти у дѣла, для того что онъ моему языку умѣетъ, да и прежде того яз вамъ про него сказывалъ, и вы де за тѣ дѣла не разрывайте, дѣлайте и при немъ. А мы холопи твои Онтоньеву скаску к тебѣ к государю писали с Петромъ з Зезюлинымъ. И вычетъ, государь, грамоту вѣрющую, литовскіе послы говорили: будетъ де у васъ

 

 

53

не будетъ такіе грамоты, какову грамоту вѣрющую государь нашъ прислалъ к намъ, и намъ де с вами о государевыхъ дѣлехъ говорити нѣ по чему, у государя деи нашего у Стефана короля двои послы государя вашего с такими грамотами были, да дѣла никоторого доброго не вдѣлали, а и вы деи по тыи грамотѣ пришли говорити, а не дѣлати и не закрѣпить, хотя государя нашего из земли своей рать вывести и изволочить тѣмъ дѣломъ, дайте де намъ государя своего вѣрющую грамоту таковуж, какова государя нашого грамота. И мы, государь, литовскимъ посломъ говорили, что из предковъ и посямѣста вѣрющіе грамоты пишутца таковы, какъ нынѣ с нами прислалъ государь, а вы за то за што стали и затѣмъ дѣла доброго не дѣлаете, а в грамотахъ в вѣрющихъ то и пишутъ, что послы учнутъ говорити, то-есть государевы рѣчи; а какъ сстанетца межъ государя нашего и Стефана короля доброе дѣло, и мы по государя своего наказу то мирное постановенье утвердимъ и закрѣпимъ записми договорными и крестнымъ цѣлованьемъ. И Онтонью, государь, о томъ много говорили, чтоб онъ то литовскимъ посломъ отговаривалъ, что послы литовскіе всчинаютъ новое дѣло, чего испредковъ не бывало, а государь нашъ с нами прислалъ вѣрющую грамоту по прежнему обычаю, а прислалъ насъ с полнымъ наукомъ, на чемъ приговоримъ мирное постановенье, то и утвердимъ по государя своего наказу записми договорными и крестнымъ цѣлованьемъ закрѣпимъ, и государь нашъ по тому нашему договору учинитъ крѣпко и неподвижно; а к королю и к тебѣ к Онтонью государь нашъ писалъ в своихъ грамотахъ з гонцомъ своимъ з Захаромъ з Болтинымъ, что насъ послалъ с полнымъ наукомъ дѣлати и говорить о мирномъ постановеньѣ и закрѣпить, и тебѣ пригоже посломъ литовскимъ говорить, чтоб они такіе причины отставили, а, розменяся б с нами вѣрющими грамотами, говорили о государеве дѣлѣ. Да о томъ, государь, мы стояли крѣпко с литовскими послы, чтобъ вѣрющими грамотами розменитца, и того дни пословъ литовскихъ не уговорили, грамотами вѣрющими не розмѣнились и дѣла говорить не почали и отказали,—намъ де по такой грамоте никакова не говаривати, а хотѣли, государь, за тѣмъ розъѣхатца; и Онтоней посломъ говорилъ, чтоб имъ затѣмъ не розорвать, а быти бѣ к нему с нами на съѣздъ на завтрея, и поѣхали послы к себѣ на станъ. И декабря, государь, в -й день были мы холопи твои с литовскими послы на сьѣзде у Оптонья и говорили с литовскими послы о вѣрющей грамотѣ много, чтоб вѣрющими грамотами розмѣнитца, и литовскихъ, государь, пословъ уговорить не могли. И говорилъ, государь, Антоней литовскимъ посломъ: коли де у

 

 

54

васъ королева вѣрющая грамота с полнымъ наукомъ, что вамъ здѣлавъ закрѣпить, а у государевыхъ пословъ грамота вѣрющая не такова, а сказываютъ послы, что та грамота писана по прежнему обычею, а с ними государевъ наказъ полной есть, какъ имъ приговоря мирное постановенье закрѣпить, и вы деи говорите с ними о мирномъ постановеньѣ, не розмѣняся вѣрящими грамотами, а затѣмъ деи зачѣмъ дѣло проволокать. И послы, государь, королевы говорили Онтонью: коли деи ты приговорилъ, что намъ со государевыми послы о мирномъ постановеньѣ говорити, и не розмѣняся вѣрящими грамотами, а приговоря б намъ закрѣпити крестнымъ цѣлованьемъ, и мы деи нынѣ со государевыми послы станемъ говорити, не розмѣняся грамотами, а будетъ деи у пословъ такова грамота вѣрющая, какова с нами, и мы деи и здѣлавъ грамотами розмѣнилися, а таковы деи намъ грамоты вѣрящіе не имывать, а своей не давывать. И мы, государь, с ними учели говорити о твоемъ государевѣ дѣлѣ, и не розмѣняся грамотами, для того чтобы с ними затѣмъ не розорвать, а говорили литовскимъ посломъ, чтоб сказали, намъ послѣднюю мѣру передъ Антоньемъ, на чемъ государь ихъ Стеѳанъ король с тобою государемъ велѣлъ миритися, как бы чему сстатися возможно. И литовскіе послы говорили: государь де нашъ Стеѳанъ король для навышшего Григорья папы третьяго надесять посла насветоблившего отца Антонья Посевинуса послалъ насъ пословъ своихъ на съѣздъ о мирномъ постановеньѣ дѣлати и с нами наказалъ, что безо всеѣ лиѳлянскіе земли государю нашему с вашимъ государемъ никакъ не мириватца ни без одново городка. Да и свѣйского б замирить, потому что свѣйской государю нашему голдуетъ и своими кровныи, и вы деи скажите, естли вамъ о томъ наукъ, поступаетца ли государь вашъ государю нашему всее лиѳлянскіе земли и свѣйского замирить ли, и мы деи с вами учнемъ говорити обыныхъ дѣлехъ. И мы, государь, литовскимъ посломъ говорили передъ Антоньемъ: государь нашъ царь и великій князь прислалъ насъ пословъ своихъ на съѣздъ с Стеѳановыми королевыми послы о мирномъ постановеньѣ говорити и приговоря и закрѣпить на той мѣрѣ, что государь Онтонью Посевинусу в отвѣтномъ списку бояры своими изъявилъ, а о свѣйскомъ намъ государева наказу нѣтъ, и король о томъ и Антоней ко государю нашему не писывали. И литовскіе, государь, послы говорили: то деи мы вѣдаемъ, что было съ Антоньемъ наказано, которыхъ городовъ государь вашъ государю нашему поступаетца; одно деи то скажите, естьли с вами государя вашего приказъ, что вамъ поступитися всее лиѳлянскіе земли, и будетъ деи поступитеся всее лиѳлянскіе земли, да заплатитъ

 

 

55

государь вашъ государю нашему накладъ на воинскіе люди; и государь деи нашъ противъ того велѣлъ поступитися псковскихъ пригородовъ Воронча, Велью, Островъ, Красной. И мы, государь, говорили литовскимъ посломъ: говорите вы о всей лиѳлянской землѣ и о накладѣ воинскихъ людей, а государь нашъ поступаетца государю вашему в лиѳлянской землѣ многихъ городовъ, а тѣ городы поймалъ государь нашъ войноюж, и государю нашему в тѣхъ городѣхъ наклады были великіе, и государь своихъ накладовъ на королѣ не пытаетъ же, и вамъ о томъ говорити не пригодитца ж, чему сстатись нелзя. А Онтонью мы холопи твои говорили: тебѣ Антонью пригож литовскихъ пословъ уговаривать, чтоб безмѣрье отставили, а объявили бъ мѣру послѣднюю, на чемъ государю нашему с Стеѳаномъ королемъ возможно здѣлати, какъ бы впередъ государю нашему с Стефаномъ королемъ быти в дружбѣ и в любви неподвижно; а тебѣ Антонью пригоже дѣлати на обе стороны ровно, ты государю нашему царю и великому князю изъязался слушити и прибытка искати на обе стороны ровно; а то что за миръ, толко государю нашему поступитися Стеѳану королю всее лиѳлянскіе земли, и не будетъ у государя нашего пристаней морскихъ, и государю нашему недзя будетъ ссклатися с папою и с цесаремъ и сыными поморскими государи; о томъ много тебѣ Антонью государя нашего бояре подлинно говорили, и в отвѣтномъ списку государь нашъ тобѣ бояры своими изъявилъ, какъ пригоже межъ государя нашего и Стеѳана короля быти дружбѣ и любви впередъ неподвижно. А нынѣ для покою христьянского государь нашъ велѣлъ поступатися к той мѣрѣ, которую тебѣ объявили государя нашего бояре в отвѣтномъ списку, города Говьи, и ты бъ Антоней говорилъ королевымъ посломъ, чтоб они на томъ мирное постановенье дѣлали, а кровь бы крестьянская уняти. И Антоней говорилъ: яз деи вамъ обоимъ великимъ посломъ говорю, чтоб вы дѣлали мирное постановенье на обе стороны ровно, какъ бы могло притти к покою христьянскому; а литовскимъ, государь, посломъ Антоней говорилъ: вы деи дѣлайте такъ, какъ бы межъ государей было братство и любовь и впередъ неподвижно. И литовскіе послы намъ холопемъ твоимъ говорили, что деи вы говорите много, и преждеи того были у государя нашего послы Остаѳей Пушкинъ с товарищи и поступалися всеѣ лиѳлянскіе земли, толко опричь четырехъ городовъ, и государь деи нашъ и за тѣмъ не помирился, что не поетупалися въ лиѳлянской землѣ четырехъ городовъ, и о томъ обсылались послы со государемъ, а государь деи нашъ Стеѳанъ король посылалъ гонца своего Хриштопа Держку, и государь деи вашъ и того

 

 

56

не далъ, чево послы ево поступались. И государь нашъ для того пошелъ ратью на государя вашего землю, и многое кроворазлитье крестьянское учинилось. А нынѣ деи государю нашему королю безо всее лиѳлянскіе земли и без накладу на воинскіе люди со государемъ вашимъ никакъ не мириватца, да и преждеи сего государь нашъ ко государю вашему писалъ многожды, что безо всее лиѳлянскіе земли не мириватца. А какъ деи государя нашего обрали на государство, а на томъ деи Стеѳанъ король в Аршавѣ на радѣ всей землѣ присягалъ, и паны рада посполито королю на томъ присягали, что ему, не очистивъ всее лиѳлянискіе земли, со государемъ не мириватца. А государю деи вашему государь нашъ поступаетца псковскихъ пригородовъ Вороноча, Вели, Острова, Красного, а какъ деи поступитесь всеѣ лиѳлянскіе земли, п мы деи ещо и впередъ учнемъ говорити. И мы, государь, говорили литовскимъ посломъ: то дѣло потому такъ учинилось, посылалъ государь нашъ к Стеѳану королю своихъ пословъ Остаѳья Пушкина с товарищи, а велѣлъ тѣхъ городовъ государю вашему поступатися на себя, поступайся, хотя было што и нужно государю нашему и невозможно потому дѣлати, да для кровопролитья крестьянского тѣхъ городовъ королю велѣлъ поступатися, а чаелъ то, что государь вашъ Стеөанъ король на мѣру сойдетъ. И государь вашъ Стеѳанъ король все дѣлалъ высокими обычаи и на то не сшелъ, мѣры ничему не поставилъ, не потому как при предкѣ его бывало, и со государемъ нашимъ потому дѣлати и не похотѣлъ, а присылалъ ко государю нашему гонца своего Хриштопа Держку и к тому ещо учелъ припрашивать. И государь нашъ потому, видя государя вашего безмѣрье, з гонцомъ его с Хриштопомъ и отписалъ и с посломъ своимъ государь нашъ послалъ новой наказъ, какъ мочно государю нашему быти в терпѣньѣ и какъ возможно государю нашему со государемъ вашимъ впередъ быти в миру и в дружбѣ неподвижно. И государь вашъ со государемъ нашимъ на томъ не помирился, а прагиулъ на кроворозлитье христьянское. А Онтонью, государь, передъ литовскими послы говорили есмя: и тебѣ Антонью государь бояры своими в отвѣтѣ объявилъ и наказалъ, какъ возможно государю нашему с Стеѳаномъ королемъ быти в миру, и тебѣ Онтонью пригоже межъ государя нашего и Стеѳана короля мирное постановенье дѣлати, какъ бы на обе стороны было не к убытку, а к покою христьянскому. И литовскіе, государь, послы говорили: что деи вы не говорите, а государю нашему никакъ без лиѳлянскіе земли не мириватца. И мы, государь, посломъ литовскимъ говорили: много говорили, а к концу доброго дѣла не можемъ привести. Государь нашъ для покою

 

 

57

крестьянского столко государю вашему поступаетца городомъ из своей отчины из лиѳлянскіе земли и многихъ городовъ государь нашъ поступаетца, а государю вашему искони вѣчные своей вотчины, чего ни в которыхъ государствахъ не ведатца, что столко городовъ поступатися даромъ без кровопролитья, а вы ни на которое доброе дѣло не сойдете, толко просите лиѳлянскіе земли всеѣ; скажите вы намъ, поступаетца ли государь вашъ государю нашему тѣхъ всѣхъ городовъ, которые у государя нашего король поймалъ государьства его через присягу своихъ пословъ Станислава Крыйского с товарыщи в перемирные лѣта — Лукъ Великихъ, Невля, Зяволочья, Велижа, Холму, да псковскихъ пригородовъ всѣхъ, и будетъ поступитца, и мы о лиѳлянскихъ городѣхъ ещо учнемъ с вами говорити, какъ пригоже сстатися. И литовскіе послы учали, государь, говорити сердито: болшое деи вы присланы говорити, а не дѣлати, мы деи не хотимъ торговати лиѳлянскою землею, намъ деи государь нашъ велѣлъ все здѣлати в три дни и розъѣздъ учинити, и вы деи с нами говорите ранее, а намъ деи безо всей лиѳляиской земли ни без одное пяди отнюдь не мириватца и обыныхъ дѣлехъ не говаривать; а в государеву деи сторону государь нашъ поступаетца псковскихъ пригородовъ Воронча, Вели, Острова, Краевого, да и накладъ де на воинскіе люди отставити можемъ, и хотѣли розъѣхатца и розорвати. И Антоней литовскихъ пословъ уговаривалъ и ворочалъ ихъ не одинова, чтоб они не розъѣзжалися и не розорвали, а с нами о мирномъ постановеньѣ говорили, какъ пригоже сстатись, и приговорилъ Антоней, что имъ сьѣхатца с нами. Назавтрее, государь, декабря въ  день были мы холопи твои у Онтонья Посевинуса до пословъ и говорили ему, чтоб онъ твоимъ государевымъ дѣломъ промышлялъ и литовскихъ пословъ уговаривалъ, чтоб безмѣрье оставили, а объявили мѣру послѣднюю, на чемъ с тобою государемъ миритися велѣлъ Стеѳанъ король. Да и о томъ есмя, государь, Антонью говорили, что онъ у Стеѳановыхъ королевыхъ пословъ провѣдалъ, и тоб намъ сказалъ. И Антоней намъ холопемъ твоимъ говорилъ: слышелъ есми и от пословъ, что имъ безо всее лиѳлянскіе земли не мириватца; а про твои государевы городы про Невль и про Велижъ сказалъ, слышелъ Антоней у короля, что ихъ отдати тебѣ государю король не хочетъ, а про Луки деи яз и про иные городы не вѣдаю, и яз деи нынѣ для государева дѣла посылаю подо Псковъ до гетмана и канцлера полского Яна Замоского, а тотъ деи гетманъ маетъ мочь над послы королевскими, приказано над ними ему, а что деи провѣдаю, и то вамъ скажу тотчасъ, яз деи за государево жалованье радъ промышляти его

 

 

58

государевымъ дѣломъ всею душею. И тогож, государь, дня были мы на сьѣзде с литовскими послы у Онтонья, и говорилъ, государь, литовскимъ посломъ Антоней: говорили деи вы вчерась с государевыми послы о лиѳлянской землѣ, и послы государевы вамъ сказывали, которые городы государь имъ велѣлъ поступитись, да сверхъ того вамъ поступаютца городовъ Говьи, а о свѣйской, сказываютъ, у нихъ государева наказу нѣтъ; и вы де скажите мнѣ, что вамъ от Стеѳана короля наукъ о ливонской землѣ и пріятеля его свѣйского короля в томъ же миру замкнутъ; а которые де городы государь вашъ Стеѳанъ король поймалъ у государя в его землѣ — Луки Великіе, Невль, Заволочье, Велижъ, Холмъ, и тѣ городы отдадите ли. И литовскіе послы Онтонью говорили вчерась мы перед тобою говорили и нынѣ тожъ говоримъ, что государю нашему Стеѳану королю безо всеѣ лиѳлянскіе земли пи без одное пяди не миритца, такъ чтоб впередъ иного чего лиха не было, а свѣйской государю нашему певный пріятель и свой. А вчера мы, не докончавъ о свѣйскомъ, стали иные рѣчи говорите, и мѣшкаемъ деи много, а о государевыхъ пословъ о лиѳлянтехъ о всѣхъ и о свѣйскомъ згбвору нѣтъ. Мы деи вчерась поступились псковскихъ четырехъ замковъ, да к тѣмъ замкомъ уѣздовъ на сорокъ миль, и будетъ государь послы поступятца всеѣ лиѳлянскіе земли, да и свѣйского замирятъ, и мы и о иныхъ дѣлехъ станемъ говоритъ, а ни безъ одное пяди намъ в лиѳлянской землѣ и не замиривъ свѣйского не мириватца. И Антоней намъ холопемъ твоимъ говорилъ: естли деи вамъ от государя полной наукъ, что короля поступитися всеѣ лиѳлянскіе земля и свѣйского короля вамъ замирить мочно ли. И мы, государь, Антонью говорили: вчерась мы передъ тобою королевымъ посломъ отказали и нынѣ тожъ говоримъ, что намъ о свѣйскомъ государева наказу нѣтъ и говорить намъ о томъ нечего, государь насъ послалъ по твоей Антоньевѣ грамотѣ говорите и дѣлати о мирномъ постановеньѣ с Стеѳаномъ королемъ, а не о свѣйскомъ, и намъ о свѣйскомъ что и всчинать, коль намъ о томъ государева наказу нѣтъ. Да и послы королевы вчерась, говоря о томъ, много учали с нами говорите о государевыхъ дѣлехъ, отставя свѣйского, а нынѣ, забывъ вчерашніе рѣчи, да опять о свѣйскомъ говорятъ, а о ливонской землѣ мы посломъ государевъ наукъ вчераж объявили — к той мѣрѣ, какъ тебѣ государь наказалъ, в Стеѳанову королеву сторону поступитесь городовъ Говью, и послы и на тоѣ мѣру не придутъ, а говорятъ одно, что безо всее лиѳлянскіе земли не мириватца. А которые городы Стефанъ король у государя нашего поймалъ государства его за присягою

 

 

59

пословъ своихъ Станислава Крымского с товарищи — Луки Великіе, Невль, Заволочье, Велитъ, Холмъ, и тѣхъ городовъ во государеву сторону не поступаютца, а говорятъ кабы искушая довѣдався у насъ послѣдніе мѣры, и тебѣ Антонью пригоже Стеѳановымъ королевымъ посломъ говорить, чтоб они такіе высокіе мѣры отставили, а объявили б мѣру послѣднюю, на чемъ государю нашему с Стеѳаномъ королемъ мочно помиритися. И литовскіе, государь, послы говорили: коли деи вы о свѣйскомъ с нами не говорите, и вы деи моцы полные от государя своего с полнымъ наукомъ не маете; свѣйской деи нынѣ стоитъ со государемъ нашимъ за одинъ, и то деи мы знаемъ, что государь вашъ, со государемъ нашимъ помирився, да и станетъ свѣйского воевать. И говорили, государь, с нами литовскіе послы о свѣйскомъ много и хотѣли розъѣхатца. И Антоней говорилъ литовскимъ посломъ: яз деи вамъ говорю, чтоб вы со государевыми послы говорили опричь свѣйского, а о томъ деи яз розмышлю и впередъ учну промежъ васъ говорите, какъ бы доброму дѣлу сстатися. И послы литовскіе говорили: коли деи ты намъ не велишъ говорите о свѣйскомъ, и мы для твоего росказанья учнемъ говорите со государевыми послы без свѣйского, а свѣйского де положимъ на твое розсказанье, а безо всеѣ деп лиѳлянскіе земли государю нашему ни безъ одного города не мириватца. И мы, государь, Антонью говорили: тебѣ Антонью всѣ высости Стеѳановы королевы подлинно государя нашего бояре извѣщали, а нынѣ и самъ видишь государя нашего поступки и сходителство во всемъ на себя поступаяся, а Стеѳановы королевы послы и на такую мѣру не придутъ, и тебѣ Антонью пригоже посломъ говорите, чтоб они безмѣрье отставили, а пришли на мѣру, какъ мочно государю нашему с Стеѳаномъ королемъ быти в любви и в братстве неподвижно. И Антоней говорилъ литовскимъ посломъ: государевы деи послы поступались в королеву сторону к прежней поступке городъ Говью, а вы во государеву сторону противъ того что поступаетесь. И послы литовскіе говорили Онтонью: мы деи для твоего напоминанья поступалися во государеву сторону псковскихъ пригородовъ — Воронча, Вельи, Острова, Краевого, да уѣзду на сорокъ миль, да накладъ на воинскихъ людей, а нынѣ ещо к тому поступаемся во государеву сторону города Холму: и тѣ деи городы, что мы поступились, болшіе всее лиѳлянскіе земли, а лиѳлянскаяб земля вся во государя нашего сторону, а болши деи того у насъ и слова не будетъ, и, вставъ, хотѣли розъѣхатца и розорвать. И Антоней говорилъ намъ холопемъ твоимъ: естли деи у васъ тотъ наукъ, что вамъ ещо поступитяся которыхъ городовъ лиѳлянскіе

 

 

60

земли. И мы, государь, говоря межъ себя, говорили Антонью: мы перед тобою королевымъ посломъ объявимъ послѣднюю мѣру, на себя поступаясь для покою христьянского, коли они не хотятъ того, что мы имъ преже того поступались, а говорятъ одно о лиѳлянтехъ. И будетъ Стеѳановы королевы послы поступятца ко государя нашего сторону к прежнимъ поступкамъ — Лукъ, Невля, Велижа, Заволочья, и мы поступимъся въ Стеѳанову королеву сторону из лиѳлянскіе земли городовъ государя своего Перновы оба, Панда, Кавлеть, Курсловъ, ІІорхоль. А объявили, государь, есмя тѣ городы для того, что послы просятъ всѣхъ лиѳълянскихъ городовъ, а твоихъ государевыхъ городовъ—Лукъ Великихъ, Невля и Велижа и Заволочья не поступаютца. И Антоней говорилъ литовскимъ посломъ: государевы деи послы столько городовъ в королеву сторону лиѳлянскіе земли, и вамъ деи противъ того мочноль поступатися тѣхъ городовъ, которые Стеѳанъ король поймалъ, государьства его и на томъ вдѣлать. И литовскіе, государь, послы говорили, что ни безъ одново города лиѳлянскіе земли государю ихъ не мириватца и болше того городовъ, что нынѣ сказали, не давывать и не говорити ничего, да вставъ и поѣхали. И Антоней, государь, приговорилъ посломъ с нами быти на съѣзде в недѣлю декабря въ -й день, и того, государь, дни в недѣлю послы к Антоныо на съѣздъ не пріѣхали, а стоятъ, государь, от нашего стану литовскіе послы верстъ с семь. И мы холопи твои Онтонья спрашивали, почему к нему послы на съѣздъ не пріѣхали, и Онтоней, государь, сказалъ, что онъ посломъ литовскимъ сегодни не велѣлъ ѣздить, для того что онъ послалъ человѣка своего подо Псковъ к гетману о твоихъ государевыхъ дѣлехъ, и тотъ человѣкъ к нему не бывалъ; а какъ тотъ человѣкъ к нему пріѣдетъ, и Онтоней, государь, намъ хотѣлъ сказати, на чемъ Стеѳанъ король посломъ велѣлъ миритися. Да Антоней же намъ холопемъ твоимъ сказалъ грамоту латинскимъ писмомъ за печатью, а сказалъ, что ему тое грамоту далъ Стеѳанъ король, отпускаючи его ис подо Пъскова, какъ ему с тобою государемъ мирное постановенье дѣлати. И мы, государь, у Антонья с тоѣ грамоты списавъ противень, послали к тебѣ ко государю, а гонцовъ к тебѣ ко государю без литовъскихъ приставовъ послать нельзѣ, у становъ, государь, нашихъ сторожи и по дорогамъ заставы и люди воинскіе ѣздятъ встрѣчаючися, и отпустили мы холопи твои къ тебѣ ко государю с сею отпискою Прокоөья Толъстово с стану из деревенки Веревя Горы декабря в -й день.


Страница сгенерирована за 0.28 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.