Поиск авторов по алфавиту

Радость об одном грешнике

Однажды, уже будучи православным, я посоветовал одному другу-баптисту (критиковавшему кого-то из своей общины) больше вникать в себя, чем в других. На что он сказал: «Надо не на себя смотреть, а на Христа». Я тогда даже не нашелся, что ответить.

Может, от моей малой начитанности, но в баптистской литературе я крайне редко встречал обращение к теме самопознания. Хотя сами же баптисты признают, что самопознание является основополагающей нравственной ценностью. Перестать видеть свою «слабую» и «злую» волю, свои греховные наклонности – не этично, по крайней мере.

«Христианская этика, как известно, начинается с самопознания: «Вникай в себя и в учение, занимайся сим постоянно; ибо так поступая, и себя спасешь и слушающих тебя» (1 Тим. 4:16). Вникая в себя, человек… обнаруживает в себе не только слабую, но и злую волю. Вникая еще глубже, он убеждается, что греховные желания поселились в нем очень давно… Однако одного сознания для этого недостаточно. Одно дело – просвещенный ум, совсем другое – просвещенное сердце. Знание – это, конечно, великое благо, но еще больше мы нуждаемся в духовной силе. Общеизвестно, что нередко люди, всесторонне образованные, обладающие выдающимися дарованиями, в нравственном отношении стоят очень низко» [9].

Самопознание должно сопровождать христиан всю жизнь.

Св. Исаак Сирин: «Как с высокой горы рассматривающие долину часто не видят находящихся в ней рвов, ям текущих по ней нечистот, разброшенного смрадного навоза – так и высокоумные. Они, смотря на себя, свысока, - видят только поверхность свою, а отвратительной глубины души своей, а нечистот сердца своего, часто тайных, но не менее оттого безобразных и гнусных, не видят. Сподобившийся увидеть себя выше сподобившегося увидеть ангелов» [10]. Св. Тихон Задонский: «Познание себя и своей греховности есть начало спасения, потому что познание своей бедности приводит к исканию способа, дабы избавиться от беды» [11]. Авва Исаия: «Чем кто невнимательнее к себе, тем более почитает себя угодным Богу. Но кто старается очистить себя от страстей и беспорядочных действий, тот стыдится возвести очи свои на небо к Богу, ибо видит себя, что весьма далеко отстоит от Него» [12].

«Блаженны нищие духом» (Мф. 5:3), – те, кто сознаёт свои немощи и просит у Бога милости.

И.В. Чекалов в учебнике «Нравственное богословие» (издание ЗБИ ФСЕХБ) пишет: «Нищий духом» – это человек, нуждающийся в прощении и сознающий свою великую нужду в общении с Отцом Небесным… Чтобы восхитить Царство Небесное, нужно сознание своей духовной нищеты, как сознавали это все верные служители Божии. Это сознание своей духовной нищеты является верным залогом внутреннего обновления и силы: «…Ибо когда я немощен, тогда силен» (2 Кор. 12:10). А вот как характеризует Спаситель «богатых духом»: «Горе вам, пресыщенные ныне! Ибо взалчете» (Лк. 6:25). Ложное, воображаемое богатство закрывает человеку путь в Царство Небесное. «Ибо ты говоришь: я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды; а не знаешь, что ты несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг» (Откр. 3:17). Освобождение от воображаемого богатства и нездоровых привязанностей дает нам истинную внутреннюю свободу и новый взгляд на жизнь и жизненные ценности…» [13].

Чекалов упоминает о характерной трагедии «богатого духом» Л.Н.Толстого: «Воодушевленный Нагорной проповедью, в конце 19 века Толстой стал проповедовать новую религию любви и непротивления злу насилием… Такое понимание практического применения Нагорной проповеди нельзя признать правильным. Энтузиасты-ревнители Нагорной проповеди правы в том, что они близко к сердцу принимают призывы Христа к совершенству, и что они верят в преобразующую силу любви Божьей. Заблуждение же их заключается в том, что они, как это свойственно почти всем утопистам, недооценивают страшную силу зла, царящую в человеке, о чем свидетельствует ап. Павел: «Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю» (Рим. 7:19) [1] [14].

…Брошенный в православии один на один со своей испорченностью, я заметил, что меньше стал осуждать других христиан (хотя поводов – тьма!). В православии что-то случилось с моими ушами. В них постоянно звучит упрек Христа: «И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь?». В православии медленно, но верно я начал учиться видеть бревна в своем глазу. И получается как у фокусника с пустым ящиком: я замечаю бревно, вытаскиваю, а за ним, непонятно откуда, другое появляется. Вытаскиваю, а за ним – старое бревно. Я подумал, что очистил глаза, начал смотреть на чужие сучки, увлекся, и вдруг обнаруживаю, что в своем глазу полно бревен. И начинает доходить до меня грозное предупреждение Христа: «Не судите, и не будете судимы; не осуждайте и не будете осуждены…» (Лк. 6:37).

«К одному старцу однажды пришел его ученик и с большой радостью сообщил ему: «Отче, я достиг того, что когда молюсь, то мысленными очами вижу всегда перед собой Господа». «Не велико твое достижение и напрасно ты так радуешься, - отвечал ему старец, - вот, если бы ты стал видеть свои грехи, то это было бы для тебя великим приобретением» [16]. Отец Александр Ельчанинов пишет: «Слепота к своим грехам, невидение их – естественное состояние природы падшего человека. Мы бессознательно утаиваем от себя наши грехи, забываем их, потому что так легче жить. А наша духовная жизнь даже и не начиналась и не может начаться, пока мы не сойдем с этой ложной позиции»… Как говорит преп. Петр Дамаскин: «Нет ничего лучше, как знать свою немощь и неведение, и ничего хуже – как не знать этого. Когда ум начинает видеть свои согрешения – как песок морской, лишь тогда начинается просвещение души и начинается ее выздоровление»… Нищета духовная, однако, не должна вести к унынию, об этом так пишет Митрополит Филарет Московский: «Чувство собственной немощи не на то употреблять должно, чтобы тяготиться и упасть духом, но чтобы оставлять надежду на себя и через молитву о помощи переходить к надежде на Бога» [17].

Низкий поклон православию от бывшего баптиста! Хотя бы только за то, что показано мне, как оскорбляет Христа мое критиканство, на какой суд я обрекаю себя самого! Я осуждал своего православного собрата, считая, что баптисты гораздо «святее». Имел ли я на это право? К кому Христос сказал притчу о фарисее и мытаре? Напомню, – к «некоторым, которые уверены были о себе, что они праведны, и уничижали других…» (Лк. 18:9).

Приступы этой тяжкой болезни – осуждение других – и сейчас одолевают меня, если я забываю о своей греховности. Эта болезнь отступает лишь тогда, когда Господь попускает, чтобы я сам впал в грех (причем часто в тот, который я осудил в другом) и увидел себя в истинном свете, чтобы я почувствовал всю свою слабость и понял, кто я такой без Бога, без Его милости, без Ходатая Иисуса Христа – прах и пепел[2]!

За три года в Православной Церкви я немало слышал проповедей священников. Даже самый ортодоксальный и реакционный из них никогда не говорил, что православные «святее» других. Нет гордости за «высокий моральный уровень», есть только защита Церкви Христовой[3]. Покаяние – неотъемлемая часть православного вероучения [18]. Исповедь обязательна для всех, даже для Патриарха. И это по библейски!

Дай нам Бог всегда помнить, как молились в храме фарисей и мытарь, и кто из них вышел из храма более оправданным (см. Лк. 18:9 и далее)! Дай нам Бог всегда помнить слова Христа о том, что 99 праведников, не имеющих нужды в покаянии, меньше вызывают радости на небесах, чем один грешник кающийся (см. Лк. 15:4-7)!



[1] Многие мыслители пришли к этой истине. Например, Гете сказал, что самая глубокая из пропастей находится в сердце человека. А еще до него Руссо говорил о себе так: «Я вижу добро, я люблю его, и в то же время делаю зло». Остается добавить, что «в своих критических выступлениях против православной церкви Толстой зашел так далеко, что стал отрицать не только его обрядовую сторону, но и основы христианского вероучения. Толстой не верил в Христа, как Сына Божьего, умершего за грехи и воскресшего для нашего оправдания. Христос у него оказался на одном уровне с религиозными философами и мудрецами» [15].

[2] «Но дай мне зреть мои, о Боже, прегрешенья,/Да брат мой от меня не примет осужденья, /И дух смирения, терпения, любви /И целомудрия мне в сердце оживи (из стихотворения А.С. Пушкина – переложения молитвы св. Ефрема Сирина).

[3] Именно поэтому иной батюшка в проповеди может плохо отозваться о протестантах. Это не шовинизм [19], а просто забота пастыря об овцах, пастыря, который может не разбираться в сложном мире современного протестантизма. Тем более что к последнему иные религиоведы относят и деструктивные культы [20].


Страница сгенерирована за 0.06 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.