Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл (Гундяев), Патриарх Московский и всея Руси

Кирилл (Гундяев), патр. Слово на церемонии открытия Международного форума «Православные женщины: единение, служение, любовь», 27. 07. 2011

СЛОВО НА ЦЕРЕМОНИИ ОТКРЫТИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ФОРУМА «ПРАВОСЛАВНЫЕ ЖЕНЩИНЫ: ЕДИНЕНИЕ, СЛУЖЕНИЕ, ЛЮБОВЬ»

27. 07. 2011

Дорогие участники и участницы форума!

Я всех сердечно приветствую. Я рад тому, что открытие форума состоится сегодня, в канун замечательного праздника — Дня Крещения Руси, дня памяти святого равноапостольного великого князя Владимира. Поскольку мое участие в торжествах в Киеве вместе с украинской паствой и духовенством уже стало традицией, то совпала и наша с вами встреча. Я придаю большое значение развитию женского православного движения в Русской Православной Церкви. По дороге сюда я думал, стоит ли читать подготовленный текст, и решил, что лучше просто поделиться мыслями.

С тех времен, когда женщины составляли абсолютное большинство верующих в наших храмах, я постоянно задаю себе вопрос: отчего это происходит? Есть психологические и даже физиологические объяснения того, что женщины более религиозны, чем мужчины: дескать, женщина по природе своей более эмоциональна и чувствительна, а стало быть, менее критична, менее рационалистична и потому

229

 

 

ближе к религиозному измерению жизни. Может быть, эта аргументация в какой-то степени и справедлива, но у меня есть свое объяснение, которым я до сих пор ни с кем не делился. Есть нечто общее в природе служения Церкви и женщины. Оно опознается женщинами абсолютно не рационально, а опытно, на подсознательном уровне и развивает у них доверие к Церкви, к пастырской проповеди, готовность участвовать в религиозной жизни активнее, чем мужчины.

Церковь — хранительница нравственных ценностей. Она передает их, как некий генетический код, из поколения в поколение, формируя тем самым матрицу народной жизни. Человек XXI века отличается от людей XX, XIX или XVIII веков. Но если посмотреть на систему идеалов, которые Церковь проповедует и предлагает современному обществу, то это те же самые фундаментальные ценности, которые были не только в XIX, но и во II веке. Это реально действующий механизм передачи основополагающих нравственных и духовных традиций из поколения в поколение. Церковь — консервативное начало, ведь чтобы передать ценности, их нужно сохранить.

С другой стороны, Церковь всегда призвана к творчеству, потому что каждое новое поколение не будет воспринимать традиции, если они не станут для него неоспоримыми. Убедительность церковной проповеди всегда предполагает новаторство, открытость, динамизм. Если этого нет, то происходит сбой в механизме передачи ценностей, которые начинают отождествляться в сознании людей с определенной субкультурой, с фольклором. Чаще всего о Церкви говорят на телевидении на Масленицу или на Пасху, когда пекут блины, красят яйца, освящают куличи, подхватывая распространенный стереотип, что Православие — это часть фольклора, культурной традиции. Возможно, так происходит потому, что и в советское время, и в постсоветский период мы были не в состоянии представить ценности христианского Предания на должном интеллектуальном уровне, чтобы они усваивались современными людьми.

Бог пожелал, чтобы женщина была хранительницей семейного очага, и мне как верующему не требуется больше никаких аргументов. Семья — это место, где человек формируется как личность, где осуществляется передача традиций. Мамы нередко говорят своим детям: «Так поступать нехорошо». Но ни одна мать почти никогда не объясняет, почему именно нехорошо, она лишь декларирует величайшей важности

230

 

 

идею, говорит о ценностях, которые восприняла от своих родителей. Женщина является в значительной степени ответственной за передачу нравственных идеалов из поколения в поколение. Она делает в семье то же, что Церковь — в обществе. Церковь называют Матерью не потому, что это слово женского рода, а потому, что она подобно матери сохраняет и передает из рода в род духовные основы, воспитывает и пестует каждую последующую генерацию людей.

С одной стороны, женщина — консервативное начало, она сохраняет ценности, семью, порядок. С другой стороны, она способна к динамичной жизни в нынешнем обществе. Мне много раз приходилось говорить, что мужчина оказался более хрупким существом, неспособным выдержать стрессы современной цивилизации, а в результате — алкоголизм. Может быть, на Украине это не так очевидно, как в российском Нечерноземье. Когда я был правящим Смоленским архиереем, я часто ездил по деревням. Приезжаешь служить Литургию, а в храме в основном платочки. Потом собираются сельчане, женщины участвуют в самодеятельности, поют, играют, декламируют. В клубе, в фельдшерском пункте тоже почти одни женщины. А где мужики? Где-то прячутся по углам или придут в нетрезвом виде посмотреть, как выступают их жены.

Женщина оказалась сильнее с ее способностью противостоять стрессам, потому что у нее более высокий порог самосохранения. Ответственность за семью, за передачу ценностей, — все это остается у нее на подсознательном уровне, часто не артикулированно, не осознанно. Сама природа именно так проявляется в женщине. То, что у нас в храмах больше представительниц слабого пола, вполне объяснимо схожестью служения Церкви и женщины.

Господу угодно, чтобы апостолами были мужи, чтобы они совершали апостольское служение. К счастью, в Православии не возникает попыток со стороны женщин пересмотреть эту норму апостольского предания. Иерархическое служение в Церкви осуществляют мужчины. Но мне кажется, что не будь в Русской Православной Церкви молитвенного делания женщин в трудные годы атеизма, от нее сегодня мало что осталось бы. Не будь тогда наших бабушек и матерей, которые подчас тайно от своих партийных мужей и детей крестили внуков, сыновей, дочерей, — что было бы сегодня с нашим народом? Служение женщины в Церкви оказалось важнейшим именно в годы гонений. Если мужчины

231

 

 

боялись приходить в храмы, опасаясь потерять должность, навредить карьере, то бабушки были более самоотверженными, их нельзя было запугать ни угрозой потери пенсии, ни даже риском исключения из очереди на квартиру. Они молились, воспитывали в вере своих внуков и таким образом сохранили не только нравственное предание и систему ценностей, но во многом и религиозность нашего народа.

В нынешнее время очень важно, чтобы в полной мере раскрывался потенциал женщин-христианок — в первую очередь, конечно, в семье. Но ведь не все семейные. Я уже не раз говорил, что если у кого-то нет семьи, нет детей, это не значит, что он становится человеком второго сорта. В очах Божиих нет людей низшего сорта, и, возможно, Господь таким образом побуждает одинокого человека отдать все свои силы тому служению, в котором он мог бы себя проявить. Для многих местом такой деятельности становится Церковь. Наши женские монастыри, общины милосердия — яркий тому пример. Недавно мы проводили в Москве съезд епархиальных социальных работников и руководителей сестричеств милосердия. Сотни людей собрались — надо было видеть их энтузиазм, готовность трудиться, удивительную изобретательность. Познакомившись лишь с перечнем проектов, осуществляемых в рамках этого служения, я был поражен его многообразием и эффективностью.

Сегодня перед Церковью стоит очень много задач по обеспечению участия женщин в религиозной жизни. На уровне монастырей, сестричеств, приходов работа налажена довольно хорошо, но у нас нет организации, которая объединяла бы женщин в рамках всей Церкви. А ведь так важно время от времени встретиться, поговорить, обменяться опытом, возвысить слово в защиту Церкви, духовных традиций. Когда мы, священники, защищаем нравственные ценности, выступаем против абортов, в поддержку необеспеченных молодых матерей, мы нередко слышим открытый или неявный упрек: «Вам-то что? Вы так свои интересы отстаиваете!» Но когда на защиту тех же принципов встают миряне, особенно женщины, у которых есть особое право громко говорить на эти темы, они могут быть скорее услышаны обществом.

Думаю, процесс формирования православной женской организации, в которой я очень заинтересован и идею создания которой я всячески поддерживал, сегодня должен перейти на новый этап — создания епархиальных организаций в разных странах на просторах СНГ и Балтии. Сообщество женщин может быть очень эффективным и полезным — как

232

 

 

в отстаивании интересов Церкви, так и в реализации первоочередных церковных проектов.

Весь мир (в том числе православные люди на Украине, в России, в Беларуси, во многих других странах) проходит через тяжелейшие цивилизационные испытания. Речь идет о глубочайшем кризисе семьи. Раскрепощение человеческого инстинкта, которое происходило в 1960-е годы, конечно, по наущению диавола, стало именоваться сексуальной революцией и привело к страшным последствиям: разрушению семьи, возникновению крайних форм феминизма, агрессивной пропаганде гомосексуализма. Сексуальная революция оказала настолько негативное влияние на людей в сфере личной и семейной нравственности, что трудно представить себе, чем это может закончиться, если не организовать общий фронт сопротивления этому злу.

Как я уже сказал, в природу людей, а особенно женщин, заложен инстинкт самосохранения — сохранения личности, своих близких, семьи. Церковь открывает пространство для организованной деятельности женщин разных специальностей, различного социального положения. Дай Бог, чтобы она обеспечивала место встречи для тех, кто небезразличен к судьбам своего народа, к его религиозной жизни, и получала ответный импульс, который делал бы ее бытие богаче и красивее, а служение — более эффективным.

Благодарю за внимание.


Страница сгенерирована за 0.37 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.