Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл (Гундяев), Патриарх Московский и всея Руси

Кирилл (Гундяев), патр. Слово на встрече с молодежью в нижегородском Дворце спорта Профсоюзов, 11. 09. 2009

СЛОВО НА ВСТРЕЧЕ С МОЛОДЕЖЬЮ
В НИЖЕГОРОДСКОМ ДВОРЦЕ СПОРТА ПРОФСОЮЗОВ

11. 09. 2009

Я рад приветствовать всех вас, мои дорогие друзья, молодежь Нижнего Новгорода, рад встретиться и поговорить с вами. Я воспринимаю выступления в таких аудиториях, непривычных для церковнослужителя, не как экзотику, а как возможность встретиться с наибольшим

211

 

 

количеством людей, увидеть ваши лица, услышать ваши вопросы, понять то, чем вы живете, узнать ваши мысли, чтобы можно было разделить, поддержать надежду, укрепить человека в его поисках и укрепить самого себя. Потому что служение пастыря можно сравнить с дорогой, на которой движение идет в обе стороны: от пастыря к людям и от людей к пастырю.

Когда я начал собираться с мыслями и формулировать идеи, которые хотел бы сегодня озвучить, то подумал вот о чем. Недавно в беседе с молодежью в Санкт-Петербурге мы говорили о любви, о мечте. Тема любви — очень важная, она затрагивает каждого человека, потому что через любовь максимально раскрывается духовный потенциал личности. Замечательно, что по-немецки свадьба называется «Hochzeit», что в переводе означает «высокое время», высшая точка. Потому что свадьба это максимальное проявление того, что происходит с человеком, охваченным чувством любви. Он стремится к этому моменту и достигает его как некий апогей в жизни, как самую высокую точку развития.

Любовь есть величайшая христианская добродетель, самая первая и главная. Богу было угодно именно этот закон поставить в основу человеческого бытия. Но что удивительно — христианская любовь, в отличие от той любви, которая приводит к браку, предполагает благорасположение не только к тому человеку, который тебе симпатичен, близок, который тебе нравится, возбуждает к себе добрые чувства. Евангельская любовь — это доброе отношение к самым разным людям, в том числе и к врагам. Как это трудно понять! Это сложно было осознавать всегда, а не только современному человеку. Нередко приходят к священнику люди и спрашивают: «Как же можно любить врага? Растолкуйте, пожалуйста. Вот живет соседка на лестничной площадке, терпеть ее не могу. Или в студенческой аудитории сидит парень, только посмотрю на него, и на душе тошно. Какая же тут любовь?»

Слово Божие отличается от любого человеческого слова тем, что оно живет и действует, сохраняя свою эффективность вне зависимости от того, принимают люди Слово или отвергают, соглашаются с ним или нет. Поэтому, если сказано в Евангелии о любви как о высочайшей человеческой добродетели, если она полагается в основу человеческого бытия, то это не ошибка эпохи, не мистификация — это реальность.

Так как же полюбить людей? Можно ли это сделать? Я скажу сейчас о двух вещах, которые напрямую не имеют никакого отношения

212

 

 

к любви. Но я постараюсь доказать, что не может быть любви без реализации этих понятий. Это — труд и солидарность. Мы с вами не на профсоюзном митинге, но будем сейчас говорить о труде и солидарности как о духовных понятиях.

Когда человек создает некие ценности — материальные, интеллектуальные, духовные, культурные — своим трудом, то чаще всего он производит их больше, чем необходимо ему лично. В противном случае не существовало бы человеческого общежития. Произведенные ценности распределяются в обществе, и получается, что через труд удивительным, но реальным образом все люди оказываются связанны.

Приведу вам простой пример. Каждый из вас сегодня завтракал, обедал и вкушал хлеб. Что стоит за кусочком хлеба в ваших руках? Труд землепашца, ученого, механизатора. Труд шофера, который привез его в магазин и продавца, который его продал. А смог бы водитель доставить этот хлеб, если бы у него не было грузовика? Но грузовик надо собрать — а это труд инженеров, техников, рабочих, ученых. Если бы шофер жил в шалаше или был бездомным, наверняка он не мог бы быть водителем. Ему нужен дом, который кто-то должен построить. А еще нужен дворник, различные службы, которые наводят порядок вокруг этого дома, иначе человеку самому пришлось бы заниматься уборкой. В маленьком кусочке хлеба — труд огромного числа людей.

Иногда говорят: «Как же можно любить друг друга, когда мы все такие разные? У меня одно образование, у него другое; у меня один взгляд на жизнь, у него другой; я принадлежу к одной политической партии, он — к другой». Именно многообразие мира и явилось предпосылкой того, что любовь и только любовь может быть законом человеческого общежития. Хорошо известно: если полюса заряжены одинаково, то они отталкиваются друг от друга, а притягиваются полюса с разными зарядами. Наша задача — найти в разнообразии мира механизм притяжения. Очень часто он заключается в осознании того, что ценностями, созданными нашим трудом, будут пользоваться самые разные люди по всему миру и, возможно, даже наши враги.

Это меняет философию человеческой жизни. Землепашец обрабатывает землю и производит зерно, не думая о том, что этот хлеб будет вкушать его враг, а ведь часто так и бывает. Конечно, сегодня деньги являются универсальным эквивалентом труда и стоимости, и они обезличивают эти отношения. Само по себе это неплохо, такой эквивалент

213

 

 

необходим, без него не может существовать экономика, нынешний кризис наглядно это показал. Но деньги скрывают ясную картину взаимозависимости людей. Сегодня ты платишь, покупаешь хлеб, он становится твоим, и за ним уже никто не стоит. В старину, когда происходил реальный обмен, люди приезжали на рынок и за кусок хлеба отдавали собственный произведенный продукт. Тогда зримым образом была явлена взаимозависимость работников. Все понимали: «Я привез, обменял, получил. Без хлеба, без соли, без мыла я не проживу, а ведь я не произвожу эти продукты, а делаю что-то другое». Это важнейшая тема, которая имеет не только и не столько экономическое измерение, сколько духовное.

Вот почему труд является добродетелью. Это замечательная идея, она звучит в Новом Завете. У апостола Павла прекрасно сказано в Послании к Фессалоникийцам: если кто не хочет работать, тот пусть и не ест (2 Фес. 3,10). Мы знаем, что этот тезис был воспринят безбожной идеологией, а отказ от нее привел к отказу от евангельских заимствований, потому что в рамках того мировоззрения они были мертвы. Но когда читаешь Священное Писание, все воскресает. Замечательные слова «кто не работает, тот и не ест» оживают, ведь это повеление Божие. У этого наказа есть глобальное измерение, если кто-то не работает, он выпадает из системы общечеловеческой солидарности.

Теперь я хотел бы перейти к теме солидарности. Она имеет огромное значение, потерявшее ее общество не способно существовать. Солидарность — это способность разделять с другим бремя его забот, его проблемы, болезни, скорби; это система взаимной поддержки. Чем выше уровень солидарности в обществе, тем оно сильнее. Лишенное солидарности, оно становится киселем, тягучей массой, не способной выдерживать никакие нагрузки, никакое сопротивление. Такое общество просто растекается и исчезает.

Слово «солидарность» было затаскано той идеологией, которую мы сегодня вспоминали, но сама эта идея проистекает из Божиего замысла о мире и человеке. Если мы, услышав о несчастьях других, остаемся хладнокровными и равнодушными, если сообщение о трагедии на Саяно-Шушенской ГЭС1 даже не заставит нас подняться со стула,

1 17 августа 2009 г. на Саяно-Шушенской ГЭС произошла техногенная катастрофа, в результате которой погибли 75 человек.

214

 

 

чтобы перекреститься и помолиться о несчастных людях, значит, с нами происходит что-то плохое.

Солидарность проявляется в молитве, в мыслях, в готовности помочь, в том числе материально. Когда небогатые люди собирают деньги, чтобы больному ребенку была сделана операция, это замечательный образ того, как работает солидарность и что она означает.

На первый взгляд кажется странным то, что труд может объединять людей вне зависимости от их симпатий и антипатий, и то, что солидарность работает поверх границ. Потому что, если она замыкается в неких границах, это уже корпоративный сговор. Подобное мы проходили в истории и знаем, как опасны корпоративные системы солидарности, направленные против других систем. Их столкновение угрожает обществу. Кстати, революции, направленные на то, чтобы развалить общественные отношения, использовали систему корпоративной солидарности. Это называлось классовой солидарностью, но суть та же самая, когда одна часть общества противопоставляется другой и происходит борьба за место под солнцем.

Подлинная солидарность не может быть узкокорпоративной, она не должна быть направлена против общества и против других людей. Именно эта сила, связывающая народ, обеспечивает единство нации, ее целостность и жизнеспособность.

Какое же все это имеет отношение к любви? Без осознанного труда, соединяющего всех нас, без солидарности не может быть и любви. Все начинается с простого. Мы не понимаем, что такое любовь к врагам, но мы представляем себе, что такое общенациональная солидарность, включающая, в частности, взаимодействие с человеком, которого мы считали врагом. Мы не знаем, что такое любовь к чужому человеку, но видим, как через наш труд, производя материальные и прочие ценности, мы служим другим людям, отдаем им часть себя. Любовь, как я уже не раз говорил, — это и есть способность отдавать самого себя другим. Если мы труд и солидарность обоснуем на правильном духовном фундаменте, подкрепим его высокой нравственностью, реальным общением с Богом, молитвой, то научимся хотя бы не делать другому больно, не желать зла, не разрушать те связи, которые объединяют людей в единый народ.

Очень часто нам нравится критиковать свою страну, наш уклад, сравнивать их с какими-то другими порядками, с восторгом

215

 

 

и придыханием восклицать: «Вот как у них!», а потом недовольно говорить: «А вот у нас... ». Часто люди впервые знакомятся с опытом жизни в других странах и непременно начинаются сравнения, причем не в пользу своей Родины. В таких сравнениях нет ничего плохого. Если увидишь, что кто-то работает лучше тебя, — учись. Попытайся сделать то же самое — так и развивается человеческая цивилизация. Тот факт, что мы с вами плохо живем, что уровень нашей бытовой культуры, степень благоустройства наших городов, состояние сельского хозяйства не такие, как у многих наших соседей, является результатом той самой изоляции, в которой десятилетиями жил наш народ, не видя никаких добрых примеров. С чем можно было сравнить свой наряд, если в магазинах продавался только один тип одежды и другого люди не видели? Или автомобиль, когда выпускались всего одна-две модели легковых машин? Как можно понять, хорошая или плохая мебель, когда другой нет? Если ничего не видишь и не знаешь, то нет и роста. Важно, чтобы знания, которые мы получаем от общения с другими, побуждали нас к работе, подталкивали к тому, чтобы сделать не хуже, а лучше. Подобный опыт является большой ценностью.

Теперь позвольте мне перейти к очень важному замечанию. В каком смысле опыт других может быть ценностью? Есть два типа поведения: реактивное (от слова «реакция») и активное. В первом случае — человек радуется, когда его веселят, раздражается, когда злят, идет, если его подталкивают, и стоит, когда его останавливают. Это очень удобный тип поведения. Он не предполагает инициативы. Иногда его воспитывают сознательно. Кстати, так и было в нашем прошлом: «Зачем думать о стране, о том, что дальше моего носа? Этим начальство занимается, все расписано. Кому что положено, он то и делает. А мне-то какое дело?» Реактивный тип поведения провоцирует общественную апатию. Грязно на улицах города — «не мое дело, мэр плохой, городская управа плохая, дворники плохо работают». При этом самому можно с легкостью взять пластиковую бутылку из-под газировки и бросить ее на землю. Есть давление — поддадимся, нет давления — ничего не происходит.

Другой тип поведения — активный, когда человек реагирует на раздражители извне, но при этом не подстраивает под них свой образ действий и стиль жизни, а сам идет вперед, ему есть дело до всего. Он осознает, что грязь на улице — «это не только проблема коммунальной службы, но и моя и моего соседа». Нестроения в общественной

216

 

 

жизни человек воспринимает не как задачу для вышестоящего начальства, а как свою собственную повестку дня. Пробуждается творческая активность, появляется желание работать не только для себя, украсить не только свою комнату или в лучшем случае палисадничек, но преобразить город, деревню — мир Божий сделать прекрасным. Активная позиция развивает внутренний творческий потенциал человеческой личности.

Я думаю, что построить справедливое общество, достичь счастья и благополучия невозможно без активной жизненной позиции. Если внимательно почитать Евангелие, оно именно это и предлагает. Не надо, чтобы люди по чьему-то приказу лезли на баррикады, с оружием в руках боролись за лучший мир. Евангелие требует от человека преобразовывать себя, а через себя — и окружающий мир.

Подобное познается подобным. Если у нас грязные города, это не значит, что непременно мэр негодный или коммунальная служба не работает. Это означает, что мы плохие. Был у меня такой случай в трудные 90-е годы прошлого века. В одном районном центре я должен был выступить перед учителями. Весной я шел по этому городку. Он производил ужасное впечатление: разбитые стекла в подъездах, расписанные стены, огромное количество бутылок, спичечных коробков, коробок от сигарет, пустых консервных банок — кошмар. Пришли мы в здание дома культуры, сопровождал меня мэр, не знаю, хороший или плохой. Мы взошли на сцену, я начал говорить, и как только закончил, последовали вопросы из зала. Впрочем, это были не вопросы — крик, шум, и всё в адрес мэра. Я слушал, а потом встал и сказал: «Вы знаете, я не знаком с вашим мэром, я его сегодня в первый раз вижу. Может быть, все, что вы говорите, правильно, но ведь не мэр разбивает стекла в подъездах, не мэр расписывает фасад и бросает бутылки. Его можно обвинить в том, что он плохо организует уборку за всеми вами, но сорите-то вы». Притихла аудитория. Потом я спросил у женщин: «А у себя дома вы поддерживаете идеальный порядок?» Молчание. «Тогда, — говорю, — я знаю, как выглядят ваши дома. У вас в спальне есть шкаф, а на шкафу стоят пустые коробки из-под обуви». Смех в зале, и головами закивали. «А утром на кухне у вас грязная посуда, матушки. Вам что, мэр и посуду должен помыть? А что творится в ваших палисадничках, в грязных и разбитых сараях за вашими домами? Почему вы не наводите порядок в своем доме, в своем палисаднике, но требуете

217

 

 

навести порядок в городе, стране?» А потому, что подобная жизненная позиция — реактивная. Появился мусор, — мы отреагировали, но не своим трудом, а криками. То, что касается самого себя, — это свято, никто критиковать не может, мол, это моя личная жизнь, безобразие в моем доме — это моя ответственность, никого не касается. Но ведь все связано — личное и общественное.

Почему Церковь пытается достучаться до человеческих сердец? Потому что от сердца, по слову Спасителя, исходят злые помыслы (Мф. 15, 19; Мк. 7, 21). А злые помыслы реализуются в злых делах. Невозможно иметь грязную душу и чистые города. Все очень тесно связано. Вот почему мы говорим о необходимости защиты окружающей среды не только в терминах экологических, но и в терминах духовных, потому что от состояния человеческого духа зависит наше окружение, мир, в котором мы живем. Наша позиция должна быть активной — не только для защиты окружающей среды или наведения порядка в городах. Выражение этого жизненного кредо — готовность трудом и солидарностью преодолевать нестроения общественной жизни.

Сегодня мы переживаем тяжелое время, экономический кризис. Не забывайте, труд — величайшая добродетель человека. Священное Писание связывает труд с самой жизнью: кто не работает, тот пусть и не ест. Но что же делать, когда мы лишаемся работы? Сегодня очень многие в этом городе теряют работу. Это огромный вызов всему обществу. Мы все, а не только власти, экономисты, руководители предприятий, должны думать о том, как не допустить безработицы. Солидарное общество способно быстро переформатироваться в соответствии с изменившимися условиями. Общество, которое живет на основе реакции, не готово сплотиться перед лицом трудностей.

Сегодня в стране нужно сделать очень многое. Никакой безработицы в России быть не может при повсеместной нехватке рабочих рук. Задача заключается в том, чтобы дать возможность работнику найти дело по душе. Для этого надо проявить творческую активность не только руководству, но и народу. Мне кажется, что и Церковь должна внести свой вклад, надо подумать о том, как церковные структуры могут помочь людям, которые сегодня лишаются работы.

Мы уже говорили о защите окружающей среды, о чистоте в городах, но на повестке дня стоит многое другое, чем пора заняться. Сегодня мы этого не делаем, думая, что у нас нет денег, ждем, когда разбогатеем.

218

 

 

Может быть, появление безработицы в определенных отраслях экономики дает нам шанс переориентировать активность нашего общества, направив ее на решение тех задач, до которых у нас раньше не доходили руки. Кризис должен не ухудшить жизнь россиян, а научить тому, что солидарное общество, уважающее труд, способно дать достойные ответы на проблемы безработицы.

Откуда появилось мнение, что только работа в нефтяной компании или в банке, на должности юриста или менеджера являются почетными? «Белых воротничков» сейчас так много, что многие из них не производят избыточный продукт, нужный для того, чтобы делиться с другими. Кризис указал на необходимость возвращения молодежи к активному участию в производственной деятельности. Чем труд высококвалифицированного рабочего, честно относящегося к своему делу, отличается от труда хорошо оплачиваемого менеджера? Я не хочу сказать, что не надо быть менеджером. Конечно, важно уметь управлять бизнесом, но речь идет о перепроизводстве в стране людей, которые в условиях виртуальной экономики научились получать деньги не в ответ на реальную затрату сил, а благодаря хитроумному использованию различных финансовых схем. Кризис должен помочь молодежи понять, что всякий труд — это способность проявлять активную жизненную позицию. Умение работать на благо всего общества и быть солидарными друг с другом — это не громкие слова, а насущная необходимость.

Так сопрягаются вопросы экономики, политики, социальной жизни с темами духовными. Бог дает нам Свой закон любви; Бог призывает нас к солидарности, к честному труду. Но мы отказываемся от нравственных основ бытия и, насмотревшись разного рода фильмов, начитавшись рекламных журналов, потеряв чувство реальности, начинаем изменять Божественным идеалам. Мы подвергаем сомнению сам факт необходимости трудиться так, чтобы результатом нашего труда пользовались другие, забываем о солидарности в обществе, не желаем занимать активную жизненную позицию, мечтаем только о получении максимальной прибыли. Вот тогда начинается распад. И не потому, что грянул кризис, — это Бог пожелал, чтобы мир существовал на основе того закона, который Он дал. Всякий отход от этого закона самоубийственен для общества. Но если ошибка хирурга видна тотчас, то промахи тех, кто направляет историю, влияет на жизнь молодежи — через моду, через стереотипы мыслей, — обнаруживаются далеко не сразу. Ведь

219

 

 

у абсолютного большинства молодых людей все эти фантики, блестящие обертки, которые предлагают современная видеопродукция, система развлечений и модные журналы, формируют иллюзорное представление о жизни. Эта иллюзия мертва, потому что она не отражает мир Божий. Жизнеспособна лишь человеческая цивилизация, живущая по Божиему закону, в основе которого — любовь. Каждый молодой человек однажды почувствует, что это такое. Наступает возраст, когда сердце радостно бьется при встрече с другим человеком. Приходит светлое, святое чувство, дающее опыт настоящей любви. Этот юношеский опыт может открыть человеку, что означает жить по Божиему закону. Если весь род человеческий примет Божественный призыв — жительствовать по любви, по правде Божией, — мир станет другим, и мы будем счастливы вне зависимости от того, работаем ли мы менеджером в нефтяной компании или слесарем на заводе.

Вспоминаю замечательный фильм, который хорошо знает старшее поколение, — «Москва слезам не верит». Как прекрасно Баталов1 сыграл роль Гоши! Кажется, тот был слесарем или токарем, простым тружеником, но оказался героем духа, человеком огромного сердца, способным любить и творить добро. Жаль, что сейчас у нас не появляются такие фильмы.

Дай Бог всем нам возрастать в правде Божией и любви, на пути к любви трудиться, укреплять солидарность друг с другом, строить процветающую и справедливую жизнь, чтобы через наши усилия просветлялся вечно прекрасный лик нашего Отечества. Благодарю вас за внимание.

ИЗ ОТВЕТОВ НА ВОПРОСЫ

Сегодня в Церкви распространено явление, когда верующие люди годами ходят в один храм и при этом толком не знают ни друг друга, ни своего настоятеля, но каждый ищет удовлетворения индивидуального религиозного чувства. Естественно, что в данном случае не складывается полноценный приход, община верующих. Есть ли, на Ваш взгляд, здесь проблема, и какими могут быть пути ее решения?

1 Баталов А. В. (1928-2017), советский и российский актер театра и кино, кинорежиссер, педагог.

220

 

 

Благодарю Вас за этот вопрос. Очень важная тема. Христианская община формировалась как сообщество единомышленников. Именно так она существовала на протяжении всей истории Церкви. Но различного рода факторы — социальные, демографические, связанные с урбанизацией общества, — так влияют на приходскую жизнь, что приход в наше время стал местом, где люди появляются, чтобы только помолиться. Когда мы все вместе поем Символ веры, нас посещает чувство принадлежности к единой реальности, которая именуется православной верой. Люди осознают себя единомышленниками. Но вот спели Символ веры, помолились, разошлись. Где же община? Может ли она существовать некоторое время в ограниченном пространстве и исчезать, в том числе и как социальный феномен, после прекращения этого общения? Конечно, нет. Христианская община — это система солидарности, взаимодействия и общения, которая формируется в Церкви через молитву. Вот почему сегодня так важно развивать социальные, образовательные и молодежные программы наших приходов.

Я часто общаюсь с моими собратьями-архиереями, с духовенством и говорю о том, что мы должны начать как можно скорее систематически практиковать внебогослужебные собрания. Вы знаете, что кто-то не понимает славянского текста богослужения. Это происходит потому, что у людей нет возможности помолиться вне официального богослужения в храме. А если мы будем предоставлять возможность недостаточно воцерковленным людям, молодежи встретиться с пастырем, почитать вместе Священное Писание, поразмышлять над ним?

Я иногда делал так: читаешь библейский текст, вокруг тебя сидят молодые люди, а потом каждого спрашиваешь: «Как Вы это понимаете?» Развивается творческое, осмысленное отношение к Слову Божию. На этих собраниях можно и спеть в сопровождении гитары, других инструментов, у нас сейчас есть замечательные композиторы, среди них — священнослужители и даже монахи. Можно поговорить о жизни, о проблемах, но все это должно сочетаться с молитвой. Более того, можно своими словами помолиться. Создание таких внебогослужебных собраний, особенно с молодежью, является сейчас большой и важной задачей для Церкви.

Я очень надеюсь, что меня сегодня слышат не только здесь, в спортивном дворце Нижнего Новгорода, но и архиереи, и священники. Мы

221

 

 

должны дать возможность встречаться невоцерковленным людям для того, чтобы чувствовать свою общность, принадлежность к Церкви.

Этот перечень можно продолжить: организованная работа с молодежью, социальные проекты, обеспечение поддержки малоимущих и бессемейных людей. У нас очень много одиноких пожилых мужчин и женщин. Почему бы не проводить специальные собрания с пенсионерами? На том же молитвенном собрании поговорить о жизни, послушать, поддержать, заняться рукоделием, но все это под покровом Церкви.

Я могу долго перечислять идеи, реализация которых позволяла бы создавать новые измерения общинной жизни христианского прихода. Раньше приход был местом социальной активности людей. Уничтожили приходы, особенно сельские, а они играли огромную объединяющую роль для всей христианской общины. Разорение земли нашей началось с уничтожения сельских приходов. Система общенациональной солидарности тоже стала разваливаться после того, как Церковь была лишена всякой возможности влиять на общественную жизнь народа.

То, о чем Вы сказали, является важной задачей, и я знаю, что во многих епархиях и приходах, в частности здесь, на Нижегородской земле, люди воспринимают это очень близко к сердцу. Есть положительный пример — движение «Вперед». С Вашей помощью я хотел бы обратиться к активной церковной молодежи с призывом расширять в Церкви такую работу.

Способствуют ли занятия физическими упражнениями и спортом духовному развитию человека? И еще: как Вы поддерживаете свою высокую физическую активность, занимаетесь ли физкультурой?

Я не очень люблю выдавать «тайны» патриаршей жизни, но раз Вы спрашиваете, скажу. Занятия физической культурой так же важны, как и овладение духовной культурой. Богу было угодно соединить духовное и физическое в единой человеческой личности, как Божественное и человеческое было соединено в единой богочеловеческой Личности Господа Иисуса Христа. На этом сочетании того и другого строится вся жизнь. Трагедия советского времени заключалась в том, что духовное отсекли от материального. Беда современного, в том числе и западного секулярного мира в том, что духовное оттесняется

222

 

 

на периферию общественной жизни, и материальное становится единственно значимой ценностью.

Но гармоничное развитие личности предполагает вспахивание — я неоднократно употреблял этот образ — того единого поля, которое и есть человеческая жизнь, где слито духовное и материальное. Недаром в гимназиях (а само слово «гимназия» означает упражнение, прежде всего физическое упражнение, отсюда слово «гимнастика») классическое образование предполагало развитие умственное, духовное и физическое.

Создание высших учебных заведений, развитие науки в средние века было связано с Церковью. Первые западноевропейские университеты построены по принципу монашеских общин. В далеком XII веке Фридрих Барбаросса1, а человек он был очень неглупый, рассуждал о том, что университет должен достигать трех целей: духовного, телесного и общественного развития человека. Поэтому роль физической культуры очень важна.

Другое дело — профессиональный спорт. Это шоу, связанное с огромными издержками, люди жертвуют своим здоровьем. Но в то же время профессиональный спорт способен пробуждать хорошие чувства и качества, например солидарность. Ведь мы чувствуем себя единой нацией, когда наша сборная борется за победу. Тогда сметаются все преграды — политические, социальные, общественные, имущественные. Люди плачут вместе, смеются, кричат от радости. Эта система солидарности, о которой мы сегодня говорили, поддерживается и профессиональным спортом. Но профессиональные спортсмены не являются физически здоровыми людьми. Как часто сверхнагрузки отрицательно сказываются на всем организме.

Физическая культура — непременное условие гармоничного развития человеческой личности. Обязательно делайте утром зарядку, нагружайте свои мышцы, без этого не будет должной работоспособности.

Ваше Святейшество, здесь присутствуют молодые специалисты Российского федерального ядерного центра. Позавчера Вы посетили город Саров, место жизни и подвига преподобного Серафима Саровского. Как Вы относитесь к тому, что в святом месте расположено предприятие, работающее над созданием ядерного оружия?

1 Фридрих I Гогенштауфен (кон. 1122-1190), король Германии, император Священной Римской империи.

223

 

 

Будучи в Сарове, я уже высказался на эту тему, правда, в узком кругу. Но теперь, благодаря Вашему вопросу, я отвечу публично. В Катехизисе — книге о вере, которую написал в XIX веке митрополит Московский Филарет (Дроздов), причисленный к лику святых, — дается объяснение того, что есть Промысл Божий. Это забота Бога о мире, о космосе, о мироздании, о каждом человеке. Святитель Филарет дает такую формулировку, она довольно длинная, я не буду ее полностью цитировать, но в ней есть замечательные слова, что Промысл Божий заключается, в частности, и в том, что Бог дурные и плохие человеческие поступки обращает к добрым последствиям. Ужасным поступком было закрытие Саровской обители, изгнание монахов, осквернение святынь, но Промысл Божий даже это дурное и страшное дело обратил к добрым последствиям, которые сейчас сознают (и я этому очень рад) многие сотрудники вашего центра. Здесь, в обители преподобного Серафима, наша страна получила то, что мы называли оружием сдерживания. В условиях холодной войны появление ядерного оружия предотвратило третью мировую войну с ее губительными последствиями. Нельзя сказать, что это случайно. Под покровом преподобного Серафима, в его обители, страна получила то, что спасло ее в критический момент послевоенной истории XX века.

Но если говорить об оружии, позиция Церкви хорошо известна. Церковь выступает за мир без оружия. Мы были очень настойчивы в провозглашении этой истины даже в трудные годы холодной войны, призывая к сдержанной политике в отношении гонки вооружений, призывая к разоружению.

Но есть особенность, которую нужно ясно понимать. Что является причиной войны? Некоторые говорят: неразвитые общественные отношения, недостаточно высокий уровень права, в том числе международного. Это не так. Причина войны — грех, зло в сердце человека. Можно иметь блестяще развитую систему права, как часы работающую систему международных организаций и свалиться в пропасть войны. Разве на исходе XX века, а тем более в XXI веке уровень развития международного права был ниже, чем сто лет тому назад? Конечно, нет. Человечество приобрело опыт работы с межнациональными конфликтами, обеспечило юридическую базу их решения — и что? Целые страны стираются с карты Европы в результате использования силы, появляются другие государства. Человечество постоянно находится

224

 

 

перед опасностью военных действий. Локальные военные действия никогда не прекращались, несмотря на развитую систему международных отношений.

Отсюда следует, что никакая система не способна обеспечить безопасность. Подлинная безопасность — ответ на происходящее в человеческих отношениях, которые завязаны на том, что у нас в сердце и на уме. Борьба с грехом, обновление нравственного чувства, сочетание морали с политикой, с экономикой, со сферой международных отношений, — вот что может предопределить мирное развитие цивилизации без военных конфликтов, обеспечить мир без оружия.

Но сегодня это не так. И оружие, которое разрабатывается в Сарове, является фактором сдерживания. Конечно, факт присутствия оружия — это огромная опасность, вызов человечеству. Повторю, мы должны стремиться к миру без оружия, но так, чтобы это стремление не разрушило нашу страну, чтобы мы оставались суверенным государством. Поэтому то, что произошло в Сарове в 1940-1950-е годы, имело совершенно особое значение для судеб и нашего Отечества, и всего мира.

Довольно часто можно услышать понятия «консервативное Православие» и «либеральное Православие». Эти слова употребляются в речи как антонимы, причем «консервативное» несет некую негативную окраску, а «либеральное» предполагает нечто более совершенное, развитое, современное, благополучно-позитивное. Как Вы определяете Русскую Православную Церковь в контексте данных понятий?

Спасибо, очень хороший и правильный вопрос. Церковь не может быть либеральной или консервативной. Церковь может быть только Церковью. Я объясню вам почему. С одной стороны, в Церкви присутствует консервативное начало, она сберегает апостольскую веру, которую апостолы приняли от Самого Господа. Если эта вера не будет сохранена, те великие принципы, на которых Бог возжелал устроить жизнь рода человеческого, никогда не смогут реализоваться в реальной истории.

Но существует культурный разрыв между людьми I века, жившими в средиземноморском мире, и современными людьми из Нижнего Новгорода. Что необходимо делать для того, чтобы христианская весть была всегда актуальна, всегда востребована? Если мы будем сохранять

225

 

 

старые формы выражения веры или способы ее передачи, этого будет недостаточно, люди останутся глухи к ней.

Вот почему в Церкви одновременно присутствуют и консервативное, и творческое начала. Миссия Церкви — это созидание, стремление сделать весть о Христе актуальной и современной. Если бы наши предки здесь, в Нижнем Новгороде, услышали наш разговор двести лет назад, они не поняли бы, о чем ведет речь Патриарх. Сегодня беседа идет в совершенно других категориях. Но это не значит, что Патриарх говорит иное, чем двести лет назад, — словесное выражение мысли должно быть таким, чтобы люди могли понять, что есть вера, что без нее нельзя жить ни две тысячи лет назад, ни сейчас, ни в будущем, если Господь благословит нашу историю и мы будем жить как человеческое общество.

Попытки придать Церкви определенные культурные черты, например, вписать церковную жизнь в рамки XIX века, чреваты тем, что эта историческая среда может оказаться совершенно непонятной для наших современников. Важно ту апостольскую истину, о которой мы сегодня говорим, передавать таким образом, чтобы она сохраняла свежесть, актуальность и притягательность.

Но в Церкви бывают иногда и другие взгляды, стремление бежать за временем считается порой важной добродетелью. Здесь надо быть очень осторожными. Что значит следовать за временем? Повторять философские идеи, присущие ему? Интерполировать в свое учение различные «измы» (а либерализм — это очередной «изм»)? Нам предлагали в советское время включить в нашу доктрину социалистические идеи. Я читал статьи, в которых были попытки соединить марксизм с христианством, доказать необходимость модернизировать наше вероучение под марксистский шаблон.

Сегодня, по крайней мере в западном мире, некоторые христиане (к счастью, не православные) идут по этому пути, подрубая свое мировоззрение, нивелируя доктрину под вкусы времени. Отсюда возникли проблема женского священства, проблема благословения гомосексуальных браков. Если в светской философии идея прав и свобод допускает все это, почему же Церковь противится? Вывод — Церковь несовременная.

Церковь призвана отстаивать и сохранять апостольскую веру, помогать людям понять, что отступление от этой веры, под какими бы лозунгами оно ни совершалось, греховно, а значит, опасно и для

226

 

 

самого человека, и для человеческого общежития. Вот почему Церковь не может быть ни консервативной, ни либеральной — она должна быть Церковью, осуществляющей тот наказ, который Сам Господь дал Своим апостолам. Из рук апостолов повеление идти и проповедовать веру получили те, кто сегодня являются священниками, епископами, благочестивыми мирянами, кто представляет актив нашей Церкви. И если мы будем идти вперед, не реформируя себя под скоропреходящие вкусы эпохи, и останемся чувствительными к воспитанию людей, к их запросам, проблемам, радостям, горю, разочарованиям и надеждам, тогда Церковь будет всегда современной и востребованной.

Благодарю вас за внимание.


Страница сгенерирована за 0.36 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.