Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл (Гундяев), Патриарх Московский и всея Руси

Кирилл (Гундяев), патр. Слово на встрече с молодежью в концертном зале «Витебск»,28. 09. 2009

СЛОВО НА ВСТРЕЧЕ С МОЛОДЕЖЬЮ
В КОНЦЕРТНОМ ЗАЛЕ «ВИТЕБСК»

28. 09. 2009

Я очень рад встретиться сегодня с молодежью Витебска и со всеми, кто пожелал прийти на эту встречу. Я придаю большое значение таким разговорам — от сердца к сердцу, глядя в глаза друг другу. Для того чтобы понимать пастырские задачи Церкви, необходимо ясно представлять, чем сегодня живет каждый из нас, что происходит в наших сердцах.

Я хотел бы начать свое выступление цитатой из замечательного французского физика-классика и одновременно философа Блеза Паскаля. У него есть замечательные слова: «Между нами и адом, между нами и небом — только жизнь, самая хрупкая вещь на свете». Действительно, жизнь человека — хрупкая система. В молодости это

506

 

 

не осознается. Только когда упадешь, ударишься или столкнешься с бедой, вдруг неожиданно вырастает проблема, с которой не можешь справиться. Тогда возникает состояние неустойчивости. Но молодой человек вообще «заряжен» на будущее. В молодости раскрываются потенции, способности, силы человека. Так было угодно Богу: взгляд юноши всегда оптимистичен, устремлен в завтрашний день. Прошлым он не живет, потому что прошлого просто нет, оно совсем короткое: воспоминания о папе, маме, семейных отношениях; вся энергия обращена в грядущее. Поэтому очень часто создается иллюзия стабильности и прочности. Она возникает потому, что в детстве мы находимся (если, конечно, детство нормальное) в защищенных условиях, настолько привычных, что ребенок даже не может подвергнуть сомнению факт своей надежной безопасности. Его опекают родители, он окружен родными стенами, для него жизнь — это не хрупкость, а надежность, стабильность. Только когда человек вырастает и сталкивается с реальными жизненными проблемами, тогда он многое переосмысливает.

С возрастом работа мысли становится все более критической. Прежде всего потому, что меняются физические условия, — как мы говорим, физические кондиции организма. Возможности, которые раньше казались безграничными, становятся весьма узкими, а это заставляет человека глубже проникать в суть вещей, в понимание того, что есть жизнь. Правда, не всегда с годами приходит мудрость, но чем раньше человек ее обретает, тем он становится сильнее.

Одна из задач молодежи заключается в том, чтобы вместе с образованием, с жизненными пробами приобретать мудрость, в том числе способность критического восприятия опыта отцов. Ведь все, что мы имеем, мы получаем от предыдущего поколения. Нам иногда не хочется в этом признаваться, но мы слушаем преподавателя, который старше нас; мы открываем учебник, который написан не нами, а кем-то, кто был до нас. Когда мы становимся взрослыми, если Бог нам дает силы, мы сами начинаем творить, создавать вокруг себя определенные ценности, писать учебники, и уже дети будут воспринимать наш опыт. Мудрость подразумевает способность усвоить опыт предыдущих поколений.

В конце концов, результатом мудрости становится такое устройство человеческой жизни, которое, оставаясь хрупким, как правильно сказал Паскаль, одновременно становится надежным. Это связано с понятием человеческого счастья. Но если хрупкость жизни завершается крахом?

507

 

 

Если разбивается этот тонкий сосуд, разлетаясь на мелкие кусочки? Жизненный крах — это катастрофа. Как жить, чтобы сосуд не разбился и потом его не надо было склеивать, а иногда уже и склеить невозможно? Помогает житейская мудрость, основанная на опыте предыдущих поколений. Замечательный тезис Паскаля помогает понять, что есть смысл человеческой жизни.

Перед тем как поговорить на эту тему, я хотел бы сказать о первых двух частях фразы Паскаля: «Между нами и адом, между нами и небом — хрупкая жизнь». Конечно, кто-то скажет: «Никакого ада нет, и никакого неба нет, все заканчивается могилой». Такой взгляд был распространен в недавнем прошлом, да и сегодня многие люди связывают свою жизнь только с земной перспективой. Я думаю, мы никогда не достигнем правильного ответа на вопрос «Что есть жизнь?», если мы наше бытие ограничим рамками земного существования. Почему так? А потому, что жизнь — не только хрупкая система. Она скоротечна. Но в молодости этого не понять — вот почему нужно обратить свое сердце к опыту предыдущих поколений.

В детстве время идет долго, даже юноша-студент может это осознать. Как тянулись школьные годы! Десять лет казались вечностью. Бесконечно длился учебный год, как медленно шли дни благословенных каникул! А у студентов все идет уже гораздо быстрее. Годы учебы в институте или в техникуме, начало рабочей карьеры — все это мчится стремительно, быстро меняется. Не успел в отпуск пойти, он уже закончился. Этот спидометр начинает крутиться очень резво, когда вы приближаетесь к сорока годам, и еще быстрее, когда к пятидесяти. Как человек, достигший весьма почтенного возраста, я могу сказать: вся жизнь воспринимается как миг. Вчера еще был студентом, у тебя остались студенческие замашки, ты ловишь себя на мысли о том, что ты рассуждаешь и чувствуешь так же, как сорок или пятьдесят лет тому назад, но тебе уже не сорок и не пятьдесят...

Жизнь действительно не только хрупкий сосуд, но и скоротечная временная система, молниеносно меняющаяся и быстро проходящая. Но как ухватить смысл, как понять, что главное, если жизнь такая непрочная и существует огромное количество опасностей, способных ее разрушить? С другой стороны, как успеть все рассудить и почувствовать, если наши дни так быстротечны? Хорошо, когда все получается гладко: добрая семья, счастливое детство, успешная учеба в школе,

508

 

 

серьезное образование, удачный брак, послушные дети и внуки, достойная старость. А если все совсем не так? Статистика показывает, что к таким благополучным людям себя может отнести лишь меньшинство. У кого-то детство тяжелое; одному не хватало способностей, чтобы учиться, другому силы воли, да и в школе не повезло с отметками; а потом было трудно устроиться на работу, особенно в наше непростое время. А сколько у нас несчастных браков, разводов, сирот при живых родителях!

Жизнь — не лучезарная розовая картинка, которая рисуется в воображении молодого человека, хотя подобное представление о ней придает оптимизм, силу. Но если кто-то вырастает в этих цветочных грезах, в розовом мире, а потом соприкасается с реальностью, которая может разрушить его существование, тогда происходит катастрофа. Никто не гарантирует идеальных внешних условий на протяжении всего отпущенного тебе века. Каждый переживает некие драмы и даже трагедии. Но для того, чтобы судьба была благополучной при сложных внешних обстоятельствах, чтобы человек чувствовал себя счастливым, чтобы он воспользовался возможностью прожить жизнь, полную смысла, необходимо что-то очень важное иметь внутри, в душе. Я называю это внутренним человеком, нашим самосознанием. Мы — это наша душа. От состояния внутреннего человека и зависит то, что мы называем счастьем. Если духовный стержень правильным образом сформирован, даже внешние катастрофические обстоятельства не способны разрушить душевный мир.

Я часто вспоминаю своих родителей. Они родились в начале XX века. Вся их жизнь прошла в советское время: войны, ленинградская блокада. Папа с мамой очень любили друг друга. Во время войны возникли такие колоссальные трудности для этой любви, для этой семьи, что, когда они рассказывали о своей молодости, я воспринимал все это как какой-то трагический роман. Бедность, тяжелые условия существования, война, которая разлучила любящие сердца, многие другие обстоятельства, о которых не буду сейчас говорить... Но когда я спрашивал их: «Вы были счастливы тогда?», то слышал удивительный ответ: «Это было самое счастливое время в нашей жизни!»

Мне приходилось беседовать со многими ветеранами. Я очень люблю говорить с этими людьми — с теми, кто лицом к лицу видел смерть, кто поднимался в атаку навстречу морю свинца, чтобы защитить

509

 

 

Родину. Я задавал им вопрос: «Как вы оцениваете ту тяжкую годину?» Ответ был неожиданный: «Это было счастливое время в моей жизни».

А у нас бывает так: электричество отключили, лифт встал, холодильник потек — все, нет уже никакого счастья. Муж с женой ругаются, дети негодуют. Отказывает современная, очень хрупкая техническая цивилизация. Начинаешь нажимать кнопку выключателя: есть ли электричество в цепи? Нет электричества — мир рушится! Как много у нас несчастий, разводов только потому, что недостаточно хороши внешние условия. Думаешь: «Вот еще бы одну комнату в квартиру, и точно был бы рай на земле, и жили бы прекрасно с мужем. Ну разве можно в этих ужасных условиях существовать?» Мы становимся слабыми, отдавая себя во власть таких понятий, как комфорт, внешние условия жизни... Внутренний человек становится хрупким и беспомощным. Но может ли душевно слабый человек быть счастливым? Я однозначно отвечаю на этот вопрос: нет.

Что же такое внутренний человек? Как его сформировать? Я хотел бы сказать о трех вещах. Наше внутреннее «я», наше самосознание реализует себя в интеллектуальной сфере, в сфере наших волевых установок и действий и в сфере наших чувств. Поэтому воспитание разума, воли и чувств — это и есть те направления, которые помогают формировать внутреннюю личность человека. Нужно очень серьезно относиться к образованию. Понимание этого тоже приходит с годами. Я любил учиться, особенно когда был студентом, но сейчас, оценивая свои студенческие годы, замечаю очень много промахов и ошибок. Мне нужно было обращать внимание на самые разные вещи, и все то, что я пропустил, мне сегодня бы очень пригодилось. Сейчас понимаешь, насколько важны годы учения в школе, в институте, в любом другом учебном заведении — техникуме, колледже. По-разному называются эти ступени обучения, но само по себе образование — это формирование ума. Это не только получение знаний и информации, но и усовершенствование своей природы, развитие умственных способностей. Вот почему обязательно нужно хорошо учиться. Конечно, много соблазнов в сегодняшний чудесный осенний день: музыка где-то играет, ребята по телефону звонят, зовут на дискотеку, за город можно поехать... Много искушений вокруг, и ты думаешь: «Да Бог с ним, не обязательно это учить. Придет само». Но само ничто не приходит.

510

 

 

Кроме того, в процессе обучения мы формируем еще одну очень важную сторону нашего внутреннего человека — волевые качества. Ведь закалка характера всегда идет через «не могу». Если кого-то поместить в обстановку, где нет никаких преград и можно легко перемещаться в пространстве, произойдет атрофия мышц. Так и здесь. Воля — это внутренние «мышцы». Ослабление этой системы происходит потому, что молодежь не привыкла преодолевать трудности. Но в преодолении заложена огромная мощь, способная поднять человека, сделать его жизнь по-настоящему содержательной, его самого сильным, а значит, и благополучным.

И, наконец, чувства человека. Мы воспринимаем мир не только разумом, но в значительной мере еще и сердцем, восторгаемся прекрасным, шарахаемся от ужасного. Мы реагируем на окружающее не только рационально, формулируя логические ответы на те или иные жизненные обстоятельства и ситуации, но и говорим от души. Даже наши скандалы в семьях или с коллегами — это проявление чувств, и от того, какие у нас эмоции, зависит наше благополучие. Хорошо известно, как конфликт омрачает внутреннее состояние души, даже если ссора уже позади. Поэтому воспитание чувств имеет огромное значение для благополучия нашего внутреннего человека, для счастья.

Но самое важное, что в нас есть (все остальное можно назвать вторичным), — это нравственное чувство. Пока человек отличает добро от зла, он венец творения. Но как только перестает — он ничем не отличается от животного. Самые страшные проявления личности мы видим там, где потеряно различие между добром и злом и люди сознательно начинают служить злу.

Нравственное чувство заложено Богом в нашу природу — это удивительно, я много раз об этом говорил. Светская, не религиозная философия не может осмыслить нравственный феномен. Все объяснения уязвимы. Когда мы связываем проявления нравственности с культурой, с обстоятельствами жизни, мы что-то очень важное недосказываем, потому что умение отличать добро от зла — это глобальное чувство человека каждой исторической эпохи, живущего в любом месте земного шара. Конечно, какие-то обычаи могут варьироваться, система самооправдания бывает разной, но голос совести звучит на протяжении всей истории. И, кстати, самым ярким доказательством этого тезиса является то, что всегда существовало такое понятие, как положительный

511

 

 

герой. Политические системы менялись: рабовладельческие, феодальные, буржуазные, социалистические, демократические, наверное, они будут меняться и в будущем. А положительный герой все тот же. Может быть, опасность нашего времени заключается в том, что предпринимается попытка изменить его парадигму, перенаправить сознание людей к другим целям и ценностям, сказать, что не тот былинный герой, который вышел из жития святых, из народной традиции, является привлекательным, а «нечто новое», стремящееся к комфорту, благополучию, деньгам, власти. Но вот что происходит: несмотря на то, что нового положительного героя навязывают нам всеми силами мировые СМИ, народная душа его не принимает. Не принимает! А если примет, это будет катастрофа. Кто тогда пойдет защищать Родину? Ее нельзя защищать за деньги, и ветераны это знают. Не вписывается в рамки этих меркантильных попыток вся система человеческих отношений, которая связана с любовью, жертвенностью, дружбой, бескорыстием, служением ближнему и Родине. Другими словами, нравственное состояние души является залогом благополучия человеческой личности.

Я хотел бы перейти к религиозной теме. Я сказал о том, что нравственность заложена в природе человека. Это так. Но вот что важно понимать: религия помогает людям интеллектуально контролировать свое духовное состояние, потому что внутренний нравственный закон, вложенный Богом в человеческую природу, в религиозных категориях обретает форму человеческого закона: не убей, не укради, не прелюбодействуй (Исх. 20,13-15). Это рациональные категории. Нравственный закон в сердце — категория не рациональная. Он опознается голосом совести, хотя у одного он звучит сильнее, а у другого слабее. Религия переводит этот язык в совершенно конкретные культурные и рациональные категории, через которые Божественный закон входит в жизнь людей, в том числе и в право. Все право основывается на нравственности. Если законы теряют связь с нравственной основой, то человечество от них отказывается. Более того, многие люди посвящают свою жизнь борьбе против несправедливых законов. Здесь, в Витебске, уместно вспомнить о законах фашистской Германии или о законах апартеида в Южной Африке. Бывали в истории попытки построить законодательство, оторванное от нравственности. Они всегда проваливались, и народ жизнью своей голосовал против таких законов и против таких режимов. Итак, если нравственные категории, которые были сохранены

512

 

 

и проанализированы, входят в культуру человека, в законодательство, если на их основании строится общественная и личная жизнь, то тогда закон Божий — объективный, вечный и неизменный закон человеческого бытия — полагается в основу существования людей.

Мне хотелось бы напомнить о том, что происходит, когда люди отказываются от этого закона, а на его место ставится некое человеческое изобретение. Приведу замечательный пример, как опасно отказываться от Законодателя. Это пример с марксистской идеологией. Ведь марксизм и коммунизм были «нацелены» на хорошие дела — на защиту угнетенных, обездоленных, на заботу о малых сих, на социальную справедливость. Проповедь марксизма очень напоминала этические аспекты Евангелия. Прекрасные слова апостола Павла «кто не работает, тот и не ест» (2 Фес. 3,10) были записаны в первой советской конституции. Кроме того, этот пафос борьбы против несправедливости, в защиту угнетенных, переплетался с пафосом проповедей ветхозаветных пророков — тот же призыв к справедливости, к заботе о малых сих. Но дело в том, что те, кто в новейшее время предлагал нам бороться за справедливость без Бога, отвергли Того, Кто наполнял силой голос пророка. Нельзя отвергнуть Законодателя и взять Его законы, не получается.

Но как строить жизнь без Законодателя? Известный немецкий философ Ницше сказал страшные слова: «Бог умер. Да здравствует сверхчеловек!» Он свидетельствовал о том, что Бог больше не нужен человеческой цивилизации, а в основу жизни должна быть поставлена сильная личность. В то время стали стремительно развиваться естественные науки. XIX век сопровождался всплеском научно-технического развития (это было впервые за всю историю человечества). Начали возникать различные материалистические объяснения картины мира. Хорошо известна теория эволюции Дарвина, которая объясняла развитие биологических видов. Чарльз Дарвин был человеком верующим, христианином, но когда его система стала усваиваться обезбоженным сознанием, результаты оказались страшными. Принцип естественного отбора, систему эволюции видов в фашистской Германии перенесли на социум, на национальные отношения и стали утверждать, что это положительное явление — слабый должен быть уничтожен. Недаром в Германии 1930-х годов с таким пиететом относились к философии Ницше: в основе всего сверхчеловек, только сильный имеет право на существование. А поскольку самой мощной

513

 

 

в понимании немцев была их собственная нация, из этого проистекала абсолютно человеконенавистническая практика, возможность уничтожать других, расчищая жизненное пространство для своего народа. Мы ужасаемся: «Как люди могли до такого додуматься?» Нет ничего проще, когда вы отвергаете Бога. Если там, за пределами жизни, ничего нет — ни ада, ни рая, почему же не пойти по такому пути? Где ограничения? Кто их вводит? Их нет.

Я хотел бы сейчас сказать о том, что имеет непосредственное отношение к нашему времени. Мы знаем, что существуют европейские ценности. Они связаны с пониманием человеческой свободы, человеческих прав и закона. Замечательные ценности. Но есть огромная ошибка и опасность в современном развитии Европы. Набор истин, которые выросли из христианского нравственного закона, в современном политическом мышлении европейцев в значительной мере отрывается от религиозных корней. Опять Законодатель не нужен: мы возьмем только выводы, используем их и сформулируем свое собственное понимание свободы, прав человека, важности закона, — все это никак не связывая с Богом. Было предложено включить в преамбулу европейской конституции ссылку на то, что у Европы христианские корни, — отказались. Нет корней? Права, свободы, выросшие из христианской традиции, — есть, а христианства нет, религия — частное дело каждого. Так в наше время на наших глазах предпринимается попытка еще раз наступить на те же самые грабли. А это всегда чревато опасностью. Палка крепко бьет по лбу. Если сегодня, подчеркивая необходимость свободы человека, его прав, мы отказываемся от христианского и религиозного понимания этих величайших ценностей, если отвергаем мысль о нравственной ответственности личности, то мы толкаем человека к раскрепощению его страстей, а все общество — к цивилизации безумия.

Я приведу вам примеры этого безумия. Всем хорошо известна тема, которая будоражит наших граждан, но уже давно перестала волновать европейцев: когда законный брак, благословленный Богом, уравнивается с гомосексуальными связями. Также все чаще поднимается вопрос о том, что поскольку человек свободен, зачем ограничивать законом возраст вступления в сексуальные отношения. С одной стороны, идет борьба с педофилией, а с другой, раздаются голоса: человек сам себе хозяин — не надо его ограничивать. Один современный австралийский

514

 

 

философ договорился до того, что аборты можно было бы заменить умерщвлением новорожденных детей, пока у них нет сознания: «Аборт — травмирует организм матери; можно сделать проще, прекратить существование нежеланного ребенка».

Нас просто обескураживают эти идеи. Они исходят порой от благонамеренных университетских профессоров, которые оперируют совершенно конкретными философскими понятиями, поведенческой психологией людей. Но если нет ни ада, ни рая, жизни отмерено всего 75-80 лет, то почему нельзя так себя вести? Одна английская баронесса, философ, предлагает больным старикам заканчивать жизнь самоубийством, говоря о «достойном» окончании своего существования: «Зачем быть обузой для детей? Пожил свое и уходи». Во главу ставится принцип свободы: «Человек автономен, никакого Бога нет, я сам для себя система ценностей и координат». Заимствование христианской этики без Христа привело к краху социалистической системы, которую мы все хорошо знаем, использование научных идей вне религиозной и нравственной ответственности привело к философии фашизма, и сегодня в потребительском, богатом, комфортном обществе идеи свободы и прав, выросшие из христианства, тоже могут обернуться трагедией. Но этой беды не случится, если достижения человеческого разума соединятся с этическими нормами, с нравственным чувством, с этой важной доминантой в жизни внутреннего человека. Когда свобода будет идти рука об руку с ответственностью, тогда у человечества появится шанс дальше развивать свою цивилизацию.

Все то, о чем мы говорим, имеет отношение к вечности. «Между нами и адом, между нами и раем...» Ад и рай не являются наказаниями за грехи или поощрением праведной жизни. Некоторые считают: «Нагрешил — в ад тебя, как после суда — в тюрьму. А если не грешил — в рай». Но преисподняя и райские кущи — это не виды возмездия и воздаяния, это категории нашей жизни. Они возникают в наших душах, в наших отношениях. Если мы способны исключать из своего сердца ад здесь, на земле, не давать силам зла захватить наше сознание, волю и чувства, если мы в нынешней жизни сформируем внутреннего человека, способного к счастью вне зависимости от внешних обстоятельств, сильного, духовного, хранящего в себе голос совести, — вот тогда наступает рай. Он познается нами в любви, в соприкосновении с прекрасным, в творчестве, в энергии жизни. Когда мы приближаемся к старости,

515

 

 

начинаем терять здоровье, внутренняя личность становится еще сильнее, и старость перестает быть обременительной, потому что, живя внутренней силой и видя врата вечности, такой человек уже готов переступить границу, отделяющую физический мир от духовного.

Я хотел бы перефразировать Паскаля и сказать, что между нами и адом, между нами и небом — только жизнь, самая хрупкая и самая прекрасная вещь на свете.

Благодарю вас за внимание.

ИЗ ОТВЕТОВ НА ВОПРОСЫ

Ваше Святейшество, если бы у нас в стране проводился конкурс «Имя Беларусь», кого из великих личностей Вы бы поддержали в белорусском проекте и почему?

Спасибо, очень хороший вопрос. Удивительно, что и в России, и на Украине граждане избрали в качестве национальных героев и символов страны людей одного порядка. Потому что оба великих князя1 принадлежат нашей общей истории, оба много сделали для формирования национальных черт, нашего, как теперь говорят, профиля — духовного и культурного. Оба немало совершили для того, чтобы спасти Отечество.

Но ведь Белая Русь — органическая часть этого пространства. Я думаю, что для Беларуси и Ярослав Мудрый, и Александр Невский — это тоже имена, с которыми связана судьба страны. Но здесь есть и свои замечательные герои. Так, я совершенно по-особому воспринял личность Евфросинии Полоцкой. Конечно, я читал о ее жизни; но когда я посетил Полоцк, перед моим мысленным взором представилось ангелоподобное существо, красивая молодая женщина, которая имела огромную любовь в сердце, высочайшую культуру, горячую веру. Прошло более восьмисот лет, а мы все ее помним. К ее мощам стекаются люди. Я не могу себе представить, чтобы кто-то приходил к останкам древнего героя, если бы этот человек не был святым.

Евфросиния могла бы стать лицом Беларуси, потому что это личность того же порядка, что и великие князья. Но самое важное — героем

1 Св. блгв. вел. князь Александр Невский, избранный в России; Ярослав Мудрый, избранный на Украине.

516

 

 

страны не может быть прагматичный политик и жесткий деятель, тиран, такой как Иван Грозный или Петр I. Люди, подчеркивая их значение как управленцев, полководцев, не выбрали эти имена, потому что их личная жизнь была неприемлема. А сочетание мудрости, служения, направленного на благо Отечества, с высоким уровнем духовной жизни, со святостью — это то, что делает образ бессмертным, превращает человека в легенду.

Может быть, кто-то из вас знает, что мне пришлось защищать имя Александра Невского1. Некоторые мои оппоненты говорили: «Но это же человек из легенды; неизвестно, что было на самом деле». Я ответил: «А разве может нелегендарная личность стать именем России?»

Ну а все остальное, конечно, в руках белорусов, если такой конкурс у вас состоится. Спасибо.

Ваше Святейшество, в этом году мы отмечаем 65 лет освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков. В следующем году — 65-летие Победы советского народа в Великой Отечественной войне. На Ваш взгляд, возможно ли сохранить мирное небо над головой и не допустить повторения ужасов войны?

Я думаю, что в каком-то смысле я ответил на этот вопрос в своем выступлении. Ад на земле — это, в частности, и ужасы войны. Все начинается не в окопах, не в кабинах танков и самолетов, не в штабах, а в человеческих сердцах. Для того чтобы напасть на соседей, употребить силу для достижения своих идеологических, политических, экономических целей, нужно быть зверем, человеком с утраченной нравственной основой. Как можно сказать: «Я хочу взять страну, дом, жизнь или деньги другого человека для того, чтобы самому стать счастливым»? А ведь именно так и затевались все войны, — чтобы расширить пространство, стать сильнее, богаче, могущественнее, чем сосед. Если у человека есть нравственные запреты и он стремится жить по закону Божиему, то он знает, что так поступать нельзя, это грех. Поэтому страшные события возможны, если мы и дальше будем попирать нравственное чувство.

Удивительно, что под знаком свободы мы раскрепощаем свои инстинкты, выпускаем внутреннего зверя, но одновременно стараемся законодательным путем обеспечить международный мир. Мы

1 В телевизионном проекте «Имя Россия».

517

 

 

повторяем: безопасность, безопасность. В Священном Писании сказано: когда будут говорить «мир и безопасность», тогда и наступит напасть (1 Фес. 5, 3). Потому что словами и даже письменными договорами невозможно установить вечный мир — до тех пор, пока зло остается в сердце. Вот почему воспитание внутреннего человека — это задача, связанная не только с личным счастьем и благополучием, а с судьбой человеческой цивилизации.

Сегодня вопросы нравственности — далеко не личные, хотя нас пытаются в этом убедить, в том числе западноевропейской либеральной философской парадигмой. Это проблемы, которые имеют жизненно важное значение: будет ли существовать род человеческий. Поэтому нравственное воспитание личности является краеугольным камнем во всех усилиях, направленных на обеспечение мира между странами, между народами, мира во всем мире. Об этом заботится и Церковь.

Ваше Святейшество, как Православные Церкви смотрят на военно-политическое столкновение между своими странами? Как отреагировала Грузинская Православная Церковь на военный конфликт?

Зло существует в мире, нередко в него вовлекаются страны и народы. Но кто-то должен провозглашать Божию правду даже в разгар конфликта, когда затрагиваются чувства людей и каждая сторона считает, что она поступает правильно. Ведь в результате погибают люди, разрушаются братские отношения между народами.

У меня совершенно конкретный взгляд на то, что произошло. Я глубоко убежден в том, что эта война была следствием губительной политики грузинского руководства. Я говорю так с полной открытостью к грузинскому народу, с горячей любовью к Грузинской Церкви.

Даже в тот момент, когда начались сражения, Русская и Грузинская Церкви находились в постоянном контакте. Я, будучи в то время еще митрополитом, несколько раз звонил Патриарху Грузинскому и думаю, в результате этих переговоров нам удалось что-то сделать, помочь страждущим.

Сегодня Грузинская и Русская Церкви — это единственная нить, соединяющая две страны. Конечно, народы связаны общей верой, смешанными браками, общностью культуры, традициями, а вот государства оказались разделены. Усилия, которые предпринимают обе наши

518

 

 

Церкви, направлены на то, чтобы преодолеть последствия этой страшной катастрофы, когда одни православные люди стали стрелять в других.

Я глубоко убежден, что у Церкви не может быть другой позиции. Поэтому она в момент конфликта должна делать все, чтобы его приостановить. Я благодарю Бога за то, что обе Церкви оказались верны своему призванию и не дрогнули перед внешними обстоятельствами.

Ваше Святейшество, каким должен быть образ настоящего современного верующего молодого человека?

Есть вопросы, на которые так сходу и не ответишь. Если позволите, я поразмышляю вслух. Мне кажется, слово «современный» предполагает адекватное участие человека в нашей жизни. Несовременен тот, кто не способен устанавливать связи с социумом, реализовывать себя в социальной среде. Современный человек должен иметь определенный уровень образования, уметь устанавливать коммуникации с другими людьми.

Но что означает «православный современный человек»? Он точно так же должен уметь жить в обществе. Но есть несколько черт, которые определяют специфику участия в социуме. Нельзя быть православным дома и в церкви, и перестать им быть в студенческой аудитории, на веселой вечеринке.

Православие — это не молитва в церкви один раз в неделю. Это образ жизни и система мотивации поступков. Человек, совершающий бессмысленные поступки, глуп. К сожалению, дурь его видна не сразу. Так, например, люди поженились, и вдруг в совместной жизни выясняется, что один из них не умеет мотивировать свои действия. Для православного человека должно быть свойственно согласовывать поступки со своими убеждениями. А это значит, что такой человек должен быть нравственным. Для него дружба остается дружбой, а любовь — любовью. Особенно это важно в то время, когда люди достигают возраста вступления в брак. От того, как формируются отношения между молодыми людьми, почувствовавшими любовь, влечение друг ко другу, во многом будет зависеть благополучие всей их жизни. Здесь-то и должна быть христианская мотивация. Почему разрушаются брачные союзы? Каждый тянет одеяло на себя, начинает жить своей жизнью. Любой союз, в том числе политический, сохраняется лишь

519

 

 

тогда, когда каждая из сторон готова что-то отдать другому. Если есть желание отдать — не по принуждению, а по любви, — тогда семья становится очень крепкой. Когда муж знает, что жена живет ради него, а жена видит, что муж делает все ради нее и детей, то и дети, наблюдая красоту отношений, гармонию, начинают стараться отдавать себя родителям. Это очень важно, когда родители достигают преклонного возраста!

Можно продолжать и дальше, но я глубоко убежден, что быть православным и уметь мотивировать своей верой важные поступки в жизни, — это и значит быть современным верующим человеком.

Благодарю вас.

520


Страница сгенерирована за 0.39 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.