Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл (Гундяев), Патриарх Московский и всея Руси

Кирилл (Гундяев), патр. Из слова на заседании Наблюдательного совета Общецерковной аспирантуры и докторантуры имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, 5. 12. 2012

ИЗ СЛОВА НА ЗАСЕДАНИИ НАБЛЮДАТЕЛЬНОГО СОВЕТА
ОБЩЕЦЕРКОВНОЙ АСПИРАНТУРЫ И ДОКТОРАНТУРЫ
ИМЕНИ СВЯТЫХ РАВНОАПОСТОЛЬНЫХ
КИРИЛЛА И МЕФОДИЯ

5. 12. 2012

[...]

История Церкви времен гонений на веру в XX веке была отмечена многими потерями. Для внешнего наблюдателя эти потери были связаны с утратой видимых материальных знаков церковной жизни — храмов, монастырей. Но, может быть, самый мощный удар был нанесен по системе образования Русской Православной Церкви. Если даже не говорить о тех церковноприходских школах, которые существовали в Российской империи и обеспечивали начальное образование нашего народа, а ограничиться собственно богословскими, духовными учебными заведениями, то все равно придется констатировать, что практически все было уничтожено; робкое возрождение имело место только после Великой Отечественной войны.

Если преемственность разрушается, то разрушается система. Когда у Луначарского спросили, сколько вузов нужно окончить, чтобы стать культурным человеком, он ответил: «Три. При условии, что первый вуз окончил ваш дедушка, второй — ваш отец, а третий — вы». И это совершенно верно. Если есть преемственность, образование приносит плоды, усваивается, что называется, «работает»: создает культурную среду, формирует интеллектуальную атмосферу, будь то в обществе или Церкви.

В 60-70-е годы минувшего века в Русской Церкви были самые «молодые» архиерейские хиротонии: во епископа рукополагали в 30 лет, в 33 года становились митрополитами. Никто не мог понять, что же это за передовой подход у Русской Церкви к кадровым вопросам, а это была констатация очевиднейшего факта, что в Церкви не было среднего поколения богословов — их просто не существовало. Старики, которые окончили дореволюционные школы (я имел возможность у этих замечательных людей учиться), были носителями знаний императорских духовных академий. А затем — провал, который с большим трудом стал восполняться в 1980-е годы и восполняется сейчас.

[...]

224

 

 

Подготовка, необходимая для совершения богослужений, произнесения проповедей — то есть для обретения навыков священнослужения,— обеспечивалась послевоенными семинариями и академиями, а возможности подготовки церковных ученых не было. Это привело к тому, что мы почувствовали слабость нашей позиции на международной арене. Мне довелось принимать участие во многих богословских диалогах, двусторонних и многосторонних, и иначе, как чудом Божиим, невозможно было объяснить, как мы еще могли что-то обсуждать и даже оказывать какое-то влияние на людей, потому что уровень богословской подготовки в тогдашнем Советском Союзе был несоизмерим с общепринятым европейским или американским.

Сейчас мы переживаем другую эпоху: восстановлены высшие учебные заведения, проводится существенное реформирование духовных школ, привлекаются кадры из высших светских учебных заведений. По многим параметрам наши учебные заведения сегодня соответствуют мировому уровню. Но в области подготовки высшего звена научных богословских кадров Русская Церковь до сих пор весьма уязвима. Именно для того, чтобы восполнить этот недостаток, и была создана Общецерковная аспирантура и докторантура. Программа этого учебного заведения шире, чем просто докторантура, и включает магистратуру, а также целый ряд специальных курсов, в том числе имеющих очень большое значение для подготовки епископата. В последние годы в связи с появлением в Русской Церкви новых епархий (их количество увеличилось вдвое — с 79 до 158) были рукоположены новые архипастыри, служение которых будет проходить не в крупных административных центрах, а на периферии. Специальную подготовку будущие и недавно хиротонисанные иерархи получают на базе Общецерковной аспирантуры.

Кроме того, в Церкви сейчас проходит широкомасштабная законотворческая деятельность,— речь идет о подготовке фундаментальных документов, которые регламентировали бы все сферы церковной жизни, — например, отношения Церкви и государства, Церкви и общества, развитие социального, миссионерского, образовательного, молодежного служения. Все это требует общих базисных, фундаментальных богословских документов, потому что в Церкви ничто не может совершаться только по прагматическим соображениям — за всем должна стоять богословская аргументация. На базе этих фундаментальных

225

 

 

текстов создаются документы, направленные на организацию всех сторон церковной жизни. Этот пласт чрезвычайно важных материалов тоже должен быть включен в образовательный процесс и в первую очередь в процесс подготовки или повышения уровня архипастырей.

Подготовка высших богословских кадров, церковных ученых, формирование необходимых условий для образования современных научно-исследовательских учреждений и институтов по различным богословским профилям — выполнение этих задач связывается сегодня в первую очередь с созданием и функционированием Общецерковной аспирантуры и докторантуры.


Страница сгенерирована за 0.39 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.