Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл (Гундяев), Патриарх Московский и всея Руси

Кирилл (Гундяев), патр. К реорганизации регентского класса при Ленинградских духовных академии и семинарии, 1980

К РЕОРГАНИЗАЦИИ РЕГЕНТСКОГО КЛАССА
ПРИ ЛЕНИНГРАДСКИХ ДУХОВНЫХ АКАДЕМИИ
И СЕМИНАРИИ
1

1980

Начало 1979/80 учебного года в Ленинградских духовных академии и семинарии было ознаменовано событием, которое, несомненно, найдет отражение на страницах истории развития этих духовных школ: к регулярным занятиям приступили учащиеся реорганизованного регентского класса.

Чтобы полнее представить важность и необходимость возрождения учебных заведений подобного типа в Русской Православной Церкви, необходимо сказать несколько слов о подготовке регентов в нашей стране, проблемах в области церковно-певческого дела и значении церковного пения в богослужении Русской Православной Церкви в частности.

Пению в христианском богослужении отведено чрезвычайно видное место. В многочисленных произведениях древней гимно-

1 Журнал Московской Патриархии. 1980. № 5. С. 13-15.

16

 

 

графии — стихирах, тропарях, кондаках и акафистах, положенных на музыку, раскрываются перед молящимися догматы Церкви, в них прославляются величие и благость Божии, изъясняется значение празднуемого события.

Церковное пение Русской Церкви включает в себя как простые мелодии гласов, так и сложнейшие музыкальные построения. Древнейшие распевы: знаменный, киевский, греческий вошли в сокровищницу русской певческой культуры. Эти распевы вместе с произведениями сравнительно позднего периода, например, произведениями П. Чеснокова, С. Рахманинова, П. Чайковского и других композиторов, создают неповторимый колорит русского богослужения. Музыкальное церковное наследие России органически вошло в состав мирового культурного наследия: мелодии старинных распевов, «Всенощного бдения» С. Рахманинова, «Литургии» П. Чайковского звучат не только в нашей стране, но и за ее пределами.

Изучению древних распевов и осмогласия посвятили свои труды многие отечественные композиторы и регенты церковных хоров. Среди них — А. Кастальский, С. Смоленский, П. Чесноков, А. Азеев1 и другие. Однако они не ограничивались лишь только теоретическим их исследованием, но — что более важно — «старались возвратить Церкви тот строй богослужебного пения, который искони составлял ее драгоценное достояние», как писал об этом П. И. Чайковский2.

Задача же по возвращению и возрождению в православных храмах древнего церковного пения неразрывно связана с проблемой охранения уже существующих в практике богослужения распевов, гласов осмогласия от различного рода искажений, позднейших напластований местных традиций, не всегда отвечающих духу и традиции русского православного богослужения.

В этой связи предпринимались попытки к изменению подобного положения, в частности, были изданы различные обиходы церковного пения: знаменного, Киево-Печерской лавры, Валаамского монастыря, церковнопевческие сборники и другие.

1 Кастальский А. Д. (1856-1926), композитор, регент Синодального хора, фольклорист, музыковед; Смоленский С. В. (1848-1909), музыковед, палеограф, хоровой дирижер и педагог; Чесноков П. Г. (1877-1944), хоровой дирижер, композитор, профессор Московской консерватории; Азеев Е. С. (1851-1918), композитор, хоровой дирижер, певчий, учитель пения и регент Придворной певческой капеллы.

2 Цит. по: Преображенский А. Очерк истории церковного пения в России.

17

 

 

Труды по редактированию и приведению к единообразию церковного пения в России взяли на себя различные хоровые общества, отдельные регенты и композиторы. С этой же целью стали созываться и съезды церковных композиторов, учителей пения и регентов.

Первый такой съезд состоялся в Москве 17-21 июня 1908 года. В списке членов съезда представлены имена многих выдающихся композиторов и регентов, потрудившихся на ниве церковного пения. Это А. Архангельский, А. Ставровский, Е. Витошинский, А. Кастальский, С. Смоленский, А. Никольский, протоиерей Димитрий Аллеманов, А. Карасев1 и многие другие.

Первый Всероссийский съезд регентов церковных хоров и деятелей церковного пения был весьма внушителен как по количеству (около 200 человек), так и по компетентности в области хорового церковного пения.

В связи с этим представляют большой интерес доклады, сделанные на этом съезде, в которых предельно ясно обрисовывается общая картина состояния церковного пения в России в конце XIX века вообще и подготовки кадров регентов в частности2.

В указанном источнике содержатся высказывания А. Никольского, который говорил о трудностях, имевших место при создании певческих и регентских школ в России на рубеже двух веков. Он отмечал, что вопрос образования регентов имел особую важность ввиду почти полного отсутствия в России таких музыкально-педагогических учреждений, где регент мог бы подготовиться к своему делу. Консерватория и вообще музыкальные школы в своих программах совершенно обходили церковно-певческий вопрос, готовили из обучавшихся музыке разных специалистов, но только не регентов.

1 Архангельский А. А. (1846-1924), хоровой дирижер, композитор, педагог; Ставровский А. Е. (1848-1921), регент Успенского кафедрального собора г. Владимира, в течение 50 лет руководивший архиерейским хором собора; Витошинский Е. М. (1869-1929), церковно-певческий деятель, публицист, этнограф, духовный композитор; Никольский А. В. (1874-1943), музыкальный писатель, духовный композитор и педагог; прот. Димитрий Аллеманов (1867-1928), композитор, исследователь церковного пения, педагог; Карасев А. Н. (1854-1914), музыкальный педагог, автор ряда пособий по методике преподавания хорового пения.

2 См.: Труды Первого Всероссийского съезда регентов церковных хоров и деятелей по церковному пению. 17-21 июня 1908 года. М.: Изд. Общества взаимопомощи регентов церковных хоров, 1908.

18

 

 

Регентские классы Придворной певческой капеллы,— продолжал А. Никольский,— в течение почти целого столетия питавшие церковные хоры, обучая руководителей для них, по непонятным причинам с 1907 года были закрыты.

Московское Синодальное училище церковного пения обучало лишь бывших певчих мальчиков своего хора, выпуская ежегодно не более пяти регентов; и хотя по уставу оно имело право принимать вольнослушателей, но по разным причинам было не в силах организовать такой процесс обучения.

Частная инициатива по устройству регентских курсов обыкновенно встречала большое затруднение в материальной стороне дела и проявлялась в масштабах, далеких от удовлетворения существовавших потребностей в полном объеме.

Краткосрочные курсы, устраивавшиеся то там, то сям, были лишены по той же причине возможности поставить дело шире, чем того требовали скромные задачи сельских и, пожалуй, небольших городских хоров.

Словом, учиться регенту было негде; по крайней мере, негде было готовиться к своей профессии по программе, целиком соответствовавшей всем особенностям церковно-певческого дела.

Воспользоваться же теми учреждениями, — отмечал также А. Никольский,— которые давали общее музыкальное образование, а также тем немногим, что по части регентского дела существовало в то время у нас в России, подавляющее большинство регентов не могли — или по невероятной дальности расстояний, или по дороговизне жизни в больших городах, или же, наконец, в силу материальной необеспеченности вообще1.

Поэтому Первый съезд регентов принял следующую резолюцию: «... После обмена мнений по вопросу о средствах к подъему научномузыкальных знаний как в среде деятелей по теоретическим вопросам церковной музыки, так и в рядах практических работников церковного клироса, [съезд] пришел к заключению, что только учреждение специальных училищ как рассадника музыкальных знаний по всем вопросам церковного пения может быть признано надежным средством в решении этого вопроса»2.

1 Там же. С. 10.

2 Там же. С. 75.

19

 

 

Одна из таких школ была организована в Новгороде трудами Преосвященного архиепископа Новгородского Арсения1, который проявил себя ревностным поборником духовно-музыкального просвещения своей паствы. По его благословению в Новгороде имел место съезд регентов и учителей пения, на котором решались вопросы церковного пения. Съезд отредактировал и привел к единообразию существовавшее в епархии осмогласие и рекомендовал его исполнение за богослужением.

После восстановления канонического Патриаршего управления в Русской Православной Церкви вопрос о церковном пении вновь обсуждался на самом высоком уровне. Здесь уместно напомнить о речи Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия, произнесенной им в Московской духовной академии 18 апреля 1948 года. В ней, в частности, было сказано следующее: «В храме Божием, в этом доме молитвы, все — и иконография, и чтение, и пение... — все должно служить одной цели: возбуждению и поддержанию молитвенного духа, назиданию и укреплению в вере. Все здесь должно дышать благоговением, возвышенным чувством, духовной красотой, умилять душу, назидать ее, возносить к Небу. В особенности это следует сказать о церковном пении, так как пение занимает одно из главных мест в ряду средств духовного воздействия на молящихся в храмах. Церковное пение все состоит из молитвы... Нужно ли поэтому объяснять, почему необходимо принимать все меры к тому, чтобы церковное пение вполне отвечало своему значению в православном богослужении?»2

Далее Святейший Патриарх Алексий, упомянув о древних церковных песнописцах и отметив, что наша Русская Церковь получила от своих предков богатое наследие, сказал: «Старинные церковные распевы являются самым лучшим выражением религиозных настроений... К величайшему прискорбию приходится сказать, что в настоящее время это почти полностью утрачено... Почти забыты древние трогательные церковные распевы — знаменные, греческие, болгарские, киевские, даже в переложениях недавних хороших композиторов. В храме часто слышишь такую музыку, под которой уместно было бы подписать вовсе не те слова, которые поются, так как нет никакого соответствия между словами и музыкой... Все вышеизложенное говорит о том, что мы

1 Арсений (Стадницкий), впоследствии митр. Ташкентский и Туркестанский († 1936).

2 Журнал Московской Патриархии. 1948. № 5. С. 7.

20

 

 

должны обратить самое тщательное внимание на дело церковного пения в наших храмах; что мы не имеем права игнорировать требования церковных людей, чтобы пение соответствовало своей цели... »1

Священноначалие Русской Православной Церкви, понимая, что дело изучения и сохранения церковного певческого наследия должно осуществляться не стихийно, но в определенных центрах, под контролем и попечением руководства Церкви, 27 марта 1967 года приняло решение об организации регентских классов в Московской, Ленинградской и Одесской духовных школах. «После разработки учебной программы, рассчитанной на три учебных года, в которую вошли дирижирование, теория, гармония, сольфеджио, хороведение, постановка голоса, фортепиано, чтение партитур, аранжировка, история церковного пения, скрипка (факультативно), 1 сентября 1969 года в духовных школах началось обучение регентскому мастерству»2.

Появление регентских классов в стенах духовных школ стало еще одним свидетельством постоянной заботы Священноначалия Русской Церкви о церковном пении и о подготовке музыкально просвещенных пастырей, готовых помочь в организации хоровых коллективов на своих приходах. Следует отметить также и тот факт, что благодаря работе регентских классов оживился интерес учащейся молодежи к древнерусскому певческому творчеству.

По благословению Святейшего Патриарха Пимена в исполнении семинарских хоров были сделаны записи песнопений старинных русских распевов: киевского, знаменного и других. Торжественный унисон древних мелодий звучит в последние годы в храмах Москвы, Ленинграда и других городов России.

Прекрасно знающий церковное пение Святейший Патриарх Московский и всея Руси Пимен, как и блаженнопочивший Святейший Патриарх Алексий, принимал и принимает большое участие в деле духовно-музыкального просвещения своей паствы. Его Святейшество не раз лично присутствовал на выпускных экзаменах регентского класса в Московских духовных школах и при этом всегда преподавал учащим и учащимся практические советы в деле лучшего усвоения музыкальных дисциплин, раскрывал цели практической деятельности церковных

1 Там же. С. 7-8.

2 Журнал Московской Патриархии. 1979. № 8. С. 20.

21

 

 

регентов. Продолжать труды по подготовке церковных регентов — таков был наказ Святейшего Патриарха Пимена.

В 1978 году Ленинградские духовные школы выступили с инициативой реорганизации регентского класса. Суть проекта заключалась в том, чтобы предоставить возможность лицам мужского и женского пола, не обучающимся в академии и семинарии, но имеющим желание стать церковными регентами, получить необходимое церковно-музыкальное образование.

Эта инициатива была благословлена блаженнопочившим митрополитом Ленинградским и Новгородским Никодимом и председателем Учебного комитета при Священном Синоде Высокопреосвященным Алексием, митрополитом Таллинским и Эстонским. Руководство Ленинградских духовных школ получило разрешение Учебного комитета на проведение подготовительных работ, которые включали создание новых программ, комплектование штата квалифицированных педагогов и решение множества административно-хозяйственных вопросов. Речь шла об организации такой школы, которая явилась бы реальным воплощением желаний регентов старой России: школы с бесплатным обучением, общедоступной для всех желающих послужить Господу в качестве церковных регентов; школы, в которой будущие руководители церковных хоров получили бы все необходимые знания для успешного исполнения возложенного на них Церковью послушания.

Святейший Патриарх Пимен и Священный Синод на заседании 25 июля 1979 года утвердили соответствующее решение Учебного комитета, и в реорганизованном регентском классе были проведены приемные экзамены. На этих экзаменах к абитуриентам предъявлялись те же требования, что и к поступавшим в духовную семинарию. Кроме того, особое внимание обращалось на их музыкальные способности.

1 сентября 1979 года Ленинградские духовные школы гостеприимно распахнули свои двери, чтобы приветствовать первых слушателей реорганизованного регентского класса. Их пока немногим более 20 человек — девушек и юношей, со всех концов страны приехавших в город на Неве, чтобы получить духовно-музыкальное образование и стать квалифицированными регентами в храмах Русской Православной Церкви. И не только Русской. Здесь, в этой школе, получит возможность ознакомиться с русским церковным пением верующая молодежь

22

 

 

других стран и братских Церквей. Уже сейчас в регентском классе обучаются слушатели из Финляндии и Аргентины.

Пусть же это благое начинание по молитвам и предстательством покровителя Русского Севера святого благоверного князя Александра Невского, благословением и молитвами Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Пимена и Высокопреосвященного Антония, митрополита Ленинградского и Новгородского1, усердием преподавателей и учащихся возрастает от силы в силу (Пс. 83, 8), сохраняя и развивая лучшие церковно-певческие традиции нашей Святой Православной Русской Церкви на многие и многие лета.


Страница сгенерирована за 0.42 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.