Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл (Гундяев), Патриарх Московский и всея Руси

Кирилл (Гундяев), патр. Выступление на Международной конференции «Апостол Павел и опасность самоуничтожения» (Кишинев, 8-15 октября 1994 г.), 10.10.1994

ВЫСТУПЛЕНИЕ НА МЕЖДУНАРОДНОЙ
КОНФЕРЕНЦИИ «АПОСТОЛ ПАВЕЛ И ОПАСНОСТЬ
САМОУНИЧТОЖЕНИЯ»

(Кишинев, 8-15 октября 1994 г.)1
10.10.1994

Перед тем как начать свое выступление, я хотел бы присоединиться ко всем тем, кто отдал должное отцу Ианнуарию2 за его прекрасный доклад. Действительно, для того, чтобы понимать апостола Павла, мало воспринимать буквальный смысл его посланий. Нужно вжиться в тот культурно-исторический пласт, вникнуть в ту среду, в которой и из которой произошли эти духовные шедевры. Я также согласен с архимандритом Ианнуарием в том, что, к сожалению, наш перевод теряет очень многое в посланиях святого апостола Павла; не всегда четко прослеживается культурно-историческое пространство того времени.

Апостол Павел был современником тех людей, которым он писал, и потому его слова были убедительны прежде всего для них. А как же еще можно объяснить тот факт, что человек, бросивший вызов огромному культурно-историческому пространству, которое не только не разделяло его убеждения, но буквально восставало против них, постепенно принимало эти взгляды, и тысячи яростных врагов апостола становились его сподвижниками. Подвиг апостола Павла и величие его духа в том, что он остался современником и для каждого последующего поколения христиан. И не будь он нашим современником,

1 Апостол Павел и опасность самоуничтожения. Материалы международной конференции, состоявшейся в Кишинэу (8-15 октября 1994 г.). Кишинев, 1994. С. 31-36.

2 Архим. Ианнуарий (Ивлиев), проф. СПбДА.

338

 

 

наверное, никому бы и в голову не пришло сформулировать эту смелую тему «Апостол Павел и опасность самоуничтожения». Потому что в том далеком I веке после Рождества Христова людям трудно было даже предположить, что в принципе возможно самоуничтожение мира. Человечество в те времена не владело еще инструментарием, необходимым для столь разрушительных дел. И уж, конечно, если бы в те времена кто-нибудь попытался поднять вопрос о возможном самоуничтожении существующего миропорядка, его просто подняли бы на смех. А сегодня нам не до смеха, сегодня мы, полные тревоги, ставим этот вопрос, что еще раз подтверждает: апостол Павел наш вернейший современник и помощник в высшем смысле этих слов. И в этом я вижу Божие Провидение. Если бы Слово Божие перестало быть обоюдоострым мечом (Евр. 4, 12), вечно будоражащим наше сознание, если бы оно перестало тревожить ум и чувства людей в поисках критериев правоты и истины, оно бы и не было Словом Божиим.

К сожалению, по служебным обстоятельствам я вынужден завтра покинуть Кишинев. Может быть, мое выступление было бы уместным на более позднем этапе работы конференции, но у меня не будет другой возможности. Поэтому позвольте от богословской, исторической и отчасти литературоведческой дискуссии об учении апостола Павла перейти ко второй части, обозначенной в теме нашей конференции, — об угрозе самоуничтожения, которая существует сейчас и перед которой замер в тревоге весь род человеческий. Я хотел бы высказать свое собственное понимание этой проблемы и понимание значения для нас христианских посланий апостола Павла в плане преодоления тех опасностей, которые нависли над миром и которые могут привести его к полной катастрофе.

Само приближение к рубежу XX столетия, к концу второго тысячелетия от Рождества Христова, уже как бы создает некий благоприятный психологический климат для того, чтобы подумать: где мы находимся в нашем цивилизационном развитии, и чем является человеческая цивилизация сегодня. Но и помимо того, что мы приближаемся к этому историческому рубежу, есть немало причин, заставляющих людей все чаще и чаще ставить фундаментальные вопросы в отношении путей развития, по которым движется человечество.

Позвольте напомнить вам хорошо известный факт — все научно-технические революции начинались в Европе и основывались на

339

 

 

определенных философских концепциях. В двух словах эту концепцию можно выразить следующим образом.

Человек способен безгранично развиваться, развивать и совершенствовать окружающий его мир. Нет пределов развития, беспредельны наши возможности. Концепция тотальной безбрежности в каком-то смысле была спровоцирована христианским богословием, которое особенно на Западе грешило определенным антропоцентризмом. В этой концепции мира в центре стоит человек — царь природы и высшее из Божиих созданий. «Человек — это звучит гордо!» Это не только слова Горького, это было поставлено в центр всего развития человечества, всей концепции материального строения мира. Мир безбрежен, но человек один стоит в центре. «Все — для блага человека, все — во имя человека»: западное богословие — это можно легко доказать — спровоцировало и всячески способствовало этому философскому направлению.

Если взять развитие науки и техники, то все, что создавалось и осваивалось родом человеческим начиная с XVII века, весь этот поток научной, технической, экономической мысли лег в основу развития так называемого буржуазного строя, развития экономических отношений, основывающихся на безбрежности сил и возможностей человека. Итак, концепция проста — человек должен трудиться, он должен использовать окружающий его мир в своих интересах, он должен за все быть вознагражден материальными благами, и чем они больше, чем изысканнее, тем лучше. На пути этого экономического размаха не должно быть (и действительно не было) никаких преград. В этом — суть научно-технического и экономического прогресса.

В XIX веке на эту концепцию накладывается марксизм, который, конечно же, никак не отрицает идеи экономического развития; марксизм, конечно же, эту идею всячески оживляет, но подключает к ней еще и идею социальной справедливости. Для того чтобы всем одинаково хорошо жилось, нужно постоянно, безгранично развиваться, максимально развивать все силы человеческие, все природные ресурсы, иметь возможность максимально обеспечить справедливое распределение благ. Что такое, в принципе, коммунизм? Это некая реальность, которая возникает фантастическим образом на идее безграничного развития человеческой личности. В нашей марксистской науке это было одним из основополагающих постулатов.

340

 

 

К сожалению, как выяснилось впоследствии, мир не располагает безграничными ресурсами. Цивилизация, при всей безбрежности своих идей, владеет только теми ресурсами, которые у нее есть. И они далеко не безграничны. В ответ на первые наши тревоги по этому поводу философы говорили: что ж, не хватит продуктов земли, будем водорослями питаться, улетим в космос, где хватит пространства всем на миллионы лет.

Думается, настоящим шоком, заставившим весь мир подумать о земных ресурсах и о будущем нашей цивилизации, стал так называемый энергетический кризис 1973 года в Западной Европе. Я имел возможность наблюдать этот процесс довольно близко, работая в Женеве, во Всемирном Совете Церквей. Сколько я перевидал сбитых с толку добропорядочных швейцарцев, которые никак не могли взять в толк, что происходит; почему нужно терять целых сорок пять минут, стоя в очереди, чтобы заправить автомобиль?

Мир вздрогнул от одной мысли, что может наступить время, когда из шланга уже не потечет прозрачная жидкость; может прийти время, когда саму нефть неоткуда будет качать. Сегодня мы уже знаем, что этот кризис был спровоцирован — за ним стояли определенные финансовые и политические интересы, но сами эти махинации, конечно, основывались на ограниченности природных ресурсов цивилизации.

Сегодня уже доказано математически, что если в мире будет достигнут уровень потребления среднего американца, то все его шесть с лишним миллиардов человек смогут ими пользоваться лет 50-60 — не более. На этом «бал» закончится. И возникает вопрос: а может, сам по себе этот уровень потребления нежизнеспособен для нашей планеты?

С такой постановкой вопроса мир сегодня еще не может согласиться. Это — вызов идее безграничного экономического развития, вызов чаяниям, настроениям миллионов людей, мечтающих жить хотя бы так, как живет сидящий со мной по соседству профессор богословия из Германии. В этих мечтаниях, конечно, нет ничего криминального, но подумаем: а что дальше? Мы включены в ряд тупиковых экономических программ развития. Мы были, остаемся и будем бедны — эти мысли в наших сердцах и наших домах.

После распада Советского Союза мы оказались в глубочайшем кризисе, кризисе экономическом и нравственном. Может, настало время

341

 

 

(дабы опять не оказалось, что мы строим не то и движемся не туда) подумать, куда мы идем, какую цивилизацию нам надлежит строить? Если мы опять начнем говорить, что нужно бесконечно развиваться, а приемлемую систему справедливого распределения найдем потом, из этого опять может ничего не получиться. Марксисты уже пытались ввести самую справедливую систему распределения благ, но, во-первых, она оказалась не такой уже справедливой, во-вторых, регламентация человеческих потребностей приводит к нарушениям прав личности. Ни христианин, ни атеист не могут согласиться с тем, чтобы ограничивалась их свобода. Сегодня самый главный вопрос — как обеспечить гармоничное сочетание возможностей и потребностей человека?

Для меня в проблеме развития нашей цивилизации имеется духовная составляющая. Невозможно выйти из кризиса цивилизации, не используя инструменты нравственной и духовной саморегламентации, или, проще говоря, самоограничения.

Но это уже другой мир, мир внутренней жизни человека. Только сам человек по своей доброй воле может регламентировать свое потребление. Только он сам, причем добровольно, может отказаться хотя бы от части того, что может дать ему экономическое развитие, ради другого человека, ради нашего общего выживания.

Конечно, это будет нелегко. Аскетизм христианина — это не проживание в пещере, а способность управлять своими потребностями в соответствии со своим духовным идеалом.

Поставив вопрос так, мы вправе спросить: а может ли наш великий современник, апостол Павел, помочь нам в этом? Сможет ли он спасти от самораспада цивилизацию? Может ли он высветить нам какой-либо иной путь? Я не столь блестяще знаю учение апостола Павла, как отец Ианнуарий, и не могу по памяти цитировать огромные отрывки из Посланий (хотя стараюсь каждый день их читать), но сейчас вспомнил один из текстов: Благодатью вы все будете спасены через веру (Еф. 2, 8). Таким образом, апостол Павел утверждает, что спасение цивилизации, если говорить о нашем конкретном предмете озабоченности, то есть спасение людей, спасение их уклада жизни, спасение всей планеты, возможно только благодатью Божией.

К этому тексту можно подойти с двух сторон — с религиозной, богословской и этической. Что касается первого подхода, то как человек верующий, я убежден, что наш Мир, наша Планета, наш Космос

342

 

 

не смогут выжить без энергетического воздействия со стороны Бога. Вот этот известный Божественный, Отеческий акт — он был, есмь и будет. Всякая система стремится к распаду, если она энергетически не поддерживается извне. Наш мир — это система. Я глубоко убежден, что мир не сможет существовать без энергетического воздействия Творца. Но это — религиозный подход к проблеме. У апостола Павла сказано: Благодатью... через веру. А вера, как известно, предполагает определенный закон, определенную жизнь.

Однако, разбирая проблемы современного мира, нам следует подумать и о той огромной массе народа, которая осталась за пределами религии, не достигнув уровня спасительной веры. Самоограничение там нужно возводить на других принципах. Во всяком случае, любая система, и наш мир в том числе, сможет просуществовать только питаясь Божественной энергией. А питаться Божественной энергией мир сможет только через людей, потому что Космос, Мир, Вселенная соединяются с Богом через человеческую личность. Именно в человеке происходят основные изменения. Божественное и человеческое, Небо и земля соединяются в человеческой личности. И от того, как эта личность будет строить свою жизнь, что она поймет, а чего не поймет, что она примет, а чего не примет, будет зависеть дальнейшая судьба цивилизации.

И последнее, о чем мне хотелось бы сказать, это об эсхатологии. Эсхатология — самая удивительная часть Божественного Откровения. Если все то, что не относится к ней, довольно четко определено и описано в Библии, то мотивы эсхатологии, или конца мира, предполагают и некую альтернативу. Апостол Иоанн говорит о будущем, как о катаклизме, но в этом катаклизме существуют такие понятия, как новое небо и новая земля (Откр. 21, 1). На протяжении всей своей истории человечество задается вопросом: чем завершится наша цивилизация — огненным смерчем или ее внутреннее развитие приведет в конце концов к новому небу и к новой земле?

На сегодняшний день ни у кого нет определенного ответа на этот счет. Ответ, видимо, каждый несет в самом себе. Обычно на вопросы такого рода древние пророки давали альтернативный ответ. Когда в трудные времена израильтяне спрашивали пророков: что дальше? — пророки им обычно отвечали: если сделаешь так, будет то, а если иначе, будет это.

343

 

 

Древнехристианская литература знает замечательные образы Жизни и Смерти. Один путь приводит к жизни полной, не только духовной, но совокупно духовно-материальной. Другой — путь смерти. Он приводит к распаду личности, общества и всей цивилизации. Сегодня апостол Павел говорит нам о том, что путь Жизни, путь спасения мира и цивилизации в целом — есть путь веры, путь обретения благодати Божией. Выражаясь словами древнего библейского автора, скажем так: Дабы жил ты и твои дети, избери жизнь (Втор. 30,19).

Благодарю за внимание.

 


Страница сгенерирована за 0.35 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.