Поиск авторов по алфавиту

Автор:Федотов Георгий Петрович

Федотов Г.П. Irenikon. Журнал "Путь" №7

  IRENIKON. Bulletin mensuel des moines de l'union des églises. Pricuré d'Amay s.-Meuse. 1-re année. № 8-9. Novembre-Decembre 1926.

        IRENIKONCOLLECTIA. № 1. Hiéromoine Lev. Les orientations de la pensée religieuse russe contemporaine.1927

        Для тех из читателей «Пути», которые не знакомы с «Ирениконом», напомним, что этот орган новой конгрегации, образованной в 1925 г. по личной инициативе папы Пия XI в недрах Бенедиктинского ордена. Цель нового учреждения, получившего свой очаг в Бельгийском монастыре Амэ, — «подготовлять медленной, мирной и братской работой возвращение отделившихся ветвей христианства к вселенскому единству Церкви». Из всех католических организаций, ставящих себе эту цель — унии или соединения церквей, — бенедиктинский орден, бесспорно, подходит к делу с меньшей дозой политики или пропаганды. Его метод может быть выражен словами греческого католического епископа Дионисия, приведенными в № 8 «Иреникона» (стр. 350): «Изучать, чтобы узнавать друг друга, узнавать, чтобы любить, любить, чтобы соединиться». Бенедиктинцы, несомненно, проникнуты не только большим интересом к христианскому Востоку, но и любовью к нему, к его религиозным сокровищам. Об этом интересе, особенно в литургической и археологической области, свидетельствуют и все №№ издаваемого ими журнала. Можно даже подумать, что цель журнала не столько в том, чтобы показать католичество православным, сколько в том, чтобы показать католикам православие. «Иреникон» — орган не пропаганды, а изучения, и его главное достоинство в обилии свежих материалов, при крайне ограниченном объеме (каких-нибудь 40 страничек в №). И при этом, помимо Востока, журнал интересуется также церковными движениями среди протестантов, особенно англо-католиков.

        Из статей двух последних №№ 1926года отметим: «Литургическая жизнь в Риме прежде и теперь» (об упадке понтификальной мессы) — (Дом Л.Бодуэна),        Св. Феодор Студит (иepoм. Льва), о славянской исповеди, о русском обряде бракосочетания. «Посещение Факара» и «В Константинополе» рисуют образы прошлого и несколько современных фигур греческой церкви.

        Для русского читателя интересен отдел критики и рецензии. Он порадуется сведениями о текущих событиях в жизни восточной церкви и прочтет отзывы о большинстве выходящих за рубежом русских книг. Мы находим здесь почти

124

 

все издания УМСА и даже перечень статей «Пути». В отзывах — полное отсутствие полемики, даже по поводу книг с антикатолическими тенденциями.

        Позволяем себе привести из отдела хроники заметки, касающиеся русской церкви, о которой мы знаем так мало. С удовольствием констатируем здесь совсем иное отношение к обновленческому расколу, чем то, которое мы встретили в последней  книге  о. Д'Эрбиньи.

        «... Одним из излюбленных средств антирелигиозной борьбы большевиков является, по-видимому, секуляризация церквей. В «Ленинграде» за последнее время отмечено значительное число случаев. Однако, в начале сентября имело место большое событие в противоположном смысле. Знаменитая Александро-Невская Лавра, которая находилась в руках обновленцев и под советскими учреждениями, была очищена от тех и других и возвращена патриаршей церкви. Главный храм был освящен заново, и на другой день в него была перенесена рака с мощами Св. Александра. Это был день его праздника (30 августа по старому стилю); десятки тысяч православных праздновали его торжественное возвращение. Наряду с делом Исаакиевского собора, этот факт указывает на реакцию против обновленцев со стороны советских властей бывшей столицы.*) Однако, когда митрополит Сергий, управляющий православною церковью, назначил, после их изгнания, митрополитом Петроградским Иосифа, архиепископа Новгородского, последний должен был вскоре отправиться в Москву для объяснений с Г. П. У. Мы не знаем, чем кончилось это дело.

        На Украине «Липковщина» (национальная украинская церковь) находится в еще большем упадке, чем церковь обновленцев, которые пополняют свои собственные потери за их счет. Они принимают их, как поставленных законно, и без покаяния, несмотря на источник их священства, о котором свидетельствует их кличка «самосвяты». Большевики преследуют липковцев и в результате в Харькове образовался раскол в виде нового «Собора  православной автокефальной национальной украинской церкви», который отделился от Киева и объявил, что все другие церкви «контрреволюционны и буржуазны». В Киеве обновленцы достаточно сильны, они одни имеют разрешение издавать журнал, ведут усиленную пропаганду и занимают часть знаменитой Печерской Лавры, где они открыли недавно семинарию. Они сообщают всем, что на их стороне патриархи Константинополя, Антиохии, Александрии и Иерусалима. Первый опровергал это; верно ли это об остальных? Знаменательный факт: патриаршей церкви теперь удается, несмотря на запреты, печатать и распространять на Юге литературу для защиты от Новой церкви. Но, с другой стороны, преследование продолжается, и русское православие, без сомнения, прославится еще несколькими мучениками и исповедниками христианской веры. Одиннадцать епископов были изгнаны из Москвы; остались только двое. В Ростове правительство затрачивает миллион рублей на постройку крематория, как средства антихристианской пропаганды. Близ Москвы был закрыт Николо-Угрешский монастырь. (№8, стр. 358-360).

        «Упадок «синодальной церкви» обновленцев становится неоспоримым фактом. В недавно вышедших официальных протоколах последнего Московского синода констатируется финансовая нужда, почти полное отсутствие поддержки со стороны верующих... Эта невозможность материального обеспечения, по-видимому, и заставила большевиков отдать патриаршей церкви Александро-Невскую Лавру. «Тихоновцы» приняли ее, обязавшись реставрировать и содержать ее. Знаменательный факт, — на торжестве по случаю возвращения Лавры, 12.000 верующих в один час собрали 75.000 рублей. Погоревшая Троицкая церковь в Петрограде была отстроена заново на средства прихожан. Такие предприятия указывают не только на возвращение к несколько более нормальным условиям жизни, но и на преданность и жертвенную готовность верующих, и на религиозную силу русской церкви. Однако, старая столица, теперь, быть может, более всего страдает от отобрания и профанации церквей, это является, по-видимому, главной формой преследований в настоящий момент.

        Если Петроградская Лавра возвращена

___________________

        *) Так как именно здесь Введенский предал некогда на смерть митрополита Вениамина, то вполне понятно, что народ не любит новой церкви. (Прим. «Иреникона»)

125

 

церкви, Киево-Печерская, говорит, будет обращена во «всеукраинский городок-музей». Означает ли это изгнание обновленцев, которые устроили здесь семинарию, или только очищение других помещений, занятых советскими учреждениями?» (№ 9, стр. 391-392).

***

        В добавление к журналу «Irenikon» издается серия выпусков-брошюр «Iгеnicon-Collection» первый том которой посвящен религиозной мысли современной России (в эмиграции). Иеромонах Лев прекрасно справился со своей нелегкой задачей: дал на 30 страничках сжатый, но интересный и обильно снабженный библиографическими примечаниями очерк различных течений русской религиозной мысли: 1) традиционно-церковной, 2) реформаторской, 3) революционной. В первой главе он рисует «возвращение в церковь» интеллигенции, и два течения: одно, которое он обозначает именем «нео-славянофилов» и другое — евразийское. Вторая глава подразделяется на «новые обновленческие церкви», раскол и протестантизм. Третья излагает отношение к религии революционеров, Ленина, советской власти, — и современное состояние толстовства.

        Автор стремится быть объективным и почти всегда успевает в этом, воздерживаясь от общих оценок и прогнозов. За лапидарными строчками его чувствуется знание предмета и много мыслей — задавленных и стиснутых в нижний этаж примечаний. Кое в чем русский читатель не может согласиться с автором. Его понятие славянофилов непомерно широко, обнимая в прошлом Каткова, Леонтьева, Победоносцева, в настоящем все группы «Вех» и всех зарубежных русских философов, кроме евразийцев. Общая скобка, объемлющая имена Струве, о. Булгакова, Бердяева, даже Лосского, едва ли сохраняет какое-либо логическое значение. Религиозную философию евразийцев автор ищет на путях сближения с Ираном и Индией (не усматривая существенного туранского содержания евразийцев), хотя оговаривается, что быстрая эволюция этого течения делает очень трудной его характеристику. Не прав арх. Лев, уверяя (в примечании стр. 25), что присоединение Малороссии и ее «угнетение» помешали ей «оказать культурное воздействие на Россию». Верно как раз обратное. Наконец, не прав он, повторяя с чужих — к сожалению, русских слов — что через У.М.С.А. «протестантизм просачивается в среду русской эмиграции» (Стр. 26). Но все это мелочи. Для иностранца брошюра о. Льва является прекрасным — и единственным — введением в современную русскую мысль и русскую религиозную жизнь. Для нас интересны некоторые его замечания и приводимые им факты о внутри-российской действительности. Автор, свидетельствуя о возрождении церкви, указывает, что в народных низах подъем веры, наблюдавшийся в первые годы революции, сменился отходом от церкви и ростом сектантства. (О сектантстве в России см. указываемый им выпуск Orientalia Christiana. «Les sectes religieux en Russie, leur succès, ses causes, 1926).

        Из характеристики обновленческих церквей, которые автор изображает в первоначальный момент их реформаторских экспансий, умалчивая о их слиянии в обесцвеченную синодальную церковь, заимствуем одну подробность: «первым профессором морали (?) в Богословской Академии Живой церкви в Москве, был протестант-американец» (стр. 25).

        Последнее замечание. Изложение кончается на толстовстве. Автор прав: «о толстовстве почти не говорят» теперь. Однако о. Лев считает нужным привести слова Черткова: «тысячи русских толстовцев, давая доказательства лойяльности по отношению к советам, терпеливо и молча ждут великого духовного возрождения, когда их идеи получат влияние». Кончая этим пророчеством свою брошюру в сопровождении своих собственных, осторожных, но сочувственных комментариев, автор создает у читателя неправильную перспективу. Это единственное отступление от поставленного себе автором правила — воздержания от прогнозов, боимся, обрывает его строгое и добросовестное изложение на фальшивой ноте.       

Г. Федотов.


Страница сгенерирована за 0.13 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.