Поиск авторов по алфавиту

Автор:Вышеславцев Борис Петрович

Вышеславцев Б.П. Юнг. Психологические типы. Журнал "Путь" №20

К. Г. ЮНГ. Избранные труды по аналитической психологии. Авторизованное издание под общей редакцией Эмилия Метнера. Психологические типы. Перевод Софии Лорие. Книгоиздательство Мусагет. 1929. Цена 2 долл. +475.

        Насколько скучна была старая классическая психология, напр. Гербарта или Вундта, настолько же притягательна и богата современная «аналитическая психология». Полный переворот произведен в душе человека и в душе ученого открытием «подсознания». Есть люди, положительно околдованные психоанализмом, теорией внушения. Великое очарование есть во всякой новооткрытой и неизведанной стране. Но особое, волшебное очарование присуще «подсознанию» и это потому, что подсознание всегда было и остается источником волшебства, медиума, фантазии, искусства, мифотворчества и религии. Подсознание есть настоящий источник чудес и овладение подсознанием дает возможность творить чудеса. «Психология» есть настоящая алхимия души, которая учит тому, как низшие подсознательные аффекты могут быть превращаемы в «благородные металлы», в подлинные алмазы духа.

        Фрейд еще сух и узок в гениальной односторонности своих открытий. Но книги Юнга и Бодуэна поражают необычайным богатством перспектив, открывающихся в душе, в этом «зеркале вселенной». Все здесь ново, таинственно, полно неизведанных сил и потенций.

        Юнг удивительный писатель: сначала поражает этот хаос психиатрических наблюдений, художественных образов и символов, научных цитат, философских и теологических, характеристик... Но затем читатель замечает, что этот хаос живет единой жизнью, что все ветви мысли прихотливо сплетены, что все дышит вместе, и что и нельзя иначе показать этой магии душевных зеркал, как посредством потока характерно преломляемых и отражаемых образов, мыслей и чувств.

        Для философа великое наслаждение войти в этот новый мир, где отсутствие школьной системы и порядка объясняется богатством во все стороны излучаемых открытий. Иногда

111

 

автор какъ бы забывает о своей главной теме: дать основу для учения о характерах и типах, — он говорит о религиозном символе, о значении фантазии, об эросе, о художественном творчестве, о морали, о неврозе: и читатель вспоминает тысячи собственных наблюдений, предчувствий, прозрений, видит новые проблемы, еще не поставленные автором. В конце концов читатель начинает любить автора, увлекаться им, как увлекаются музыкальным произведением которое содержит в себе бесконечность эмоциональных проблем. Тайна очарования заключается в опаловых переливах подсознания, в котором нет твердых граней и все отражается по-новому. Нам по-новому показывают нас самих.

        Основная тема всей аналитической психологии Юнга — это понимание психической жизни, как взаимодействие сознания и подсознания. Подсознание скрыто, в него трудно проникнуть, но одно несомненно: оно состоит из стремлений. Эту устремленность подсознания Юнг определяет термином «libido». Она соответствует Платонову эросу. Вся проблема души, проблема жизни и творчества, есть проблема сублимации низших подсознательных стремлений, т. е. их преображения и гармонизации. Душа человека расколота и разорвана противоположными стремлениями, как сознательными, так и бессознательными, и она ищет единства. Но в подсознание нельзя непосредственно заглянуть и ему нельзя повелевать сознательною волей. Есть только одна способность души, которая магически проникает в подсознание — это сила образа, сила воображения. Таково в сущности убеждение всей школы. Но Юнг дает свой поразительный анализ фантазии, образа, символа и мифа. Он показывает, что высшей сублимирующей силой обладает только религиозный образ. Юнг признает, что образ Божий в душе человека есть образ наивысшей ценности и наивысшей реальности, единственный образ, способный сосредоточить на себе всю нашу психическую энергию, способный охватить и разрешить своей объединяющей силой все противоречивые стремления подсознания. Религиозный образ он называет «объединяющим символом», придавая этому термину два значения: 1, символ есть «соединение» противоположностей, разрешение трагизма души; и 2, символ есть выражение непонятного, несказанного. Научная психология приходит здесь к изумительному результату: она устанавливает, что душа по природе религиозна, что «спасение» души от трагического хаоса заключено в религиозном символе, в «символе веры», в образе Божием. Никогда еще позитивная наука не производила такой оценки религиозного чувства.

        Замечательно при этом, что Юнг остается в плоскости опытной науки: он не произносит метафизических суждений

112

 

о Боге, он не говорит, верует он или не верует сам в религиозный символ. Как научный метод, это вполне правомерно. Но именно здесь легко показать, что переход от опытной науки к метафизическому суждению и к акту веры совершенно неизбежен для человека: дело в том, что религиозный символ «спасает» душу только тогда, если он берется абсолютно всерьез. Научно «разгадать» религиозный феномен, как фантазму, как имманентный символ — значит уничтожить религию, как иллюзию. Но то, что признается иллюзорным, теряет внушающую силу, теряет способность сублимировать. Менее всего этого может желать Юнг. Здесь лежит внутреннее противоречие психологизма и имманентизма в отношении к религии. Не есть ли религия только «возвышающий обман»? Но то, что разгадывается, как обман, перестает возвышать. И, с другой стороны, то, что возвышает действительно, не есть обман, а есть аксиологическая правда.

        Умение обращаться с подсознанием и проникнуть в его тайны составляет особенность восточной мудрости и восточной религиозной аскетики. Не удивительно поэтому, что Юнг обнаружил большое внимание к индийской и китайской мистике; и даже, по мнению знаменитого синолога Вильгельма, изумительное проникновение в китайское тайноведение. Не будучи специалистом по Индии, а лишь «любителем», могу однако засвидетельствовать, что индийские тексты выбраны и привлечены с большим пониманием дела, и притом многое в индийской религиозной душе действительно получает совсем новое освещение с точки зрения гипотез Юнга, касающихся подсознания.

        Книга переведена и издана прекрасно. Впрочем, переводчица, С. Лорие, вполне компетентна в этой области и сама имеет труды по психоанализу и внушению. Предисловие редактора, Эмилия Метнера, представляет большой философский интерес, ибо показывает место аналитической психологии в системе знания. Особенно я должен отметить правильное разъяснение Юнговского «психологизма», как методологической установки, ничего не предрешающей в области онтологии и сущности.

БВышеславцев.


Страница сгенерирована за 0.05 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.