Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кассиан (Безобразов), епископ

Кассиан (Безобразов), еп. Русский православный богословский институт в Париже. Журнал "Путь" №1

___________________

 

18 июля 1924 г. — 5-го по старому стилю — по торгам в Парижском PalaisdeJustice осталась за митрополитом Евлогием большая запущенная усадьба в XIX arrondissement на RuedeCrimee. Это был день памяти преподобного Сергия — день зарождения Сергиевского Подворья. Усадьба до войны принадлежала немцам. Она состояла из церкви и четырех домиков, расположенных на горе среди разросшихся деревьев сада. На имущество был наложен секвестр французскими властями.

 

Ближайшею целью покупки являлось создание в Париже второго русского храма и организация второго прихода. Старый храм на RueDaru перестал вмещать молящихся с тех пор, как Париж стал центром русского беженства.

 

Это было начало. — Со дня памятных торгов 5-18 июля 1924 г. уже истекает год. К этой первой дате прибавились новые. В декабре 1924 г. имущество было выкуплено. 1 марта (16 февраля) 1925 г. в Прощеное Воскресенье, к началу Великого Поста, была освящена Церковь. За две недели до Светлого Праздника образовался приход. Через месяц, 30 (17) апреля, начались занятия в Богословской Школе. — Такова краткая летопись Сергиевского Подворья за первый год его существования.

 

На общем фоне русской жизни за границей открытие новой русской церкви, в центре западной культуры не представляет собою исключительного явления. По всему лицу земли, во всех точках русского рассеяния, зажглись лампады Православия — открылись беженские церкви, бедные, как сами беженцы, не имеющие часто самого необходимого: богослужебных книг, сосудов, облачения, но согреваемые пламенем веры, сильные молитвой и слезами, сияющие светом Православия.

 

И тем не менее создание Сергиевского Подворья оказалось делом, объединившим все русское беженство, вызвавшим сочувственные отклики даже в России. Приобретение Сергиевского Подворья выходило из рамок обычных финансовых расчетов. Приступая к этому делу, Митрополит Евлогий не располагал необходимыми средствами и верных расчетов на поступление нужных сумм у него не было. Он был силен верою в помощь Божью и в покров преподобного Сергия. В день Преображения раздался призыв Владыки к русским в рассея-

 

128

 

 

нии нести свои беженские деньги на сооружение Подворья. Его результаты оставались долгое время неизвестными. Были трудные осенние дни, когда казалось, что начинание обречено на неудачу. В декабре предстоял выкуп имущества. Усадьба была запущена. Здания, десять лет стоявшие без употребления, пришли в ветхость. Необходим был капитальный ремонт. — И чудо совершилось. Имущество было выкуплено. Дома были приведены в порядок. В храме сооружена была солея, воздвигнуты были престол и жертвенник, поставлен старенький временный иконостас. — Это было делом русских людей, откликнувшихся на призыв Митрополита Евлогия.

 

К 1 февраля 1925 г. сумма, собранная на сооружение Сергиевского подворья, достигла 482.632 фр. Из нее за недвижимость пришлось уплатить в разные сроки 378.437 фр. Остаток был обращен на ремонт. Собранная Митрополитом сумма включала 91.440 фр., пожертвованные Председателем Всемирной Христианской Студенческой Федерации, д-ром Моттом, и 98.410, полученные в долг от разных лиц, и на разных условиях. Остальное — около 300.000 было принесено на дело сооружения Сериевского подворья руками беженцев. Это был жертвенный порыв. Студенты отказывались от обеда, женщины несли последние драгоценности, рабочие отдавали свои трудовые гроши. Дело любви продолжается и поныне. Церковь преп. Серия на RuedeCrimee — убогая беженская церковь. Но в нее текут дары — несут иконы, облаченья, любовно украшают храм цветами. Постепенно совершается уплата долга.

 

Дело сооружения Сергиевского подворья стало делом всей русской эмиграции потому, что Сергиевское подворье, задуманное как храм, с первых дней своего осуществления, приняло под сень храма и освятило покровом преп. Серия, другое дело, выходящее за пределы русского Парижа, за пределы Франции, за пределы Европы, даже за пределы русского рассеяния: дело, нужное для эмиграции и для России, дело основания Высшей Богословской Школы.

 

Это дело уже имеет свою историю.

 

Старая русская духовная школа была разрушена в 1918 году. Кое-где были сделаны попытки продолжить работу старой Академии. Это было медленное догоpание. Но потребность в духовном образовании сознавалась во всей ее неотложности. Весною 1920 г. возник в Петрограде Православный Богословский Институт. Петроградский Богословский Институт не был простым воспроизведением старой Духовной Академии. Богословский Институт имел благословение Св. Патpиapxa Тихона. Он пользовался отеческим попечением приснопамятного священномученика Петроградского Митрополита Вениамина. Но построение его началось снизу. Оно вышло из недр приходских организаций. В числе слушателей было много женщин, выделявшихся особенным рвением и успехами. Большинство профессоров принадлежало к профессорам Академии, но много было и новых. Были среди профессоров видные представители приходского священства. Были работники университетские *). К весне 1923 года Богословскому Институту удалось сделать первый выпуск. Этот выпуск был единственный. Тою же весною 1923 года Институт прекратил свое существование. Послушный указаниям св. Патриарха Тихона и верный заветам своего архипастыря Митрополита Вениамина, институт оказался с политической стороны неуязвимым даже для советской власти. Она его задушила, возложив на него непосильное бремя финансовых тягот. Судьба его решилась в 1923 г. Ее неизбежность была ясна уже к концу лета 1922 г.

 

И тогда же — в августе 1922 г. — по промыслительному совпадению — впервые зашла речь об открыли русской православной Духовной Академии за границей. Инициатива тоже исходила снизу. Для основания Академии нужны были средства. С просьбою о средствах группа русских профессоров (А. В. Карташев, П. Б. Струве, П. И. Новгородцев) обратилась к председателю Всемирной Христианской Студенческой Федерации Д-ру Мотту. Это первое совещание не имело конкретных результатов. Не имело их и второе публичное выступление в пользу открытия Академии, доклад А. В. Карташева в октябре 1923 г. на конференции русских христианских студенческих кружков в Пшерове под Прагою. На

___________________

         *) Б. А. Тураев (XVII. 1920), Н. О. Лосский, Л. П. Карсавин, С. С. Безобразов и др.

 

129

 

 

Пасхе 1924 г. в Праге состоялось новое совещание с д-ром Моттом. В нем приняли участие с русской стороны новые люди: проф. В. В. Зеньковский, который к этому времени занял положение руководителя русского христианского студенческого движения, и высланный из России известный богослов, философ и экономист прот. С. Н. Булгаков. Инициатива опять исходила снизу. Переговоры приняли конкретный характер. Был поставлен вопрос о месте основания будущей Академии. Были высказаны и отвергнуты разные предложения: Академии на Балканах, Академия в Англии, Академия в Америке. Остановились на Праге.

 

Таково было положение вопроса к моменту приобретения Сергиевского подворья. С приобретением Сергиевского подворья все прежние проекты отпали окончательно. Территориальная база для Академии была создана в Париже. Частная инициатива, исходившая снизу, получила благословенье и поддержку Высшей церковной власти в лице Митрополита Евлогия. Призывая православный народ нести жертвы на создание Сергиевского Подворья, Митрополит Евлогий говорил и об основании Богословской школы.

 

История приобретения Сергиевского Подворья с помощью д-ра Мотта наглядным образом доказала, что инициаторы дела находились с самого начала на правильность пути. Но соотношение русских и иностранных пожертвований свидетельствовало и о другом — русские беженцы сознали дело основания Высшей духовной школы за границею, как свое национально-русское Православное дело.

 

Длительные усилия русской церковной интеллигенции за границей исходили из учета профессорских сил, находящихся в эмиграции. Список ученых богословов, историков религии и религиозных философов, проживающих за пределами России, включает свыше тридцати имен, в том числе, нескольких очень крупных ученых. Правда, целого ряда хорошо известных имен — без которых как-то трудно себе представить Духовную Академию — мы в этом списке не находим. Носители их — в России, и выписка их за границу натолкнется, по всей вероятности, на неодолимые препятствия. Но и без них, наличными за границею силами, преподавание в Духовной Академии может быть обеспечено по всем ее кафедрам.

 

Этот список ученых по своему составу не однороден. В него входят такие работники старой духовной школы, как все ученые святители, находящееся на чужбине, и много мирян. Из последних назову ветерана науки Н. Н. Глубоковского, и одного из главных инициаторов созидаемой высшей школы А. В. Карташева. Но входят в него и лица, окончившие светскую школу: прот. С. Н. Булгаков, Н. С. Арсеньев, вся группа религиозных философов, и многие другие. Этот смешанный состав — не случайность. На русскую духовную школу за границей ложится великая задача, поднять нить духовного образования, которую оборвала в России безбожная власть. Но есть и другая задача: продолжить великие традиции русской богословской науки. А русское богословие творилось не только в стенах духовных Академий. Славный эпитет «учителя церкви» был приложен в половине XIX в. к светскому писателю Хомякову. И потому нельзя отрицать какой-то внутренней правды в том наименовании «Богословский Институт», которое, большая часть инициаторов этого дела считает уместным усвоить создаваемому учреждению.

 

Такова одна сторона вопроса. Есть и другая. Основание Богословского Института отвечает назревшей общественной потребности. Это видно не только из сборов на сооружение Сергиевского Подворья. С августа 1924 г., когда впервые разнеслась молва о создании Высшей Духовной Школы, по настоящее время (1 июля 1925 г.) к Митрополиту Евлогию поступило 90 прошений о зачислении в студенты. Просители далеко не всегда дают о себе сколько - нибудь подробные сведения. С другой стороны, и администрации школы не со всеми просителями удалось войти в непосредственные сношения. Поэтому сообщаемые ниже статистические данные, неизбежно, страдают неполностью и несколько случайным характером. Тем не менее, даже в таком виде они представляют некоторый обобщающий интерес. —

 

1. Возраст просителей колеблется в пределах от 17 до 50 лет. Более двух третей всех прошений (61) поданы лицами в возрасте от 21 до 35 лет.

 

2. По образованию, в числе просите-

 

130

 

 

лей есть 18 человек, окончивших высшие учебные заведения, 30 окончить не успевших, но состоявших или даже поныне состоящих студентами высшей школы. Из остальных, 27 имеет законченное среднее образование, в том числе 14 окончило духовные семинарии. Шестеро учились в семинариях, но окончить не успело. 24 человека получили военное образование (нормальное или ускоренное, военного времени), 36 — участники войны.

 

3. О сословном составе просителей администрация школы располагает особенно скудными данными. Тем не менее, о 18 просителях известно, что они из духовного звания, 16 — из дворян, 5 — из крестьян.

 

4. Прошения поступали из разных мест: 31 из Парижа, 19 — из Югославии; 17 — из Франции (не считая Парижа, но включая Тунис); 8 — из Чехословакии; 4 — из Болгарии; Кроме того отдельные прошения (по одному, по два) поступали из следующих стран: Эстонии, Финляндии, Польши, Бельгии, Германии, Швеции, Турции.

 

5. О 23 просителях известно, что они состояли членами христианских студенческих кружков.

 

Было бы большим заблуждением объяснять все это множество прошений, полученных из разных точек русского рассеяния, от людей разного возраста, разного происхождения, разного образования, исключительно заботою о материальном обеспечении. Личные беседы с подавшими прошения, введенные, как общее правило, везде, где это представлялось возможным, убеждали Митрополита Евлогия и администрацию школы в полной искренности огромного большинства просителей. О том же свидетельствуют наблюдения за деятельностью Христианских Студенческих Кружков, с которыми мы встречаемся по всем пунктам расселения русских беженцев. Как уже отмечено, до 25% общего числа просителей состояли членами кружков.

 

Русскому христианскому студенческому движению, посвящена в этом № особая статья, из нее видно, что кружки существуют всюду, где есть русская учащаяся молодежь: в Париже, в Праге, в Берлине, в Белграде, в Софии, в далекой Эстонии, в маленьких студенческих центрах, вроде Брно, Пшибрама, Загреба и в других городах. Видно из нее и то, что кружки эти разного типа; и что по-разному понимают кружки свои ближайшие деловые задачи и методы своей работы. Но конечная задача всегда одна — постижение глубины Православия, построение жизни на Православной основе. Руководители церковной жизни это поняли. Митрополит Антоний благословил работу Белградского кружка. Митрополит Евлогий принял на себя задачу организации Высшей богословской школы за границей, для того, чтобы дать подлинную духовную пищу нашей заграничной молодежи, взыскующей церковного просвещения и жаждущей отдать свои силы па служение Церкви. Эта молодежь выявила себя в кружках. Снизу это единство не видно. Часто в одном городе несколько кружков. Сознание взаимного различия порою доходит до острого антагонизма. Для Церкви этого различия не существует. Один из корней Парижской богословской школы уходит в недра студенческих кружков.

 

Духовная потребность, вызвавшая к жизни христианские студенческие кружки, может получить удовлетворение только в русской Православной богословской школе. Не говоря уже о богословских факультетах католических и протестантских, даже православные духовные школы в Румынии, Сербии, Болгарии и Греции потребности русской молодежи удовлетворить не могут. Это показал опыт. Русской православной молодежи нужна русская Богословская школа. И это касается не только русских беженцев. Это касается и тех православных русских, которые оказались подданными новых лимитрофных государств. Существующими духовными школами (только в Польше) потребность в духовном просвещении остается фактически неудовлетворенною.

 

Правда, открытие высшего духовно-учебного заведения все еще остается делом будущего: делом соборного церковного разума. Предварительные шаги уже сделаны. Митрополит Евлогий уже вошел в сношение по вопросу об организации Высшей Богословской Школы с нашими учеными иерархами и с представителями русской богословской науки, находящимися за границей.

 

Но есть другая задача: неотложная и разрешимая. Это — задача богословской подготовки. Ее неотложность вытекает из состава молодежи, ищущей духовного просвещения. Приведенные выше статистические данные ясно свидетельствуют,

 

131

 

 

что только небольшая часть просителей, прошедшая среднюю духовную школу, обладает подготовкою, достаточною для прохождения высшего богословского образования. Большинство осознавших свое влечение к богословским наукам пришло извне — чаще всего из интеллигенции, глубже и полнее — до последних выводов — пережив обращение интеллигенции к Церкви. Стоящие перед ними задачи подготовки — это неразрывные в своей взаимной связанности задачи подготовки учебной и подготовки воспитательной.

 

Сознание этой потребности и привело Митрополита Евлогия к решению открыть занятия пропедевтического (приготовительного) класса Православного Богословского Института. 30 (17) апреля Пропедевтический Класс приступил к работе. Его работа продлится до 1 октября с. г.. 1 октября администрация школы надеется создать условия, которые сделали бы возможным открытие 1 курса Института. В число студентов - стипендиатов I курса будут зачислены, в зависимости от числа вакансий, обнаружившие достаточные успехи слушатели Пропедевтического Класса и заслуживающие особого внимания сторонние просители из числа окончивших полный курс Духовных семинарий.

 

В слушатели Пропедевтического Класса принято девятнадцать человек; из них шестнадцать — студенты; трое — вольнослушатели. Большинство студентов (10) — в возрасте от 20 до 25 лет, пятеро — старше (до 33 лет), один - моложе (18 лет). Законченное высшее образование имеет один, четверо продолжают состоять студентами других высших учебных заведений. Восемь человек получили среднее образование в военно-учебных заведениях, трое окончили гражданскую среднюю школу. Девять человек состоят членами христианских кружков молодежи. Вольнослушатели все получили высшее образование: один — общее, двое — специальное (инженер, офицер генерального штаба). Последние двое — старше 50 лет. Кроме указанных девятнадцати слушателей, в Пропедевтический класс приняты еще четверо, приславшие прошения из-за границы (трое из Югославии, один из Константинополя).

 

В Пропедевтическом Классе преподаются следующие предметы: Священное Писание Ветхого Завета, (6 час. в неделю; предмет разделен между Епископом Вениамином и прот. С. Н. Булгаковыми), Священное Писание Нового Завета (4 часа в неделю: С. С. Безобразов); общая и русская церковная история (4 часа в неделю А. В. Карташев); догматическое богословие (4 часа в неделю: прот. С. Н. Булгаков); нравственное богословие (1 час в неделю: Епископ Вениамин): литургика и каноника (4 часа в неделю он же; греческий язык (4 часа в неделю) С. С. Безобразов; латинский язык (3 часа в неделю) П. Е. Козалевский. Всего студенты имеют тридцать часов лекций в неделю, т. е. пять часов в день.

 

Во второй половине учебного периода возможно некоторое увеличение общего числа лекций для включения в учебный план краткого курса пропедевтики философской, возложенного, по постановлению Совета Класса, на профессора В. В. 3еньковского. Пропедевтические задачи класса требуют элементарной постановки преподавания и постоянной проверки успеваемости учащихся. Так, преподавание Священного Писания имеет целью усвоение его содержания в свете предания Церкви; по истории Церкви студенты должны познакомиться с основными фактами церковно-исторического прошлого. Для проверки знаний учащихся назначаются репетиции. Первая группа репетиции состоялась во второй половине июля. До 1-го октября намечаются еще два репетиционных срока.

 

Вторая задача Пропедевтического Класса, наряду с подготовкою учебною, есть подготовка воспитательная. Строго говоря, эти две задачи неразделимы. Специально-воспитательные задачи преследует весь строй жизни, установленный по плану инспектора Епископа Вениамина, рассмотренному в Совете Пропедевтического Класса и одобренному Митрополитом Евлогием, который сохранил за собою общее руководство классом, в качестве ректора. День студентов начинается в 6 час. утренею в храме Подворья. В 6 час. веч. все бывают у вечерни. Поют сами слушатели. В неделю св. Отец, 31 (18) мая, один из вольнослушателей посвящен в диаконы. За трапезой дежурный читает Житие. Отлучающиеся из Подворья испрашивают на то благословение Владыки-Инспектора. Послушания по церкви и школе несут сами студенты. Для распределения работы по храму, аудиториям, спальням и трапезной назначено четыре старших.

 

132

 

 

Учебно-воспитательные задачи Пропедевтического Класса не могут быть ограничены одним теперешним составом его слушателей. По условиям теперешнего времени, Богословский Институт, как высшее учебное заведение, тоже не может пройти мимо пропедевтических задач. При выработке постоянного устава будут приняты меры к созданию условий, которые благоприятствовали бы успешному их разрешению.

 

В нынешний первый год существования богословской школы необходимость ограничиться пропедевтикою вызвана крайним недостатком средств. Содержание каждого студента живущего в общежитии стоит около 300 фр. в месяц. Только три человека оказались в состоянии вносить эту плату; трое вносят половину, т. е. состоят на половинных стипендиях, двое платят четверть. Двое - приходящих. Увеличение числа стипендии является условием существования и развития богословской школы. Из 25 человек, принятых без стипендии, 21 должен был отказаться от мысли получить богословское образование. Опыт жизни русских беженцев за границею показал полную несовместимость тяжелого труда и продуктивного учения. Чуткие жертвователи начинают понимать особенную важность пожертвований именно на стипендии. Одно пожертвование заслуживает упоминания: стипендия студенту «Димитрию»: дар вдовы, посвященный памяти умершего мужа.

 

Стесненность материального положения отражается и на других сторонах жизни. Канцелярия, сводящаяся к одному секретарю, поглощенному преподаванием, не справляется с работою. Школа лишена необходимейших учебников. Библиотека в зачаточном состоянии и, тем не менее, целый ряд ценных предложений приходится оставлять без внимания, по невозможности произвести вызываемые ими затраты. Только при такой экономии оказывается возможным покрыть наличными средствами смету Класса, исчисленную с 1-го мая по 1 октября с. г. в сумме около 36.000 фр. Достойно упоминания, что при составлении этой сметы сознательно осталась неучтенного возможность непредвиденных расходов.

 

Таково настоящее. Экономическое положение очень трудно. Но оно было еще труднее, когда Митрополит Евлогий начинал дело Сергиевского Подворья, и трезвые практические люди считали это предприятие безнадежным.. Открытие Высшей Богословской Школы есть дело соборного церковного разума; но срок преднамечен — на 1 октября; и нужно строить экономическое основание. На что можно рассчитывать? Русские источники скудны и иссякают с каждым годом. Но расчеты на иностранцев имеют под собою основание. Посильную помощь уже оказали англичане. Они о6есщают ее и в дальнейшем. Но главные надежды по-прежнему обращены на д-ра Мотта. 30. IV он посетил Сергиевское подворье. Посещение его совпало с началом занятий Пропедевтического Класса. Немедленно после своего посещения он затребовал у администрации школы минимальную смету Богословского Института в порядке его последовательного развертывания. Эта смета была представлена. Она свела продолжительность курса к трем учебным годам, число профессоров по всем кафедрам — к восьми; ограничила расходы по всем статьям и только с особенным вниманием отнеслась к стипендиям, доведя их число до 20 в первый год существования Института; до 30 — во второй; до 40 — в третий и последующие годы. Ответ еще не получен.

 

За год совершено великое дело. В центре Европейской культуры на русской земле открыта русская православная богословская школа. Эта школа уже в настоящем виде скромного Пропедевтического Класса поднялась выше уровня среднего учебного заведения. И преподаватели, работники высшей школы, чувствуют себя призванными к величайшему творческому напряженно, и слушатели сознают себя студентами Высшего Учебного Заведения. Но это только первый шаг, пропедевтика к Богословскому Институту. Будет ли сделан второй? Верим, что будет. Все дело Сергиевского Подворья чудесно. Над русскою обителью Rue de Crimee с первого дня ее существования покров препод. Сергия, благостный лик преподобного встречает приходящих в Подворье. И помощь не оскудевает: братская помощь иностранцев во имя единения во Христе; помощь русских изгнанников на духовную школу в обители преподобного Сергия.

 

С. Безобразов.

 

133


Страница сгенерирована за 0.07 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.