Поиск авторов по алфавиту

Автор:Бицилли Пётр Михайлович

Бицилли П.М. В. Groethuysen. Origines de l’esprit bourgeois. Журнал "Новый Град" №3

В. GROETHUYSEN. Origines de l’esprit bourgeois en France. I. (1927).

Эта книга своего рода хресто­матия любопытнейших и, насколь­ко я знаю, до сих пор никого не привлекших к себе источников — сборников французских пропо­ведей 17-18 вв. — особый вид тогдашней публицистики, ценной тем, что обращалась она не к «хо­рошему обществу, не к «Городу и Двору», которыми, за малыми исключениями, только и занимают­ся историки французской культу­ры, а к массам, к народу.

Автор, во-первых, извлекает из этих источников те места, ко­торый касаются «буржуазных» по преимуществу грехов и слабостей: любостяжания, тор­гашества, ростовщического ли­хоимства. С этими явлениями Церковь издавна боролась, че­го как будто не принимает во внимание автор, — по крайней мере, не оговаривает; но он прав, указывая, что только с конца 17 века Церковь вклю­чает в свое поле зрения буржуа, как специфических носителей этих пороков, тогда как раньше пропо­ведническая так сказать социоло­гия знала только «вельмож» и «бедняков». В некоторых пропо­ведях — очень интересные —Ирезкоотрицательные — характе­ристики новых отношений между рабочими и работодателями, на­падки на машинизм и т. п. Кри­тикуя зарождающийся капитализм обобщенно, рассматривая его, как проявление современной цивилиза­ции, противопоставляя капитали­стическому строю, основанному на эксплуатации пролетариата, идиллические отношения,существующие там, где преобладает зем­ледельческий труд, утверждая, чтопрогресс «наук и искусств», которым сопровождается развитие индустрии и торговли, куплен до­рогой ценою падения нравов и нравственности, церковные проповедники во многом совпадают с автором знаменитых двух «Рассуждений»: Руссо вырос в каль­винистской атмосфере, а кальви­низм, сколь ни содействовалонразвитию капиталистического духа своей доктриной о земном «при­звании» каждого человека и об успехе, как залоге «оправдания», все же стоял, по отношению к де­нежному хозяйству на столь же непримиримо-аскетической точке зрения, лишь постепенно идя на компромиссы и сдавая свои пози­ции — как это выяснил Tawney (в своей замечательной работеReligionandriseofcapitalism), сделавший для истории английского общества то, что Groethuysen для французского и при помощи того же вида источников. В от­ветных памфлетах «Leshonnêtes» отстаивают против Церкви идею «прогресса». Любопытны не­доразумения, в которые, незамет­но для самих себя, впадают спорящие стороны, и которых не от­метил и сам автор. Так один из проповедников, нападая на мещанскую скаредность, скопидом­ство — черты, свойственный пе­риоду «первоначального накопле­ния», касается социальной стороны этого порока: все это парализует оборот, убивает торговлю, лиша­ет бедняков заработка. Деньги не должны залеживаться. Выдвигая эту сторону, проповедник опере­жает своих антагонистов.

Во-вторых, автор проследил борьбу янсенистов с молинистами в ее отражении а сознании мирян, — насколько об этом позволяют судить те же источники. Увлече­ние борьбой заставляло иезуитов («молинистов») выдвигать на­столько идею свободы человека, что в конце концов божественное провидение отходило на задний план, подготовлялась секуляриза­ция миросозерцания: сами того не ведая, молинисты работали на «философов», на новый «гума­низм». Идея греха заменяется иде­ей преступления, религиозность — морализмом, Бог из абсолютного монарха превращается в конституционного правящего людьми по договору.

Книга Groethuysen’а интересна не только сама по себе. Интерес­на и ее судьба. Автор — после­дователь Дильтея, выдающийся философ культуры — подвергся нападкам со стороны специалистов историков. Ему поставлено в упрек то, что, говоря о «буржу­азном духе», он не дал предварительного определения понятия «буржуа», — тогда как для авто­ра «буржуа» и есть «становящий­ся» носитель того «духа», жизнь которого он старается просле­дить; далее, что он забыл о том, что существует «метод» (все это в рецензии одного из авторитетных французских историков, R. Guyot, в авторитетнейшем органе — R. Historique): для рецензента, очевидно, «метод» есть нечто, са­мо по себе существующее, неиз­менное, не определяемое ни ав­торской индивидуальностью, ни свойством его источников. Ведь, автор не рисует, на основании про­поведей, быта и нравов француз­ской буржуазии: он лишь вскры­вает те тенденции буржуазного общества, которые бросались про­поведникам в глаза, и против ко­торых Церковь ополчалась. Прием, оказанный книге Groethuysen’а историками, как нельзя более характерен для современной истори­ческой науки, для ее «scientime»-а, оторванности от жизни, нечуткости, — всего того, что так удачно отмечено Полем Ва­лери в его «Regardssurlemondeactuel». Историческая наука наших дней, одно из наших «до­стижений», являет собою символ всех этих «достижений»: все сфе­ры человеческой деятельности

94

 

 

стремятся в наше время обосо­биться, стать «чистыми», быть «для себя» — и вот, в результа­те, артериосклероз, вырождение в александризм, педантство, автома­тическую микрографию.

П. Бицилли.

 


Страница сгенерирована за 0.05 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.