Поиск авторов по алфавиту

Лекция восьмая. Несостоятельность материализма с точки зрения закона сохранения энергии

ЛЕКЦИЯ ВОСЬМАЯ.

НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ МАТЕРИАЛИЗМА С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ
ЗАКОНА СОХРАНЕНИЯ ЭНЕРГИИ
.

Понятие причинности в естествознании.—Связь этого понятия с законом превращения энергии.—Понятие превращения и сохранения энергии.—Физическое не может превратиться в психическое. — Явления психические и физические совершаются параллельно. — Понятие эмпирического параллелизма.—Несостоятельность аргумента, заимствованного из биологии.

 

Мы рассмотрели уже три основных положения материализма. Прежде всего мы рассмотрели то положение материалистов, по которому «мысль есть движение вещества». Мы допустили, что материалист согласился с нами, что мысль протяженностью обладать не может, а потому и движением вещества быть не может; но, признавая это, он тем не менее может настаивать на своем основном положении. Он может сказать, что, если признать, что в мире существует только материя, то нужно будет допустить, что мысль есть не что иное, как свойство материи, наряду с другими непротяженными свойствами ее. Мы видели, что и это положение материалистов неправильно, и неправильно по той причине, что в действительности никаких свойств, сил в вещах реально, объективно нет и не может быть, а то, что мы называем «силой», «свойством», «способностью», есть не что иное, как форма нашего мышления, только лишь отвлечение. На этом основании можно утверждать, что мысль свойством материи не может быть. Третья формула материалистов сводится к тому, что мысль есть не что иное, как функция мозга, но она отличается такою неопределенностью, что лучше будет, если материалисты совсем откажутся от нее. Таким образом, остается четвертая формула, которую нам предстоит рассмотреть. Эта формула сводится к утверждению, что мысль есть продукт движения вещества.

Материалист может сказать: «я согласен с тем, что мысль протяженностью не обладает, что мысль не есть свойство материи и не есть функция мозг, но я  настаиваю на своем

131

 

 

прежнем мнении, что мысль есть продукт движения вещества, потому что то, мире истинною реальностью обладают только материальные атомы, способные двигаться, и из движения которых созидается все остальное, в мире существующее». Я обращаю ваше внимание на эту аргументацию. Если бы даже материалист и согласился с тем, что мысль протяженностью не обладает, то это ему не мешает утверждать, что мысль есть только лишь продукта движения материальных частиц. Если даже он допустит непротяженность мысли, но при этом признает ее только лишь результатом движения материальных частичек, то все-таки он остается чистым материалистом.

Теперь нам предстоит рассмотреть положение, что мысль есть продукт движения вещества. Это положение кажется настолько убедительным, что оно кажется просто неопровержимым. Факты, указывающие на связь между явлениями физическими и явлениями психическими, материалистами истолковываются в том смысле, что эта связь причинная (в естественно-историческом смысле). Они говорят, что между явлениями физическими и психическими есть причинная связь, совершенно такая, как в том случае, когда огонь порождает теплоту. Если мы будем рассматривать деятельность мозга, то мы найдем, что существует полное соответствие между деятельностью известных частей его и психическими процессами: если Известные часта мозга налицо, то налицо и соответствующие им психические процессы; парализуются эти части, и соответствующие им психические процессы исчезают; если парализованная часть мозга восстанавливается, то и психические процессы появляются вновь; когда нервы возбуждаются, то и сознание существует; когда нервы находятся в покойном состоянии, то и психические процессы отсутствуют, словом сказать, совершенно так, как во всех других причинных соотношениях в мире физических явлений; а так как причина важнее, чем действие, ибо вообще причина порождает действие, то и физическое порождает психическое. Вот пример. Перед нами человек в обмороке; его нервы не функционируют, у него нет и психической жизни, но как только нервы начинают действовать, к нему возвращается и сознание; очевидно, здесь имеет место причинная связь. Далее, я слышу выстрел; в этом случае происходит колебание воздушных волн, которое возбуждает мои слуховые нервы; это возбуждение рождает во мне ощущение звука; следовательно, здесь физическое является причиной, а психическое действием. На основании подобных фактов материалисты утверждают, что вообще психическоепроисходит от физического, что физическое

132

 

 

порождает, созидает психическое, что физическое превращается в психическое.

Эта аргументация кажется непоколебимой, и материалисты с особенным упорством настаивают на ней, но заметьте, что и противники материализма с таким же упорством настаивают, что в рассматриваемом случае, наоборот, нет причинной связи. Само собою разумеется, что положение противника материализма гораздо труднее, чем положение сторонников материализма. Это происходит оттого, что терминология материалистов на первый взгляд кажется более понятной, на самом же деле она страдает полною неопределенностью.

Прежде всего следует рассмотреть, как употребляется понятие причинности и как оно должно быть употребляемо. Мне могут сделать упрек, что я слишком много внимания уделяю выяснению различных терминов; мне могут сказать, что такой термин, как «причина», и без выяснения понятен. Но это не совсем верно. По справедливому замечанию одного французского философа, «философия есть только усовершенствованный язык», этим она отличается от обиходной мысли. Напр., слово «причинность», кажущееся на первый взгляд вполне понятным, в действительности часто понимается неправильно, и это неправильное понимание причинности способно ввести в заблуждение в различных областях науки.

Рассмотрим, как обыкновенно понимается причинность. Положим, у нас есть явление А, которое порождает явление Б; между ними есть причинная связь. В этой связи между А и В, кажется, содержится нечто таинственное, так как мы видим, что в действии содержится нечто такое, чего нет в причине. Папр., мы говорим: «солнечные лучи являются причиной зеленого цвета растений» (листья растений, произрастающих в отсутствии солнечного света, как известно, теряют зеленый цвет). Спрашивается: каким же образом причиной зеленого цвета растений являются солнечные лучи? В лучах солнца, ведь, зеленого цвета нет 1), а, между тем, они производят зеленый цвет. Искра сожгла город и произвела народное бедствие. Искра—причина, народное бедствие—действие. Действие содержит в себе то, чего нет в причине. Многие поэтому старались определить внутреннюю связь, существующую между причиной и действием. Они истолковывали эту связь, таким образом, как если бы в причинной связи причина была живым существом, чем-то таким, что является творцом по отношению к след-

1) Дело идет, разумеется, о популярном понимании.

133

 

 

ствию, в таком же роде, как, напр., художник, который созидает картину из ничего, или инженер, который из камня и металла созидает мост, или мастер, который из бесформенной массы делает красивую мебель. По этому пониманию, причина есть нечто творческое.

Приняв это обстоятельство в соображение, мы легко поймем, отчего материалист так отстаивает свою точку зрения, что физическое есть причина психического, физическое порождает психическое. Думая таким образом, он может утверждать, что причина только и существует, т.е., что истинною реальностью обладают только материя и движение материальных атомов, и эти движения порождают все то, что мы называем психическим, которое истинною реальностью не обладает.

Противник материализма должен показать, что материалист ошибается, когда утверждает, что между физическим и психическим существует причинная связь 1), а исходя из этого, он может доказать, что, кроме материи, существует еще нечто и другое. Моя ближайшая задача заключается в том, чтобы разобрать, что называется причинностью в мире физическом, и с чем она связана.

Положим, мы имеем движущееся ядро, которое встречает на своем пути стену и разрушает ее. Мы можем сказать, что движение ядра есть причина разрушения стены. Физик сказал бы, что движущееся ядро содержит в себе известное количество энергии, которую оно тратит на преодоление сцепления между частицами стены. Мы говорим, что солнечная теплота есть причина таяния льда. Это, другими словами, значит, что солнце содержит в себе известное количество энергии, которая употребляется на то, чтобы привести лед из твердого состояния в жидкое, т.е., чтобы изменить расположение частиц льда. Ток, идущий по телеграфной проволоке, есть причина движения якоря электромагнита. При ближайшем рассмотрении оказывается, что в батарее развивается известное количество химической энергии, которая превращается в движение якоря электромагнита. Физик может сказать: «вот что называется причинной связью: причинная связь в мире физическом означает превращение одного рода энергии в другой».

Чтобы понять это, разберем, что в физике называют превращением энергии.

Если бы мы предположили, что в мире существует только

1) В только что указанном смысле, т.е., в смысле порождения причиной следствия.

134

 

 

материя, и что частицы ее находятся в абсолютном покое, тогда не было бы никаких «процессов». Существование этих последних можно понять только в том случае, если признать, что материальные частицы приходят в состояние движения.

Мы знаем, что материальная частица, находящаяся в состоянии движения, может привести и другую материальную частицу в движение, или сообщить ей ускорение. Всякая материальная частица, находящаяся в движении, может преодолеть известное сопротивление. Эта способность материальной частицы преодолеть сопротивление или совершать работу, называется энергией 1).

Энергия может быть разной величины: одна может быть больше, а другая меньше. Положим, я беру гирю в один фунт и поднимаю ее на один фут высоты. Физики говорят, что количество энергии, которую я затратил на эту работу, равняется одному футо-фунту. Это и служит единицей для измерения энергии вообще.

Энергия бывает двух видов. Один вид энергии называется кинетической, а другой потенциальной. Понять разницу между тем и другим видом энергии очень нетрудно. Положим, мы имеем ядро или какое-нибудь другое тело в состоянии движения. В таком случае говорят, что тело обладает кинетической энергией. Если же тело не движется, но при известных условиях может совершить известное количество работы, то говорят, что оно обладает потенциальной энергией. Напр., гиря, находящаяся на столе, не движется, но она обладает потенциальной энергией, т.е., при известных условиях она может совершить известную работу.

Произнося слово энергия, не следует думать, что внутри вещи скрыта какая-то «сила», которая называется энергией. Говоря о том, что какому-либо телу присуща энергия, мы имеем в виду только высказать, что тело может совершить известную механическую работу или преодолеть известное сопротивление, и больше ничего под энергией мы не должны себе представлять.

Потенциальная энергия может переходить в кинетическую и наоборот; при этом количество энергии не пропадает, не теряется. Напр., я поднял гирю на известную высоту и употребил на эту работу известное количество кинетической энергии; гиря обладает теперь потенциальной энергией, так что, если лишить ее опоры, то она совершит ровно столько же работы, сколько я потратил на ее поднятие.

1) См. напр., Малуэлль. «Материя и движение». Спб. 1895 г., § 72.

135

 

 

Существуют еще виды энергии: это тепловая энергия, энергия химического сродства и т. п. Старые физики думали, что теплота происходит от теплорода, проникающего в тело. Когда тело обладает теплородом, оно тепло, но когда теплород удаляется из тела, то оно становится холодным. В настоящее время физики думают, что тело становится теплым оттого, что частицы его приходят в состояние движения. Поэтому теплота есть особый вид энергии, который называется тепловой; но кроме тепловой энергии, существует еще электрическая, световая и другие энергии; каждая из них может превращаться в другую.

Я позволяю себе привести несколько примеров, чтобы показать, что кинетическая энергия движущихся масс может превращаться в тепловую, и наоборот. Положим, мы имеем движущееся ядро; на пути движения ядра находится броня корабля. Ядро останавливается в своем движении, не будучи в состоянии пробить ее. Кажется, что кинетическая энергия пропадает, на самом же деле взамен ее броня корабля согревается. В таком случае говорят, что кинетическая энергия движущегося ядра превратилась в тепловую энергию; при этом предполагают, что движение массы превратилось в молекулярное движение. Если бы мы были в состоянии тепловую энергию превратить обратно в механическую, т.е., молекулярное движение превратить в молярное (т.е. в движение массы), то в данном случае оказалось бы, что тепловая энергия равна той энергии, которой обладало движущееся ядро.

Возьмем обратный пример. Положим, нам нужно привести в движение паровоз. Для этого мы кладем уголь в печь паровоза и зажигаем его; вследствие этого вода в котле нагревается и превращается в парообразное состояние. Образовавшийся таким образом пар обладает известною упругостью, благодаря которой приходит в движение поршень цилиндра; прямолинейное движение поршня цилиндра превращается во вращательное движение колес паровоза, и паровоз изменяет свое положение в пространстве.

Если бы мы рассмотрели ближе те процессы, которые здесь совершаются, то нам представилось бы приблизительно следующее. Мы зажигаем уголь, уголь горит. Но что такое горение? Горение есть процесс химический, соединение углерода с кислородом, которое происходить оттого, что между углеродом ц кислородом есть химическое сродство. Химическое сродство есть не что иное, как взаимное притяжение частичек углерода и кислорода, когда они приходят в близкое соприкосновение. В

136

 

 

процессе горения образуются новые частицы (угольной кислоты), которые, вследствие столкновения атомов углерода н кислорода, должны находиться в сильном движении, и это движение передается частицам воды в котле, которые, в свою очередь, приходят в такое усиленное движение, что сцепление между частицами воды утрачивается и вода превращается в пар. Частицы пара находятся в состоянии усиленного движения. По сравнению одного физика, частицы воды в парообразном состоянии напоминают собою рой пчел или мошек, которые летают в разные стороны; они ударяются о стенки сосуда и своими движениями создают то, что мы называем упругостью, которая· и производит указанное выше движение поршня цилиндра, благодаря чему и происходит движение паровоза. На этом примере вы видите, что тепловая энергия переходит в энергию механическую или в движение массы 1).

Если бы мы не ограничились одним этим примером, а рассмотрели ряд других физических явлений, то всюду мы видели бы одно и то же превращение одного вида энергии в другой, превращение механического движения в тепловое, электрическое, и наоборот. Но здесь особенно важно то, что энергия, при переходе из одного вида в другой, ничего не теряет в своем количестве, что количество энергии остается постоянным, неизменным.

То, что справедливо относительно явлений физического мира вообще, справедливо и по отношению к нашему организму с его нервной системой. Что представляет собою наш организм? Он есть такое же материальное тело, как и все другие тела. Наш организм содержит много различных форм энергии, и, именно, благодаря тому, что мы вводим в него пищевые вещества, которые обладают химической энергией и которые превращаются в нашем организме в другие виды энергии; эта энергия обнаруживается в движении наших мускулов, нашего голосового аппарата и т. п.; кроме того, наш организм выделяет огромное количество теплоты в окружающую среду, иногда производит электрические токи. Физики и физиологи думают, что то количество энергии, которое получается нашим организмом, и то, которое им расходуется, приблизительно равны между собою.

На том основании, что один вид энергии переходит в другой, и на том основании, что количество ее при этом не

1) См. Гельмгольц. «О сохранении силы». Популярные речи. Спб. 1838 г., ч. 1-я.

137

 

 

изменяется, физики утверждают, что количество мировой энергии постоянно и неизменно, и что она не может возникнуть из ничего и превратиться в ничто 1).

После этого спросим натуралиста, «может ли физическая энергия превратиться в сознание, в психические процессы?», и он нам скажет, что в современном естествознании установлено, что количество энергии постоянно, что энергия не рождается из ничего и не превращается в ничто, что физическая энергия может превратиться только или в энергию кинетическую, или в энергию потенциальную, а превратиться во что-нибудь такое, что не есть ни кинетическая, ни потенциальная энергия, не может; а так как сознание, как явление, ничего общего не имеющее с пространственной протяженностью, не есть ни кинетическая, ни потенциальная энергия, то движение материальных частиц не может превратиться в сознание или в психические процессы; а между тем мы видели, что материалисты утверждают, что движение в мозгу может превратиться с сознание 2).

1) Чтобы воспользоваться этим положением, я должен мимоходом заметить, что в науке существует спор относительно того, что существует в мире реально: материяили энергия? В последнее время известный лейпцигский химик Оствальддоказывает, что понятие материи есть понятие метафизическое, что лучше вместо материи признавать энергию, что во многих отношениях гораздо удобнее. Здесь мы заметим, что к каким бы выводам химики ни приходили, будут ли они принимать энергию вместо материи или наоборот, для нас это безразлично; мы в том и в другом случае будем иметь дело с явлением, совершающимся в пространстве, или движением в пространстве; к нему всецело применимы категории протяженности, и энергия всегда останется отличной от психических явлений, к которым категории протяженности не применимы и которые ничего общего с физической энергией не имеют. (Взгляды Оствальда изложены в его «Überwindung des wissenschaftlichen Materialismus». Lpz. 1895 (имеется русск. перевод) и «Vorlesungen über die Naturphilosophie». 1902. (Русский перевод: «Философия природы». Спб. 1903.)

2) См. Паульсен.«Введение», стр. 85—8. Риль.«Основания науки и метафизика», стр. 209—10. Вундт.«Основания физиологическ. псих.». М. 1886 г., стр. 98—100.

«По закону причинности,—говорит Вундт (в своих «Essays» статья «Мозг и душа», стр. 115—6),—везде принятому в естественных науках, мы можем говорить о причинной связи двух явлений только в том случае, когда действие может быть выведено из причины по определенным законам.Такое выведете в собственном смысле возможно только в однородныхпроцессах. Оно действительно выполнимо во всей области естественных наук или, по крайней мере, мыслимо, потому что расчленение этих явлений постоянно приводит к процессам движения, в которых действие в том смысле эквивалентно своей причине, что, пни соответствующих условиях, причинное отношение можно обратить, т.е.

138

 

 

Следовательно, для материалиста остается одно из двух: или сказать, что основной закон естествознания—закон сохранения энергии—неточен; тогда он может утверждать, что часть физической энергии может превратиться в то, что не есть энергия, т.е., в сознание, или же он должен сказать, что закон сохранения энергии является точным, тогда он должен будет признать, что физическая энергия может превращаться только в физическую же энергию, что физические явления превратиться в явления психические не могут. Мы очень легко можем себе представить, что процессы в мозгу могут превратиться в движение мускулов или в возбуждение каких-нибудь других частей мозга, но превратиться в сознание они не могут, так как это противоречит основному положению естествознания 1).

следствие можно сделать причиной, а причину следствием. Так, например, падение какой-либо тяжести с определенной высоты производит двигательное действие, посредством которой тяжесть такой же величины может быть поднята на ту же высоту. Ясно, что о такой эквивалентности между нашими психическими деятельностями и между сопровождающими их физиологическимипроцессами не может быть и речи. Действиями последних всегда могут быть только процессы физического характера. Только, благодаря этому, и возможна в природе та замкнутая причинная связь, которая находит свое полное выражение в законе сохранения энергии; этот закон нарушался бы всякий раз, когда телесная причина производила бы духовное действие».

Льюис(«Вопросы о жизни и духе», т. II, стр. 441) говорит: «есть множество оснований думать, что внутренней перемене предшествует внешнее движение, и что эта перемена в чувствующем нерве предшествует нервному процессу, но положительно ничто не указывает на то, чтобы нервный процесс предшествовал и производил ощущение. Если бы это было так, то нарушался бы закон сохранения энергии, потому что движение переходило бы в нечто, по существу отличное от движения.Милль, описывая ходячее мнение, говорит: «пускай будет доказан последовательный ряд чрезвычайно сложных причин в глазу и мозгу для произведения ощущения цвета... тем не менее, в конце всех движений оказывается нечто отличное от движения—ощущениецвета».

1) Может быть, лица, знакомые со взглядами проф. Грота на психическую энергию(«Вопросы философии и психологии», 1897 г., март—апрель), подумают, что, если физические процессы не могут переходить в сознание, то как же проф. Грот признавал психическую энергию? На это я должен заметить следующее. Если применять понятие энергии к явлениям психическим, то отнюдь не следует забывать, что психическая энергия не измеряется футо-фунтами, физика же знает только такую энергию, которую можно измерять этой мерой. Энергия для физики—это способность тела производить то или другое количество работы; ни о какой другой энергии в физике речи быть не может. Кстати спешу заметить, что проф. Грот признанием психической энергии выступил не в защиту материализма, а, наоборот, против материализма.

139

 

 

Чтобы не казалось, что в таком виде опровергают материализм только философы, я позволю себе сослаться на Гоберта Майера, с именем которого связывается открытие закона сохранения энергии. По его мнению, закон сохранения энергии не может быть приложим в одинаковой мере и к материальному и к духовному миру; хотя духовные деятельности и неразрывно связаны с молекулярными процессами в мозгу, но ими они не исчерпываются 1). Т.е., по его мнению, между материальными и духовными явлениями есть различие, не дозволяющее применять к последним закона сохранения энергии. Другой ученый, немецкий физиолог Дю-Буа-Реймон, который своей речью «о границах естествознания» вызвал сильное неудовольствие среди материалистов, говорит: «движение может производить только движение, или может превратиться только в потенциальную энергию. Потенциальная энергия может произвести только движение. Механическая причина переходит всецело в механическое действие. Психические процессы, совершающиеся в мозгу на ряду с материальными, не имеют поэтому для нашего рассудка достаточно основания, они стоят вне закона физической причинности» 2).

Из этого следует, что материалисты, утверждая, что физические процессы порождают психические, что физические процессы суть причина психических процессов, погрешают против основного положения естествознания.

По представлению того, который допускает превращение нервного движения в сознание, дело как будто бы так обстоит, что в известном пункте нервная деятельность прекращается, и вслед за этим прекращением наступает психическая деятельность. Таким образом, физические движения превращаются в психические состояния.

Но неправильность такого представления обнаруживается также и из того, что, во-1-х, анатомически неизвестно, чтобы где-нибудь нервная система прерывалась; как известно, связь между элементами мозга непрерывна. Βο-2-х, мы не имеем никаких данных для определения того, действительно ли физические процессы предшествуют психическим и действительно ли психические процессы возникают только тогда, когда физический процесс прекратил свое существование, как это бывает, по обыкновенному пониманию, в причинной связи.

1) См. Розенбергер. «Очерк история физики». Спб. 1894 г., ч. 3-я, выв. 2-й, стр. 359, примеч.

2) «lieber die Grenzen des Naturerkennens». 1891, стр. 41.

140

 

 

Если бы взгляд материалистов на возможность превращения физического в психическое был правилен, то в некоторых сложных психических процессах мы должны были бы допускать превращение физического акта в психический, а затем психического опять в физический.

Возьмем для примера какое-нибудь сложное действие, где восприятие соединялось бы с движениями.

Вы идете по улице; знакомый, которого вы не видите, называет вас по имени; вы слышите ваше имя, после чего и у вас является известное представление, и вы оборачиваетесь. Теперь спросим материалиста, как он представляет себе весь происшедший в этом случае процесс. Материалист скажет так: «когда знакомый произносит ваше имя, происходит колебательное движение частиц воздуха, которое доходит до концевого аппарата вашего слухового органа, возбуждает его. Отсюда это возбуждение идет по чувственному нерву и доходит до мозга, скажем, корки головного мозга; здесь это возбуждение (физико-химический процесс) превращается в представление звука, которое в свою очередь превращается в нервное возбуждение, идущее по двигательному нерву к (мускулам шеи, сокращение и растяжение которых приводит к тому, что вы оборачиваетесь».

Итак, вы видите, что, по мнению (материалиста, в известный момент физический процесс превращается в психический, а психический процесс, в свою очередь, превращается в физический процесс, который вызывает сокращение мускулов шеи. Из объяснений материалиста следует, что в физических процессах наступает некоторый перерыв. Вначале идет физический процесс, затем он сменяется психическим, а психический, в свою очередь, сменяется физическим. Если бы мы спросили самого материалиста, имеет ли он какие-нибудь основания, заимствованные из физиологии и анатомии, то оказалось бы, что никаких таких оснований он де имеет. Сколько бы мы ни исследовали мозг, мы не нашли бы в нем прерывистости. Головной мозг представляет из себя нечто непрерывное; поэтому утверждение материалистов в высокой степени ошибочно. По остроумному сравнению Бона, если бы было справедливо объяснение материалистов, то оказалось бы, что мы имели бы нечто вроде материальных берегов с нематериальным океаном посредине 1). По мнению немецкого физиолога Геринга, «физический процесс не может, достигши известной части

1) Вэн. «Душа и тело». К. 1884 г., стр. 120.

141

 

 

мозга, внезапно превратиться в нечто невещественное, чтобы, по прошествии некоторого времени, или в другой части мозга снова возникнуть в форме вещественного процесса» 1).

Если бы мы попросили физиолога объяснить указанный процесс с точки зрения чисто физиологической, то он сказал бы следующее: «Когда вас назвали по имени, то произошло колебание частиц воздуха, что вызвало раздражение концевого аппарата вашего слухового органа, затем это раздражение пошло к мозгу, достигло до корки мозга, а оттуда по двигательным нервам пошло по мускулатуре шеи». С моей физиологической точки зрения я больше ничего не знаю об этом процессе. Здесь физический процесс является непрерывным.

То же самое действие психолог с точки зрения чисто психологической должен был бы объяснить совсем иначе. Он сказал бы: «у меня явилось в сознании сначала известное представление звука, затем известное представление о действии, которое я должен совершить, и, наконец, импульс привести в исполнение известное действие».

Теперь, положим, физиолог хотел бы отдать отчет об этих психических процессах, о которых говорит психолог. Как он мог бы это сделать? Он должен был бы допустить одно из двух: или, что в известном месте нервная деятельность прерывается, прекращается и наступает психическая деятельность, или он должен допускать, что психическая деятельность совершается одновременно с физиологическими процессами. Надо думать, что физиолог предпочтет этот второй взгляд.

Из этого следует, что способ выражения материалиста, по которому в известных пунктах физические процессы превращаются в психические, а затем опять в физиологические, неверен. Можно сказать, что те и другие процессы совершаются одновременно, а из такого признания получается совсем другая картина отношений между физическим и психическим.

Я обращаю ваше внимание на то, что те и другие процессы совершаются одновременно. Если мы скажем, что все факты, которые указывают на связь между физическим и психическим, указывают в то же время на .то, что они совершаются одновременно, то и все выводы предстанут перед нами совсем в другом виде. Материалист говорит, что физическое порожда-

1) Hering. Über das Gedächtniss als eine allgemeine Function d. organisirten Materie (Alm. d. Ak. Wiss. in Wien. 1870, стр. 257).

142

 

 

ет психическое, является причиной, а мы говорим, что физические и психические процессы протекают параллельно. С одной стороны происходят физиологические процессы, с другой психические; а отсюда следует, что для психических явлений существует особый источник, что физические явления существуют сами по себе, а психические явления сами по себе. Следовательно, сказать, что в мире реально существует только материя—нельзя; следует признать, что есть еще нечто, что дает начало психическим явлениям.

Таким образом, точка зрения материалистов этими соображениями совершенно устраняется. При объяснении психических явлений нельзя исходить из принципа материального; материальный принцип порождает только материальные движения, а для психических явлений существует другой источник. Из этого следует, что реальна не только материя, но реально и психическое

Я восстаю против понятия причинной связи между явлениями физическими и явлениями психическими. Если признать, что между физическим и психическим нет причинной связи, то следует заключить, что материя не может порождать психических явлений; значит, для психического есть другие источники. Само собою разумеется, я не настаиваю на терминологии. В данном случае я мог бы сказать, что физические изменения в мозгу вызывают психические процессы, но было бы неправильно, если бы я сказал, что физические изменения в мозгу порождают психические процессы, превращаясь в них. Физическое порождать психических процессов не может; физическое порождает только физическое, а рядом с физическим совершается психическое.

Есть в настоящее время философы школы Авенариуса, о котором можно сказать, что он известен, как позитивист, как отрицатель метафизики, сверхчувственного познания, и я охотно воспользуюсь тем, что говорит этот философ, так как некоторым авторитетом он пользуется и у нас в России. Авенариус держится того же самого взгляда на отношение между психическим и физическим, которое я здесь излагаю, т.е., не признает между ними причинной зависимости. Он говорит, что в современной науке понятие причинности может легко ввести в заблуждение. Напр., если физик неправильно будет употреблять слово причинность, то в его выводах будут большие промахи. Поэтому Авенариус предлагает вовсе не употреблять в физике понятие причинности, не говоря уже о философии, где неправильное употребление этого

143

 

 

слова, как, напр., в вопросе о взаимодействии души и тела, способно ввести в заблуждение, как это и случилось с материалистами. Авенариус думает, что понятие причинности следует совсем устранить из науки, потому что это понятие, по его мнению, содержит элемент анимизма, фетишизма, т.е., отношение причинности понимается так, как если бы причина была живое существо. В реальном мире мы имеем дело лишь со сменой явлений, повторяющеюся с известной закономерностью. Если бы явления не повторялись, то и самой науки не было бы. Важно именно то, что явления повторяются и связь между явлениями вполне закономерна. Мы должны признать, что всегда может существовать явление А, с которым определенным образом связывается явление В, и, именно, таким образом, что появление одного обусловливает появление другого. Такую связь явлений Авенариус называет не причинной связью, а отношением обусловливающего к обусловленному. Если это понятно, то легко понять, что положение Авенариуса сводится к тому, что в математике называется функциональным отношением. Мы не спрашиваем, какая существует внутренняя связь между изменениями двух величин. Мы говорим только, что, когда одна величина изменяется определенным образом, то и другая величина изменяется определенным образом, и наоборот. То же самое мы можем сказать о связи между явлениями физическими и явлениями психическими. Когда изменяется физическое явление, то изменяется и соответственное психическое, и наоборот, когда изменяется психическое, то изменяется и соответственное физическое явление, и их связь будет только функциональная. В этом смысле мы можем сказать, что мысль есть функция мозга, но с таким же правом мы можем сказать, что и физические явления в мозгу суть функции изменений в психической сфере 1).

Эта теория имеет характер чисто эмпирический. Каким образом душа действует на тело, существует ли материя, как отдельная субстанция, или нет, по мнению Авенариуса,— вопросы, не подлежащие исследованию эмпирической науки. Мы должны просто констатировать реально существующие факты и больше ничего. В самом деле, эта точка зрения совершенно правильна, и те, которые признают несостоятельность материализма и не желают искать философского решения вопроса об

1) См. Avenarius.«Der menschliche Weltbegriff». 1891, стр. 18. Cp. Mach. «Princip der Vergleichung in d. Physik», стр. 276—7 в «Populärwissenschaftliche Vorträge». Подробнее об этом см. лекцию 17-ю.

144

 

отношении психических явлений к физическим, могут найти себе убежище в эмпирическом параллелизме. Эмпирический параллелизм с научной точки зрения вполне безупречен, так как он имеет дело с научно-констатированными фактами; он имеет дело с непосредственно данными явлениями и остается на точке зрения строго эмпирической науки.

Чтобы закончить рассмотрение вопроса о происхождении сознания из материальных движений, из материи, нам следовало бы рассмотреть еще один вопрос, который обыкновенно приводится в связь с вопросом о происхождении сознания из материи. Именно, многие думают, что биология доставляет нам неопровержимые данные для доказательства того, что сознание происходит из материи.

В мировой жизни большая часть явлений приходится на долю физических процессов. Жизненные процессы составляют только узко ограниченную область. Из этих процессов опять-таки на долю очень немногих приходятся такие, в которых мы замечаем психические явления, или в которых мы можем так или иначе доказать их существование. Психическая область есть нечто более узкое, чем физическое, притом обусловленное определенными материальными сочетаниями и качествами. Отсюда недалеко до предположения, что психические отправления суть функции определенных высокоорганизованных субстанций 1).

По теории эволюции, как известно, высшие организмы развиваются из элементарных, эти из еще более элементарных, пока, наконец, мы не придем к таким организмам, которые представляют из себя не больше, как комочек протоплазмы, которая, в свою очередь, созидается из простых химических элементов. По-видимому, есть даже факты, которые прямо доказывают справедливость этого воззрения.

В биологии существовало сомнение относительно того, могут ли организмы возникать при помощи так называемого самозарождения, т.е., просто из соединения химических элементов. Некоторые натуралисты думали, что, хотя нет возможности прямо доказать самозарождения, однако оно вполне вероятно. На это, между /прочим, указывает то обстоятельство, что в глубине океана Гекели открыл организм самый простейший, какой только мы можем себе представить. Этот организм представляет из себя не что иное, как бесформенный комочек прото-

1) Так формулирует этот взгляд Вундт. «Лекция о душе человека и животных». Лекц. 30-я.

145

 

 

плазмы, который сохраняется и питается, не имея никаких органов. Существование такого простого организма, по мнению некоторых, делает вероятным возникновение жизни из соединения простых химических элементов.

Поэтому некоторые думают, что на вопрос, что в жизни земли существовало прежде, дух или материя, следует ответить, что, конечно, материя, потому что из нее создается жизнь вообще и психическая жизнь в частности.

К сожалению, подробный ответь на этот вопрос мог бы отвлечь меня от прямой задачи моих лекций, а потому я считаю возможным ограничиться следующим замечанием.

Защитники материализма видят в вышеприведенных рассуждениях доказательство того положения, что в мировом развитии появление материи предшествует появлению духа. Материалист предполагает, что в мировой жизни сначала совсем нет духовной жизни, что наступает определенный момент, когда внезапно возникает духовная жизнь, которая и является продуктом известной материальной организации.

Но правильно ли это рассуждение? Может быть, материя на самых элементарных стадиях своего развития уже сопровождается жизнью и даже, в известном смысле, сознанием. Есть философы, которые, именно, предполагают, что даже материальный атом одарен сознанием 1). По их мнению, нельзя сказать, что сознание возникает в мировой жизни только в известный момент. Оно существовало в ней уже с самого начала.

Разумеется, это — гипотеза, которую нельзя доказать, но которую нет возможности и опровергнуть; а из этого, мне кажется, следует, что защитник материализма не может ссылаться на факт первоначальности безжизненной и бессознательной материи, как на нечто несомненное, чтобы доказать происхождение из нее сознания.

1) См. Вундт. «Лекции о душе человека и животных». Лекц. 30-ая. Паульеен. «Введение в философию». М. 1900, стр. 98 и д.

146


Страница сгенерирована за 0.19 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.