Поиск авторов по алфавиту

Автор:Глубоковский Николай Никанорович, профессор

Глава 2

26

Феодорит—епископ: время и обстоятельства избрания его на Кирскую кафедру.

С самых ранних дет находившийся под влиянием строгих подвижников и благотворным воздействием своей благочестивой матери, сочувственно относившийся к аскетическим идеалам, Феодорит, может быть, навсегда остался бы под сенью принявший его обители; но блеск скрывавшегося под спудом светильника был хорошо знаком всем, и потому Апамийский отшельник против воли должен был принять в управление Кирскую церковь 1). Это важное в жизни Феодорита событие, открывшее пред ним широкое поле для плодотворной деятельности, случилось в 423 году 2), когда он только что достиг тридцатилетнего воз-

1) Epist. 81 (М. 88, соl. 1261, р. 1140) где Феодорита пишет: ἐν μοναστηρίῳ τὸν πρὸ τῆς ἐπισκοπῆς διαιτελέσας χρόνον, ἄκων τὴν τῆς ἐπισκοπῆς ἐδεξάμην χειροτονίαν. Cnf. epist. 18 ap. Σακκελίων., σελ. 16. Голословноеподозрение Гарнье (Dissert I, cap. III, n. XI: M. 84, col. 99) в справедливости этого показания не заслуживает опровержения.

2) В след за Баронием (Annales, t. VII. Lucae 1711, P. 230 sqq.: ad an. 423 not. X) и другими (Tillemont. Mémoires, XV, p. 217. 218. 224. Cnf. not. 2 sur. Théodoret: ibid. p. 869—870. Le-Quien. Oriens christianus. II, p. 229. Binder. Études sur Théodoret, p. 12. Flery. Histoire, II, p. 329. Newman. Hist. Sketches, vol. II, p. 313. Bertram. Op. cit., p. 2. Горский. Прибавления к Tв. Cв. Отц., XIV, стр. 321. Преосв. Филарет. Истор. учение, III, стр. 116), мы признаем несомненною эту хронологическую дату для факта посвящения Феодорита во епископа, хотя многие историки относят его к 420 году (Garnerius. Dissert. II, cap. I, § I: М. 84, col. Ι99—202. Schulzius. Dissert.: M. 80, col. 39. Cave. Hist, liter. I, p. 406. Oudinus. Commentarius, I, col. 1053. Ceillier. Histoire, XIV, p. 33). В письме 113 (M. 83, col. 1316. С) автор пишет о себе: ἓξ καὶ ἔικοσι ἕτη τὴν ἐγχειρισθεῖσαν μοι παρὰ τοῦ Θεοῦ τῶν ὅλων Ἐκκλησίαν ἰθύνας οἰ... τὴν τυχοῦσαν μέμφιν ὑπέμεινα. Так как означенное письмо падает на время вскоре после разбойничьего собора, то годом избрания Феодорита на Кирскую кафедру оказывается 423-8. К тому же заключению ведет и письмо 116 (М. 83, col. 1324, р. 1197) к пресвитеру

 

 

27

раста 3). На Антиохийском престоле тогда был Феодот, который, помимо всего другого, заслуживает признательного уважения уже за одно то, что сумел оценить необычайные способности молодого отшельника и склонил

Реиату, назначенному легатом папы на 2 Ефесском соборе, — письмо, отправленное Феодоритом по адресу μετὰ ἓξ καὶ ἐίκοσιν ἔτη τῆς ἐπισκοπῆς. Наконец, epist. 80 (Μ. 88, col. 1257, p. 1138), 81 (M. 83, col. 1261, p. 1140) и 83 (M. 83, col. 1268, p. 1146—1147) упоминают о двадцатипятилетнем управлении Феодоритом Кирской Церковью; а эти письма писаны не задолго пред тем, как Диоскор открыл свои разбойнические заседания в Ефесской церкви Пресвятой Марии и, следовательно, опять указывают на 423 год посвящения Кирского пастыря. Однако же и противники защищаемого нами мнения не совершенно безоружны. Главную опору свои они стараются найти и помете письма 81: Νόμῳ ὑπάτῳ. Дело в том, что адресат был консулом в 445 году (Mansi, VI, 663. 566. Деян., III, стр. 586. 587. Tillemont. Mémoires, XV, p. 267. 268. 276. 438. 449. 643. Fasti romani. The civil and literary Chronology of Rome and Constantinople from death of Augustus to death of Justin II. By Henry Clinton. Vol. I. Oxford. 1845. P. 630).Отнимая отсюда означенные в письме 25 лет, мы получим 425 год посвящения Феодорита во епископа (Garnerius. Dissert. II, cap. I, § I, п. V: III. 84, col. 199. Schulzins, loc. cit.). Это, конечно, правда, но ничем нельзя доказать, что титул consulus (ὑπατος) употреблен здесь в собственном смысле. Ведь имеем же мы пример, что в 450 году Феодорит называет Аспара консулом (epist. 139: М. 83, col. 1361), между тем как таковым он был лишь в 434 году (Marcellini Comitis Chronicon ad h. an: Migne, lat. ser. t. 51, col. 926). Это, во-первых. Затем, легко предположить описку ὑπάτῳ вместо настоящего ὑπατικῷ, как допускает Бароний (Annales, VIII, р. 62: ad an. 450 not. XLIil. Cnf. ibid. Pagii ad an. 450 not. XII in annotationibus: p. 60—63. Ad an. 423 not. X: Annales, VII, p. 231. Clinton. Fasti romani. Vol. II. Oxford. 1850. P. 473). Этим вполне устраняется замечание Гарнье (Dissert. II, loc. cit., not. VIII: M. 84, col. 200), будто не в обычае Феодорита быть не точным относительно звания или сана. Кроме сего, ложность вычислений ученого иезуита XVII в. ясно связывается и в тех произвольных исправлениях, какие, под давлением своего несправедливого мнения, он находит пушнин сделать в кодексах писем Феодорита. По нему, в epist. 80 и 81 следует читать δύο, а не πέντε, в epist. 113 и 116—β вместо ς (Dissert. II, ibid., n. XI: M. 84, col. 200—201). Помимо того, что эти превращении гораздо труднее, чем ὑπάτῳ в ὑπατικῷ, Гарнье не в состоянии применить свои произвольные emendationes к письму 83. Здесь Феодорит, указывая на седьмой год епископства при Домне, определяет время своего служения в Кирре шестью годами правления Церковью при Феодоте и тринадцатью— при Иоанне Антиохийском. Что это письмо появилось не задолго до разбойничьего собора,—опровергнуть этого не удастся никакой иезуитской изворотливости. Феодорит теперь не высказывает уже тех надежд на Диоскора, какие он заявлял в письме 60 (М. 83, col. 1232); разбивая клеветы некоторых лиц, очевидно, успевших в своих нечистых происках пред архиепископом Александрийским, он даже излагает свое исповедание веры. Ясно, насколько сильно обострились отношения Феодорита к Диоскору, чего не могло быть почти тотчас после смерти св. Кирилла. Но, потерпев неудачу в этом пункте, Гарнье думает обосноваться иначе, относя кончину Феодота Антиохийского к 427 году (Dissert. II, cap. T, § V, not. II ad epist. 83: М. 84, col. 279. Cnf. annot. Valesii ad cap. 40 (39) lib. V. Hist. eccles. Theodoret.: Migne, gr. ser. t. 82, col. 1595—1696). Причисляя сюда упомянутые в письме даты предстоятельства Иоанна (13 лет) и Домна (6 лет),

 

 

28

его выйти из затвора, если только ему принадлежит инициатива избрания преемника Исидору Кирскому. Мы делаем это ограничение потому, что в древности нередко сама церковная община предлагала кандидатов на праздную кафедру 4), а Феодорит мог быть знаком Кирру еще по своим ранним посещениям этой области для благочестивых целей. Посвященный в высокий сан старейшим предстоятелем своей провинции, митрополитом Иерапольским (может быть, при участии Феодота), Феодорит стал пятым из известных нам епископов Кирских 5). Сделавшись вид-

он подучает 445 год. Это арифметическое упражнение не отличается особенною исправностью, ибо исходный термин его взят совершенно произвольно; ссылка на историю Феодорита ничего не доказывает по тому одному, что там ведется простое преемство Антиохийских владык без точной хронологии (Hist. eccles. Theodoret, V, 39 (40): Migne, gr. ser. t. 82, col. 1277. Ц. И., стр. 378—380). Совсем другой результат дает нам указанный в письме 25-й год епископства Феодорита во время его обращения с просьбою к Евтрехию или Ному и апологии пред Диоскором (epist. 80.81.83: М. 83, col. 1257, р. 1138. 1261, р. 1140. 1268, р. 1146—1147). Мы заключаем отсюда, что такой период служения Феодорита Кирской церкви истекал за год до составления посланий к Льву Римскому (epist. 113: III. 83, col. 1316, р. 1190) и пресвитеру Ренату (epist. 116: М. 83, col. 1324, р. 1197), т. е. в 448 году; а в таком случае письмо 83 должно было появиться не ранее этого времени, и епископ Феодот скончался приблизительно в 428—429 году. За всем тем остается неоспоримым, что по крайней мере epist. 80 и 81 написаны после Императорского указа о безвыездном пребывании Феодорита в Кирре. Раньше это событие относили к промежутку времени между 445 и 448 г.г, но теперь, после открытия сирских актов разбойничьего собора, последняя дата, по словам Мартэна (Martin. Actes. P. 67, not. a. Pseudo Synode, connu dans l’histoire sous le nom de Brigandage d’Éphèse. Paris. 1876. P. 104, not 3. Последнее сочинение далее мы будем цитировать так: Martin. Pseudo—Synode), оказывается единственно— возможного. В виду всего сказанного мы в праве считать твердым научным положением, что Феодорит был избран на Кирскую кафедру и хиротонисан во епископа в 428 году.

3) Такой ранний возраст не находит противным канонам и церковной практике и Гарнье (Dissert. II, cap. I, § I, n. XIII: М. 84, col. 201).

4) В толковании на 12 правило Лаодикийского собора Зонара пишет: «в древности избирал епископов городской народ» («Ῥάλλη καὶ Πότλη. Σύνταγμα τῶν θείων καὶ ἱερῶν κανόνων. t. III. Ἀθήνῃσιν. 1868. Ρ. 182. Правила св. поместных соборов в русском переводе. Москва. 1880. Стр. 222), хотя указанное правило решительно запрещает это (Ῥάλλη. Σύνταγμα, III, р. 182. Правила помест. соб., стр. 221—222. 223). Этот обычай и доселе сохранился на Востоке, особенно в Антиохийском патриархате, где влияние Греков менее сильно.

5) История знает следующих предшественников Феодорита на Кирской кафедре: Сириция, Авгура, Астерия и Исидора (Le-Qaieп. Оr. chist., II, р. 930931).—Гарньемного занимается вопросом о лице, посвятившем Феодорита во епископа, и из двух Антиохийских предстоятелей, Александра и Феодота, избирает последнего (Dissert. II, cap. I, § II: М. 84, col. 202—205. Cnf. Dissert. I, cap. II, not. X. XIII: M. 84, col. 97—98), с чем согласны и некоторые другие ученые (напр., Du-Pin: Nouv. bibl., IV, р. 81. Walch: Entwurf einer vollständiger Historie der Ketzereien, Spaltungen und Religionsstreitigkeiten. VIII Theil. Leipzig. 1778. S. 23). Но, прежде всего, должно быть признано, что Александр

 

 

29

ным человеком, новый пастырь своею учёностью, энергией и нравственною безукоризненностью приобрел громкую славу и глубокое уважение на всем «Востоке»; живя в бедном городе, он иногда правил всем Антиохийско-Сирийским округом, поскольку для предстоятелей Восточной столицы был умом и определяющею силой. С этого времени имя Феодорита связывается с самыми важными событиями в истории Церкви, понимание которых невозможно без правильного разумения его личности. Но прежде чем перейти к этому периоду, мы должны остановиться на общем изображения Феодорита—епископа и изложить факты его деятельности

не мог участвовать в хиротонии Кирского епископа за своею смертью, ибо Феодорит всегда начинает перечисление Антиохийских владык за время своего управлении Кирского епархией с Феодота (epist. 81. 83. 113); связь речи делает несомненным, что он получил благодать епископства именно при этом Антиохийском предстоятеле (Cnf. Νicophori Cellisti H. E. XIV, 30: Migne, gr. ser. t. 146, col. 1156), которого он чтил, вал отец сына (epist. 28 и 41 ар. Σακκελίων., σελ. 22—23. 33-34). Таким образом вопрос Гарнье является ни откуда не вытекающим. Невидимому, еще менее можно согласиться с тем выводом, к какому он приходит (Tillemont. Mémoires, XV: not. 3 sur Theodorei. P. 870—871). Мы имеем прямое Никейское IV правило (Mansi, VII, 669. Деян. I, стр. 163. Ῥάλλη. Σύνταγμα. Т. II. θἡνῃσιν. 1852. P. 12. Правила св. Апостол, св. соборов, вселенских и поместных, и св. Отец. Вып. II, ч. 1-я. Москва. 1877. Стр. 14—15), что совершать составление «наиболее прилично епископам местного округа» и что утверждение хиротонии должно принадлежать митрополиту провинции. Что это правило исполнялось на практике,—свидетельствует послание Константинопольского собора 382 года, где участники его заявляют: «у нас в силе прежний закон и определение святых Отцов в Никее, чтобы в каждой области совершали рукоположение областные епископы, а вместе с ними (если только они захотят) и сопредельные с ними» (Theodoret Hist. eccles. V, 9: М. 82, col. 1217. А. Ц. И., стр. 321—322. Cnf. Mansi, III, 585. С. D. Деян. I, стр. 287). Нельзя думать, чтобы на Востоке соблюдался другой обычай. Тильмон (Mémoires, XV: not. 3 sur Theodorei P. 870—871) ссылается на 18-е письмо папы Иннокентия I (402 —417 г. г.) в Александру Антиохийскому (Mansi, III, 1055) в подтверждение того, что епископы в Сирии посвящались митрополитами своей провинции без участия Антиохийских предстоятелей. Но уже в цитированном нами послании епископов Константинопольского собора 382 годя есть ясное указание на это. Здесь говорится: «дли древнейшей и истинно Апостольской, Антиохийской, церкви епископы этого округа и восточной области по правилам (изложенным выше, Никейским) рукоположили Флавиана» (Theodorei. Hist. eccles. V, 9: M. 82, col, 1217. B. Ц. И., стр. 322 Cnf. Mansi, III, 585. E. Деян. I, стр. 288). Совокупность всех этих фактов энергически склоняет мысль к признанию, что Феодорит был поставлен епископом Иерапольским, митрополитом Евфратисийским. Но, с другой стороны, сильное ударение на свою сыновнюю почтительность к владыке Феодоту заставляет предполагать, что Феодорит разумеет не одно расположение Антиохийского пастыря в себе; он даже прямо заявляет предшественнику Иоанна, что был поставлен в чин служителей его святостью (epist. 41 ар. Σακκελίων., σελ. 34: τῇ τῶν θεραπευόντων σου—Θεοδώτου—τὴν ἀγιωσύνην σοντέταγμαι μοίρᾳ). Посему нужно думать, ото выдвинувший и поддержавший кандидатуру Феодорита Феодот по крайней мере присутствовал при хиротонии назначенного Кирского епископа, если только не лично рукоположил его в Антиохии.

 

 

30

на Кирской кафедре. Это даст нам возможность сохранить большую последовательность в дальнейшем повествовании о его жизни. При том же некоторые эпизоды этого рода трудно прикрепляются к какому-либо хронологическому пункту, а другие, относясь исключительно к характеристике Феодорита, получают свое значение безо всякого отношения к временной обстановке. Подобный распорядок представляется нам тем более уместным, что о первых семи годах жизни Феодорита в Кирре нам ничего неизвестно. Итак, наш следует теперь обрисовать, в каком свете является Феодорит, как епископ. Здесь он выступает пред нами, во-первых, в качестве общественного деятеля, практика—администратора, на пользу своего города, а равно жителей Киррестии и других провинций, и во-вторых, — в качестве духовного пастыря и владыки вверенной ему церкви.

 

I.

Феодорит епископ, как гражданский деятель—администратор.—Кирр и его положение. — Заботы Феодорита о благоустроении города и нуждах граждан: устройство портиков, мостов, бань и водопровода; привлечение художников и полезный людей.— Старания епископа о доставлении гражданам светского образования; участие его в гражданских делах.—Бедственное состояние земледельческого класса вследствие строгости финансовой политики и жестокости владельцев-помещиков.—Старания Феодорита об уменьшении податей и облегчении участи доведенного до нищеты народа: письма его в влиятельным лицам.

Незначительная кафедра досталась в удел Феодориту: он был избран епископом города в Киррестии, Киррестике (ἡ Κυῤῥεστική). Эта провинция лежала между равниною Антиохии в Сирии и, может быть, достигала самых берегов Евфрата, если только местечко Каперсана, расположенное при этой реке 1) принадлежало к ней; на юг она простиралась до пустыни 2), а с севера ограничивалась горою Аманом и Коммагеною 3). Когда в ΙV веке, при Константине Великом, произошло разделение Сирии на первую и вто-

1) Hist. relig., cap. 19: М. 82, col. 1428, ρ. 1231. И. Б., стр. 157.

2) Ritter. Erdkunde. X Theil. Berlin. 1843. S. 928. Своими соседями,очевидно, с юга,—Феодорит называет номадовИзмаилитов (Graec. affect, curatio, sermo V: Migne, gr. ser. t. 83, col. 949, p. 842).

3) Страбон. География, XXI, 2. 8 (Strabonis Rerum Geographicarum libri XVII. Ed. Siebenkees и Tzschucke. t. VI. Lipsiae. 18H. P. 300. Русский перевод Ф. Мищенко. Москва. 1879. Стр. 767). Гарнье так определяет (Dissert. I, cap. III, п. XII: М. 84, col. 103) границы Евфратисии: с востока—Озрониа (с городом Эдессой), с юга—Финикия Ливанская и Сирия первая (город—Антиохии на Оронте), с запада—Киликия вторая (город—Аназарв) и с севера—Армения (города: Мелитина и Севастиа).

 

 

31

рую, Коммагена была присоединена к смежной Киррестии, и таким образом составилась новая, довольно обширная, область Евфратисия или—точнее—Augusta Euphratisia 4).

Некоторые старинные писатели признают большую древность за городом Кирром (ныне Cars, Carin) 5). Прокопий Византийский пржгасывает основание его возвратившимся из Вавилонского плена Евреям, которые будто бы и назвали его в честь своего освободителя 6), а Геннадий Массилийский выводит наименование его от самого Кира Персидского, как основателя 7). Трудно поверить этил баснословным сказаниям, не сообщаемым более компетентными авторами; касательно же последнего свидетельства можно предположить смешение нашего Кирра с другим городом, который был заложен повелителем Персидской монархии в Сузиане 8). Вероятнее всего, что митрополия Киррестии ведет свое начало от греческого поселения, засевшего здесь прп Александре Македонском 9), и это

4) См. надписание haer. fab.: «Θεοδώρητος ἐπίσκοπος Κύρου τῆς Αὐγουστοευφρατησίας» (Migne, gr. ser. t. 83, col. 336). Cp. Ritter's Erdkunde, X, S. 928. Еще во времена Аммиана Марцеллина употреблялось древнее название Коммагена, но уже при Прокопии Византийском (в VI в.) оно считалось устаревшим. Ritter, X, S. 929.

5) Tillemont. Mémoires. XV, р. 218. Точное правописание имени города наш неизвестно; он называется то Κύρος, как у Диона Кассия, Иерокла и Прокопия, то Κυῤῥ εσταί или Κυρεσται’, как у Никифора Каллиста (см, напр. Hist. eccles., XIV, 53: Migne, gr. sw. t. 146, col. 1252, p. 566: Θεοδώρητος τῆς Κυρεστῶν ἐκκλησίας ἱερατεύσας) и в соборных актах, то Κύῤῥος, как у Птолемея, Стефана, в трех письмах Феодорита (114 и 115 ар. Migne; epist. 113 ар. Migne, lat. ser. t. 54, col. 860: cap. 4) и в транскрипции некоторых древнейших писателей (Cyrrhus или Cyrrhum): Плиния и Тацита и у автора Jtinerarii (Le-Quien. Or. ehr., II, p. 930. Cnf. not. a ad libr. V, cap. 3, Facundi Germin. Pro defensione trium capitulorum: Migne, lat. ser. t. 67, col. 640—642. Σακκελίων. Op. cit., σελ. β', γ'. Ritter. Erdkunde. X, S. 948). Последнее наименование считается некоторыми более правильным (см. Tillemont. Mémoires, XV, р. 217. Vergleichende Wörterbuch der alten, mittleren und neuen Geographie. Von H. Bischoff und J. Möller. Gotha. 1829. S. 393: Wort Cyrrhus и особенно у Целлария: CellariusSchwartz. Notitie orbis antiqui. Pars II. Lipsiae. 1732. P. 35S), посему и мы пишем: Кирр, Киррский, Киррестия, находя неуважительною ссылку Саккелиона (Op. cit., σελ. γ') на обычай, утвердившийся уже в христианскую эру (Cellarius—Schwartz, loc. cit.), может быть, под влиянием того несправедливого мнении, что Кирр получил свое название в честь Персидского царя, освободившего Евреев из плена.

6) De aedificiis Justiniani, lib. II, cap. XI (Corpus scriptorum historiae Byzantinae. Pars II. Procopius. Vol. III. Bonnae. 1838. P. 242).

7) Gennadii Massiliensis Liber de Scriptoribus ecclesiasticis, cap. 98: Migne, lat. ser. t. 58, col. 1112—1113.

8) Tillemont. Mémoires. XV, p. 217. Bischoff und Möller. Vrgl. Wörterbuch. S. 394: Wort Cyrus.

9) CellariusSchwartz. Notitia orbis antiqui, II, p. 358—359. Bisehoff und Möller. Vrgl. Wörterbuch. S. 393: Wort Cyrrhestae. Bitter. Erdkunde. X, S. 928. Kiepert. Lehrbuch der alten Geographie. Erste Hälfte. §. 148, S. 163.

 

 

32

предположение подтверждается Страбоном, упоминающим древнее местечко Пирру, находившееся в Фокиде, недалеко от Дельф 10). Во всяком случае Птолемей дает знать, что Киррестия была некогда очень значительна и заключала в себе Иераполь, Верию и многие другие города 11). Точно также и самый Кирр был славен своим языческим прошлым: близ него находился знаменитый храм Афины Киррестиды 12), а на старинных монетах Антонинов и Филиппидов встречается изображение Διὸς καταβάτου Κυρηστῶν, Κυρεστῶν, Κυῤῥεστων 13). Очевидно, культ Зевса Катавата был сильно распространен и развит в этой местности. Не таково положение Кирра было при Феодорите. К этому времени город значительно упал во всех отношениях и после него опять пришел в самое плачевное состояние. Уже при Юстиниане он не имел стен и весьма нуждался в воде; император возобновила поправил и украсил его, так что он сделался богатым и важным пунктом; чудесное избавление от тяжкой болезни, благодаря сверхъестественной помощи почивавших в Кирре мучеников Космы и Дамиана, направило заботливость Кесаря на этот заброшенный уголок 14). Возможно, что именно ради славы этих святых Кирр называется у Иерокла почетным титулом γιούπολις 15). Неизвестно, какое значение усвоилось ему в гражданском отношении в ряду других городов провинции Евфратисийской, хотя некоторые и поставляют его на втором месте; но несомненно, что церковно-иерархически он подчинен был Иераполю, где жил митрополита Евфратасии, предстоятель Сирии Палестинской 16).

10) Страбон. География. IX, 3, 1. 3. 4 (Ed. Siebonkees. t. III. Lipsiae. 1801. P. 484. 496. 496. 498. Русск. перев., стр. 429.431). Cnf. Plinius. IV, 10 (ap. CellariusSchwartz. Notitia. Pars I. Lipsiae. 1731. P. 833). ЭтоместечкоупоминаетиФеодорит (Graec. affect, curat., X: Migne, gr. ser. t. S3, col. 1001, p. 950. 1070, p. 964), но пишет его чрез йота, а также и Климент Ал. (Cohort. ad Gentes, lib. II: Migne, gr. ser, t. 8, соl. 68) иЕвсевийКесарийский (Praepar. evang., II, 3: Migne, gr. ser. t. 21, col. 120). Впрочем, Греки нередко употребляли и ипсилон (М. 8, col. 68: not. 3. М. 21, col. 120: not. 63).

11) Tillemont. Mémoires. XV, p. 217. О современном положении Кирра см. у Ньюмана (Hist. Sketches, vol. II, p. 318); теперь он принадлежит к Алеппскому пашалыку и расположен в той местности, чрез которую должна проходить проектируемая железная дорога от Средиземного моря в долину Евфрата.

12) Страбон. География. ΧVΙ, 207. Ed. Siebenkees. t. VI, p, 309. Русск. перев., стр. 767.

13) См. not. а ad libr. V, сар. 3, Facundi Pro dofens. trium capit.: Migne, lat. ser. t. 67, col. 641—642.

14) Procopius. De aedificiis Justiniani. Corpus scriptorum historiae Byzantinae. Pars II, vol. III. P. 242.

15) Hieroclis. Synecdemus et notitiae graecae episcopatuum. Ed. S. Parthey. Berolini. 1866. P. 86. Cnf. Tillemont. Mémoires. XV, p. 217—218.

16) Иерокл ставить Кирр вторым в числе двенадцати городов Евфратисии (Synecdemus ei notitiae; ed. Parthey, p. 41), но Аммиак Марцеллин усвояет это значение Самокатам. Равным образом под определением Антиохийского собора 387 года епископ

 

 

33

Находясь всего в двух днях пути от Антиохии 17), Кирр был однако же удален от всех главных путей сообщения 18), хотя вопрос о последних был в числе важных в государственно-экономической политике империи, начиная с Августа. По своей бедности он едва-ли мог возбуждать чьи-либо честолюбивые желания 19); Кирилл Александрийский и сам Феодорит называют его городком (τὸ πολιχνιον) 20), а в глазах пресвитера Пелагия это была просто деревушка 21).

Ее смотря на это, новый пастырь всею душою полюбил свою епископскую резиденцию и считал Кирр «лучшим всякого другого славного города» 22). Здесь сказывается величие души Феодорита, который никогда не искал себе богатейшей и славнейшей кафедры 23), а употребил все свои усилии на то, чтобы привести Кирр в надлежащий вид и помочь жителям в наиболее необходимом. На церковные средства он построил общественные бани, портики и два огромные моста и заботился о многом другом, что служить на общую пользу 24). Город постоянно и сильно страдал от недостатка воды 25), и по содействию епископа был сделан

Самосатский подписался тотчас после Мелетия Антиохийского. В виду этого едва ли можно выдавать указание Иерокла за вполне несомненное, как то делает Тильмон (Mémoires, XV, р. 218). Ни в 18, ни в 19 в. Кирр не упоминается в числе епархий Антиохийского престола (К. Базили. Сирия и Палестина под Турецким правительством в историческом и политическом отношениях. Ч. II. Спб. 1876. Стр. 180—181 и прим. к стр. 181).

17) Hist. relig., cap. 2: М. 62, col. 1135, p. 1321. И. Б., стр. 44.

18) Synodicon., cap. LXXI (Migne, gr. set. 84, col. 679): habitamus civitatem,пишетФеодоритИмериюНикомидийскому,—longe alicubi sitam ab illa via, qua equi transcurrunt. Cnf. cap. LXXXVIII (M. 84, col. 702): ab illa via, qua currunt equi, longius et nos et tua religiositas (Theosebius, episcopus Cii, in Bithynia) habitet. Epist Theodoreti 69: M. 83 col. 1237, p. 1118.

19) Epist. 32. 138. Ι72 ap. Migne; epist. 15 ap. Σακκελίων.

20) Mansi,V, 84. B. Migne, gr. ser.t. 76, col. 388, p. 201. Деян. II, стр.124. Epist. Theodoreti 138: M. 83, col.    1361,         p. 1231.     Cnf. epist. 15 ap. Σακκελίων. (σελ. 12), где Феодорит пишет: ἡμεῖς σμικρὰς καὶ λίαν ἐρήμους πολίχνας οἰκοῦντες κτλ.

21) Hoffmann. Verhandlungen. S. 44,27 Martin. Actes. P. 97. Perry. The second synod of Ephesus. P. 211.

22) Epist. 79: M.83, col.        1256,   p. 1135.

23) Epist. 81 (М. 83, col. 1261, p. 1140),  где, жалуясь консулу Ному на несправедливый приговор, Феодорит оговаривается: «впрочем, я написал это не потому, чтобы желал видеть величайший город или перейти в другой».

24) Epist. 79. 81. 138 (М. 83, col. 1250, р. 1136. 1261, р. 1141. 1361, р. 1231); в последнем письме мы читаем: «неприятную наружность (Кирра) я сан прикрыл различными зданиями, стоившими значительных сумм».

25) Так было и во времена Прокопия, который свидетельствует, что, хотя за городом и был обильный источник, но доставать воду из него было весьма трудно (De aedificiis. Corpus script, hist. Byzant., pars II, vol. III, p. 242—243).

 

 

34

водопровод из протекавшей вблизи реки 26). Этого мало: Феодорит брал на себя то, что должна была делать гражданская администрация, и с безбоязненною настойчивостью указывал представителям ее на их прямые и непременные обязанности 27). Распространяя подобного рода заботы и на другие города 28), деятельный епископ не ограничивался только этим; он имел в виду и более высокие интересы своих граждан, отовсюду доставляя Кирру необходимые искусства 29). Он вызывал ораторов 30), врачей и других нужных и сведущих людей. Между прочим, много добра оказал городу приглашенный им пресвитер Петр, который был опытным лекарем 31). Насколько важно было здесь участие Феодорита, видно из того, что, когда он нашелся вынужденным просить об увольнении из Кирра, все означенные лица стремятся в иные места 32).

С не меньшим вниманием относился Феодорит и к потребностям умственным, стараясь о распространении возможно полного света «внешнего», светского знания. Если круг людей, жаждавших умственного развития и имевших необходимые для этого материальные ресурсы, был очень тесен, а образовательные средства, особенно на «Востоке»,—чрезвычайно скудны, то тем большую симпатию и тем живейшее уважение вызывают в нас благородные усилия Кирского пастыря в этом отношении. Свои горячие желания по этому предмету Феодорит высказал в кратком, но достопримечательном письме к софисту Исокасию. «К аттическим лугам вашим,—заявлял он адресату 33),—опять слетаются наши пчелы, опытом познавшие полезность тех цветов. Посему ваше великолепие да наполнит их медом и да научит составлять соты с знанием, ибо ваша слава—красноречие воспитанников. Я же прошу, чтобы они сподобились большей заботливости, так как желаю, чтобы и наш город блистал вашими плодами». Будучи одним из образованнейших людей своего века.

26) Epist. 81: М. 83, col. 1261, р. 1141. У поминаемая Феодоритом река была, вероятно, Марсиас (см. Lexicon geographicum F. Ferrarii. Parisiis. 1670. P. 236).

27) Комитету «Востока» Дионисию Феодорит пишет (epist. 16 ар. Σακκελίων., σελ. 15ύ: «я прошу твое величие быть во время справедливым, заботиться об общественных дедах и содействовать устроению Кирра».

28) С 87 письмом (М. 83, col. 1215) Феодорит отсылает архонту Саллустию диакона, искусного в устройстве водопроводов.

29) Epist. 115: М. 83. col. 1324.

30) Письмо 19. 20 и 22 (М. 83, col. 1197. 1204) отправлены с пресвитером Афанасием, который был родом Египтянин. Нужно заметить, что в древности ораторы своими речами могли быть весьма полезны при различных судебных процессах.

31) Epist. 114 и 115 (М. 83. col. 1324); в первом из них Феодорит отзывается о Петре следующем образом: κοσμεῖται τῇ τῶν σωμάτων λογικῇ θεραπείᾳ.

32) Epist 114 и 115 (Μ. 83, col. 1324). «Когда мы уходим отсюда (из Кирра), многие и другие оставляют этот город», говорит Феодорит (ср. 115) о пресвитере Петре и подобных ему лицах.

33) Epist. 23 ар. Σακκελίων., σελ. 20.

 

 

35

Феодорит делал все, чтобы сократить пределы невежества и понизить его степень. С этою целью он обращался с просьбами к разным интеллигентным лицам,—риторам и софистам, патентованным профессорам высшей мудрости, побуждая их усилить и расширить свою педагогическую деятельность 34). Он посылал сюда всех, косность которых уступала его просвещенному и возбуждающему влиянию 35). Старания Феодорита давали хорошие результаты, что и понятно, ибо он руководил и воспитанниками и наставниками. По крайней мере, он сам засвидетельствовал софисту Исокасию, что тот «исполнял свойственное отцам» 36). Этот факт красноречивее всяких рассуждений показывает, что Кирский епископ в своих пасомых видел детей, благосостояние которых было для него дорого, как свое собственное здоровье. В этом случае идеальные стремления Феодорита совпадали с практическими целями, шли на встречу насущным потребностям страны и благотворно отзывались на общем ходе дел. Мы легко поймем это, если вспомним крайнюю беспорядочность тогдашней административной системы управления и по существу, и по применению. Безжизненность и неудовлетворительность форм мало восполнялись усердием и честною энергией чиновников. Все падало, ветшало и испускало последнее дыхание, а судебные учреждении были известны лишь по одним именам 37). Феодорит взял на себя нелегкую задачу—вложить дух жизни в мертвые трупы и восстановить медленно коченевшие тела. «Настоящее время,—со скорбью замечал он 38),—изобилует дурными людьми, безбожно совершающими всякое зло,—и ни стыд, ни страх законов, ни надежда на будущее не оказываются достаточными, чтобы воспрепятствовать стремительному напору зла. Преступления ныне уже не прикрываются, как прежде, но несправедливость вооружается наглостью, а бесстыдство называется смелостью; вор не страшится того, что будет уличен, корыстолюбец явно обирает, ворует и отнимает достояние ближнего и совсем не принадлежащее ему навивает своим». Видя все это, Феодорит не мог оставаться равнодушным зрителем совершающихся безобразий. Он сознавал, что причина их нередко кроется в лицах и с настойчивостью указывал правителям на необходимые качества. Так комиту «Востока» Дионисию он писал 39): «многие желают начальствовать над другими, но не многие умеют; ибо забота о людях требует искусства, высшего всех других, а равно и здравости рассуждения, дабы, украшаясь ею, пекущийся об них (людях) мог приискать, что нужно делать; она требует мудрости и справедливости, чтобы всякое дело определялось тою и венчалось

34) Epist. 10 ар. Σακκελίων., σελ. 8—9.

35) Epist. 24 ар. Σακκελίωκ, σελ. 20.

36) Epist. 40 ap. Σακκελίων., σελ. 82.

37) Epist. 29 ap. Σακκελίων., σελ. 23.

38) Epist. 12 ap. Σακκελί'ων., σελ. 10.

39) Epist. 17 ap. Σακκελίων., σελ. 14.

 

 

36

обеими вместе, а не портилось противоположными расположениями. Посему же таковый человек нуждается в мужестве и рассудительности, поскольку первое необходимо для препобеждения противников». В большинстве случаев это были, конечно, одни мечтания, которые могли находить применение далеко не всегда. Феодорита, старался осуществить их по крайней мере в сфере местного самоуправления Кирской провинции. С этою целью он выдвигал на различные посты знакомых и испытанных по своим способностям людей, оказывал им всякую поддержку и защищал от притеснений. Он искренно благодарил бывшего префекта Антиоха за то, что тот, «исполняя общую заботливость о подчиненных и выбравши (архонтов) неподкупнейших, не подающихся на деньги, удерживающих в равновесии весы правосудия и, кратко сказать, превосходнейших,—поставил их над городами, как бы некоторых отцов, врачей и правителей 40). В другой раз он энергически отстаивал Исаврийца Пеона, так как он, «приняв в заведывание бразды отечества (Кирской области), прежде всего употребил время своего правления на то, дабы, мудро управляя кораблем, вести его под попутными ветрами» 41). Чтобы иметь постоянно подобных людей для замещения должностей, Феодорит прилагал особенное попечение к образованию молодых людей и отсылал их к известным учителям, а после заботился о доставлении им надлежащего положения 42). Так духовный пастырь систематически и последовательно старался водворять правду и добро там, где часто господствовали совершенно иные принципы.

Указывая начальникам на значение их власти 43), давая всем братские советы, побуждая и содействуя юг в соблюдении закона 44), по поводу разных несправедливостей по отношению к знакомым 45), епископ Кирский должен был вступить в сильную оппозицию с правительственными органами по вопросам экономическим. К этому вынуждало его крайне бедственное положение жителей страны. Занимая квадратную площадь приблизительно в сорок миль, провинция далеко не блистала роскошью производительности: совершенно голые горы осенялись только неплодовитым кустарником

40) Epist. 85 ар. Σακκελίων., σελ. 28.

41) Epist 35 ар. Σακκελίων., σελ. 28. Cnf. ibid., epist. 36, σeλ.  29.

42)Мы знаем, что для этого именно посылал Феодорит в софисту Исокасию Феодота (epist. 24 ар. Σακκελίων., σελ. 20) и Филиппа (epist. 40 ар. Σακκελίων., σελ. 32—33) и хлопотал о месте для последнего.

43) Epist. 17 ар. Σακκελίων., σελ. 14.

44) Epist. 5 ар. Σακκελίων., σελ. 5. Здесь Феодорит упоминает об исполнении какого-то поручения префекта Флоренция.

45) Так Феодорит защищал против несправедливостей суда философа Палладия (epist. 11 ар. Σακκελίων., σελ. 9—10) иФеоклиса (epist. 48 ар. Σακκελίων» σελ. 42).

46) Epist. 42: M. 83, col. 1317. 1320, p. 1101.

 

 

37

довольно цветущий и очень обработанный ландшафт 47), но при Феодорите она давала лишь виноград и мед, а хлеб родила в самом скудном количестве 48). При том же на столь ограниченной и жалкой территории находилось до 50 тысяч свободных обложенных тягл (τῶν ἐλευθερικῶν ζυγῶν) и еще десять тысяч государственных 49). Понятно, каш, сильно должно было страдать население, забитое, полу варварское, не знавшее ничего кроме родного ломанного Сирского языка 50). Несмотря на это, подати здесь были гораздо тягчайшие сравнительно с другими провинциями 51); от них не были освобождены даже и церковные владения 52). Если присоединить к сему нередкие засухи, неурожаи, голод, саранчу и другие бедствия 53), то мы поймем, почему иногда Киррестия висела на острие бритвы, по выражению Феодорита 54), и почему этот епископ радовался дождю, как великой милости Божией 55). При этом не нужно забывать строгостей финансовой политики правительства и неумеренной заботливости о благосостоянии государственной казны. Происходившие, начиная с первого сентября 312 года 56), чрез каждые пятнадцать лет генеральные ревизии были настолько суровы, что тогда отмечались и облагались каждая виноградная лоза, каждое дерево, хотя бы они после срубались и вообще не приносили владельцу ни одного овода дохода. Впрочем, размер налогов

47) Ritter. Erdkunde. X, S. 929. Так говорит Страбон собственно о Коммагене с Самосатами (География. XVI, 2, 3. Ed. Siebenkees, VI, р. 301. Рус. пер., стр. 766), Селевкиде (Сирии)—с Антиохией при Дафне, Солевкией в Пирии, Апамией и Лаодикией (География. XVI, 2. 4. 9. 10. Ed. Siebenkees, VI, р. 302. 303—319. Русск. пер., стр. 766. 768).

48) Epist. 13 ар. Migne, col. 1185; epist. 6 ар. Σακκελίων., σελ. 5. 6.

49) Epist. 42: M. 83, col. 1320. p. 1101.

50) Theodoreti Quaestio XIX in Iudic. (Migne, gr. ser. t. 80, col. 505, p. 337. Творении бл. Феодорита в рус. переводе. t. I. Москва. 1855. Стр. 304): «Озроины, Сирияне и живущие около Евфрата и в Палестине, Финикияне,—хотя все говорят языком Сирским,·—однако же выговор у них весьма различен».

51) Epist. 47: М, 83. col. Ι226. Cnf. epist. I6 ap. Σακκελίων. (σελ. 15), где комиту «Востока» Дионисию Феодорит пишет: «Кирр для государственной казны полезнее многих блестящих и сданных городов, ибо он вносит (податей) гораздо больше их».

52) Quaestio СVII in Genes. (Migne, gr. ser, t. 80, col. 212. Творения, I, стр. 92). Рассказывая о том, как Иосиф, во время голода в Египте, не взимал податей в пользу фараона с жреческих земель,—Феодорит замечает: «такой чести не имеют и священники истинного Бога». Константин В. освободил от налогов известную часть собственности духовенства, но уже при Констанции эта привилегия была уничтожена (Г. Финлей. Греция под Римским владычеством. Русский перевод. Москва. 1877. Стр. 9697).

53) Hist. relig., cap. 26: Migne, gr. ser. t. 82, col. 1480, p. 1278. И. Б., стр. 213—214. Cnf. epist. 32 ap. Σακκελίων., σελ. 25; epist. 33 ibid., σελ. 24.

54) Epist. 44: M. 83, col. 1221, p. 1104.

55) Epist. 4: M. 83, col. 1180.

56) Это первый, так называемый, индикт: indictio.

 

 

38

ежегодно определялся особым императорским декретом. Продажность суда походила иногда до невероятных размеров, а добросовестность фискальной администрации прекрасно характеризуется императором Юлианом Отступником, который говорил (Anm. Marcellinus, XVI, 15): rapere, non accipere sciunt agentes in rebus 57). Влияние такой политики сильно давало знать себя всюду и, в частности, в скудной Киррестии: народ страшился податей, как дети — привидений 58), что и понятно, ибо они решительно разоряли его и повергали в тяжкую кабалу ростовщиков 59). Самый Кирр был город пустынный и имел мало обывателей, да и то бедных 60. Вот каково было положение страны, вверенной духовному попечению и управлению Феодорита. Но если он не мог равнодушно переносить неприглядную наружность своей резиденции, то тем более ему были дорога настоятельные потребности бедняков, интересы куска насущного хлеба. Для него было правилом апостольское слово: аще страждет един уд, с ним страждут вси уди (1 Кор. XII, 6),—и он даже volens-noles «должен был заботиться о делах, попечение о которых тягостно, но требуется законом». Зная отзывчивую душу Кирского епископа, земледельцы постоянно осаждали его просьбами о помощи и искали у него защиты от притеснений фискалов и немилосердых помещиков 61). Феодорит был по истине отцом для всех и горячо принимал нужды угнетенного народа, но также энергично отстаивал он и неприкосновенном церковных владений. Когда некто Авраам, живший долго на церковном поле, вздумал присвоить его себе, Феодорита не допустил этого несправедливого дела. Взяв столь недостойного мужа, он отправил его к адвокату Илие с диаконом Геронтием и препроводил относящиеся сюда

57) Г. Финлей. Греция под Римским владычеством. Стр. 39. 97 (прим. 1). 127.130 (прим.) 135. 198. Ф. Шлоссер. Всемирная История. Перевод под редакцией И. Чернышевского. t. IV. Спб. 1862. Стр. 450—451. Gibbov. History of decline and fall of tbe Roman empire. Chap. XVIII. Vol. II. London. 1872. P. 233—241. Русский перевод Неведомского. Ч. II. Москва. 1888. Стр. 243—252. Ср. сюда свидетельства самого Феодорита в толковании на кн. пр. Даниила (Comment, in Daniel, VII, 23: Migne, gr. ser. t. 81, col. 1429, p. 1205. Творения. Ч. IV. Москва. 1857. Стр. 143—144) ив «ИсторииБоголюбцев» (Hist. relig., cap. 17: Migne, gr. ser. t. 82, col. 1421 init. И. Б., стр. 149—150).

58) Epist. 32 ap. Σακκελίων» σελ. 25; здесь Феодорит архонту Феодоту пишет: «для детей страшны изображения, дли мальчиков—воспитатели и учители, а для достигших мужеского возраста всего страшнее—судья, судейская кафедра, вестники, полицейские служители (ῥαβδουχοί) и подати».

59) Epist. 33 ар. Σακκελίων» σελ. 27.

60) Epist. 32: Μ. 83, col. 1212. Если в Кирре и было несколько знатных и богатых людей (Hist. relig., cap. 3: Migne, gr. ser. t. 82, col. 1324, p. 1136. И. Б., стр. 47), то они, конечно, составляли незначительное меньшинство и, может быть, принадлежали к числу крупных землевладельцев.

61) См. характерное в этом отношении письмо Феодорита к полководцу Ареовинду. Epist. 17 ар. Σακκελίων., σελ. 15—16. Cnf. epist. 15 ibid., σελ. 12.

 

 

39

документы. Впрочем, он действовал здесь не ради одного преследования преступника, а единственно с тою целью, чтобы возбудить в нем сострадание и заставить его вознаградить потерпевших лиц 62).

Это отдельный факт, недовольно ясный, но зато до нас сохранилась значительная коллекция писем, из которых видно, какую изумительную настойчивость проявлял Феодорит, в видах спасения страны от окончательного запустения. Рекомендуя милосердие по отношению к неимущим, как средство к получению божественного снисхождения ее, и умоляя за нуждающихся в попечении 64), он становился горячим адвокатом каждого, кто приходил к нему 65). С своею внушительною речью Кирский епископ обращается к частным землевладельцам и напоминает им, что требуется не одна законная правда, но и милость. Так, полководец Ареовид имел огромные поместья в неизвестной нам Сергифейской стране, но, по-видимому, был не особенно сострадателен к плательщикам. И вот Феодорит побуждает этого магната к человеколюбию. «Предписание касательно оливкового масла,—докладывает он Ареовинду 66),—истощает тамошних земледельцев, ибо такого плода ни в прошлом, ни в настоящем году не поставляла земля, производительность которой весьма незначительна. Вам, как блистающему разумом, украшающим ваше мужество, следует щадить обрабатывающих землю, когда свыше подается земледельцам недостаточное количество плодов и когда они не могут внести определенного дохода; ведь и источники не в состоянии приносить изобилия воды, если не имеется ключей»... «Сжальтесь, прошу вас,—взывал в другой раз Феодорит к Ареовинду 67),—сжальтесь над земледельцами, несущими труд, но получающими малый плод. Да будет для вас неплодородие случаем к духовному плодоносию и да получите милость божественную за подобную милость».

62) Epist. 10: М. 83, col. 1181. 1184. Тильмон по поводу этого обстоятельства замечает (Mémoires, XV, р. 224), что Феодорит, может быть, заключил Авраама в тюрьму, из письма видно во всяком случае, что именно он отправил преступника в сопровождении Геронтия, хотя и не имеется прямых указаний на столь суровую расправу. Впрочем, известны факты, что так именно поступил Несторий с диаконом Василием, а Августин—с двумя пресвитерами—донатистами. Сирские акты передают, что некто Александр, епископ Антарадосский, был содержим в Антиохии под арестом в течение семи лет (Hoffmann. S. 65,26.27. Martin. Actes. P. 150. Perry. P. 346).

63) Epist. 3 ap. Σακκελίων., σελ. 3.

64 Epist. 19 ap. Σακκελίων., σελ. 17.

65) Вот несколько примеров: в письме 19 (ар. Σακκελίων., σελ. 17) Феодориту просит за Дионисия, в письме 29 (ар. Σακκελίων., σελ. 23—24) ходатайствует за пресвитера Евеалия, а в письме 48 (ар. Σακκελίων., σελ. 42)—за Феоклиса.

66) Epist. 17 ар. Σακκελίων» σελ. 15—16.

67) Epist. 23: M. 83, col. 1204. Cnf. Garnerii Dissert. II, cap, V, § V, not. Il ad h, epist.: M. 84, col. 265.

 

 

40

В данном случае столкнулись интересы помещиков с интересами землепашцев, которым покровительствует Феодорит, но были обстоятельства, когда одинаково страдали и те, и другие. Чтобы вполне понять это, мы должны припомнить существовавшие на этот счета узаконения в греко-римской империи. Все население ее подлежало государственным повинностям в том или другом виде,—и никто не был освобожден если не от прямых, то от косвенных налогов. Главная тягость падала, конечно, на рабов—работников, но они лично не отвечали пред правительством. Точно также и свободные земледельцы (ἐλευθερικοί), чрез тринадцать лет пребывания на каком либо участке прикреплявшиеся к нему и составлявшие особый класс колонов (coloni, γυπόνες) 68), не имели никакого дела с представителями фискальной администрации. Правительство сносилось исключительно с крупными владельцами-горожанами, которые, по господствовавшей тогда муниципальной системе, выделяли из своей среды членов магистрата—курии. Вот эти-то последние, так называемые декурионы (decuriones, πολιτευομένοι), избравшиеся обыкновенно из богатых лиц, и должны были вносить в казну всю следуемую сумму 69), хотя бы для этого пришлось лишиться жалких рубищ, как то бывало при Феодорите 70). Такой порядок взаимной поруки, при различных злоупотреблениях и несчастных неожиданностях, даже в самом лучшем случае вел к тому, что правительство спрашивало со своих агентов, эта притесняли декурионов, которые, в свою очередь, насколько возможно, обирали подчиненных и гнели их всеми мерами. Стонал бедный народ, но не сладко было и зажиточным гражданам: владельцы бросали свои поместья на произвол судьбы 71), а декурионы бегали от архонтов словно от чумы, боясь встречаться с ними 72). Трудно было разобраться в подобной путанице, в столь сложной коллизии интересов и их многообразном и причудливом переплетении. Феодорита взял на себя благородную задачу со водворить ягненка со львом (Прит. XXII, 24. Иса. XI, 6) 73) и своим убедительным словом и могущественным влиянием укротить суровость взимания податей 74).

68)       Отсюда мы видим, что колоны были нечто в роде наших крепостных; они обязаны были вносить землевладельцу известную часть дохода за право пользования земельными участками. Этот класс полусвободных крестьян подучил начало при Диоклетиане (Г. Финлей. Греция под Рим. влад., стр. Ι39. Шлоссер Всемирная история. Ч. IV. Стр. 451. К. Неволин. Энциклопедия законоведения. t. II.Киев. 1840. Стр. 378—379. Ф. Проскуряков. Институты императора Юстиниана. Спб., 1859. Стр. 71—72).

69) Г. Финлей. Цит. соч., стр. 99. 139. 181. 184. 198. Шлоссер, IV, стр. 450—451.

70) Epist. 33 ар. Σακκελίων., σελ. 27.

71) Epist. 43: М. 83, col. 1221.

72) В этом отношении весьма любопытно письмо Феодорита к архонту Феодоту (epist. 32 ар. Σακκελίων., σελ. 25—26), которого Кирский пастырь просит не присутствовать на празднике, чтобы не разбежались декурионы.

73) Epist. 5 ар. Σακκελίων, σελ. 4.

74) Epist. 33 ар. Σακκελίων., σελ. 20—27.

 

 

41

У нас нет данных для подробного изображения всей этой историй; но письмам Кирского епископа она представляется в следующем виде.

Произведенная в свое время ревизия была утверждена Исидором, потом префектом Флоренцием, а равно и его преемником 75), но была не вполне удовлетворительна, хотя, как показал дальнейший опыт, и она являлась наименьшим из зол. Вскоре всем другим городам дано было облегчение, а Кирр почему-то был лишен императорских милостей 76). К увеличению бедствий, поднялись еще разные кляузы, в Константинополь полетели доносы, между тем подати нужно было вносить. Может быть, в это именно время ко двору был послан особый ходатай, а епископ с своей стороны просил Дионисия подождать исхода миссии легата. Кирр,— писал ему Феодорит 77),—«подвергся несправедливому нареканию. По сему случаю дивный сын наш Филипп отправился в царствующий город, чтобы сообщить верховным властям его о страданиях и получить целительные лекарства для предотвращения угрожающей опасности. В виду этого я прошу краткой отсрочки, ибо мы надеемся, что человеколюбивый Господь в самом непродолжительном времени рассеет это мрачное и грозное облако».

Ожиданиям Феодорита не суждено было исполниться, как он предполагал. Филипп успел несколько в своих стремлениях, в чем высокое покровительство оказал ему Константинопольский владыка Прокл. По крайней мере, Феодорит свидетельствует, что, благодаря его заступ-

75) Epist. 44. 47: М. 83, col. 1221, р. 1104. 1225.

76) Бароний, для выяснении всего этого дела, приводит (Annales, VII, р. 576: ad an. 444, n. XLII) 33 новеллу императора Феодосия Младшего, датированную 3 Idus Decembris, Theodosio Aug. XIX, et Albino coss., то есть 11 декабря 446 года. Этим законом несварливо облегчалась тяжесть налогов, что Бароний, представляя его заключительным моментом нашей истории, по-видимому, склонен усвоить деятельности Феодорита. Против подобного предположения Тильмон справедливо указывает (Mémoires, XV, р. 263) на тот факт, что новелла была дана на имя префекта претории «Востока» Гермократа, а за рассматриваемый период таковым быль Констанций (εpist. 42: М. 83, col. 1217. 1220). Иначе поступает к этом случае Гарнье, по которому Феодориту пришлось действовать уже в 446 году (Disert. II, cap. V, § V, not. II ad εpist. 42: M. 84, col. 269). Показания самого Феодорита в значительной степени благоприятствуют этому мнению. В письме 47 (М. 83, col. 1225) он говорит: «по истине, на наш город пало тягчайшее сравнительно со всеми другими городами описание, и когда всякому другому юроду дано облегчение, оно и досоле остается над тяглами, число которых превышает 62 тысячи». Отсюда (Cnf. epist. 43: М. 83, col. 1221) ясно, что Кирру приходилось терпеть двойную несправедливость, что и понятно, если закон Феодосия II был для него пустым словом. Невидно только, почему именно так случилось? Не объясняется ли это обстоятельство тем гнусным походом, который предпринял против страны неизвестный нам епископ по вражде и Филиппу? Как бы то ни было, при таком размещении подучается большая последовательность и связность между событиями.

77) Epist. 17 ар. Σακκελίων» σελ. 14—15.

 

 

42

ничеству, ходатаю удалось склонить власти на свою сторону, так что он наполнил слухи всех похвалами предстоятелю столицы 78). Возможно, что тогда же Кирский епископ был обрадован письмами от Прокла и применял к нему апостольское изречение: сердце наше распространися: не тесно вмещается в нас (2 Кор. VI, 11.12). Во всяком случае он упоминает о доступности всем Константинопольского архипастыря и каком-то трибуне Навкрациане, которого он любит еще больше 79). Миссия Кирского гражданина и декуриона по-видимому, увенчалась успехом, но последний стал весьма сомнительным, когда на другой год выступил на сцену человек, представляющий собою резкий тип нравственной низости. Это был какой-то епископ, воспылавший непримиримою ненавистью к Филиппу. Прошлое этой личности далеко незавидно. Замеченный в разных проступках, он подлежал суду Антиохийского собора, но, не дождавшись открытия его, ушел в Константинополь, так как будто бы были нарушены церковные каноны. Смута и интриги, очевидно, ему были близко знакомы. В столице, ради своих личных счетов с Филиппом, он начал клеветать на составителей податной росписи и не постыдился «враждовать против страны, которую он называет матерью» 81). Дело снова приняло неблагоприятный оборот,—и Феодорит должен был спасать Киррестию, заранее по совести объявляя, что он ни на кого не имеет человеческого негодования и что его огорчает только отрекающийся от божественных законов и сделавшийся орудием противной силы 82). При-

78) Epist. 47: М. 83, col. 1224.

79) Epist. 15. ар. Σακκελόων» σελ. 12—13,

80) ЧтоФилиппбылтаковым,—показывают epist. 47 ар. Migne (col. 224) et epist. 16 ap. Σακκελίων., σελ. 15.

81) Epist. 43: M. 83, col. 1220. Cnf. epist. 42. 44. 45. 47 (M. 83, col. 1217. 1221. 1224. 1224—1225).

На основании представленной Феодоритом характеристики епископа, Тильмон (Mémoires, XV, р. 261—902), — впрочем, с некоторою нерешительностью, — и Мартэн (Pseudo-Synode. Р. 67, note 3) признают в нем Афанасия Перргского (Перргийского). Обвиненный пред митрополитом Евфратисийским, епископом Иорапольским и своим другом, Панолвием, в 443 году,—он предпочел защите отказ от кафедры. Несмотря на это, впоследствии Афанасий снова вступил в права епископа Перргского. Когда в 445 году Домн составил собор в Антиохии, он не явился сюда и был признан низложенным, но потов восстановлен Диоскором, изгнавшим Савиниана (Act. XIV syn. Chacedon.: Mansi, VII, 313 sqq.. Деян. IV, стр. 286 сл.). Обстоятельства дела несколько подходят к упоминаемой Феодоритом личности; к сожалению, он не сообщает нам имени недостойного интригана, и потону мы не может сказать ничего положительно определенного но этому вопросу. Можно прибавить разве еще то, что сам Кирский епископ упоминает некоего Афанасия (epist. 147: М. 83, col. 1409, р. 1277),—очевидно, опять Перргского,—который был принят разбойничьим собором, между тел он был запятнан многими и тяжкими пороками.

82) Epist. 47 ар. Σακκελκίων., σελ. 41—42. Настоящее письмо относится нами именно сюда по догадке.

 

 

43

водим некоторые отрывки из писем Кирского пастыря; это—бытовые картинки, столь же верные действительности, сколько и рекомендующие высокую душу их автора.

Ближе всех стоял к данному вопросу префекта «Востока» (praefectus praetorio Orientis), каким тогда был Констанций, совершенно незнакомый Феодориту, каковое обстоятельство не помешало Кирскому епископу обратиться к нему с просьбою о пощаде бедняков. «Я стенаю и плачу,— читаем мы в рассматриваемом послании 83),—будучи вынужден писать против человека, прегрешения которого нужно бы прикрывать ради имени священства; однако же я пишу с целью защитить притесняемых им бедняков. Виновный во многих преступлениях, лишенный общения,—он, когда святой собор 84) не был созван, убоявшись решения архиерейского собрания, убежал оттуда, так как, по его мнению, были попраны церковные постановления; но этим он, ясно обнаружил свое намерение презреть узы отлучения. На него возводят обвинение, несоединимое даже и с наемниками: по ненависти к славному мужу Филиппу он напал на жалких ответчиков пред государственной казной... Прошу ваше благородство не верите лживым обвинениям его, а утвердить обозрение, пощадить несчастных плательщиков, от которых требуют того, чего они не могут внести. Кто не знает тяжести описи наших тягл, почему сбежало большинство владельцев, разошлись землепашцы и многие поместья сделались пустынными?.. Если бы даже ни один клочек нашей страны не оставался невозделанным, и вся она была в высшей степени удобна к земледелию:—и тогда землепашцы были бы крайне удручены налогами, не перенося тесноты описи. Свидетельство селу весьма ясно. Ибо при славной памяти Исидоре, когда было пять тысяч плательщиков,—чиновники правления, не будучи в состоянии представить податей по Комициановскому расписанию, часто тужили, умоляли донесениями высокий ваш трон, чтобы сложено было 2.500 жалких тягл, —и те, которым прежде твоего благородства были вверены эти бразды, повелели снять с бедных декурионов бесплодные тягла и дать другие расчисления вместо Комициановских, ибо иначе они не могли в точности исполнить возложенного на них обязательства. Я прошу устранить бедствия от несчастной страны, поднять ее, клонящуюся к падению, и оставить по себе вечную славу последующим поколениям». В таком же тоне написано и письмо патрицию Сенатору 85), где Феодорит умоляет адресата «совершить справедливое дело». Но решение не могло зависеть исключительно от этих лиц, и потому епископ Кирский просит Августу Пульхерию «исцелить раны города» 86). Ходатайство сестры императора было бы, конечно, весьма значительно, если бы

83) Epist. 42: М. 88, col. 1217. 1220.

84) В Антиохии, при Домне. Cnf. epist. 48: М. 83, col. 1220.

85) Epist. 44: М. 83, col. 1221.

86) Epist. 43: М. 83, col. 1220. 1221.

 

 

44

влияние ее не парализовалось любителями интриг. Чтобы обеспечить себя и с этой стороны, Феодорита обращается к бывшему военачальником на «Востоке» Анатолию, побуждая «и в отсутствии иметь обычное попечение» о нем 87). Не был забыт и епископ Прокл, еще ранее оказавший свое покровительство Филиппу. Благодаря его за эту услугу, Кирский пастырь в настоящий раз сообщает, что достигнутый результат «пытается обратить в ничто некий благоговейнейший муж, клевеща на часто происходившее за двенадцать лет пред сим обозрение страны и воздвигая обвинение, неприличное даже и порядочным рабам. Посему, — читаем мы далее 88),—умоляю твою священную главу—прекратить ложь того человека и убедить славнейших префектов, чтобы оставалось в силе решение, которое они произнесли справедливо и человеколюбиво». Для большего веса Феодорит присоединяет иногда слово просьбы и от Иакова, великого подвижника, жившего недалеко от Кирра 89).

Защищая обитателей вверенного ему города, Феодорит не забывает напомнить патрицию Анатолию и о Киликийцах 90).

Как видим отсюда, козни гнусного клеветника нашли чрезвычайно энергичного обличителя, но успел ли последний в своих благородных усилиях?—мы не знаем. Однако же можно полагать, что труды Кирского предстоятеля не были напрасны. По крайней мере известно, что он высказывал свою признательность адвокату Петру, который «судебным порядком заградил уста врагу истины» 91) Очень вероятно, что. здесь мы имеем заключительный момент печальной драмы, где попирались все человеческие чувства, где ложь и интрига грозили лишить куска насущного хлеба громадное количество людей и уничтожить «остатки города и страны» 92).

Таков был Феодорит, как администратор, и заступник за своих граждан. Одного этого было бы вполне достаточно, чтобы история с благодарностью вспомянула его имя, если бы он был чисто светский деятель, простой правительственный чиновник. За всем тем мы имеем сведения только о некоторых фактах этого рода, а большинство их остается неизвестным. Во всяком случае изложенное нами выше ясно показывает, что с самого начала своего служения Кирской церкви Феодорит был

87) Epist. 45: М. 83, col. 1221. 1224.

88) Epist. 47: М. 83, col. 1224. 1225.

89) Epist. 42. 44 (M. 83, col. 1220, p. 1102. 1221, p. 1104); epist. 20 ap. Σακκελίων., σελ. 17. Здесь разумеется Иаков Кирский или Младший, о котором Феодорит повествует в 21 гл. «Истории Боголюбцев», бывший в живых еще во время написания этого сочинении; полагают (см. Полный Месяцеслов Востока Архим., ныне епископа, Сергия. Т. II. Москва. 1876. Ч. I. Стр. 313: 26-ое ноября), что этот святой скончался после 457 года.

90) Epist. 45: М. 83, col. 1224.

91) Epist. 46: M. 83, col. 1224.

92) Epist. 42: M. 83, col. 1217, p. 1100.

 

 

45

вовлечен во все важнейшие интересы своей паствы и везде проявлял свое благотворное участие. В одном из ранних своих сочинений и именно в комментарии на Песнь Песней он пишет, что «занять бесчисленными заботами городскими и сельскими, военными и гражданскими, церковными и общественными» 93). Во всех этих отношениях Феодорит выступает самом привлекательном виде, как отец и благодетель обитателей Кирских. Бедность города, суровость финансовой политики, страдания народа, притеснения правительства: все это служило поводом к яркому обнаружению благородных сторон высокого характера Кирского пастыря. Однако Феодорит был епископом и потому его пастырское служение должно по преимуществу останавливать паше внимание.

 

II.

Феодорит-епископ, как духовный пастырь и учитель.—Взгляды Феодорита на пастырское служение и образ жизни его Кирре.—Отношения Феодорита к подвижникам; полная нестяжательность и высокая безупречность его и клира.—Устройство храмов и доставление в Кирр мощей разных святых.—Заботы о поднятии нравственного уровни народа.—Борьба против еретиков —Деятельность во время гонения в Персидской Армении,—Участие к Африканцам, пострадавшим от Вандалов.—Проповедничество в Кирре, Верии и Антиохии.—Письма Феодорита—поздравительные (ἑωρταστικαί), по случаю праздников, и утешительно увещательные.—Общая характеристика Феодорита—епископа.

Деятельность каждого человека определяется его воззрениями на жизнь, так что высота или низменность последних значительно условливаются собою качество первой. Если мы взглянем на Феодорита с этой стороны, проникнем в тайники его желаний и надежд, то найдем в нем возможно идеальную личность. Нормою и законом для него было учение св. Апостола Павла, изложенное в пастырских посланиях. «Его,—писал Кирский епископ 1),— надлежит с точностью сохранять всем, сподобившимся священства, и, как некое правило, всегда иметь пред собой и с ним соображать: и что говорится и что делается ими». Посему, «если кто приобретет все добродетели, но вознерадит о вверенных ему душах,—тот не только не получит никакой пользы от собственных преспеяний, но даже подвергнется наказанию за оное нерадение» 2). Единственною целью Феодорита было горячее стремление «созидать церковь Божию и угождать ее Жениху и

93) Comment, in Cant. Canticorum. Praefatio. Migne, gr. ser. t. 81, col. 28, p. 2.

1) Comment Theodoreti in epist. 1 S. Pauli ad Timoth., VI, 20: Migne, gr. ser. t. 82, col. 829. Творении блажен. Феодорита в русском переводе. Т. VII. Москва. 1861. Стр. 709.

2) Comment, in Ezech. II, 18: Minge, gr. ser. t. 81, col. 849. Творения. t. VI. Москва. 1859. Стр. 389.

 

 

46

Господу» 3). Самая жизнь человека имеет смысл лишь постольку, поскольку она употребляется для блага себе и другим, для достижения возможного индивидуального нравственного совершенства и возвышения ближних на ту же степень; в виду этого и присланное Феодориту одним другом Лесбосское вино, способствующее буро бы долголетию, оказалось в его глазах ничего нестоящим 4).

Идеалом Кирского пастыря было всецелое служение Богу, и ради сего он признавал необходимость самой внимательной строгости к себе. Но его словам, епископу или пресвитеру следует быть «степенным и в выговоре, и в наружности, и во взгляде, и к походке, чтобы и в теле было видно душевное целомудрие» 5).

С такими воззрениями на предстоящее ему дело, в самом цветущем возрасте 6), Феодорит вступил на Кирскую кафедру и получил в свое заведывание епархию с 800 приходов 7). Чтобы достигнуть предположенной высоты, он,—вероятно, подражая Аврааму 8),—сделавшись епископом, не переменил образа жизни и любил «тишину желающих созидать церкви в монашеском состоянии» 9). В своем уединенном жилище, где покой ночи разделял иногда кто-либо из друзей 10), постом и молитвою Феодорит воспитывал себя, чтобы явиться пред пародом власть имущим, по своему нравственному авторитету. С юных лет стоявший под могущественным воздействием Антиохийских отшельников,—он, естественно, и теперь не прерывал связей с ними и в постоянном обращении с суровыми аскетами старался почерпать духовную бодрость. В этом отношении Кирская область представляла полное удобство. Там блистали своими добродетелями Евсевий, Марис, Иаков Великий и Лимней, Иаков Младший, — ученик Асклепия Симеон, Фалелей и др. 11). Феодорит часто приходил к ним и наслаждался их беседами. Здесь он поддерживал в себе бескорыстное стремление к совершенству и проникался жаждою той безупречной нравственной чистоты, какая отличала этих подвижников. Его огорчения оказывались ничтожными в сравнении с их непомерными трудами, и из келий отшельников Феодорит выносил новую

3) Epist. 16: М. 83, col. 1193, р. 1079.

4) Epist. 13: Я. 83, col. 1185.

5) Comment. Theodoreti in epist. 1 S. Pauli ad Timoth., III, 2: Migne, gr. ser. t. 82, col. 805. Творения, VII, стр. 687.

6) Феодорит, будучиужеепископом, прилагаетесебеэпитеты: νέος καὶ ἐῤῥώώμενος (Hist. relig., cap. 21: Migne, gr. ser. t. 82, col. 1436, p. 1237. И. Б., стр. 164).

7) Epist. 113: v ὀκτακοσίαις Ἐκκλησίαις ἔλαχον ποιμένειν· τοσαύτας γὰρ ἡ Κύρος παροικίας ἔχει (Μ. 83, col. 1816, p. 1190).

8) Hist. relig., cap. 18: Migne, gr. ser. t. 82, col. 1425, p. 1229. И. Б., стр. 154.

9) Epist. 81: M. 83, col. 1261, p. 1140.

10) Hist. relig., cap. 21: Migne, gr. ser. t. 82, col. 1441. И. Б., стр. 171—172.

11) Hist. relig., cap. 18. 20. 21. 22. 26. 28.

 

 

47

решимость к самоотверженному служению истине. Непрерывное соприкосновение с этою чистою средой не позволяло ему изменять своим идеалам, которые легко исчезают или меркнут под гнетом тяжелых обстоятельств. Мы не должны упускать из вида этого, если желаем вполне понять и объяснить личность и доведение Феодорита в течение всей его жизни.

Рано заявив свою нестяжательном, он и в сане епископа не заботился о внешних благах. Жертвуя всем для своих граждан, сам Феодорит не имел ничего и был бедняком, ибо, по его мнению 12), иерею надлежит пренебрегать всем житейским и пребывать в священнослужении. Но он знал, что для успеха всяких добрых начинаний недостаточно только самому быть честным, а нужно поднять до себя и исполнителей своей воли, поэтому и употреблял все усилия дли возвышения нравственного состояния клира. Как свет не терпит темы, так и Феодорит не допускал ни единого пятна в своих подчиненных. Такая энергия, конечно, не могла пройти бесследно: результат соответствовал трудам. Когда впоследствии Кирский епископ подвергся незаслуженному и жестокому наказанию, он безбоязненно свидетельствовал о себе, что провел двадцать пять лет, никем не вызываемый на суд и сам не обвиняя кого-либо другого. «Никто из благоговейнейших клириков наших за все эти годы не обращался в судилище. Я не принимал ни от кого ни овола, ни одежды; ни один из живущих со мною никогда не брал единого хлеба или яйца. Я не приобрел ничего кроме рубищ, в которые одет» 13); в числе его стяжаний не было «ни дома, ни поля, ни гробницы» 14) Но все это касалось только самого Феодорита и лишь предуготовляло его к деятельности, которая носила на себе отпечаток чистоты своего источника.

Заботясь о внешнем устроении города, Феодорит, конечно, прежде всего постарался о том, что служить к удовлетворению религиозных потребностей христиан. В Кирре были ранее храм мученика Дионисия 15) и базилика Косьмы и Дамиана 16); упоминается также молитвенный дом, куда, кажется, были перенесены останки святых Апостолов 17), но, благодаря усердию Феодорита, епископия украсилась еще новою церковью.

Бедный город едва ли мог давать достаточные средства, но ревностный пастырь увещаниями и просьбами умел находить нужные суммы 18). День

12) In Deuteronom. quaest. XLVI: Migne, gr. ser. t. 80, col. 452, p. 294. Творения, I, стр. 204.

13) Epist. 81: M. 83, col. 1261, p. 1140. 1141. Cnf. epist. 80 (M. 83, col. 1257, p. 1138).

14) Epist. 113: M. 83, col. 1317, p. 1192.

15) Hist. relig., cap. 2: Migne, gr. s er. t. 82, col. 1321, p. 1136. И. Б., стр. 44.

16) Synodicon. cap. CXXXIII (Migne, gr. ser. t. 84, col. 747, p. 787). Cnf. Procopii De aedificiis Justiniani. Corpus Script, hist. Byzant., pars II, vol. 3, p. 242.

17) Hist. relig., cap. 3: M. 82, col. 1336. 1337, p. 1147—1148. И. Б., стр. 60.

18) Epist 68: M. 83, col. 1237. Cnf. epist. 9 ap. Σακχελίων., σελ. 8.

 

 

48

освящения и обновления был величайшим торжеством для Феодорита; в письмах его по этому случаю проглядывает самая неподдельная радость. Так, софисту Аэрию он писал 19: «родительница и кормилица призывает вас к желанному вами празднику, ибо освященный храм уже покрыт кровлею, прилично украшен и приглашает жителей, для которых воздвигнут. Это—Апостолы и пророки, громогласные вестники Ветхого и Нового Завета. Посему украсьте своим присутствием это празднество, почерпайте проистекающее из него благословение и сделайте для нас праздник еще более радостным». Феодорит желает видеть участниками в духовном веселии даже и тех, которые не были «единоверцами» 20). Помимо того, епископ всячески старался собрать в город разные святыни. Мощи Апостолов и пророков были получены из Финикии и Палестины и с пением псалмов встречены «и пастырем и народом, и гражданами и поселянами». Есть основание думать, что в Кирре находились останки Иоанна Предтечи и патриарха Иосифа 21). Известно также, что в соседнем селении Китае сооружен был храм, где покоился подвижник Зевинас; а потом туда были перенесены мученики, чтимые в этой области 22). Таким образом, все было сделано для религиозного преспеяния общества, а священная ревность епископа и высокий пример его жизни докончили остальное. Каждый день, утром и вечером, верующий призывался к богослужению и для назидания Словом Божиим 23) разъясняемым ученым пастырем. Естественно, что при подобных условиях благочестие если и не процветало, то значительно возрастало в Кирре. Мы уже видели свидетельство этого в высокой радости граждан по случаю встречи останков Апостолов и пророков. В другой раз Феодорита упоминал о «всеобщем рвении христолюбивого народа»·24).

Мы не знаем в точности, какими способами епископ старался действовать на свою паству, но несомненно, что от его бдительного взора не укрывалось и малейшее пятно. Напр., однажды он услышал, что декурионы при-Евфратского города Зевгмы допускают незаконные браки в близких степенях родства, и сильно восстал против этого «гнусного дела, совершенного мужами, происшедшими от архиереев, воспитанными в благочестии и обещавшими держат его» 25).

19) Epist. 66: М. 83, col. 1237. Сnf. epist. 6. 67 (М. 83, col. 1180. 1237). Церковь Апостолов и пророков Феодорит упоминает и в Hist. relig. (сap. 21: Migne, gr. ser. t. 82, col. 1436, p. 1239. 1449. 1250. И. Б., стр. 166. 180),

20) Epist. 68: M. 83, col. 1237.

21) Hist, relig., cap. 21: Migne, gr. ser. f. 82, col. 1444. 1445, p. 1246. 1247. И. Б., стр. 174—176.

22) Hist, relig., cap. 24: M. 82, col. 1457, f. 1259. И. Б., стр. 191.

23) Epist, 145: M. 83, col. 1377, p. 1240. 1247.

24) Epist 6: M. 83, col. 1180.

25) Epist. 8 ap, Σακκελίων., σελ. 6—8.

 

 

49

Сеяние доброго пастыря дало обильные плоды, и Кирский епископ по справедливости может быть причислен к тому сонму избранных деятелей, которых призывал на духовную ниву Господь Спаситель. Но этот же Божественный Учитель предсказал и то, как много плевелов насадит краг рода человеческого. И действительно, в Кирре было немало подобных отщепенцев, совратившихся с правого пути. Где причина этого?— определить трудно. Некоторые приписывают размножение еретиков в этой стране «святительскому недозиранию» епископа Исидора, находившегося в преклонных летах 26). Может быть, это и правда, но никаких подтверждений сему не имеется. Сам Феодорит, хотя и отзывается о своем предшественнике очень сдержанно, однако же совсем не дает заметить, чтобы он упрекал его в чем-нибудь 27). Во всяком случае факт тот, что в этой глухой части Сирии прочно утвердились последователи различных сект. Попятно, сколь великой опасности подвергались православные с этой стороны, — тем более, что еретики старались иногда подменять подлинные книги Св. Писания искаженными переделками их. Так, энкратиты особенно сильно пропагандировали составленную их учителем, Тaцианом, евангельскую гармонию «διὰ τεσσάρων», где были отпущены генеалогия и другие места, показывающие рождение Иисуса Христа по плоти от семени Давидова. И этим сводом (συντόμῷ τῷ βιβλίῷ) пользовались не одни тациане, но и православные хранители апостольских догматов, которые не подозревали коварства. «Я,—говорит Кирский епископ, 28) —: нашел больше двух сот подобных книг, чтимых в наших церквах, и, отобравши их, заменил Евангелиями». Но по преимуществу усилились в Киррестии Маркиониты; по свидетельству самого Феодорита 29), «безбожный Маркион посеял много терний нечестия в области города Кирра».

Точно также Ариане и Евномиане увлекали простодушных в свои сети. Феодориту предстояла трудная задача парализовать тлетворное влияние суеверных фанатиков и, если возможно, обратить их к правой вере. С этою именно целью он и открыл борьбу против всевозможных

26) Garnerius. Dissert. 1, cap. II, и. X: M. 84, col. 97.

27) Hist, eccles., V, 4. 8. Migne, gr. ser. t. 82, col. 1204, p. 1020. 1209, p. 1026. Ц. И., стр. 309. 315. Hist, relig., cap. 3: M. 82, col. 1332. p. 1143. И. Б., стр. 54. В последнем месте Феодорит,—причисляя Исидора в первым архиереям, знаменитым своими добродетелями, каковы: Флавиан Антиохийский, Акакий Верийский, Евсевий Халкидонский,— замечает о своем предшественнике, что ему «было вверено тогда управление Церковью Кирскою»,—и это все, что он об нем сообщает. С похвалою отзывается об Исидоре Никифор Каллист (Hist. eccles., XII, 5: Migne, gr. ser. f. 146, col. 763), но показания его, как позднейшего историка, не имеют решающего значения.

28) Haereticarum fabularum compendium, I, 20: Migne, gr. ser. t. 83, cd, 372.

29) Hist, relig., cap. 21: Migne, gr. ser. t. 82, col. 1440, p. 1243. 1444, p. 1246. И. Б., стр. 171. 175.

 

 

50

ересей 30), впрочем,—с редкою и, пожалуй, беспримерною для того времени терпимостью 31), — исключительно с духовным оружием, безо всякого содействия со стороны светской власти. Он, конечно, сознавал, что репрессивные меры здесь неуместны, а плодотворно только слово увещания. Свой взгляд на этот предмет Феодорит ясно выражает в толкования на книгу Песнь Песней, где мы читаем: «тем, которые получили звание и доли, учительства, Бог повелевает преследовать этих развратителей доводами шины, чтобы чрез то сохранить целым созревающий виноград и неповрежденным их ересью» 32). Единственными помощниками в этом подвиге были святые отшельники, оказывавшие ему молитвенное подкрепление и поддерживавшие его в перенесении трудов и опасностей. Таков был, между прочим, Иаков Великий, которого епископ Кирский называет своим Илиею 33).

Поставив искоренение заблуждений непременною обязанностью для себя, Феодорит проникал в самые потаенные гнезда еретиков и всем преподавал спасительные уроки 34).

Усилия его в этом направлении не были напрасны, и скоро истина воссияла там, где было царство тыны. На двадцать шестом году своего епископства он торжественно заявлял о блестящих результатах своей энергической деятельности. В 448 году консулу Ному он писал: «восемь Маркионитских селений и другие, близь лежащие, местности я убедил настолько, что они добровольно обратились к истине; одно селение, наполненное Евномианами, и другое—Арианское—я привел к свету богопознания, и по божественной благости у нас не осталось ни одного еретического плевела». Одних Маркионитов было обращено более десяти тысяч 35).

Искореняя заблуждения в Кирской провинции, Феодорит не ограничивался пределами только этой области, но «состязался во многих других городах Востока» 36). Таким образом, апостольская деятельность его простиралась на все важнейшие центры Сирии, где, конечно, он являлся

30) Epist. 89: М. 83, col. 1284, р. 1160.

31) Эта черта особенно выделяется в характеристике Феодорита, данной в Энциклопедии Лихтенберга (Encyclopédie des sciences religieuses, publiée sons la direction de Lichtenberg. Tom. U. Paris. 1882. P. 71).

32) Comment, in Cant. Cant. III, 16: Migne, gr. ser. t. 81, col. 106.

33) Hist. relig., cap. 21: Migne, gr. ser. t. 82, col. 1441. 1444, p. 1244. Ι245. И. Б., стр. 172—178.

34)См. предшествующее примечание. В указанное там месте Феодорит говорит, что усилившееся заблуждение Маркиона чрезвычайно огорчало его, почему он постоянно обращался с своими просьбами в св. Иакову и ходил по селениям, зараженным ересью.

35) Epist. 81: И. 83, col. 1261, р. 1141. Cnf. epist 113. 145 (М. 83. col. 1316, p. 1190. 1384, p. 1252).

36) Epist. 113: M. 88, col. 1316, p. 1190.

 

 

51

столь же успешным поборником православия, как и в своей собственной епархии. Пламень священного одушевления неудержимо увлекал его на тот путь, который был проложен стопами провозвестников божественной религии Христа Спасителя, и заставлял его взывать к равным лицам, чтобы они не вредили красоте своей души догматическими предубеждениями 37).

Необходимо думать, что Феодорит направлялся не исключительно против извратителей христианской веры, но имел в виду и представителей языческого политеизма. Как близко ему было это дело,—показывает его письмо к архонту Кипра Уранию 38). Нужно читать это горячее послание, чтобы видеть, какой восторг наполнил душу епископа при одной вести о готовности адресата принять христианство. Нужно прочувствовать его убедительные пожелания касательно достижения разными лицами главы совершенств, благочестия 39), чтобы понять, сколь сильно он был предан своему долгу пастыря, учителя и просветителя.

Наконец, можно находить указания, что Феодорит действовал во всех этих случаях единственно властным словом проповедника, пред которым невольно преклоняется всякая неправда. Он руководствовался здесь сознанием, что «ложь неизбежно уступает пред сияниям истины» 40), и твердо держался этого правила, не позволяя себе строгих мер принуждения. «За единородного Сына,—говорит он 41), мы постоянно сражались и против язычников, и против Иудеев, и против страдающих нечестием Ария и Евномия, и против зараженных гнилью Маркиона,—убеждай язычников, что Он есть Творец всего, совечный Сын всегда сущего Отца;—Иудеев, что об Нем прорицали пророки;—последователей Ария и Евномия, что Он единосущен, равночестен и равномощен Отцу;—принявших же бешенство Маркиона, что он не только благ, но и правосуден, Спаситель не чужих, как они баснословят, но своих творений».

Приведенные нами факты не нуждаются в комментариях. рассматривая их, мы удивляемся столько же уму, любви и снисходительности Кирского пастыря, сколько и его всецелой самоотверженности. ибо мужественный поборник правой веры подвергался немалым опасностям. Маркиониты, напр., оказывали сильное противодействие Феодориту и нередко возмущались против него 42). Кирский епископ рассказывает наш, что раз, намереваясь войти в одно большое Маркионитское селение, он встретил множество препятствий, заграждавших вход (πολλά τινα ἐν μέσῷ

37) Epist. 13 ap. Σακκελίων., σελ. 11.

38) Epist. 76: Л. 83, col. Ι244. 1245.

39) Epist. 17 ap. Σακκελίοιν» σελ. 14.

40) Epist. 11: M. 83, col. 1184.

41)) Epist. 146: M. 83, col. 1377, p. 1246.

42Феодорит называет их «мятежниками»,—στασιασταί. Hist, relig., cap. 21: Migne, gr. ser. t. 82, col. 1444, p. 1246. И. Б., стр. 175.

 

 

52

γινόμενα τὴν ἔξοδον διεκώλυεν). На утро еретики грозили даже мечами, и только в третьем часу этого дня Феодорит получил свободный доступ в означенное местечко 43) Один Бог знает,—говорит он 44),— «сколько я принял камней, которыми бросали в меня гнусные еретики. Часто проливалась моя кровь,—и я преждевременно ввергался в самые двери ада». Священное одушевление давало Феодориту силы препобеждать все подобные затруднения, даже с опасностью для собственной жизни, а успех венчал его великие апостольские подвиги.

Но, вооружаясь против еретиков, Кирский епископ не забывал поддерживать и православных, когда их твердом подвергалась жестоким искушениям. Мы не имеем фактов этого рода по отношению к жителям Киррестии, но до нас сохранились известия об его участии кг христианам Персидской Армении во время возникшего здесь гонения. Начавшееся в 418—420 г. г., оно продолжалось в течение целых тридцати лет и в некоторые периоды обнаруживаюсь с крайнею свирепостью 45). Греко-римское правительство не могло прочно утвердиться в этих землях и даже вынуждено было поступаться ими. В 363 г. Иовиан должен был заключить постыдный мир с Сапором II (309—381 г. г.) и отдал ему пять провинций при Тигре, а потом и Армения подпала под власть Сассанидов и при Феодосии Младшем потеряла последнюю тень независимости 46). Вместе с этим многочисленное христианское население было предоставлено на произвол нетерпимости и деспотизма Персидских повелителей,—и ему приходилось иногда снова испытывать преследования эпохи Марка Аврелия и Диоклитиана от фанатических приверженцев Зороастровой религии 47). Неизвестно, в каком именно году маги воздвигнули притеснения против христиан при Феодорите 48, но последний поспешил ободрить и поддержать несчастных. В письме 78 он советует Евсевию заступить место первого епископа, который был почему-то неспособен с честью и достоин-

43) Hist. relig., cap. 21: M. 82, col. 1441, р. 1244. 1245. И. Б., стр. 172—178.

44) Epist. 81. 113: М. 83, col. 1260, р. 1139. 1316, р. 1190.

45) Theodoreti Hist, eccles., V, 38 (39): Migne, gr. ser., t. 82, col. 1272 sqq., Ц. И., стр. 373 сл. Graec. affecf. curatio, sermo IX: Migne, gr. ser. t. 83, col. 1040, p. 929. 1045, p. 935. Cp. Uhlemann. Christenverfolgungen in Persien unter der Herrschaft der Sassaniden im verteil und fünften Jahrhundert (Zeitschrift für historische Theologie. 1861. Heft I, S. 188—185. 151).

46) Финлей. Греция под Римским владычеством. Стр. 130. 236. Uhlemann. Ор. cit. S. 31.

47) Крайнее зверство Персов описывает сем Феодорит в толковании на кн. пр. Даниила (Comment, in Daniel. VII, 5: aligne, gr. ser. t. 81, col. Ι4Ι6, p. 1192. Творения. Ч. IV. Москва. 1857. Стр. 132).

48) Гарнье (Dissert. II, cap. V, § V, not. IV ad 77 et 78 epist.: M. 84, col. 275) указывает на 443 год. Известию, что взошедший в 441 году на Персидский престол Ивдегерд II отличался сильною нетерпимостью по отношению в христианам (Uhlemann. Op. cit. S. 158).

 

 

53

ством поддерживать славу имени Христова. «Твоему благочестью,—пишет Феодорит 49),—следует взять на себя старание и кормчего и полководца и пастыря и с готовностью принимать всякую опасность за овец Христовых: не оставлять в пустыне пасомых, но слабых укреплять, павших поднимать, заблудших возвращать (Иезек. XXXIV, 4) и здоровых сохранять в здравии, подражая хорошим пастухам, которые предают себя на седение вместо пасомых и вступают в борьбу с волками... Будем бодствовать и сражаться за овец Господних... Не будем негодовать на поднявшуюся бурю, ибо Господь всяческих знает, что полезно. Поэтому и Апостолу, требовавшему избавления от искушений, Он не дал просимого, но сказал: довлеет ти благодать Моя, сим бо Моя в немощи совершается (2 Кор. XII, 9). Итак, увещевает Феодорит,— будем мужественно переносить постигшие тяжелые несчастия; на войнах открываются храбрые, на состязаниях увенчиваются атлеты, морская буря являет искусного кормчего, огонь искушает золото».

Второе обширное письмо было отправлено с пресвитером Стефаном, которого Кирский епископ хвалит за «благопристойность нравов». Отсюда можно заключать, что это был посол от угнетенных страдальцев к наиболее видным представителям «Восточной» церкви. Стало быть, слава Феодорита была настолько значительна, а его пастырская мудрость так ценима всеми, что его духовной помощи искали даже Персидские христиане, пред которыми носился грозный призрак мучительной смерти. Вот факт, столь сильно рекомендующий высокую нравственную личность епископа Кирского!

По своему содержанию 77 письмо отличается общим характером и не без основания считается окружным пастырским посланием к христианам Армении, хотя и адресовано одному лицу, епископу Евлалию. «Я узнал,— пишет здесь Феодорит 50), —что сатана просил вас, дабы сеял, яко пшеницу (Лук. XXII, 31), и Господь попустил это, чтобы показать пшеницу, чтобы испытать золото, чтобы прославить славных, чтобы увенчать борцов, чтобы возвестить победителей. Я страшусь и трепещу, конечно, не за вас, мужественных борцов в состязаниях за истину, но поелику знаю, что есть некоторые весьма слабые... Однако же я имею одно утешение в страдании, когда размышляю о вашей святости. Будучи воспитаны божественными словесами и научены Архипастырем относительно того, что отличает доброго пастыря,—вы положите душу свою за овец». Если Апостолы подвергались мучениям за своих врагов, то «тем справедливее принимать постигшую в настоящее время опасность за единоверцев, и братьев, и детей. Ведь подобная любовь свойственна даже неразумным: вот и воробьи по мере возможности борются за своих птенцов и упо-

49) Epist. 78: М. 83, col. 1252. 1263. 1256.

50) Epist. 77: М. 83, col. 1245. 1248.

 

 

54

требляют все свои силы на защиту их; равно и все другие птицы принимают опасности за своих детенышей. Да и что говорить о птицах? Даже и медведи, и леопарды, и волки, и львы охотно принимают все за своих детенышей»... Не вполне твердые в вере составляют предмет преимущественной заботливости Феодорита. «Я прошу твое благочестие,— внушает он епископу Евлалию 51),—иметь особенное попечение о слабейших и не только колеблющихся поддерживать, но и упавших поднимать, ибо и пастухи не оставляют в пренебрежении болящих, а отделяют их от других и всячески стараются об излечении их. Тоже нужно делать и наш: поскользнувшихся следует снова поставлять на ноги, простирать руки, увещевать, врачевать раны и не отказываться от спасения их, предавая их в пасть диавола... Молю вас, прострите руку поскользнувшимся, извлекайте из страшного рва и тинистого болота, ставьте на камне ноги их и влагайте в уста их новую песнь—хвалу Богу нашему (Пс. XXXIX, 3. 4), дабы пример вреда их сделался примером спасения: пусть увидят это многие и убоятся и будут уповать на Господа Бога (там же, ст. 4). Пусть не запрещается им участие в священных таинствах, пусть не возбраняются им молитва оглашаемых, слушание божественных Писаний и увещание учителей. Пусть они лишаются священных таинств не до смерти, но на определенное время,—до тех пор, пока не познают свою болезнь, пока не возжелают здравия и не восскорбять достойно о том, что, оставивши истинного царя, дерзнули обратиться к тирану и, покинув благодетеля, предались врагу». Так горячо и искренно отозвался на вопли гонимых Феодорит,—человек высокой духовной опытности, нравственного величия, способный вдохнуть свежие силы в слабые и удрученные сердца преследуемых. Сколько мудрости, глубокой теплоты и христианской снисходительности светится в его пламенных строках по вопросу о падших?! Это был действительно добрый пастырь, который следовал словам Господа: не хощу смерти грешника, но еже обратитися нечестивому от пути своею, и живу быти ему (Иезек. XXXIII, 11) и вполне осуществлял апостольский завет: утешайте малодушные, заступайте немощные (1 Сол. V, 14) 52).

Не менее сильно сказывались привлекательные стороны нравственной личности Кирского пастыря и при других случаях. Несчастные события в Африке послужили поводом к широкой и энергичной деятельности Феодорита-епископа на пользу пострадавших. Когда в 427 году Бонифаций возмутился против империи, он призвал на помощь Вандалов под предводительством Гензериха. Но последний скоро обратился против самого коварного наместника и опустошил всю проконсульскую Африку, причем в 439 г. пал и Карфаген. Жестокости варваров, решившихся «не оставлять никого» и не щадивших ни пола, ни возраста, прежде

51) Epist. 77: III. 83, col. 1249. 1262. Cnf. epist 78: М. 83, col, 1263, р. 1133, 1134.

52) Эти тексты приводит сам Феодорит в письме 78.

 

 

55

всего направлялись на духовенство и людей знатных и богатых 53). Население искало спасения в бегстве, и между прочим не мало Африканцев попало в Кирскую область (Epist. 29. 32). К числу таких принадлежал Карфагенский гражданин Целестиак, славный своим происхождением и высоким общественным положением. Лишившись куска насущного хлеба, он вместе с женою, детьми и слугами (Epist. 29. 31. 35. 36) принужден был скитаться по чужим краям и «смотреть в руки боюлюбцев». Впрочем, свое бедствие он переносил с твёрдостью и не высказывал ропота на волю Провидения. Бродив много дней в Кирре (Epist. 35) под радушным кровом милостивого епископа, Целестиак не захотел более обременять гостеприимного пастыря и отправился в другие места. Феодорит и теперь не покинул страдальца: он препроводил с ним несколько просительных писем к разным лицам, возбуждая к состраданию как самих адресатов, так и подчиненных им или знакомых. Апеллион (epist. 29), софист Аэрий (epist. 30), Домн Антиохийский (epist. 31) 54), Феоктист Верийский (epist. 32), комиты Стасим (epist. 33) и Патриций (epist. 34), епископы Ириней (epist. 36) и Помшиян (epist. 87): все они должны были открыть двери Целестиаку по рекомендации и ходатайству Феодорита. «Всякий вид добродетели заслуживает похвалы, человеколюбие же украшает все прочие. Мы постоянно прост его у Бога всяческих; только по одному этому получаем снисхождение, когда согрешаем; оно одно делает то, что богатый обращает внимание на бедняков» 55): вот источник участия епископа Кирского к человеку, для которого его славное прошлое стало мифом (epist. 33). Не менее характерны и воззрения Феодорита на значение подобных несчастий и на то, как должно относиться к пострадавшим. «Если бы Бог всяческих, — пишет он Феоктисту 56), —тотчас подвергал наказанию согрешающих. Он совершенно погубил бы всех. А так как Он по своему человеколюбию щадить Своим судом, то одних наказывает, другим же представляет наказания их вместо наставлений». Ими Он «производить страх и чрез страх возбуждает сострадание, а из сего производить двоякое следствие: и нам подает пользу из наказания их и им, доставляет чрез нас утешение». «Думаю,—говорит Кирский предстоятель в письме

53) Финлей. Греция под Рим. владычеством. Стр. 206. Шлоссер. Всемирная истории t. IV. Стр. 500—601. Архим. Арсений. Состояние церкви в Африке в эпоху владычества Вандалов (Христианское Чтение. 1873, I. Стр. 192—195. 198—199). Cnf. inter epist. Theodoreti № 168 ap. Migne, gr. ser. t. 88, col. 1472. B. Mansi, IV, 1406. 1406. Деян., I, стр. 824.

54) Домн занял Антиохийскую кафедру приблизительно в 442 г.; следовательно, деятельность Феодорита в облегчение участи несчастных Африканцев относится несколько к позднейшему времени.

55) Epist. 34: М. 83, col. 1212, р. 1094.

56) Epist. 32: М. 83, col. 1209.

 

 

56

к Иве Едесскому 57),—что ради общего спасения Бог всяческих посылает какие-либо несчастия некоторым, чтобы наказание их послужило целительным лекарством для согрешивших, борцам за истину—увещанием к твердости, а смотрящим на них—полезным образцом: ибо мы некоторым образов наполняемся страхом, видя других наказываемыми. Размышляя об этом, постигшее Ливию я принимаю за посланное для общей пользы. Во-первых: вспоминая прежнее благосостояние тамошних жителей и видя внезапную перемену, я усматриваю быстрые превратности человеческих дел и поучаюсь не смотреть на счастливые обстоятельства, как на постоянные, и не негодовать на неблагоприятные обстоятельства, как тягостные. Потом, я возобновляю память о прегрешениях и устрашаюсь, чтобы и мне не подпасть подобным же страданиям». Такой взгляд, конечно, исключал малейшую тень стоической холодности в отношениях к несчастным, а поставление человеколюбия на вершину добродетели показывает, как полно было чувством христианской любви сердце Феодорита. Мы видим проявление ее и в горячем участии Кирского предстоятеля к потерпевшим Африканским епископам: Киприану 58) и Флоренцию 59) и благородному гражданину Максимиану 60), которые должны были испытать на себе варварскую руку Вандалов. Но особенно замечательною представляется история с некоей Марией, дочерью знатного Африканца Евдемона. Во время всеобщего погрома она попала в руки тиранов, а потом досталась Кирским купцам. При ней находилась и служанка, поражавшая всех верностью своей бывшей госпоже. Узнав об этом, солдаты стоявшего в городе гарнизона 61) выкупили Марию,—и прибывший после Феодорит поручил ее попечению одного из диаконов своей церкви, приказав выдавать ей приличное содержание. Так жила освобожденная в течение целых десяти месяцев, когда епископ Кирский услышал, что ее отец жив и занимает видное место на Западе. Теперь он отправляет Марию в приморский город Эгос и просит тамошнего пастыря о верном и удобном доставлении ее Евдемону 62).

Мудрость, нравственная строгость к себе, удивительное бескорыстие, неутомимая борьба за истину против еретиков, полнота христианской любви—вот черты, которые нам удалось отметить в величественном образе

57) Epist. 52: М. 83, col. 1228, р. 1109.

58) Epist. 52 (Ihae, episcopo Edesae), 53 (Sophronio, episcopo Constantinae); M. 83, col. 1228. 1229.

59) Epist. 21 ap. Σακκελλίων., σελ, 18. 19.

60) Epist. 22 ap. Σακκελλίων., σελ. 19.

61) Войска, располагавшиеся прежде в крепостях, Константин Великий разместил по городам (Шлоссер. Всемирная история, т. IV. Стр. 453. Gibbon. The history of the decline and fall of the Roman empire. Vol. II. Chap. XVII. P. 216—218. Перевод Неведомского. Ч. II. Стр. 227—228). Cnf. epist. 2 ap. Σακκελλίων., σελ. 2.

62) Epist. 70: Μ. 83, col. 1240.

 

 

57

Феодорита-пастыря. Мы должны сказать еще об учительности Кирского епископа. Не может быть никакого сомнения в том, что эта сторона пастырского служения не была забыта Феодоритом. Сам он свидетельствует пред подозрительным Диоскором, что возвещение христианских истин народу начато ш с момента посвящения и длилось на протяжении всего долголетнего епископства его. «Шесть лет,—говорить он, 63)—я непрерывно учил при блаженной и священной памяти Феодоте, епископе Антиохийском, тринадцать дет при блаженной и священной памяти Иоанне, и теперь вот уже седьмой год (правления) архиепископа боголюбезнейшего господина Домна» (как я продолжаю заниматься тем же).

К сожалению, мы ничего не знаем об учительной деятельности Феодорита в Кирре, хотя предположение об ее обширности является само собою. Несомненно во всяком случае, что оглашенные составляли предмет его особой заботливости и что он всеми средствами старался вводить их в понимание христианского учения. «Мы,—замечает Феодорита В письме 94 64)—по божественной благости постоянно сражаемся за апостольские догматы и изложенную в Никее веру храним неповрежденною, а осмеливающихся преступать эти догматы называем нечестивыми. Свидетели сему—оглашенные нами, крещенные нами, слышавшие наши беседы в церквах». Доказательством бдительности Феодорита в этом отношении служит еще и то обстоятельство, что несправедливое осуждение на разбойничьем соборе беспокоило его между прочим потому, что могло подать повод к соблазну обращенным им и людям простым 65). Таким образом каждый год 66) Феодорит выступал в качестве катехета; вероятно ли, чтобы он оставил без назидания верных, которые тем сильнее нуждались в этом, что им угрожала опасность быть пойманными в сети еретиков? Посему мы с полною решительностью утверждаем, что Кирский епископ постоянно «доставлял учением пищу стадам Господним» 67). «Мы,—заявляет он в комментарии на книгу Числ 68),—о божественных тайнах, по причине непосвященных, беседуем прикровенно; до удалении же таковых, — тех, которые сподобились тайноводства, учим ясно».

Более фактов имеется о проповедничестве Феодорита в других городах «Востока». По разным случаям он не раз указывает, как часто

63) Epist. 83: М. 83, col. 1268, р. 1146. 1147. В тридцатых годах V столетия Св. Кирилл свидетельствовал, что Феодорит «упражнялся в красноречии» (Mansi, V, 84. В. Migne, gr. ser. t. 76, col. 388. Деян., II, стр. 124). Cnf. epist. 99. 101. 104: М. 83, col. 1292. 1293. 1297, р. 1173.

64) Epist. 94: М. 83, col. 1288, р. 1165.

65) Epist. 113: М. 83, col. 1317, р. 1191.

66) Epist. 146. 161: M. 83, col. 1877, p. 1245. 1246. 1437, p. 1310.

67) Epist. 145: M. 83, col. 1377, p. 1245.

68) Quaest. XV in Num.: Migne, gr. ser. t. 80, col. 868. Творения, I, стр. 204.

 

 

58

раздавалось его учительное слово в церквах Сирии, причем у него были целые мириады слушателей 69). Так, Кирский епископ нередко бывал в Верии, где охотно слушали его речи, а в свою очередь он с радостью напаял жаждущих 70). Еще чаще бывал он в Антиохии и с величайшим успехом заменял здесь Златоустого оратора 71).

Гарнье старается воспользоваться этим фактом, чтобы снять венец с славной главы епископа Кирского, внушая читателям, что проповедническая ревность его вытекала исключительно из честолюбия 72). Мы не желаем принимать на себя неблагодарной роли борца против призраков, но заметим только, что образованное общество Антиохии было, конечно, более удобно для проявления высокой учительности Феодорита и скорее могло понять и оценить его дарования. В этом обстоятельстве мы находим самое простое и естественное объяснение привязанности Кирского пастыря к Антиохии, не прибегая к каким-либо неблаговидным догадкам. У нас нет данных для сравнения проповедей Кирских с говоренными в других местах, и потому мы не в состоянии определить относительное достоинство их со стороны внешней отделки, закругленности и плавности стиля, богатства и силы ораторских приемов; мы можем только высказать удивление обширности и блеску учительной деятельности Кирского епископа.

Теперь мы почти кончили с характеристикою Феодорита-епископа. Нам следует еще упомянуть о многочисленных письмах его к разным лицам по тем или иным случаям, с таким или иным содержанием. В них слышится то духовный восторг автора, призывающего адресата к веселию и ликованию по поводу радостных событий, в роде праздников 73), то неподдельная скорбь и истинное сочувствие к чужому горю. В одномиз них Феодорит утешает несчастную вдову, потерявшую мужа и оставшуюся с множеством сирота на руках, в другом поддерживает старца, лишившегося последней опоры в своем сыне. Там он имеет дело с слабою женщиною, здесь пред ним удрученный годами страдалец. Тому приходится говорить слогом диалектика и убеждать его доводами философа, этому требуется назидание Слова Божия. Нет никакой возможности указать все оттенки тона и все богатое разнообразие положений и аргументов; нужно самому читать эти письма и, чтобы понять изумительную нравственную чуткость и великую духовную мощь Феодо-

69) Epist, 88. 90. 91. 102. 121. 145: М. 83, col. 1284, р. 1159. 1284—1285. 1285 1296, р. 1171. 1382, р. 1204. 1377, р. 1246.

70) Epist. 75: М. 83, соl. 1243. Cnf. Synodicon, cap. LX: Migne, gr. ser. t. 84, col. 670.

71) Epist. 81. 83. 147: M. 83, col. 1261, p. 1140. 1268, p. 1146. 1412, p. 1277.

72) Dissert. I, cap. III, n. II: M. 84, col. 99.

73) Сюда принадлежат все письма с надписанием ἑωρταστική (№№ 4. 5. 6. 25.        26. 38. 39. 54. 65. 56. 63. 64 ар. Migne) и некоторые другие.

74) Epist. 7. 18. 14. 15. 17. 18. 27 и др.

 

 

59

рига. Самые предзанятые католические ученые не дерзают набросить на него и малейшею тень черного подозрения в этом отношении и должны сознаться, что приветственные, поздравительные послания его, сколько бы кратки они ни были, «не имеют наравне с собою ничего более деликатного (urbanius), элегантного или благочестивого», а увещательные—«достойны епископа и проникнуты человеческим чувством» 75).

В заключение мы позволим себе воспроизвести образ Феодорита епископа. Мужественный и бодрый, он был заброшен в глухой городок дикой части Сирии, но не был подавлен неприглядною обстановкой, а господствовал над нею. Он торжествовал победу там, где безвременно гибнет или безвестно чахнет всякая посредственность и слабохарактерность. В административном отношении он проявил мудрость и энергию превосходного гражданского деятеля с отличием начальника униженных и угнетенных: как епископ, он всегда имел пред собою возвышенный и чистый идеал пастыря. Влиянием собственного примера и решительною настойчивостью он все и всех поднимал до себя, никогда не опускаясь в сферу нравственной иди умственной низменности. Его бескорыстного и теплого покровительства искал и жалкий бедняк и несчастный страдалец за веру черпал в нем бодрость, чтобы непостыдно носить имя христианина. Его учительное слово гремело на всем «Востоке», и блестящая Антиохия с нетерпением жадности стекалась вокруг кафедры, на которую всходил Феодорит. Всякое малейшее событие в жизни пасомых находило отклик в его отзывчивой душе, освещалось его ужом и согревалось его любовью. Он был всем все, по выражению Апостола. Неутомимый до последних дней своей жизни, он тем поразительнее для нас, что подвергался нередким физическим недугам, которые благодушно переносил от руки Проведения, сокрушаясь более о Церкви, чем о себе 76). Широкий общественный деятель,— он тем недосягаемее в наших глазах, что умел соединять В себе монашескую строгость отшельника с примерною общедоступностью многостороннего практика-администратора. Один светский писатель конца прошлого столетия, касавшийся ядовитым жалом своего неверия всякого исторического лица, попадавшегося под его желчное перо, называл Феодорита «самым ученым и самым благочестивым человеком своего времени!» 77); неумолимые Диоскор был не в силах указать хотя бы одно пятно на светлом нравственном облике ненавистного ему человека. Одним словом, это был добрый пастырь, которому

75) Garnerius. Dissert. I, cap. III, n. X. XI: M. 84, col. 108.

76) Epist. 37 ap. Σακκελίων, σελ. 29. Synodicon ap. Migne, gr. ser. t. 84: cap. 60 (col. 670), 72 (col. 681), 88 (col. 703), 110 (col. 723), 170 (col. 784). Тоже смотри у Mansi, V, 840. В. 849. E. 870. С 889 С. 947. D.

77) Gibbon. History of the decline and fall of the Roman empire. Vol. III. London. 1870. P. 516, not. 1. Перевод Неведомского. Ч. III. Москва. 1884. Стр. 525, прим. 1.

 

 

60

не легко найти равного в пятом веке. Ум, энергия, святое одушевление, всеобъемлющая любовь, нравственная чистота, — вот характеристические черты Феодорита-епископа. Не даром же слава о нем проникала в самые отдаленные уголки империи 78).

78) Epist. Theodoreti: 20: M. 83, col. 1197.


Страница сгенерирована за 0.22 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.