Поиск авторов по алфавиту

Автор:Глубоковский Николай Никанорович, профессор

Глава 1

Жизнь Феодорита до епископства.—Антиохия—родина Феодорита.—Год (393-й) и обстоятельства его рождения.—Родители.—«Внешнее» воспитание Феодорита.—Религиозно-христианское образование его: вопрос об учителях (Диодоре Тарском, Феодоре Мопсуэстийском и св. Иоанне Златоусте) и школе.—Нравственное воспитание мальчики: влияние семьи (потери) и подвижников.—Феодорит в клире Антиохийской церкви.—Жизнь его в Апамийском монастыре.— Предположения о литературной и просветительно-полемической (между еретиками) деятельности Феодорита до избрания его на Кирскую кафедру.

Родиною блаженного Феодорита, впоследствии епископа Кирского, был знаменитый город Сирии — Антиохия на Оронте, при Дафне, блестящая столица «Востока», основанная Селевком Никатором и с течением времени совместившая в себе все преимущества великих центров древнего мира; она была столь же многочисленна по своему населению, сколько славна своими науками и искусствами. Бывши одним из важных средоточий язычества, Антиохия еще при жизни Апостолов сделалась христианскою и, по разноплеменности обитателей, стала удобным пунктом для распространения новой религии, так что может считаться материю церквей из язычников 1). Но уже одно это обстоятельство и именно тесное соприкосновение христиан с людьми политеистически-языческого иди монотеистически-иудаистического образа мыслей, вызывавшее постоянные столкновения между ними, побуждало твердых в христианской вере к точному и всесторон-

1) Хорошее описание Антиохии дани Гаусратом (Neutestamentliche Zeitgeschichte. Zw. Theil. Heidelberg, 1872. S. 357—361); на русском языке см. в статье С. А. Терновского «Очерки по церковной географии и этнографии» (Православный Собеседник. 1878. I, стр. 10—18). Kiepert. Lehrbuch der alten Geographie. Erste Hälfte. Berlin. 1877. § 148, S. 163—164. H. Zeller. Biblisches Wörterbuch für das christliche Volk. 1 Band. Gotha. 1866. S. 66. R.—Encyclopadic, horausg. von Herzog, Art. «Antiochia», и др.

 

 

2

нему постижению учения, принесенного человечеству Господом Спасителем. В свою очередь интересы самозащиты и полемики требовали от христиан ближайшего ознакомления с религиозными верованиями и научным достоянием своих противников. Если присоединить сюда возможность скорого приобретения основательных филологических познаний из непосредственного сношения с разноязычными жителями города, близость священных мест, свежесть и относительную определенность библейских преданий, возбуждающее действие, примера риторов и софистов, живописность окрестностей и богатое и яркое разнообразие восточной природы,—то будет несколько понятно, почему из Антиохии выходили великие христианские ученые: точные экзегеты, победоносные апологеты, многосведущие борцы против иудейства и язычества, блестящие церковные ораторы, строгие подвижники и суровые аскеты, своею жизнью изумлявшие неверных.

Таков город, бывший колыбелью Феодорита, хотя, может быть, родители его жили и не в центре, а в каком-либо предместье 2).

Год рождении Феодорита неизвестен с точностью: одни 3) считают таковым 386, другие 4) — 387/8, третьи 5)— 390 и, наконец, четвертые—

2) Centuriae Magdeburgenses. Vol. IV. Norimbergae. 1765. P. 860: lib. I, cap. X.

3) Гарнье (Dissertatio Garnerii I—historia Theodoreti, cap. I, not. Ι: Migne, Patrologiae cursus completus, gr. ser. t. 84, col. 90. Cnf. Dissert. II—de libris Theodoreti, cap. I, § I, not. XIII—XIV: M. 84, col. 201) полагает время рождения Феодорита в консульство Гонория кесаря и Еводия, в 386 год от P. X., второй—епископства папы Сириция и восьмой—правления Феодосия Великого. Точно такжедумают: Schidzius (Dissertatio de vita et scriptis Theodoreti: Migne, gr. ser. t. 80, col. 36), Du-Pin (Nouvelle bibliothèque des auteurs ecclésiastiques. t. IV. A .Mons. 1691. P. 81), Oudinus (Commentarius de scriptoribus Ecclesiae antiquis. t. I. Francofurti ad Moenum. 1722. col. 1052), Cave (Scriptorum ecclesiasticorum historia literaria. t. L Basileae. 1741. P. 405), Goldwitger (Petrologie verbunden mit Patristik. Zw. Bnd, Nürinberg. 1834. S. 159), Fleury (Histoire ecclésiastique. t. II. Paris. 1840. P. 329: livre XXV, chap. 30), Bertram (Theodoreti, episcopi Cyrensis, doctrina christologica. Hildesiae. 1883. P. 1); npomoиep. A. B. Горский («Жизнь блаженного Феодорита, епископа Кирского»,—статья в Прибавлениях к творениям св. Отцов. Том XIV. Москва. 1855. Стр. 311), просвящен. Филарет («Историческое учение об отцах Церкви». t. ИИ. Спб. 1859. Стр. 116) и многие другие; все эти ученые основываются на авторитете Гарнье.

4) Pagius (Annales Barouii. Т. VIII. Lucae. 1742. P. 151: not. XII ad an. 453). Мету Ceillier (Histoire générale des auteurs sacrés et ecclésiastiques. t. XIV. Paris. 1747. P. 33). Henrion (автор, слепокопирующийСейлье; см. его Cours complet d’histoire ecclésiastique. t. XV. Paris. 1859. P. 1116). Magon (Handbuch der Patrologie und der kirchlichen Literatur. Zw. Bnd. Regeusburg. 1864. S. 830).

5) W. Möller (Real-Encyclopädio für protestantische Theologie und Kirche. Begonnen von Herzog und Plitt, fortgeführt von Haud:. Bnd. X. Leipzig. 1885. Artikel «Theodoret». S. 401), который, отвергнув все другие даты касательно года рождения Феодорита, как покоящиеся на «дойных комбинациях», берет среднюю между двумя крайними (386 и 393 г.г·), но своего мнения ничем не подтверждает.

 

 

3

393; но с большею вероятностью можно принимать последнюю хронологическую дату 6).

6) К 393 году рождение Феодорита относят: Тильмон, Бенде (Binder. Études sur Théodoret. Genève. 1844. P 5), Шпехт (Theodor von Mopsuestia und Theodorei von Kyros in der Auslegung messianischer Weissagungen aus ihren Commentaren zu den kleinen Propheten. München. 1871. S. 4 Anm.). Первый приводит в свою пользу следующие соображении (Mémoires pour servir а l’histoire ecclésiastique. t. XV. A Paris. 17??. Р. 869—870: note 2 sur Théodoret): 1) Будучи епископом, Феодорит, в рассказе о своем посещении св. Иакова Кирского, известного под именем Младшего, называет себя еще молодым— νὲος (Historia religiosa, cap. 21. Migne, gr. ser. t. 82, col. 1436. Русский перевод: «История боголюбцев». Спб. 1853. Стр. 164). Это обстоятельство заставляет предполагать, что Феодорит был посвящен во епископа лет 30; а так как это случилось в 423 году, то и рождение Феодорита будет падать на 393 год. 2) В жизнеописании Зенона автор «Истории боголюбцев» замечает, что этот святой начал свои подвиги тотчас посмерти Валента (Hist. relig., cap. 12: М. 82, col. 1396. И. Б., стр. 125), т.-е. после 9-го августа 378 года. (Socrat. Hist, eccles., IV, 38: Migne, gr. ser. t. 67, col. 560 fin. Церковная история Сократа в русском переводе. Спб. 1850. Стр. 384), а Феодорит был у него через сорок лет, следовательно, в 418 году. Он находился тогда в столь юном возрасте, что, по собственным словам, у него «едва еще показался малейший пушок на бороде» (Hist. relig., cap. 12: М. 82, col. 1397, p. 1203. И. Б., стр. 126). Полагая, что в это время Феодориту были овило 23—24 лет, мы опять придем приблизительно к 393 году его рождения.

С своей стороны мы должны сказать, что последний аргумент имеет мало доказательной силы и с одинаковым удобством может быть обращен в пользу мнения Гарнье, хотя этот католический ученый совершенно несправедливо относит посещение Феодоритом Зенона к 408 году (Dissert. Il —de libris Theodoreti, cap. V, § 3, п. X: М. 84, col. 249), ибовэтомслучаепридетсяпроизвольночитатьв Hist. relig. τριάκοντα вместо τεσσαράκοντα. Решающим в данном вопросе нужно признать первый довод Тильмона, поелику и сам Гарнье утверждает, что выражение Феодорита о себе—νέος—заставляет приурочивать время посвящения его во епископа к тридцатилетнему возрасту его жизни (Dissert. II, cap. 1, § I, п. XIII: М. 84, col. 201). Но, как увидит ниже (гл. II, прим. 2), несомненно, что Феодорит получил Кирскую кафедру в 423 году и, значит, родился в 393, а не в 386 году. При этом само собою понятно, что эпитет νέος более приличен по отношению к человеку в 30, чем в 37 лет, каким должен быть в момент хиротонии Феодорит по хронологии Гарнье.

Несравненно прочнейшую точку опоры в вопросе о годе рождении Феодорита могло бы дать увязание, что правителем Востока (ὁ τῆς Εω κατέχων τὰ πηδάλια) был Пергамий (Περγάμιος) тогда, когда матери епископа Кирского шел двадцать третий год, потому что она родила сына чрез семь лет после этого события (Hist. relig., cap. 9: М. 82, col. 1381, p. 1188.1384, p. 1190. И. Б., стр. 109.111); к сожалению, о личности этого «префекта», как называет его Гарнье, нам нечего неизвестно. Талмон (Mémoires. t. XIV. А Paris. 1709. Р. 254) увязывает на 385 год, а Гарнье (Dissert. II, cap. V, § III, п. VIII: M. 84, col. 248)—на 376-й; но все это одни предположения, основанные на соображениях о времени рождении Феодорита, между тем важно было бы идти совершенно противоположным путем, если бы была возможность. Впрочем, против даты Гарнье говорить не-

 

 

4

Недостаток сведений в этом отношении обильно вознаграждается полною ясностью касательно обстоятельств рождения Феодорита, которого с этой стороны справедливо сравнивают с Исааком, Самуилом и Иоанном Крестителем 7). И действительно, Феодорит есть в собственном смысле сын молитвы, дар Божий, чадо обетования. Вот как сам он передает об этом в своей «Истории боголюбцев». Мать Феодорита, вышедшая в замужество на восемнадцатом году своей жизни, в продолжение тринадцати лет супружества не имела детей, потому что от природы была лишена способности приносить плод. Такое несчастие особенно огорчало отца, который, как к последнему средству, обратился с просьбами к святым мужам, чтобы они помолили Бога о даровании ему наследников. Более других обнадежил просителя Македоний, по прозванию Критофаг, сказав, что тот получит сына. Однако же протекли три года, а обещание не исполнялось, почему бездетный отец опять пришел к этому подвижнику. Τοт велел ему прислать свою жену и, когда она явилась, заметил ей, что она будет иметь дитя, но под условием, если согласится посвятить родившегося Господу, даровавшему его. Мать Феодорита согласилась, и Македоний снова уверил ее в удовлетворении ее желания. Спустя четыре года она действительно зачала, но на пятом месяце беременности подверглась столь великой опасности преждевременных родов, что еще раз потребовалось участие «нового Елисея», оказавшего надлежащую помощь, причем он опять напомнил матери, что она должна возвратить дар Творцу и обречь его на служение Богу 8). На тридцатом году своей жизни она родила первого и единственного сына; вследствие открывшейся родильной горячки она едва не сошла в могилу, и только молитвы св. Петра спасли ее от смерти 9).

Таким образом, своим бытием Феодорит всецело обязан милости небесной; он подлинно был даром Божиим, откуда и получил свое имя (Θεοδώρητος) 10). Это чудесное обстоятельство столь же не отрицаемо.

сколько тот факт, что в 377 году praefectus praeterio Orientis был Модест (Garnerii Disseri II, loc. cit.).

Наконец, в оправдание некоторой длинноты и арифметической скрупулезности этого примечания необходимо заметить, что точное определение года рождения Феодорита важно во многих отношениях, напр., в вопросе об учителях, что будет показано в речи о воспитании.

7) Tillemont. Mémoires. t. XV, р. 28. Ceillier. Op. cit. P. 32 и др.

8) Hist., relig., cap. 13: M. 82, col. 1408—1409. И. Б., стр. 136—137. Вероятно, на обстоятельства своего рождении намекает Феодорит и в Graec. affect cur., sermo X, Migne, gr. ser. t. 83. col. 1032, p. 921.

9) Hist. relig., cap. 9: M. 82, col. 1384, p. 1190. 1388, p. 1193—1194. И. Б., стр. 111. 115.

10) Что обстоятельства рождения определили выбор имени,—это даст знать сам Феодорит. рассказывая о своих отношениях к Македонию, он между прочим передает следующее наставление подвижника: «ты, чадо, родился с большими трудами; много

 

 

5

как несомненно и историческое существование самого Феодорита. Оно было особенно важно в том отношении, что заранее предрешало судьбу мальчика, указывало ему определенный жизненный путь и поставляло ясную и точную цель. Прежде всего значение этого факта обнаружилось в характере и направлении воспитания Феодорита. Сам он, уже будучи епископом, говорил: «родители мои, прежде зачатия моего, обещали принести меня Богу и, согласно обету, посвятили Ему от пелен и дали мне такое воспитание» (τροφῆς ταύτης ἠξίωσαν) 11). Само собою попятно, что на первых порах выполнение этой задачи зависело исключительно ох отца и матери Феодорита, посему дам нужно ближе познакомиться с ними, — и это тем более необходимо, что семейные впечатления всегда мужать фундаментом для последующего развития человека.

Какого происхождения были родители епископа Кирского, — сказать трудно, но Никифор Каллист 12) прямо заявляет, что Θεοδώρητος Σύρος

ночей провел и в молитве только о том, чтобы родителям твоим было то, чем они назвало тебя после рождения» (τὸν Θεὸν ἱκετεύων, ὥστε σου τοὺς γονέας τοῦτο γενέσθαι, ὃ μετὰ τὴν γέννησιν ὠνομάσθησαν). СсвоейстороныФеодоритзамечает: «япомнюэтисловаиценюдарБожий» (καὶ τὴν θείαν δεδίδαγμαι δωρεάν: Hist, relig., cap. 9: M. 82, col. 1409, p. 1215. И. Б., стр. 137—138). Это показание заставляет признать в данном случае более правильным написание имени епископа Кирского Θεωδώρητος. а не Θεοδώριτος, в соответствие с составляющими его сливали: Θεὸς и δωρεά, δωρέω. Кажется, такому чтению благоприятствует и Свида, говори (Suidae Lexicon graece et laine ed. G. B rnhardy. Tomi primi pars posterior. Halis et Brunsvigiae. Ι862. col. 1137): Θεοδώρητος δὲ, διὰ τοῦ η, ἡ δωρεὰ τοῦ Θεοῦ, хотявместес Иродианом (Ἐπιμερισμοί. Ed. Boisson. Σελ. 177: Τὰ διά τοῦ ιτος προπαροξύτονα διὰ τοῦ ιωτα γράφονται· οἷον, Θεοδώιριτος, κύριον) и Евстафием (Παρασκεβολαὶ εἰς τὴν Ὁμήρου Ἰλίαδα. Romae. 1542. Σελ. 264, 33: Καὶ ὁ Ἐπίκτιτος δὲ τὸ κύριον, κατὰ τοὺς τεχνικοὺς, καὶ ὁ Θεοδώριτος—διὰ τοῦ ι διχρόνου κατὰ τὴν παραληγούσαν γρόφεται) собственноеимяпишетчрез ἰῶτα: Θεοδώριτος ὄνομα κύριον. Впрочем, в манускриптах безразлично употребляются и тот и другой способ написания (напр. Epist. 83. 151 и Haer. fab. init.: Migne, gr. ser. t. 83, col. 1265. X416. 336 имееют: Θεωδορήτου, a epist, 125. 150: M. 83, col. 1336. 1413— Θεοδωρίτῳ, Θεοδωρίτου), а равно и на латинском языке встречается двоякая транскрипция и чрез Theodoretus (как в письмах) и чрез Thendoritus (у латинских писателей— Либерата, Виктора Тунионского и др.). При всем том по отношению к Кипрскому пастырю нужно удерживать начертание Θεοδώρητος, которое, по свидетельству авторитетных по этому предмету лиц (Theodoreti Graecarum affectionum curatio. Redact. Fr. Sylturgii. Haidelbergae. 1592. P. 181; not. ad titulum. Petri Lambecii Commentariorum de Augustissima Bibliotheca Caesarea Vindobouensi liber tertius. Editio altera—studio et opera Ad. Fr. Kollarii. Vindobonae. 1776. col. Ι38, not. a. 38, not. a), подтверждается большим количеством лучших списков его сочинений. Согласно Еразму, ео имя следовало бы произносить Теодорет (франц. Théodoret. немец, и англ. Theodoretus, Theodoretos).

11) Epist. 81: Migne, gr. ser. t. 83, col. 1261. B.

12) Hisf. eccles., XIV, 64 (Migne, gr. ser. t. 146, col. 1256, p. 570). Кажется, отсюда и выводится заключение, что семейство Феодорита жило не в самой Антиохии, так как, судя по названиям предместий, туземное сирское население, составлявшее низший класс общества, обитало именно здесь. Assemani Bibliotheca orientalis t. II. Romae. Ι721. Ρ. 323.

 

 

6

ἦν γένος. Из первых и непосредственных источников этого не видно, и едва ли можно принимать свидетельство названного историка ХIV века в совершенно буквальном смысле. Во всяком случае та изящная греческая проза, какою писал Феодорит, не позволяет думать, что он научился ей только школьным путем. Скорее, нужно предполагать, что Феодорит вел свой род если и не от чистых выходцев из древней Эллады, то все же от семейства, в котором было не мало греческой крови, поелику смешанные браки были в Антиохии обычным явлением, так что с течением времени здесь образовалась самая смешанная раса, хотя Греки и оставались преобладающим элементом населения столицы «Востока» 13). Как бы то ни было, но несомненно то, что родители Феодорита принадлежали к числу богатых и блестящих граждан роскошной Антиохии. Сам Кипрский пастырь ясно выставляет на вид их религиозность, отдавая предпочтение матери, которая была воспитана в благочестии и потому не особенна скорбела о своем бесчадии, между тем это обстоятельство очень огорчало отца 14). Бабка Феодорита по матери также была весьма религиозна и глубока верила в силу святой молитвы 15). Несмотря на это, влияние общей пышности и щегольства Антиохийской аристократии проникало и за стены этого благочестивого дома и довольно сильно отражалось на образе жизни обитателей его. По крайней мере, мать весьма заботилась о своем костюме и с излишеством пользовалась всеми средствами тогдашней косметики, почему называется иногда элегантною и светскою женщиной 16). Феодорит передает нам характеристичный факт, имевший место на двадцать третьим году жизни его матери, следовательно, лет через шесть после замужества. Раз ее постигла сильная глазная болезнь. Употреблено было все, что могла доставить современная медицина, но успеха не было. Тогда страждущая, по совету одной знакомой, решилась прибегнуть к святому Петру, жившему вблизи от Антиохии. Отправляясь к подвижнику. «она,— по словам Феодорита, — имела на себе серьги и ожерелье и прочее, все из золота, и различные одежды, сотканные из шелковых нитей. Она была в цветущем возрасте и красовалась юностью, а совершенства в добродетели еще не стяжала». Благочестивый муж не оставил без внимания этой страсти к щегольству. Указав на то, как нелепо было бы, если бы какой-нибудь невежда, дилетант в искусстве, стал поправлять картину первоклассного мастера, подвижник продолжал: «верьте, что Творец всяческих, Содетель и Художник нашего естества, оскорбляется тем, что вы словно обвиняете неизреченную его мудрость в несовершенстве; иначе ее покрывали бы себя красною или черного или белою краской».

13) Hausrath. Neutestamentliche Zeitgeschichte. S. 358. Терновский. Очерки (Правосл. Собеседник. 1876, I, стр. Ι2—13).

14) Hist, relig., сaр. 13: М. 82, col. 1408, р. 1213. И. Б., стр. 136.

15) Hist. relig., cap. 9: М. 82, col. 1384. 1385. И. Б., стр. 112-113.

16) Amêdée Thierry. Nеstorius et Eutychès. Paris. 1878. P., 63.

 

 

7

Внушение святого Петра не осталось без влияния,—и мать Феодорита вместе с излечением глаза получила и более высокое понятие о задаче и смысле жизни. «Возвратившись домой, она смыла лекарство, сбросила с себя всякое лишнее убранство и с той поры начала жить по правилам, какие внушал врач (т.-е. св. Петр), не одеваясь в разноцветные одежды и не украшаясь золотом... Она искала исцеления телу, а стяжала и здравие души» 17). Теперь мать Феодорита стала более сообразоваться с законами христианской религии и даже проводила «подвижническую жизнь», а ее нередкие сношения с Антиохийскими аскетами поддерживали в ней стремление к возвышенным идеалам 18).

Об отце Феодорита мы ничего не знаем, но на основании того, что в рассказах его почти всегда выступает одна мать, можно думать, что он скончался не особенно долго спустя после рождения мальчика, хотя и не тотчас после этого события 19) . Впрочем, сам Феодорит говорить, что и отец не был безучастен к его воспитанию 20). Во всяком случае мать получила преобладающее влияние на своего сына,—и, кажется, ей он обязан, что стал тем, чем он был.

К сожалению, мы имеем слишком скудные сведения о первых годах жизни Феодорита и потому не в состоянии изобразить определенными чертами этот важный период. Однако же с полною решительностью можно сказать, что все отмеченные нами выше обстоятельства в известной мере отразились на епископе Кирском и содействовали выработке характера и личности этого замечательного исторического церковного деятеля. Начнем с места рождения, которое не осталось без значения в воспитании Феодорита, ибо давало удобство к приобретению широкого и основательного образований.

Конечно, нельзя утверждать, что Феодорит сделался ученым единственно потому, что явился на свет в Антиохии, но, думаем, вполне справедливо другое предположение, что вместо теперешнего епископа Кирского пред нами восстал бы совсем иной человек, если бы судьба забросила его родителей в какой-нибудь захолустный городок тогдашней

17) Hist. relig., cap. 9: М. 82, col. 1381. 1384. И. ии., стр. 108—111.

18) Мать Феодорита пользовалась благорасположением Симеона древнего (Hist. relig., cap. 6: М. 82, fol. 1364, p. 1173. И. Б., стр. 91), жившего некоторое время вблизи Антиохии (М. 82, col. 1360, р. 1169); она посещала также Афраата (Hist. relig., cap. 8: М 82, col. 1377, p. 1185. И. Б., стр. 104—105). Отношения ее к Петру и Македонию были указаны выше. Касательно последнего см. еще Hist. relig., cap. 13 (М. 82, col. 1401, p. 1207. И. Б., стр. 131), где Феодорит о своей матери говорит: τὸν ἀσκητικὸν λοιπὸν καὶ αὐτὴ ἠσπἀζετο βίον.

19) Hist. relig., cap. 9 (Μ. 82, col. 1380. 1381. И. Б., стр. 108), где Феодорит упоминает о γεννηκότες в рассказах из того периода, когда он ходил к св. Петру и когда, следовательно, был уже не младенцем.

20) Epist. 81: Migne, gr. ser. t. 83, col. 1261, p. 1140.

 

 

8

греко-римской империя. Можно сказать даже больше: будь колыбелью Феодорита, напр., Александрия, он вышел бы чем-нибудь в роде Оригена, но никак уж не известною нам теперь историческою личностью. Значительный центр культуры и цивилизации древнего мира, Антиохия представляла все средства к достижению многостороннего знания, — и Феодорит воспользовался этою счастливою случайностью со всего энергией своей страстной и настойчивой натуры. Нет сомнения, что он знал языки греческий и сирский еще в доме родителей, но и здесь школа сделала то, что он стал довольно выдающимся лингвистом своего времени. По крайней мере, в школьный период было употреблено Феодоритом не мало усилий на выработку гладкой и ясной эллинской речи, хотя в ней и проскальзывают иногда сирские барбаризмы. В одном из своих сочинений, опровергая упреки язычников христианским проповедникам и показывая, что сущность дела не в слове, а в истинности содержания, Кирский епископ замечает: «это я говорю не затем, чтобы унижать греческий язык, которому и сам несколько причастен» (ἧςφωνῆςἀμηγέπη μετέλαχον) 21). Никифор Каллист особенное значение в этом отношении придает св. Иоанну Златоусту 22). Вполне вероятно, что Феодорит подражал этому блестящему церковному оратору и превосходному стилисту, но едва ли не более сказалось здесь знакомство Кирского пастыря с произведениями классической литературы, начатое под руководством какого-нибудь ритора или софиста 23). В пользу этого говорит уже тот факт, что в некоторых своих трактатах Феодорит прямо следовал примеру «древних греческих мудрецов» 24). Старания его увенчались полным успехом, так что Фотий особенно и преимущественно пред всеми современными Кирскому пастырю авторами отмечает чистоту языка и аттическую приятность его речи 25. Кроме этого Феодорит был знаком с сирским и еврейским языками, хотя и нельзя определить, где и когда он изучил их. Во вся-

21) Graec. affect, cur., serm. V (Migne, gr. ser. t. 83, col. 952, p. 842). В предисловии к комментарию на Песнь Песней Феодорит также говорит о некоторой слабости и недостаточности своего языка: Migne, gr. ser. (. 81, col. 28.

22) Hist, eccles., XIV, 54 (Migne, pr. ser. t. 146, col. 1256): τῷ μεγάλῳ φοιτήσας (Θεοδωρητος) Ἰωάννῃ τῷ Χρυσοστόμῳ, ἀχρέτυπον οἷον τὰ ἐς λόγους ἐγένετο.

23) Известно, что во времена Феодорита в школах софистов и риторов преподавали в греческий язык. Так одному своему знакомому, софисту Исокасию, он писал: «воспитывающихся у вас юношей вы не только учите греческому языку и упражняете их в аттическом красноречии, но удостаиваете и всякой другой заботливости» Τοῦ μακκριωτάτου Θεοδωρήτου, ἐπισκόπου Κύρου, ἐπιστολαὶ δυοῖν δεούσαιν πεντήκοντα, ἐκ πατμιακοῦ χειρογράφου τεύχυς νῦν πρῶτον τύποις ἐκδεδομεναι ὑπὸ Ἰωάννου Σακκελίωνος. ’Αθὴνῃσιν. 1885. Epist. 40, σελ. 32. Впредь это издание мы будем цитировать так: epist. N αρ. Σακκελίων., σελ. X.

24) Eranistes. Praefatio: Migne, gr. ser. t. 83, col. 29.

25) Photii Bibliotheca, cod. 31, 46, 203—204 et 205: Migne, gr. ser. t, 103, col. 64. 81. 673 et 676.

 

 

9

ком случае Антиохия, с коренным сирским населением и со множеством колонистов из Иудеев 26), давала возможность к приобретению филологических сведений. Все это пока относится к формальной стороне образования, но не менее содержательно было оно и со стороны предметной. Нет ни одной области знания, которая осталась бы неведомой Феодориту. Философия, история, астрономия, медицина, геометрия: все эти и другие науки были достоянием ума ученого епископа, так что по его произведениям можно составить себе довольно ясное понятие о системе знаний того времени. Достаточно просмотреть одни его письма, чтобы сказать: это муж, которому едва ли было неизвестно то, что знали другие его современники. Здесь он цитирует старца Гомера, Платона, Демосфена и Фукидида, упоминает трагиков—Эсхила и Софокла и приводить изречения греческих мудрецов почти с такою же свободою, с какою пользуется Св. Писанием 27), а в своем апологетическом труде «Graecarum affectionum curatio» делает извлечения более, нежели из 105 древних писателей. Впрочем, мы никогда бы не кончили, если бы решались приводить все, что может служить к характеристике Феодорита, как ушлого. Ограничимся пока заявлением Никифора Каллиста, который говорит: ὁ πολὺς ἐν σοφίᾳ καὶ λόγοις Θεοδώρητος 28). Необходимо допустить, что своею универсальною ученостью, дававшею ему право на такое высокое имя, Кирский епископ обязан не единственно школьному рвению, усидчивому трудолюбию и прирожденной талантливости; помимо этого, его требовательная, по отношению к совершенству, натура не давала ему покоя до конца дней его жизни. У нас имеются прямые факты, что уже в зрелом возрасте епископ Кирский не покидал «внешней» науки. На разбойничьем соборе 449 г., когда Диоскор воздвиг гонение на всякую честную православную мысль, кляузный доносчик, пресвитер Пелагий, в числе обвинительных пунктов против предстоятеля Кирской церкви указывал, между прочим, и такой: «в присутствии некоторых епископов Феодорит устно высказал: я истолковываю сочинения Платона, Аристотеля и врачей, а Писанием пренебрегаю» 29). Но мнению

26) Hausrath. Neutestamentliche Zeitgeschichte. S. 358—359.

27) Epist. 21 (Одиссея, XX, 16—17), 24 (Илиада, VI, 484). 96 (Илиада, IX, 255—256): Migne, 83, col. 1201. 1205. 1289. Epist. 22 ap. Σακκελίων., σελ. 19 (Илиада, VΙΙ, 171—XII, 175). Cnf. Epist, 30 ap. Migne (col. 1205) и 27 ap. Σακκελόων. (σελ. 22). Epist. 21 ap. Migne (col. 120(3) и 12 ap. Σακχελίων, σελ. 10—11 (Сократ. Апология Сократа. Демосеен: Περὶ στεφάνου, § 97. Фукидид: История, II, 64, 2) и 10. 13. 19 ар. Σακκελίων. (σελ. 10. 11. 16). В письмах 29 и 33 ap. Migne (col. 1208. 1212) и 33. 47. 48 ар. Σακκελίων. (σελ. 27. 42. 42) Феодорит упоминает о трагиках, в №№ 62. 151 ар. Migne (col. 1233. 1249) и 10. 39 ар. Σακχελίων. (σεl.8. 9. 30)—цитирует различный изречения мудрецов. Cnf. epist. 65. 72. 73 ар. Migne (col. 1236. 1241).

28) Hist. eccles., XIV, 30 (Migne, gr. ser. t. 146, col. 1156). Cnf. cap. 47: ὁ πολὺς ἐν λόγοις σοφὸς Θεοδώρητος (col. 1227), и cap. 631: ὁ τῆν σοφίαν πολὺς Θεοδώρητος (col. 1252).

29) Verhandlungen der Kirchenversammlung am XXII August CDXLIX eus einer Syrischen Handschrift von Jahre DXXXV, übersetzt von Dr. G. Hoffmann. Kiel. 1873. S. 44—45.

 

 

10

компетентного в этом деле Гофмана, это значит то, что Кирский пастырь переводил означенных писателей на сирский язык 30). Нужно иметь по истине великую преданность к науке, чтобы при всех бурных и неприятных превратностях жизни не только не забыть ее, но с любовью и самоотвержением заниматься ею для блага других. Но это же самое обстоятельство неизбежно отсылает для своего объяснения к мысли, что еще в юношеских годах была заложена в Феодорита неискоренимая потребность знания. Кем и когда совершено это?—остается неизвестным. Может быть, он слушал лекции Антиохийских риторов и софистов. В пользу этого предположения, по-видимому, говорить то соображение, что и после Феодорит не прерывал сношений с подобными лицами 31) и посылал к ним на воспитание знакомых и близких юношей 32). Одно из своих писем, в котором епископ Кирский просит адресата, софиста Аэрия, о помощи бедному скитальцу Целестиаку, он начинает такими словами: «вот время, когда ваша академия должна показать пользу слов. Я слышу, что у тебя бывает блестящее общество и что это собрание состоит из мужей, знатных родовою славой и владеющих прекрасной речью; у вас происходят беседы о добродетели, бессмертии души и о всем другом, о чем им заблагорассудится» 33). Как видно отсюда, Феодорит был знаком с устройством подобных «академий», которые привлекали к себе богатую молодежь. Очень вероятно, что и сам он некогда был в числе слушателей одного из таких учителей мудрости. Во всяком случае в стенах родного дома Феодорит не мог запастись теми обширными сведениями, какие он обнаруживает в своих сочинениях. Остается удовольствоваться простым предположением, что родители не пощадили материальных средств на внешнее образование своего сына

Actes du brigandage d’Ephese. Par l’Abbé Martin. Amiens. 1874. P. 98—99. (В отличие от другого сочинения того же автора последний перевод мы будем цитировать так: Martin. Actes). Perry. The second synod of Ephesus. Acte. English version with notes. Dartfurd. 1877. P. 212—213.

30)       Гофманнаписалспециальноесочинение De herméneutiques apud Syros Aristotelis. Си. Verhandlungen. S. 97, Anm. 245.

31)       Из имеющихся у нас писем Феодорита ΙΙ предназначены софистам (6: 30 et 66 ар. Migne, 7. 10. 22 et 48ар. Σακκελᾶυν.—Аэрию и 5: 23. 24. 34. 40 et 48 ар. Σακκελίων.—Исокасию) и одно (12 ар. Σακκελίων)—философу Палладию.

32) Одно из своих писем (№ 24 ар. Σακκελίων., σελ. 20) Феодорит препровождает с «благородным сыном своимФеодотом» к софисту Исокасию, прося последнего «удостоить подателя своего воспитания». В другой раз тому же липу он писал (ер. 23 ар. Σακκελὶων., σελ. 20): «к аттическим лугам вашим опять слетаются наши пчелы, опытов познавшие полезность тех цветив. Итак ваше великолепие да наполнит их медом и да научит составить соты с знанием, ибо ваша слава— красноречие воспитанников. Я же прошу, чтобы они сподобились большего попечения, так как желаю, чтобы и наш город блистал вашими плодами». Cnf. ер. 10 ар. Σακκελίων., σελ. 9—10.

33) Epist. 30 (М. 83, col. 1208).

 

 

11

в какой-нибудь из специальных школ, хотя и находившихся тогда не в цветущем состоянии, а потом трудолюбивый юноша завершил его под руководством ритора, софиста или философа и частью самостоятельными занятые. В одном месте он упоминает «грамматику, риторику, софистику, арифметику, врачебное искусство, механику и все прочее, что изобрел род человеческий 34); возможно, что Кирский епископ слушал их когда-то и знал не по имени только. Правда, все это одни догадки, но они имеют за себя некоторую вероятность, потому что вызываются признанным фактом ученой универсальности Феодорита: следствие без причины не бывает... Как бы то ни было, случайность рождения в славной Антиохии была благодетельною для будущего пастыря Кирского; помимо природной даровитости мальчика, и самая среда, несомненно, содействовала тому, что он не зарыл своих талантов в землю, а добросовестно воспользовался счастливыми обстоятельствами. Таким образом, воспитав златоустого оратора, Антиохия дала и ученого Феодорита.

Но влияние этого фактора не было безусловным; пока мы видим только мертвый ц сырой материал, которому можно придать какую угодно форму, в который можно вложить очень различный смысл и которым можно располагать для всяких целей: в одной школе Афинской и при том одновременно учились и Василий Великий, и Григорий Богослов, и Юлиан отступник... В этом отношении решающее воздействие на судьбу Феодорита оказало его необычайное рождение: «родители мои, пишет он 35) — прежде зачатия моего обещали принести, меня Богу и, согласно обету, посвятили Ему от пелен и дали мне такое воспитание». Стало быть, служение Даровавшему было жизненным нервом деятельности юноши; с самых ранних лет его вели к этому высокому назначению и всем другим пользовались лишь постольку, поскольку это ему соответствовало. Само собою понятно, что и «внешняя» ученость не была для Феодорита целью сама по себе. Родись он язычником и еще до пришествия Христа Спасителя, он, может быть, снискал бы себе славу философа, но, как сын обетования, он должен был отвергнут все подобное ради христианского идеала. Основою его образования было знание христианское, — изучение и основательное усвоение всего, что касается повой религии духа и истины. Потому-то Феодорита, по собственному его свидетельству, из детства был вскормлен божественными пророческими писаниями 36) и, вместе с грудью матери принял апостольское питание, научен изложенной в Никее святыми и

34 De providentia, oratio III (Migne, gr. ser. t. 83, col. 605, p. 528. Творения блаженного Феодорита в русском переводе. Том V. Москва. 1869. Стр. 22).

35) Epist. 81: Ж. 83, col. 1261, р. 1140.

36) Comment, in Daniel. Praefatio (Migne, gr. ser.. 81, col. 1257, p. 1064. Творения блаж. Феодорита в русском переводе. Т. ΙV. Москва. 1867. Стр. 1), Александре Феодорит пишет (Epist. 14: М. 83, col. 1188, р. 1072). «с самых пелен, как бы матернею грудью, мы питаемся Священным Писанием».

 

 

12

блаженными отцами вере 37 и был воспитан на писаниях рыбарей 38. это показание, конечно, вполне определенно и важно; но можно еще спросить: кто был наставником Феодорита и в каком объеме он проходил собственно богословские науки? Любопытство наше в последнем отношении легко удовлетворяется ближайшим знакомством с его литературными трудами. Здесь мы находим, что он был специалистом во всех сферах христианско-богословского ведения и сам оставил произведения догматические, полемические, апологетические, исторические, аскетические и ораторские. Вообще Феодорит был столько же и даже больше христианским ученым богословом, сколько и многообъемлющим специалистом в науках «внешних»; это был, по выражению одного древнего писателя 39), ἀνἠρ καὶ κατ’ ἄμφω τὰς παιδείας τῇ θ' Ἑλλήνων καὶ Χριστιανῶν ἐπίσημος, καὶ πολλὰς τῇ Εκκλησίᾳ βίβλους πολὸ τὸ ὠφέλιμον καταλιπών. В свое время, в тридцатых годах пятого столетия, св. Кирилл Александрийский, в самый разгар полемики с Феодоритом, в послании к Евоптию Птолемаидскому сделал об нем такой отзыв: «как говорят, этот муж упражнялся в красноречии и, может быть, приобрел непосредственное знание Священного Писания», а несколько ниже назвал его «упражнявшимся в Боговдохновенном Писании» 40).

Гораздо труднее сказать что-либо положительное в ответ на первый из поставленных вопросов. Сам Феодорит ясно указывает, что он «провел в учении много времени» 41), но где и у кого? — мы не знаем. Никифор Каллист сохранил нам известие о св. Иоанне Златоусте, бывшем тогда пресвитером Антиохийским и красноречивейшим оратором-проповедником, как наставнике Феодорита 42). Однако, едва ли можно допустить,

37) Epist. 88: М. 83, col. 1281. 1284.

38) Epist. 12 ар. Σακκελίων. σελ. 11.

39) Nicephorus Callistus. Hist, eccles. XIV, 30: Migne, gr. ser. t. 146, col. 1156.

40) Mansi, IV, col. 84. B. C. Migne, gr. ser. t. 76, col. 388, p. 201.

41) В письме 109, появившемся приблизительно в 448 году, Феодорит просит Евсевия Анкирского высказать свое суждение о его христологических воззрениях и, между прочим, замечает (М. 83, col. 1304. С): «хотя мы и провели в учении много времени, но все еще нуждаемся в учителе».

42) Hist. eccles. XIV, 54 (Migne, gr. ser. t. 146, col. 1257): τῷ μεγάλῳ φοιτἡσας Ἰωοάννῃ τῷ Χρυσοστόμῳ. Нужно заметить, что глагол φοιτάω по своему первоначальному значению: ходить, посещать (Passow. Handwörterbuch der griechischen Sprache. Zw. Bnd. Leipzig. 1831. S. 1352) указывает более, чем на одно знакомство с известным автором или ученым только путем чтения его сочинений. Говори об Исидоре Пелусиоте, аскетах: Ниле и Марке и о Феодорите, «слава которого, по выражению поэта, велика», Никифор Каллист пишет (Н. E. XIV, 53: М. 146, col. 1252. А.): διδασκάλῳ τῷ μεγάλῳ Χρυσοστόμῳ καὶ κατ’ ἄμφω φιλοσοφίας χρησάμενοι. Опервомжеизуказаннымлиц Гергепрётер (Die Antiochenische Schule und ihre Bedeutung auf exegetischem Gebiete. Von Ph. Hergenröther. Würzburg. 1866. S. 51—52) выражается так: это «был ученик св. Златоуста, введшего его в богословие и в изучение Св. Писания» (cp. Kihn. Die

 

 

13

чтобы последний пользовался устными уроками великого Святителя: как известно, Златоуст был вызван в Константинополь в 397—398 г. 43), когда Феодорит только что получил способность отличать правую руку от левой. Значить, слова Никифора указывают просто на изучение сочинений св. Иоанна, на книжное знакомство с ним епископа Кирского. Было бы напрасным трудом доказывать это положение, когда неоспоримо, что Феодорит иногда приводит выдержки из творений Златоуста, а в своих экзегетических трудах не мало следует ему. Свидетельством глубокого уважения Феодорита к памяти св. Иоанна могут служит его похвальные слова в честь этого мужественного борца за веру Христову и мученика за истину 44). Хотя епископ Антиохийский Порфирий был не расположен к св. Златоусту и даже подтвердил несправедливое определение против него 45), но вражда одного лица, конечно, не могла затемнить славу его имени. Мы знаем даже, что она послужила поводом к более ясному обнаружению того, насколько высоко чтили Сирские церкви Константинопольского иерарха 46). Еще менее важности имело это обстоятельство в глазах Феодорита, для которого св. Иоанн всегда оставался «великим светилом» и «учителем» «вселенной» 47), «громогласным проповедником истины» 48). Но во всяком случае влияние этого святителя на Кирского епископа было только литературное 49). В числе других лиц некоторые историки хотят

Bedeutung der Antiochenischen Schule auf dem exegetischen Gebiete. Weissenburg. 1866. S, 67). Cnf. Hicephori Callisti Hist, eccles. XIV, 30 (M. 146, col. 1157).

43) Socrat. Hist, eccles. VI, 2: Migne, gr. ser. t. 67, col. 661. 664. Церковная История. Стр. 450—451.

44) Фотий читал пять похвальных слон (λογόι) Феодорита св. Иоанну Златоусту (Bibliotheca, сой. 273: Migne, gr. ser. t. 104, col. 229—236. Migne, gr. ser. t. 84, col. 48—58).

45) Epist. 8. J. Chrysostomi 233 ad episc. Antiochenum (Migne, gr. ser. t. 52, col. 739. Русскийперевод. Спб. 1866. Стр. 285—286: письмо 219).

46) Sosomen. Hist, eccles. VIII, 24: Migne, gr. ser. t. 67, col. 1680. Церковная История в          русском переводе. Спб.                            1851. Стр.         598. Ср. письмо св. Иоанна Златоуста 144. 236 и др. (Migne, gr. ser. t. 52, col. 697—698. 740—742. Русский перевод, стр. 189. 288— 290: письма 130. 222).

47) Theodoret. Hist, eccles. V, 27: Migne, gr. ser. t. 82, col. 1266. Церковная Истории в русском переводе. Спб. 1852. Стр. 358.

48) В своих письмах, ссылаясь на авторитет св. Иоанна в подтверждение непогрешительности своего учения, Феодорит называет его «громогласным проповедником» (epist. 145: М. 83, col. 1884, р. Ι252) и «учителем» «истины» (epist. 151: М. 83, col. 1440, р. 1313).

49)Это против Гарнье (Dissert. I, cap. III, n. IV: М. 84, col. 95), Фабриция (Bibliotheca graeca. t. VIII. Hamburgi. 1802. P. 287), Дю-Пэна (Nouv. bibliolèque, t. IV, p. 81) Ассемани (Bibliotheca orientalis, t. 111, p. 1. Romae. 1725. P. 30. 39—40), Евгения Лумариса (Τοῦ μακαρίου Θεοδωρίτου, ἐπισκοπου Κύρου, Τὰ Σωζόμενα ἑλληνιστὶ ἅμα καὶ ῥωμαιστὶ ἐκδοθέντα... ὑπὸ Εὐγενίоυ. διακόνου τοῦ Βουλγάρεως. ’Εν Χάλῃ τῇ Μαγ-

 

 

14

видеть наставника Феодорита в Феодоре Мопсуэстийском. Основанием для такого мнения служит 16 письмо Кирского пастыря, где он оправдывается пред своим адресатом, Иринеем Тирским, в том, что в «счисления учителей опустил святых и блаженных отцов Диодора и Феодора» 50). О первом из указанных епископов с достоверностью известно, что юн скончался на Таррской кафедре около 394 года, а потону не может быть и речи о его непосредственном учительстве по отношению к человеку, который явился на свет почти в год его смерти. Не столь ясно дето касательно Феодора; этот пастырь скончался в тридцатых годах пятого столетия 51). Таким образом предположение о занятиях Феодорита именно у него, по-видимому, не заключает с себе хронологической несообразности. В виду этого означенное мнение сделалось господствующим в литературе и, можно сказать, приобрело здесь права несомненности 52). Но, во-первых, сопоставляя Феодора с Диодором, епископ Кирский тем самым ясно показывает, что термин διδάσκαλος нельзя понимать в буквальном и тесном смысле; при том же в 16 письме идет речь о каком-то сочинении Феодорита, где упоминались многие отцы, учители Церкви, которых уж совсем невозможно обратить в наставников его автора. Второе соображение против рассматриваемого суждения мы находим в факте раннего удаления Феодора из Антиохии на Мопсуэстийскую кафедру; это обстоятельство случилось приблизительно около 392 года 53). Ясно, что епископ Мопсуэстийский не мог быть учителем того, кто еще находился в утробе матери, а предполагать 54) случайные встречи между Феодором и Феодоритом, тем более — частые и продолжительные, мы не имеем решительно никаких данных. Еще одно определенное свидетельство по занимающему нас вопросу дает нам 75 письмо Феодорита к Верийским

δεβουργικῇ. Т. Ά, μέρ. А́. 1768. Р. 10), Кина (Theodor von Mopsuestia und Junilius Africanus, als Exegeten. Freiburg in Breisgau. 1880. S. Ι9), Шателя (Histoire du christianisme. Par Etienne Chastel. t. 2. Paris. 1881. P. 366) и мн. др.

50) Epist. 16 (М. 83, col. 1193, p. 1076): «ἐπιμέμφεσθέ μοι, καὶ ὡς τοῦς ἁγίους καὶ μακαρίους καταλελοιπότι πατέρας Διόδωρον καὶ Θεόδωρον ἐν τῶ καταλὸγῳ τῶν διδασκάλων.

51) Lupus (Scholia et notae ad variorum Patrum epistolas, concernentes acta Ephesini et Chalcedonensis concilii. Lovanii. 1682, P. 234) относит кончину Феодора и 427 г. (Cnf. Le-Qiiien. Oriens Christianus. t. II Parisiis. 1740. P. 891); но вероятнее, что Мопсуэстийский пастырь помер в 428 или 429 году (Theodoret. H. E. V, 39 (40): М. 82, col, 1277. Церковная История, стр. 378—379).

52) Сомнение в учительстве Феодора высказал недавно Möller (RealEncyklopädie. Bild. X. S. 402); но со времен Гарнье (Dissert. I, cap. III, п. IV: М. 84, col. 95) это мнение почти всеми выдается за твердо установленное научное положение.

53) Предположение, будто удаление Феодора из Антиохии падает на 394 год (Assemani Bibl. Orient., t. I. Romae. 1731. P. 400: n. 3. Cnf. t. III, 1, p. 30. Горский: Прибавления кТвор. Cв. Отц. XIV, стр. 315) опровергается тем, что в этом году он, уже как епископ Мопсуэстийский, был на Константинопольском Соборе (Mansi III, 852. С.).

54) Так думает Möller (Real Encyklopädie. X Bnd. S. 402).

 

 

15

клирикам. Говоря о чувстве любви, каким он связан с ними, Кирский епископ в числе причт поставляет на первом месте то обстоятельство, что отец их, великий и апостольский муж, был и его отцом 55). Здесь несомненно, разумеется знаменитый Акакий, отличавшийся столько же подвижничеством 56), сколько и своею  мудростью. Известно также, что Феодорит находился в близких отношениях к Акакию 57). Но понятие ἑμὸς πατήρ слишком широко и допускает различные толкования. Затем Верия, в окрестностях которой подвизался некогда Акакий, была не так близка от Антиохии, хотя впрочем Феодорит и бывал там 58). Наконец, этот славный муж был вызван на кафедру, вероятно, еще, ранее 380 г. 59). Итак, влияние епископа Верийского на развитие Феодорита несомненно, но мы не можем уяснить ни его степени, ни характера.

Мы указали все возможности, какие представляются в решении вопроса об учителях Кирского пастыря, и в конце концов приходит к тому выводу, что нам необходимо пока ограничиться незнанием. Здесь пробел в истории жизни Феодорита, относительно которого остается неизвестным в точности, под какими литературно-школьными влияниями стоял он в период юности Потомство не в состоянии сказать слово признательности деятелю, положившему хорошие семена в душу высокодаровитого мальчика. В этом случае историки переходить на более общую почву и стараются указать школу, где учился Феодорит. Обыкновенно принимается, что последний, лет семи-восьми, поступил в монастырь св. Евпрепия, близь Антиохии, рано был посвящен в чтеца епископом Порфирием, а преемником его в диакона. Так как в древности монастыри (ἀσκητὴρια) были в тоже время и воспитательными институтами 60), то, приняв означенное мнение, мы легко поняли бы, как развивался Феодорит-богослов. Легко видеть, почему со времен Гарнье это предположение возобладало на столько, что гораздо легче указать противников его 61), чем защитников. Оно дает возможность осветить важный момент в жизни Феодорита,—

55) Epist. 75: М. 83, col. 1294.

56) Hist. relig., cap. 2: M. 82,      cd.1313, p. 1126—1127. И. Б., стр. 34.

57) Hist. relig., cap. 21: M. 82, col. 1436—1437, p. 1239. И. Б., стр. 166.

58) Hist. relig., cap. 4. 26: M. 82, col. 1348, p. 1157. 1468, p. 1267. И. Б., стр. 71—72. 201—202.

59) Garnerius. Dissert, II, cap. V, § V, not, ad. epist. 75 (M. 84, col. 274). Cnf. Hist. relig., cap. 2 (M. 82, col, 1313, p. 1126—1127. И. Б., стр. 34).

60) Сам Феодорит называет монастыри φροντιστήροια φιλοσοφίας (Hist. relig., cap. 3. 4. 6: M. 82, col. 1325. D. 1340. D. 1348. A. 1364. С. И. Б., стр. 49. 64. 71. 90),         a о некоторых подвижниках (напр.          об Евсевии) замечает, что они основывали училища (παλαίστρας): Hist, relig., cap. 4 (M. 82, col. 1341. A. И. Б., стр. 64).

61) К числу таких историков можно относить Тильмона (Mémoires, t. XV, p. 216), Сейле (Histoire, t. XIV, p. 33), Флэри (Histoire, t. II, p. 329), Ньюмана (Historical Sketches. By Iohn Henry Cardinal Newman. Vol. II. London. 1885. P. 312. «Trials of Theodorei», § 2) ипротоиереи А. В. Горского (Прибавления ХIV,стр. 318), покоторымФеодоритжилвмонастыреблизьАпамии.

 

 

16

момент, который должно считать решающим в его судьбе. Уже одно широкое распространение такого взгляда невольно наводит на мысль, что он покоится на довольно прочных данных, каковых и действительно не мало. Сам Феодорит свидетельствует, что до епископства он жил в монастыре и в очень юных летах был чтецом: этого достаточно, чтобы возможность пребывания его под сенью обители св. Евпрепия обратилась в довольно прочное научное положение. По, по нашему мнению, подобное превращение есть ничто иное, как заключения от posse к esse. Мы не будем здесь касаться вопроса о месте, где проводил время Феодорит до избрания на Кирскую кафедру, а укажем пока лишь на некоторые соображения против разбираемой гипотезы. Прежде всего, свидетельство Феодорита о своем пребывании в монастыре указывает только одно ad quem, оставляя совершенно неопределенным terminus а quo. Затем, в «Истории Боголюбцев» мы встречаем рассказ автора следующего содержания. Св. Петр Антиохийский, блиставший даром чудотворений, раз исцелил бесноватого Даниила, который в благодарность за это поступил к подвижнику в качестве слуги. Феодорит часто посещал святого и пользовался со стороны его большим расположением. Даниил, постоянно находившийся при келье св. Петра, предложил однажды последнему принять к себе ревностного юношу и сделать его «участником в прекрасном служении». «Но,—замечает Феодорит,—блаженный муж, зная любовь по мне родителей, не согласился на это» 62). Если подвижник не желал отрывать мальчика от родной семьи, а отец и мать не выразили протеста против этого; то ясно, что 7—8 летний Феодорит не мог поступить в монастырь св. Евпрепия. Конечно, и относительно последнего отмеченное затруднение было ничуть не менее, чем и относительно кельи св. Петра, жившего не вдалеке от Антиохии. И нужно иметь в виду, что самый рассказ никак не может давать места той мысли, что Феодорит тогда еще не достиг семи лет, — возраст, который совершенно произвольно считается началом монастырской жизни епископа Кирского. Он мог уже один посещать св. Петра, причем мать позволяла ему каждую неделю принимать от него благословение. Отсюда ясно, что Феодорит был в это время далеко не дитя и что оннаходился в родительском доме 63). Нам могут заметить, что пребывание в монастыре совсем не тоже, что служение подвижнику. Это правда, но дело в том, что в обоих случаях обет родителей исполнялся одинаково точно, а ведь единственно ради него ученые думают, что уже на восьмом году мальчик поступил в обитель

62)       Hist. relig» cap. 9: Ὁ δὲ θεσπέσιος ἐκεῖνος ἀνὴρ (ΙΙέτρος) ού συνωμολόγει τοῦτο γενέσθαι, τὸ περὶ ἐμέ τῶν γεγεννηκότωνι λβγιζόμενος φίλτρον (Μ. 82, col. 1380. 1381. И. Б., стр. 108).

63) Hist, relig., cap. 9 (M. 82, col. 138Ι, р. 1188. И. Б., стр. 108). См. также гл. 8 (М. 82, col. 1377, р. 1180. И. Б., стр. 104). где говорится, что Феодорит ходил к Афраату вместе с своею материю, μειράκων ὦν ἔτι, т. е. в возрасте от 14 до 20 дел.

 

 

17

св. Евпрепия. По этой причине решения спора должно искать в ответе на вопрос: какую обязанность налагало на родителей» Феодорита и на него самого данное первыми обещание? Мы имеем свидетельство, что Феодорит «с самых пелен» был посвящен Богу 64): выражение это, конечно, вполне ясно, однако же буквальное его понимание едва ли будет истинно. Нам кажется, сам наложивший обет не требовал такой суровой строгости в его выполнении. В своих беседах с юным Феодоритом Македоний между прочим говорил ему: «ты прежде рождения, по обещанию, посвящен Богу, а что посвящено Богу, то должно быть достоуважаемо и неприкосновенно для людей. Тебе не следует внимать порочным движениям души, но делать, говорит и думать ты должен только то, что угодно законодателю добродетелиБогу». Таково было постоянное внушение человека Божия 65). Следовательно, верность данному слову не обязывала непременно родителей к заключению своего сына в монастырских стенах, а должна была выражаться в высоком религиозном развитии мальчика, постоянном направлении его впечатлительной души к чистому христианскому идеалу и удалении от всего того, что могло вовлечь его в бурный поток пустой светской жизни со всеми ее превратностями и изменчивою игрою мелких страстей. Искание царства Божия и правды Его: вот к чему склонял Феодорита великий Македоний. С этой стороны его наставление было руководительным началом воспитания Феодорита. Прошлые опыты его матери сделали из нее глубоко религиозную женщину, способную заронить священную искру христианской ревности в сердце дитяти. Даже рассказы о том периоде ее жизни, когда интересы роскоши и удовольствия занимали все внимание богатой Антиохиянки, могли быть весьма поучительны для мальчика, потому что в заключительном выводе они приводили к повествованию об обращении ее на путь, более соответствующий званию христианина. Горячая любовь матери к своему сыну, правда, не позволила ей рано лишать его родного очага, но она была так пламенна и чиста, что, несомненно, была самым благодетельным воспитывающим фактором. Может быть, здесь именно и нужно искать разгадку нравственной доблести Феодорита, на которую не дерзнула положит ни одного темного пятнышка даже святотатственная рука Диоскора. Долгом справедливости будет причислить эту великую женщину к тому списку матерей, давших христианскому миру св. Иоанна Златоуста, Василия Великого, Григория Нисского, Августина, — матерей, о которых языческий ритор Ливаний с изумлением восклицал: «какие женщины бывают у христиан!» Неизвестная по имени родительница Феодорита не менее славна, чем Анфуса, Нонна и Моника 66).

64) Epist. 81 (М. 83, col. 1261, р. 1140).

65) Hist. relig., cap. 13: М. 82, col. 1409, р. 1215. И. Б., стр. 138.

66) Вопреки большинству протестантских церковных историков, называющих матерь Феодорита грубо-суеверною, а воспитание его—ханжеским (см. образец подобных мнений у Мёллера в Real-Ëncyklopädie. Bnd. XV, S. 402), — весьма сочувственно гово-

 

 

18

Ее ответ Македонию, напомнившему о возвращении дитяти Даровавшему его: «в этой мысли и желаю, и прошу у Бога милости сделаться материю; иначе преждевременные роды я считаю лучше, чем чуждое духа веры воспитание сына» 67),—этот ответ не был простым воплем больной женщины, ибо стал законом ее деятельности. Мы останавливаемся на характеристике матери Феодорита потому, что это наиболее достоверный и важный факт его юношеской жизни. Пока наши слова ничем еще не оправдываются, но истинность их вполне обнаружится в дальнейшем изложении истории епископа Кирского.

Задавшись целью религиозно-нравственного развития своего сына, мать Феодорита, кажется, употребляла для этого все свои усилия. Мы не в состоянии проникнуть в тайны их духовных отношений: эта сторона нам совершенно неизвестна. Зато у нас много других данных к выяснению того, каким путем мать Феодорита вела воспитание сына. Происходя из семейства, в котором предания о духовной высоте святых подвижников были слишком живы 68), находясь в нередких сношениях с аскетами и испытав на себе действие их молитв и наставлений,—она, естественно, старалась сблизить своего сына с этою благотворною средой, чтобы он мог усвоить дух славных представителей ее и проникнуться возвышенными стремлениями последних. В числе этих наставников нужно упомянуть прежде всего Македония, ибо Феодорита «много раз удостаивался его благословения и наставлений». О характере последних мы уже знаем, а каково было влияние их на мальчика, об этом сообщает сам автор «Истории Боголюбцев», замечая, что он помнит слова этого подвижника и духовного отца 69). Точно также, еще будучи юношей (μειράκων ὤν ἔτι), Феодорит ходил вместе со своею материю к Афраату, жившему вблизи Антиохии. Строгий отшельник разговаривал с ними, отворив немного дверь, и наконец согласился благословить первую, а мальчика, против обыкновения, «принял внутрь келье и одарил сокровищем молитвы». Совершенно необразованный, этот муж обладал однако-же такою духовною

рит оби этом А. Неандер (в статье: Das christliche Leben der im römischen Reiche herrschendgewordenen Kirche, помещенной в его издании: Denkwürdigkeiten aus der Geschichte des Christenthums und des christlichen Lebens. Zw. Bnd. Berlin. 1828. S. 81—83): по нему, «чрез глубокое воздействие (со стороны матери) в душе Феодорита было развито то истинное благочестие, которое отличало его во всю его жизнь» (S. 83). Неандер даже поставляет мать Феодорита в ряд тех христианских женщин, которые были орудиями Промысла Божия в деле воспитания знаменитых мужей Церкви (S. 76), каковы: Эммелия—бабка и Макрина—сестра Василия Великого (S. 80—81), Анеуса—мать Златоуста (S. 83) и Моника—мать Августина (S. 83—88).

67) Hisf. relig., cap. 13: М. 82, col. 1409, р. 1215. И. Б., стр. 137.

68) См. рассказ Феодорита о том, как его бабка по матери умоляла св. Петра помочь одному несчастному земледельцу, одержимому бесом (Hist. relig., cap. 9: М. 82, col. 1384. 1385. И. Б., стр. 112—113).

69) Hist. relig., cap. 13: М. 82, col. 1409, р. 1215. И. Б., стр. 137—138.

 

 

19

 мудростью, что никто из гордящихся красноречием не был в состоянии победить его варварский язык 70). Спасший мать от смерти св. Петр не оставил своими внушениями и ее сына. Феодорита сохранил нам трогательное воспоминание о своих отношениях к этому подвижнику. «Часто он,—пишет епископ Кирский 71),—посадив меня на колена, кормил виноградными ягодами и хлебом». Этот факт—помимо того, что свидетельствует о близости и сердечной любви святителя к мальчику,—важен для нас еще и с той стороны, что показывает, как рано вступил Феодорит в сферу влияния аскетов. Не нужно думать, что действие советов носителей подвижнического идеала было случайным и редким явлением. Напротив того, нам известно, что однажды в каждую неделю Феодорит принимал благословение от св. Петра 72). Не много требуется смелости, чтобы предположить, что дело не ограничивалось одним крестным знамением, но сопровождалось и уроками нравственно-религиозного характера. Даже и в то время, когда Феодорит уже значительно возрос и занимал определенное церковное положение, он не прерывал своих связей с подвижниками. Так, будучи чтецом, он навещал Зенона, вступал с ним в довольно продолжительные беседы и расспрашивал святого, который делился с ним опытами своей духовной жизни 73).

Приведенных фактов достаточно, чтобы составить себе понятие о качестве и степени влияния со стороны подвижников и чрез это уяснить нравственно-воспитательную стихию в числе других образовательных факторов. Постоянная связь с людьми, отрешившимися от мирской суеты, была в высшей степени благотворна для Феодорита. Впечатлительная душа его всецело проникалась христианскими идеалами истины, правды и добра, усвоила себе любовь к полному совершенству и пренебрежение ко всему светскому, блестящему только на час и нередко безнравственному по существу. Вот почему высокая честность, изумительная твердость в тяжелые минуты жизни, всецелая преданность своему долгу, самоотверженное служение благу ближних—стали коренными характеристическими чертами личности Феодорита! Вот почему после он был и в мире одним из лучших представителей монашеского самоотречения, каких, впрочем, было не мало в древней Восточной церкви! Он воспринял в себя чистейшую сторону подвижнических стремлений без той жесткости, к которой они иногда приводили своих носителей. Но легко могло случиться, что все внушения наставников и личные наблюдения их остались бы без всякого резуль-

70) Hist. relig. cap. 8: М. 82, col. 1377, р. 1185. 1368, р. 1176. И. Б., стр. 104—105. 95. Афраат был родом Перс и весьма плохо владел греческим языком.

71) Hist.relig., cap. 9: М. 82, col. 1381, р. 1188. И. Б., стр. 108.

72) Hist.relig., cap. 9: М. 82, col. 1381, р. 1188. И. Б., стр. 108.

73) Hist. relig., cap. 12: М. 82, col. 1397. И. Б., стр. 126—128. Здесь сообщается, что Зенон рассказал Феодориту о том, как он спасся от Исаврийцев, поразив их слепотой.

 

 

20

тага, если бы действие их парализовалось влиянием семейной обстановки и впечатлениями родного дома. К счастью для Феодорита, его мать сумела поддержать в своем сыне благородное направление и, по мере сил, содействовать всестороннему развитию своего единственного любимца в духе чистой истины. По собственным словам Кирского епископа, он был «и воспитан среди православных и научен православно» 74). Поэтому, широко образованный в светских науках, он сделался глубоким богословом; превосходный теоретик—мыслитель совмещался в нем с пламенным поборником практического идеала. Антиохия, семья и подвижническая среда, с которою сближали будущего епископа Кирского самые обстоятельства его рождения,—дали и воспитали христианскому миру Феодорита, а имя его есть одно из славных в истории Церкви!... В ярком образе этого великого пастыря резкими чертами отпечатлеваются высокий и ясный ум, непреклонная и чистая воля, пылкое и отзывчивое для всех сердце. Это человек, который оставляет по себе глубокий след в самых различных сферах; это—деятель, который неустанно созидает; это—характер, который властно господствует там, где падает и раболепствует низкая посредственность... Богом данный, Феодорит, был в тоже время, и Богом одаренный, способный на всякое добро...

Но возвратимся к рассказу. В дальнейшей судьбе Феодорита мы должны оставить довольно значительный пробел, по недостатку каких-либо сведений. Так внешний ход его жизни до епископства нам совершенно неизвестен. Мы не знаем, когда скончалась его мать, но уже в повествованиях о событиях более юношеского возраста она не упоминается, как то было ранее. Достоверно только одно, что Феодорит состоял при Антиохийском клире и занимал здесь должность чтеца 75). Большинство ученых пользуется этим известием для доказательства избитого положения, будто Феодорит воспитывался в монастыре св. Евпрепия, хотя одно из другого ни мало не вытекает. Можно даже сказать, что это обстоятельство нисколько не обязывает нас отводить семилетнего Феодорита внутрь стен какого-либо ἀσκητηριον. Есть свидетельство, что и на Востоке, и на Западе иногда с самого детства определяли мальчиков в анагносты 76). Невозможно решить, в какое время случилось это, но замечательно, что в своих рассказах о посещении подвижников, когда он был еще μειράκων,

74) Mansi, VII, 188. С. Деян. IV, стр. 179.

75) Hist, relig., cap. 12 (M. 82, col. 1397, p. 1203): καὶ ἐτύγχανον τηνικάδε τὰς ἱερὰς βίβλους τῷ θείῳ ὑπαναγινώσκων λαῷ.

76) Тильмон (Mémoires, XV, p. 213) пишет: Théodoret fut peut être mis de l’enfance au rang des lecteurs, comme cela n’etoit pas alors extraordinaire dans l’Orient et dans l’Occident Cp. свидетельство Исихия о Феодоре Мопсуэстийском (Mansi, IX, 248. С. Деян. V, стр. 139. 437) и показание Мопсуэстийских клириков-пресвитеров: Олимпия, Фомы, Феодора, Фомы и диаконов: Иоанна, Фомы (Mansi, IX, 280. 281. 282. Деян. V, стр. 201. 202. 203.205).

 

 

21

Феодорит ни разу не делает намека на свое служение при Церкви. В качестве чтеца он является пред наш в юном и незрелом возрасте; однако тогда у него показался уже маленький пушек на бороде 77). По приблизительному расчету, Феодориту в это время было около 23—24 лет 78). Обыкновенно полагают, что возведение на эту церковную степень было совершено Порфирием Антиохийским († 414 г.) и похвальный отзыв Феодорита об этом епископе в Церковной Истории считают выражением благодарности ее автора 79), но скорее можно допустить, что это было при Александре 80). О деятельности Феодорита в этом звании не сохранилось никаких точных известий. Есть лишь одно упоминание в повествовании о пустыннике Зеноне, который отказывался благословить пришедшего к нему отрока, называя себя простецом, а его воином. Но сам же Феодорит,— вставкой замечания о том, что он был в то время чтецом Божественных Писаний пред благочестивым пародом,—довольно ясно дает знать, что это наименование στρατιώτης относится только к его церковному положению 81).

Историки, привязывающие жизнь Феодорита до епископства к Антиохии, утверждают, что по достижении законного возраста он был посвящен преемником Порфирия, епископом Александром, в диакона и не прочь приписать ему в этом звании очень видную и широкую деятельность 82).

77) Hist. relig., cap. 12 (M. 82, col. 1397, p. 1208. И. Б., стр. 126): ἡμῶν τῆν νεότητα προβαλλομένων καὶ τῆς ἡλικίας τὸ ἄωρον (ἄρτι γὰρ ἰουλόου βραχείαν τίνα προσβολὴν ἐδεδέγμεθα) κ. τ. λ. Значит, Феодорит приближался уже в тому периоду, который Римляне обозначали словом pubertas икоторыйдлямальчиковначиналсясчетырнадцатогогода.

78) Смотр. примеч. 6-е на стр. 3.

79) Garтertus (Dissert 1, cap. II, n. IV: M, 84, col. 26), Sclmlzius (Dissert.: II. 80, col. 38), Cave (Op. cit., p. 405), Assemanus (Bibl. orient. III, 1, p. 40), Ceillier (Histoire, XIV, p. 33), Baronius (Annales, t. VI, p. 551: not XXXII ad an. 408), Schröcckh (Christliche Kirdiengeschichte. ΧVΙΠ Theil, Leipzig. 1793. S. 358), преосв. Филарет (Истор. учение, III, стр. 116) и др. совершенно несправедливо утверждают, что Феодорит принял церковное звание более по влиянию Антиохийского епископа, чем по собственной склонности. Что касается отзыва Феодорита о Порфирии, то его нужно признать скорее сдержанным; епископ Кирский пишет (Hist, eccles. V, 35: M. 82, col. 1256. Ц. И., стр. 368), что Александр «был преемником Порфирия, который оставил много памятников человеколюбия, славился также и силою духа».

80) Феодорит представляет себя чтецом в то время, когда Антиохийскую кафедру занимал Александр (Hist. relig., cap. 12: M. 82, col. 1397, p. 1203. 1400. И. Б., стр. 126. 128).

81) Hist. relig., cap. 12: M. 82, col. 1397, p. 1203. И. Б., стр. 126; здесьФеодоритпишет: Ζήνων ἀντέτεινε (δοῦναι τὰ τῆς εὐλογιας ἐφοδια)... ἑαυτὸν μὲν ἰδιώτην καλῶν, στρατιώτας δὲ ἡμᾶς ὀνομάζων.

82) Цитаты см. в прим. 79. Cnf. Garnerii Dissert. I, cap. II, n. VII — IX (M. 84, col. 96—97), где идет речь о том, что Феодорит блистал славою святости и красноречием в церковных собраниях, а также мужественно боролся против Ариан, Евновииан и особенно Аполлинаристов.

 

 

22

В пользу таких догадок, излагаемых совершенно аподиктическим тоном, мы не находим ни малейших подтверждений, хотя и не сомневаемся, что духовные дарования и нравственная возвышенность молодого клирика не остались не замеченными. Особенно содействовала его репутации его полная нестяжательном. Сын богатых родителей, Феодорит не имел привязанности к временным благам и тотчас по смерти матери роздал все свое наследство 83). Такая высокая самоотверженность, конечно, должна была сделать известным имя Феодорита; он сам говорить, что «об этом знают все, живущие на Востоке» 84). Точно также теперь, когда ничто не удерживало Феодорита, он получил возможность осуществить свои заветные желания. Уроки подвижников не прошли бесследно для мальчика; они поселили в нем стремление удалиться от мира, чтобы жить в Боге и для Бога. С юных лет он старался подражать своим наставникам и, вероятно, еще в молодые годы совершил путешествие в Иерусалим и посетил святые места 85). Душа Феодорита не удовлетворялась этим, она требовала сурового искуса,—и вот юный клирик Антиохийский, который и позднее ставил своим девизом древнее изречение: λάθε βιώσας 86), удаляется под кров обители с решимостью никогда не покидать ее и проводить здесь монашескую жизнь в спокойствии, согласно уставу этой жизни 87). Нужно думать, что он совершенно покинул Антиохию и спустился на юг к Апамие (Ἀπαμεία), где и избрал себе уединенное убежище в одном из Ницертских «училищ любомудрия» 88). После разбойничьего собора он просил патриция Анатолия походатайствовать предо, императором о пересмотре своего дела и назначении более беспристрастного суда над

83) Epist. 113: М. 83, col. 1317, р. 1192.

84) Epist. 113: М. 83, col. 1317, р. 1192.

85) Graecarum affectionum curatio, sermo XI: Migne, gr. ser. t. 83, col. 1120, p. 1007, Говоря об исполнении пророчества касательно судьбы Иерусалима, Феодорит здесь пишет: «я сам был очевидцем этой пустынности и созерцал очами предсказание, которое воспринял слухом, восхвалил истину и поклонился». Cnf. Comment, in Ezech. XLVIII, 35: Migne, gr. ser., t. 81, col. 1253, p. 1049—1050. Творения, VI. Москва. 1859. Стр. 726. В рассказ о путешествии св. Петра в Палестину автор «Истории Боголюбцев» вставляет такое рассуждение апологетического характера: «страстно привязанные к кому-нибудь обыкновенно чувствуют радость не только тогда, когда видятся с нил, но получают удовольствие и в том случае, если видят его дом, одежду, обувь. Итак нет ничего странного в тои, что сделал и сей блаженный муж, который, как бы желая увидеть тень Жениха, обратился в местам, источившим для всех токи спасения», (Hist. relig., cap. 9: М. 82, col. 1380. И. Б., стр. 107). Ясно, что Феодорит вполне одобряет поступок св. Петра, как человек, опытно познавший тоже самое. Мы решительно ничего не знаем, когда было совершено путешествие в Иерусалим.

86) Epist 62: М. 83, соl. 1233.

87) Epist. 18 ар. Σακκίλόων., σελ. 15.

88) О Ницертских монастырях см. Theodoreti Hist, relig., cap. 3: М. 82, col. 1325. И. Б., стр. 49.

 

 

23

ним. «Если же он (царь), — продолжает Феодорит,—не примет этого прошения, то да повелит мне жить в моем монастыре (οἰκῆσαι τὸ ἡμέτερον μοναστήριον), который находится в 120 милях (около 166 1/3 верст) от Кирра, в 75 милях (около 104 верст) от Антиохии и в трех милях (около 4 верст) от Апамии» 89). Мы не в состоянии понять этих слов иначе, как только в том смысле, что когда-то Феодорит настолько сжился с означенною обителью, что стал считать ее своею, подобно родному дому. Другое толкование приведенных слов едва ли мыслимо.

Что влекло сюда Феодорита,—мы не знаем. Может быть, он желал убежать из шумной Антиохии, где при том же он был довольно известен и потому, прививаемый к служению при Церкви, не имел времени предаваться уединению. Может быть, в его душе остались приятные воспоминания об Апамии и тамошних подвижниках из того периода, когда религиозное рвение побуждали его искать бесед суровых аскетов. У нас имеются факты, что благочестивые путешествия Феодорита не ограничивались одними окрестностями Антиохии. Он, напр., бывал у Давида, жившего к западу от Верии, и раз провел у него целую неделю 90). Точно также он часто бывал в этой местности у настоятеля монастыря Илиодора 91). Нет ничего невероятного, если Феодорит проникал и до Апамии. Во всяком случае он близко знал эту страну, где, по его словам 92), монашество было утверждено Агатном и Симеоном, учениками Маркиана; первый из них сделался потом епископом Апамипскии. Замечательно, как точно передаст Феодорит обстоятельства жизни этих мужей и указывает положение основанных им монастырей даже за то время, когда он писал свою «Историю Боголюбцев»; здесь он сообщает, что тал и доселе живет более четырех сот человек 93). Очевидно, предания Апамийского монашества были хорошо известны и дороги Феодориту. Не говорить ли это. в пользу того предположения, что до епископства он жил именно тут, а не в Антиохийском монастыре св. Евпрепия? Если в вопросах темных следует руководствоваться теорией вероятностей, то в настоящий раз она, несомненно, склоняет мысль в нашу сторону.

89) Epist. 119: М. 83, col. 1392, р, 1202. Впоследнеевремя Möller (Real-Encyklopädie. Bnd. XV, S. 402, Anm.) высказал голословное подозрение в справедливости мнения Тильмона, что Феодорит жил в Апамийском монастыре, но верить ему нет побуждений.

90) Hist. relig., cap. 4: М. 82, col. 1348, р. 1157. И. Б., стр. 71—72. Гарнье относит (Dissert. II, cap. V, § III, n. IV: М. 84, col. 2447) относят это посещение в 406 году, что, согласно нашему определению времени рождения Феодорита, будет означать 413 год.

91) Hist, relig., cap. 26: M. 82, col. 1468, р. 1267. И. Б., стр. 201—202.

92) Hist. relig., cap. 3: M. 82, col. 1326. 1328. И. Б., стр. 49—50. Cnf. Le-Quien. Oriens cltrislianus. t. II, p. 911.

93) Hist. relig., cap. 3: M. 82, col. 1325, p. 1328. И. Б., стр. 49.

 

 

24

Итак, будем принимать, что Антиохийский клирик подвизался близь Апаыии. Но согласившись в этом, мы должны на несколько лета (может быть, семь или восемь) совершенно покинуть Феодорита; он исчезает от нашего взора молодым юношей, полным жажды высоких духовных подвигов, и скрывается за стенами монастыря, чтобы снова явиться пред нами епископом Кирской церкви. Едва ли когда-либо удастся переступить за ту дверь, какою вошел туда Феодорит, и проникнуть в его уединенную келью, где мужал сильный характер, возрастала энергия и преуспевала вера, споспешествуемая любовью. Несомненно, здесь окончательно окреп и сложился человек, имя которого связано с важнейшими событиями в истории Церкви. Сводились к единству разрозненные опыты юношества, яснее определялись стремления, лишенные бурных порывов, развивались ум и душа в труде, науках и молитве: вот все, что мы можем сказать о Феодорите—отшельнике.

Некоторые историки с положительною определенностью утверждают, что он рано снискал себе в Антиохии славу блестящего церковного оратора 94).Это, конечно, неоспоримы» факт, что не раз громкие выражения одобрения покрывали учительное слово Феодорита, но все же не видно, с какого времени он начал наступать для «Восточной» столицы место св. Златоуста, оставшееся после него незанятым. Однако же можно допустить, что и тогда уже сирийской митрополии были знакомы ораторские способности Феодорита и снискали ему почетную известность; иначе трудно будет понять не вполне добровольное избрание его во епископа. С большею уверенностью мы предполагаем за этот период усиленные литературно-богословские занятия в Апамийском монахе. Что наука всегда была близка уму Феодорита, для подтверждения этого достаточно сослаться на многочисленные его творения. Автор их обнаруживает такую поразительную разносторонность, что неизбежно следует предположить в нем серьезное образование, а не представляла ли тихая монастырская жизнь особенных удобств для этого? Не в природе Феодорита было оставаться простым созерцателем; он всегда был олицетворением труда, хотя и не был «практическим» человеком в обычном смысле этого слова. Если обстоятельства закрывали ему доступ к внешней, практической деятельности, то тем с большею энергией он должен был предаваться духовному самообразованию. Можно предполагать даже больше и именно, что и тогда уже Феодорит делился плодами

94) Garnerus (Dissert. I, cap. II, n. VIII: M. 84, col. 96), Tillemont (Mémoires, XIV, p. 290) и др. относит начало церковно-ораторской деятельности Феодорита к 422 году. Epist. 83 (M. 83, col. 1269, p. 1147) не дает права говорить так определенно, — тем более, что в этом, довольно позднем, письме (оно адресовано Диоскору), говори о своем проповедничестве, Феодорит употребляет настоящее время: οἱ φιλοχρίστοι λαοὶ τῶν ἡμετέρων ἐπαιουσι λόγων. В виду этого мы находим более уместным изложить эту сторону деятельности епископа Кирского после,—в речи о том периоде жизни, когда его учительное слово несомненно раздавалось в церквах Антиохийских.

 

 

25

своей мысли в виде тех или других сочинений; впрочем, ни одно из дошедших до нас творений его не может быть с несомненностью приурочено к рассматриваемому времени 95). Наконец, что касается борьбы Феодорита против Ариан, Македониан и особенно Аполлинаристов 96), то это просто чистая возможность; никто не в состоянии перевести ее хотя бы на степень положительной вероятности, но равным образом трудно показать решительную ее эфемерность. Достоверно только одно, что Феодорит был на виду у высшего церковного начальства. И вот, когда по смерти Исидора Кирская кафедра сделалась праздною, он принужден был занять место почившего. Теперь-то пред нами снова отворяется дверь монастыря, откуда выступает Феодорит—епископ 97).

95) В письме 113 (М.83, col. 1317, р. 1191), адресованном папе Льву после разбойничьего собора, Феодорит упоминает о своих сочинениях, появившихся за двадцать лет ранее, т. е. до 429—430 года. Легко, но лишь только предположительно, распространить значение этой неопределенной фразы на период до времени посвящения Феодорита во епископа. Cnf. Binder. Etudes sur Theodorei. Genève. 1844. P. 11—12.

96) Garnerius (Dissert. I, cap. II, n. IX: M. 84, col. 96—97). Schuleius (Disseri: M. 80, col. 38), который видит в этих полемических опытах «прелюдию» великих состязаний Феодорита с еретиками Кирской области (Cnf. Binder. Études sur Theodorei P. 11). Шрёкк (Kirchengeschichte, XVIII, S. 358), не находя твердых оснований в пользу этого мнения, замечает однако же, что диаконы не редко выступали в качестве проповедников; но разве нам известно, когда и где состоялось это посвящение?

97) Что до самого момента посвящения во епископа Кирского Феодорит оставался в монастыре, об этом см. epist 80. 81 (М. 83, col. 1257, р. 1138. 1261, р. 1140) и 18 ар. Σακκελόων. (σελ. 15).


Страница сгенерирована за 0.24 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.