Поиск авторов по алфавиту

Автор:Феофан (Говоров) Вышенский Затворник, святитель

Феофан Затворник, свт Истолкование Пятьдесят первого псалма

ПСАЛОМ 51

Надпись: 1. В конец, разума Давиду, 2. внегда приити Доику Идумейску, и возвестити Саулу, и рещи ему: прииде Давид в дом. Авимелехов.

Этот случай описан в 1 Цар. 21—22. Бежавший от Саула Давид принят Авимелехом, который дал ему хлебы предложения, за недостатком обыкновенного, и меч Голиафов,— думая, что он идет куда-нибудь по поручению царя, как и Давид говорил ему. В Номве был тогда Доик, пасший ослов Сауловых, и, возвратясь, когда Саул с укором говорил слугам своим, что никто из них не печется о его выгодах и не сказывает, где Давид, рассказал то Саулу. Саул послал за Авимелехом и всем клиром, определил им смерть, и, когда никто из слуг не решился выполнить его приговоры, Доик снова прислужил ему и побил 85 мужей,

440

 

 

носящих ефуд. После Саул послал разорить самый город и истребить все живое там от человека до скота. Убежал только один сын Авимелехов Авиафар, который и сказал о том Давиду. Это побудило Давида составить настоящий псалом, в коем он изображает безнравственность клеветливого и льстивого языка, губящего невинных, суд Божий на таковых и свою благонадежную безопасность под кровом Божиим и тем воодушевляет к терпению подвергающихся злобной клевете и всякой неправде — надеждою, что Господь не оставляет уповающих на Него и всегда подает добрый конец или исход им из затруднительных обстоятельств. Почему и надписал сей псалом: в конец разума, то есть знал, какой конец будет тем, кои делают зло, и тем, кои терпят его. Благодушествуйте! Как тому пример высший показал сам Давид. Святой Златоуст замечает, что сему псалму следует быть помещену после 33-го, который надписан так: псалом Давиду, внегда измени лице свое пред Авимелехом: и отпусти его, и отъиде (Пс. 33, 1).

Доик, с еврейского, значит: беспокойный, суетливый, боязливый. Авимелех — невинный, праведный. Клевета и злоязычие исполнены боязни и не имеют покоя.

441

 

 

Стих 3. Что хвалишися во злобе, сильне? беззаконие весь день.

Что хвалишься? Что много мечтаешь о себе и сам себя в мыслях своих ставишь высоко и пред другими выказываешь, как бы коварство языка было какое достоинство? Или что много полагаешься на лесть и хитрость и опираешься на них, как на крепкую опору, как на верное орудие,— иметь вес и силу между другими, устроять свой быт и пролагать себе дальнейший путь? Что хвалишися во злобе? Удивляется Пророк, как доходят люди до такой степени зла, что в ослеплении хвалятся тем, о чем надлежит плакать? Пусть пал ты во зло, зачем еще и хвалиться тем? Зло, дошедши до бесстыдства, есть верх развращения, признак сожжения совести и достижения глубины зол. Что хвалишися во злобе, сильно? (Сильный — или Саул, или Доик по благосклонности Саула.) Укор сильному, когда он силен на зло: и чем похвалиться? убил человека? Но и скорпион то же может сделать, и паук, и другие ядовитые животные. Затем ли дана тебе сила, чтоб сравниться с сими ничтожными насекомыми? (см.: Августин 1)). И как пагубно быть сильным во зле! Слабый во зле робеет и делает зло сокрытно; потому, когда пробудится

1) См.: Augustinus. Enarrationes in psalmos. 51.

442

 

 

совесть, добро пересилит зло, и он раскаивается, а сильный во зле делает зло смело и тщеславится тем, как каким совершенством, потому нечем встревожиться ему в сердце, чтоб прийти в раскаяние и исправиться 1). Беззаконие весь день. Весь день,— всякий день, всякий раз, всегда. То есть только беззаконие да беззаконие. Сожалетельный укор! Хитрость и лукавство овладели сердцем, не дают покоя человеку, и на ложе своем сплетает он ухищрения и в сонных мечтах видит одни образы козней.

Стих 4. Неправду умысли язык твой: яко бритву изощрену сотворил еси лесть.

Язык не мыслит; но в уме и сердце помыслы сплетаются,— язык же служит только орудием к их обнаружению и выполнению. Сказано: язык, а не сердце,— потому (изречение Премудрого) что сердце безумных во устех их (ср.: Сир. 21, 29) 2), то есть не глубоко, на поверхности, и они так покорны его движениям, что тотчас и последуют им и выполняют без противления его требования, языком ли то или другим чем. Неправда (ἀδικία) или противоположное истине и есть ложь, или правде и добру и есть обида, оскорбление, озлобление. Доик умыслил неправду — ложь, представив

1) См.: Eusebius Pamphili Caesariensis. Commentaria in psalmos. 51. 2) Там же.

443

 

 

Саулу Авимелеха единомысленным Давиду против Саула, тогда как он принимал его, как посла, верного царю; в намерении уязвить Давида и Авимелеха, чтобы доказать свою верность,— свойство слабых и не доброхотных душ! Яко бритву изощрену сотворил еси лесть. Низкие и малодушные бессильны и духом и телом; потому к исполнению своего зломыслия употребляют лесть пред сильными, лесть лукавую (δόλος) и злую, которая не обнаруживает своего зложелательства другим, а одно доброжелание сильному и готовность действовать в видах его; между тем, подобно бритве, скоро и нечувствительно уязвляет сердце сильного, а чрез него и других. Доик своим зложелательным и льстивым словом раздражил Саула до неистовства,— и он истребил священнический город со всеми жившими в нем.

Стих 5. Возлюбил еси злобу паче благостыни, неправду, неже глаголати правду.

Сей стих объясняет первое полустишие предыдущего стиха, то есть неправду умысли язык твой,— и указывает в сердце Дойка недоброжелательное настроение, заставившее его сплести ложь. Возлюбил еси, то есть совершенно, или такой у тебя нрав, что всякий раз, как представится случай, ты замышляешь ближнему зло, а не добро. Злобу паче благостыни. Зложелательство паче доброжела-

444

 

 

тельства, зло, а не доброжелательство. В сердце человека каждого всегда есть смесь добра и зла; и иногда одно пересиливает, иногда другое, однако ж человек всегда по своей воле избирает то или другое. Почему подлежит осуждению, если делает зло, а не добро. Неправду, неже глаголати правду. Уму — истина, сердцу — добро. Где сердце, там и ум. Злое сердце не дает уму видеть и содержать истину и давать ей вес. Со злом не водворится истина. Потому злое сердце заставляет ум сплетать ложь.

Стих 6. Возлюбил еси вся глаголы потопныя, язык льстив.

Это объяснение второго полустишия, то есть яко бритву изощрену сотворил еси лесть. Орудие слабосильного зложелательства — льстивые и лукавые речи пред сильными,— обращенные на пагубу ближнему, кои, подобно потопу, поглощают честь, имущество и жизнь. Потопные глаголы суть слова гибельные для другого, и Доик возлюбил их вся, то есть ничего не упустил. От избытка сердца говорят уста. Потому, каково сердце, таков и язык; и обратно. И не так злые по-видимому слова, оядотворяясь злом сердечным, могут причинить большое зло...

445

 

 

Стих 7. Сего ради Бог разрушит тя до конца, восторгнет тя, и преселит тя от селения твоего и корень твой от земли живых.

Сего ради — за зложелательство, неправду, ложь и лукавую лесть, обращаемые в пагубу ближним, при нераскаянности и безнадежности к ней, следует видимая казнь Божия. Разрушит тя до конца, потому что вконец, совершенно возлюбил злобу, восторгнет тя, как худое и ядовитое растение, и преселит тя от селения твоего... Не в другое место, а в другую жизнь, и не тебя только, по и весь род твой,— и корень твой от земли живых — за погубление всего рода Авимелехова и всего города священнического. Чувственному Израилю даны чувственные обетования и чувственные казни. Око за око, зуб за зуб, смерть за смерть, истребление рода за истребление рода... Но и сами по себе нечестивые не продолжат дней своих. И потому человек хотяй живот, любяй дни благи, удержи язык свой от зла и устне свои, еже не глаголати льсти (ср.: Пс. 33, 13 —14). Следовательно, наоборот, злоязычные и льстивые с коварством не достойны долгоденствия и благоденствия. Язык мал уд, и всльми хвалится. Се, мал огнь, и очень великие вещи сожигает. Не удержимо бо зло, исполнь яда смертоносна (ср.: Иак. 3, 3, 8). Почему

446

 

 

святой Пророк положил с собою — беречься языка. Рех: сохраню пути моя, еже не согрешати ми языком моим (Пс. 38, 2).

Стихи 8—9. Узрят праведнии и убоятся, и о нем возсмеются и рекут: се, человек, иже не положи Бога помощника себе, но упова на множество богатства своего, и возлмже суетою своею.

Узрят праведнии и убоятся. Господь посылает видимые казни не как решительное наказание, а как средство к умалению зла между людьми и умножению добра, к укреплению праведных и покаянию грешных. Узрят праведнии поучительную казнь на грешника и приидут в больший страх к Богу, приемши опытное уверение в Божием благоволении к тому пути, каким они идут, и неблаговоление к пути противному, приидут также в больший страх и опасение за себя, помышляя о слабости человеческой и удобоприклонности на зло; и, боясь, как бы не поскользнуться о себе и не подвергнуться той же участи, усилят внимание к себе и преболезненнее припадут к Богу, Помощнику, Хранителю и Руководителю в добре.

И о нем возсмеются и рекут — в духовной радости о своей безопасности и благоден-

447

 

 

ствии под кровом Божиим скажут во взаимное назидание себе и другим: вот участь человека, уповающего не на Бога.

Се, человек, иже не положи Бога помощника себе. Как страх Божий и упование на Него есть отличительное свойство праведных,— так забвение Бога и отчуждение от Него умом и сердцем есть отличительное свойство нерадивых и работающих страстям. Не содержат они в мысли, что Господь правит всем, что истинно безопасен только тот, кого Он обезопашивает, что во всех случаях жизни прочная и надежная помощь есть только та, которая нисходит от Его мышцы. Между тем как человеку нельзя быть без опоры, то он успокоивается на том, что есть под руками: уповает на богатство и на богатых, на силу или сильных или другое что. Опоры гнилы: и они падают, как листья. Но упова на множество богатства своего. И Доик мог быть богат или, не разделяя себя с Саулом, считать себя богатым его богатством. И возможе суетою своею — воображал себя сильным суетою, полагаясь на близость к Саулу и вес своего льстивого и лукавого пред ним языка. Богатство и сила, равно как покровительство богатых и сильных,— мечтательные и не чуждые страха надежды. Присвоивший же себя Богу и

448

 

 

упокоивающийся на Нем блаженствует в своем благонадежии.

Стих 10. Аз же яко маслина плодовита в дому Божии: уповах на милость Божию во век и в век века.

Маслину плодовитую хозяин блюдет и хранит всячески, и, если бы дать ей чувство и смысл, никогда бы не пришло ей на мысль, что хозяин лишит ее своей милости, посечет и сожжет. Святой Пророк не выставляет на вид своих добродетелей, берет в сравнение только сию несомненность милости хозяина к доброй маслине; и не на дела надеется, а на милость Божию. Как плодовитая маслина, говорит он, всегда в милости у хозяина, так я в дому Божием несомненно уповаю на милость Божию во век и в век века.— Уповах, то есть однажды положил в сердце своем решительное упование на одну милость Божию и благодушествую, будучи свободен от мучений страха и опасения за свою участь, каким страждут уповающие не на Бога,— и уверен, что, что бы ни случилося со мною, все то есть от милостивой руки Божией и ко благу моему истинному. Почему и обращается к Богу с исповеданием сей веры и надежды, коим и заключает псалом.

Стих 11. Исповемся Тебе в век, яко сотворил еси: и терплю имя Твое, яко благо пред преподобными Твоими.

449

 

 

Святой Пророк выражает здесь или общее свое исповедание, как бы так: буду исповедовать и прославлять милость Твою, Господи, во всем, что бы Ты ни сотворил со мною, или имеет в мысли только настоящий случай и говорит: верою ощущаю милость Твою и буду всегда ее исповедовать и в том, что Ты теперь сотворил еси, или так: исповемся Тебе, Господи, что Ты так устроил природу человеческую, что, прилепляясь к Тебе упованием, он может благодушествовать, несмотря ни на какие внешние неприятности. Терпеть имя Твое. И гонимый, буду благодушно терпеть имя Твое, не забуду, не уклонюсь в сомнение, не отступлю, но всегда буду Твой, всегда буду ходить под Твоим именем. Яко благо пред преподобными Твоими— терпеть имя Божие — благо,— или одно имя Божие благо пред преподобными... ибо, установись умом в сердце пред лицом Божиим, они не отступят памятью от имени Божия и всегда услаждаются им — сладчайшим паче меда и сота.

Примечание. Исихий применяет сей псалом к предательству Иуды 1); а Феодорит— к Рабсаку 2).

1) Hesychius, presbyter Hierosolymitanus. Fragmenta in psalmos. 51. 2) Блаженный Феодорит Кирский. Толкование на 150 псалмов. 51.

450


Страница сгенерирована за 0.52 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.