Поиск авторов по алфавиту

Автор:Феодорит Кирский, блаженный

Феодорит Кирский, блаж. Толкование на Пророка Иону

ТОЛКОВАНИЕ НА ПРОРОКА ИОНУ.

СОДЕРЖАНИЕ.

Бог всяческих, создав всех людей, обо всех одинаково промышляет. Если, по-видимому, древле имел Он иногда более попечения об Израильтянах; то и сим оказывал общее всем людям благодеяние. Ибо, как прилагая надлежащее попечение об Израиле, не с каждым беседовал, и не каждому показывал Бог, что должно ему делать, но избирая одного из всех совершеннейшего, и беседуя, то с великим Моисеем, то с Иисусом Навином, а иногда с Самуилом, в другое же время с Илиею, и чрез каждого из поименованных, или постановляя законы, или совершая чудеса, или предлагая увещания, всех руководил ко спасению: так, от иных народов отделив народ израильский, попечением о нем, частыми явлениями и несказанными чудодействиями, и другим народам указывал путь к Боговедению. Сему научил Он нас и устами богомудрого

394

 

 

Осии; ибо говорит: страж Ефрем с Богом, Пророк (Ос. 9, 8); потому что Бог как бы стражем и Пророком поставил народ сей к пользе и спасению других народов. Так и Египет чрез них узнал неизреченную силу Бога всяческих; молва же о гибели Египтян, распространившаяся у всех людей, всех заставила удивляться правдивости Божия промысла. Отсюда Раавь блудница заимствовав луч Боговедения, сказала соглядатаям: нападе страх ваш и трепет ваш на ны: слышахом бо яко изсуши Господь Бог море чермное пред лицем вашим, и превел вас, яко Господь Бог ваш, Бог на небеси горе и на земли доле (Иис. Нав. 2, 9-11). И по прошествии многих лет Филистимляне, увидев кивот, со страхом и ужасом взывали: сей ест Бог побивший Египта (1 Цар. 4, 8). И многие тьмы Ассириян поразив под стенами Иерусалима, и принудив Сеннахирима бежать с малым числом, могущество Свое соделал Бог явным для всех людей. И в Вавилоне, отданного львам Даниила сохранив невредимым, и оный жестокий пламень пещи претворив в росу, так что блаженные отроки среди её составили лик и сложили песнь, как гордого царя привел в изумление, так чрез него научил и подданных его, что Бог Израилев есть Бог единый. И при Кире персидском, преславно возвратив народ свой в отечество, им одним из всех бывших пленникам даровав освобождение от рабства, восстановил храм Свой, и приведя Иерусалим в прежнее благосостояние, тем самым не только для

395

 

 

близких народов, но и для живущих вдали, снова соделал явным, что Он един довольно имеет силы, чтобы промышлять, о ком Ему угодно, и управлять всеми. Неоднократно и при Македонянах являл могущество Свое, и чрез Пророков творя чудеса, и предсказывая будущее, многих из язычников привел к истине. Так великого Елиссея боялся народ сирийский, то помраченный от него облаком неведения, то увидевший очищение Неемана. Ибо столько чествовал сего Пророка, что царь их, впав в недуг, к нему послал Азаила, вопросить; выздоровеет ли он? И самого Азаила Пророк сей помазал в царя Сириянам. Да и божественного Иеремию такой чести сподобил царь вавилонский, что самому ему предоставил избрать местопребывание. Всех прочих и царей, и князей, отвел пленниками, одному же Иеремии дал право жить, где хочет. Так и блаженного Иону Бог всяческих поставил Пророком для Ниневитян. А Ниневия в древности была весьма великим городом и столицею царя ассирийского. Поелику единородное Божие Слово имело явиться людям в естестве человеческом и просветить все народы светом Боговедения; то, прежде Своего вочеловечения, показывает язычникам божественное Свое промышление, чтобы предшествовавшим подтвердить будущее и всех научить, что не Иудеев только Он Бог, но и язычников, и чтобы показать сродство нового и ветхого завета. А если бы до вочеловечения об язычниках не имел никакого промышления; то Иудеи почли бы его иным Богом, как поступающего

396

 

 

вопреки Давшему закон; потому что Бог давший закон имел попечение только об Иудеях, а Он прилагает попечение Свое о всех людях. В сие заблуждение впал мерзкий Маркион, утверждавший, что иной есть Бог нового, и иной ветхого завета, хотя и в ветхом завете видел промышление Божие обо всех людях. Но чтобы не продолжить слова сверх меры, приступим к самому истолкованию Пророка.

ГЛАВА 1.

Блаженный Иона изрек и другие пророчества; но не содержатся оные в сей книге. Знаем же о них из четвертой книги царств. Ибо об Иеровоаме, который, быв третьим от Ииуа, царствовал над десятью коленами, писание объявляет следующее: той преврати предел Израиля от входа Емаоова даже до моря западного, по глаголу Господа Бога Израилева, его же глагола рукою раба Своего Ионы сына Амафиина, Пророка, иже от Гефаховера (4 Цар. 14, 25). А сие же имя отцу Ионы находим и в пророчестве его. Ему-то Бог всяческих повелел идти в город Ниневию, и возвестить Ниневитянам за великое их беззаконие грядущую на них пагубу. Сказано.

(2). Яко взыде вопль злобы их ко Мне, то есть, совратились они в великие пороки, так что превзошли пределы долготерпения. Но Пророк, вы слушав слова сии, послушанию предпочел бегство, и отважился бежать в Фарсис. О Фарсисе

397

 

 

же, иные, по созвучию названия, заключали, что это Тарс; а иные утверждали, что так наименована Индия, не захотев вникнуть, что царство Ассирийское сопредельно Индийскому, обычно же бегущим от стран восточных идти на запад, и удаляющимся от стран южных поспешать на север. Притом же Иона пришел в Иоппию, приморской город в Палестине, чтобы оттуда плыть морем. А Ионния находится при море, лежащем к западу; и этим морем не возможно на корабле пройти в Индию; потому что между сим нашим морем и морем Индийским лежит обширная твердая земля, частью обитаемая, частью же совершенно пустынная; на ней много весьма высоких гор, и за сими горами тот залив Чермного моря, с которым соединяется Индийское море. Но чтобы не подумал кто, будто бы своими рассуждениями извращаем истину, приведу священное писание свидетелем в том, что Фарсис есть Кархидон(а), первенствующий город Африки. Ибо у Пророка Исаии, где семидесятью сказано: плачитеся корабли кархидонстии, яко погибе твердыня ваша (Иса. 23, 14), Акила, Симмах и Феодотион вместо Кархидона поставили Фарсис; потому что имя сие читается в еврейском подлиннике. Так, когда и божественный Иезекииль делает упоминание о Кархидонянах: и в еврейском и сирском находим Фарсис. Руководствуясь же сим, утверждаем, что блаженный Иона предпринял бегство, не в Индию, но в Кархидон. Решился же на

_______________________

(а) Т. е. Карфаген.

398

 

 

оное, потому что, хотя как Пророк и знал, что Бог всяческих присущь повсюду, и ни одно место не лишено Его промышления, однако же предполагал, что являет Он Свое присутствие в одном только Иерусалиме. Причиною же бегства сего были и не леность и не страх: а напротив того знал он, какие источники милосердия изливая, правит всем Повелевший ему проповедовать, известно ему также было, что, если Ниневитяне прибегнут к покаянию, то, несомненно, сподобятся Божия человеколюбия; а посему почел неприличным и пророчеству оказаться ложным, и ему вместо Пророка наименоваться лжецом. А к сему предположению подавала ему мысль самая проповедь об угрожающем наказании; ему представлялось, что Бог, если бы угодно Ему было наказать, не предвозвещал бы о том; угроза же наказанием конечно есть побуждение к покаянию. Сверх того предполагал Он, что благопокорность Ниневитян, поверивших человеку неизвестному и иноплеменному, послужит к обвинению Иудеев, которые тьмочисленным единоплеменным Пророкам, подтверждающим пророчества чудотворениями, постоянно пребывают непослушными, и не получают от них никакой пользы. Посему-то Пророк не исполнил немедленно повеления, но предался бегству морем, думая, что весьма скоро избавится от такого служения. Дал же и плату за переезд морем, чтобы взыскание за неуплату не могло задержать его. Но Творец земли, моря и небес воздвигает на корабль бурю, облагает его узами волн. И когда все другие корабли

399

 

 

неслись попутными ветрами, около этого одного была на море буря, и кипело волнение. И сие ясно открывает нам брошенный пловцами жребий; потому что, если бы это была общая для всех буря, то не вознамерились бы жребием дознавать причину бури. Но поелику видели, что другие корабли безбедно рассекают морской хребет, а их корабль, не может устоять от треволнения, сперва обратились к молитвам, и каждый умолял Бога, какого признавал. Не находя же и в этом ни какого пособия к спасению, будят одержимого сном Иону. А он, уязвляемый совестью, пораженный печалью, не вынося пронзающих его помыслов, придумал искать себе утешения во сне. И при таком смятении на корабле, когда от вне приражались волны, а внутри пловцы были в тревоге, Иона не просто предавался легкому сну, но погружен был в сон глубокий, и как сам извещает в писании своем, (6) храпляше. Кормчий, разбудив Пророка, сперва понуждает его принести молитву Богу своему, не зная того, что бегство лишило его такого дерзновения. Поелику же бедствие ни мало не прекращалось; то по жребию могли дознать, кто причиною бури, как вероятно, зная (потому что имели естественное ведение), что согрешающих ожидает взыскание, и за каждое преступление бываем достойным образом и наказаны. Когда же жребий стал обвинителем Пророка и свидетелем на него; и вводится он на судилище, пловцы исполняют должность судей, и требуют у Ионы отчета в прежней его жизни. Ибо говорят:

400

 

 

(8). Возвести нам, что твое делание есть, и откуду грядеши, и камо идеши, и от коея страны, и от киих людей еси ты?  Так со всею точностью допрашивали Иону, желая в полной мере узнать, какая причина бури; поэтому-то приказывают сказать не только, откуда пустился в путь, и куда идет, но и от какого народа ведет род свой, чтобы по общим обычаям народа сего составить понятие о жизни человека. Посему в ответ на сие блаженный Иона сказал:

(9). Раб Господень есмь аз, и Господа Бога небеснаго чту, иже сотвори море и сушу. Чудный подлинно Пророк и достойный всяких похвал! Даже ожидая себе смертного приговора, делается он проповедником всемогущества Бога всяческих, называя Его Творцом и Владыкою всех. Поелику большая часть тогдашних людей служили идолам, а Создателя всех не ведали; то блаженный Пророк, по необходимости, открывает Его не ведающим. Но он признается и в том, что было для него поводом к бегству, а именно, что, водясь неразумием, почел для себя возможным бежать от Того, о Ком знает, что Он Владыка и Творец, не только земли и моря, но и небес.

(10) И реша к нему: что сие сотворил еси? Как же ты, говорят они, зная это и будучи поставлен других учить, решился бежать от Вездесущего Бога? Столько-то стыда не повиноваться Богу? И Пророк, и учитель других слышит укоризненный приговор от погруженных в невежество! Однако же, и слышав сказанные Пророком слова, сделав ему строгий выговор

401

 

 

и изъявив свое негодование, не решаются пловцы произнести смертный приговор, но ждут, что бы сам он, как Пророк, объявил, что им делать. Ибо говорят:

(11). Что тебе сотворим и утолится море от нас? Ибо буря стала еще сильнее после жребия. Тогда наконец блаженный Пророк, познав гнев Божий, сам себя осуждает на смерть. Ибо говорит:

(12). Возмите мя, и вверзите в море, и утолится море, от вас: понеже познах аз, яко мене ради волнение сие великое на вы есть. Даже и сии слова услышав, пловцы не вдруг исполнили повеление, но медлили, ожидая, не уменьшится ли сколько нибудь опасность, и с помощью весел, пытались достигнуть берега. Но как свирепость моря препятствовала сделать это, сперва в молитве испросив себе помилования, предают наконец Иону морю. Ибо говорят:

(14). Никакоже Господи, да не погибнем души ради человека сего, и не даждь на нас крове праведныя: зане Ты Господи, якоже восхотел, сотворил еси. И ясно дознав, что приговор на него изречен Самим Богом, умоляют не подвергать наказанию исполняющих сей приговор. Ибо говорят: не даждь на нас крове праведныя, то есть, да не будем мы наказаны, Владыка, за кровь неповинную. Таким образом, хотя улеглись воздымающиеся волны, как скоро Пророк отдан был морю, однако же самовидцы всего этого ещё больший страх ощутили в душах своих; а потому по возвращении принесли жертвы Богу и уверовали, что он Единый Владыка всех.

402

 

 

ГЛАВА 2.

А Иону по мановению Божию (сие и выразил Пророк словами: (1). повеле Господь) поглотил кит великий, никакого вреда не сделав ему зубами. И китово чрево три дня и столько же ночей служило обителью Пророку, и сила чрева претворять вмещаемое в нем остановлена была в своем действии. Пророк же пользовался таким удобством, что мог и молитву приносить Богу. Ибо говорит:

(3). Возопих в скорби моей ко Господу Богу моему, и услыша мя: из чрева адова вопль мой. Я, думавший прежде, говорит Иона, что в Иерусалиме только является Бог Пророкам, присущим Его нашел и в китовом чреве, и принесши молитву, воспользовался Его человеколюбием. Чревом же адовым назвал он китово чрево; потому что и зверь был смертоносен, и Пророк, по самому естеству дела, был уже мертвец, оставался же еще в живых по единой благодати. А притом, как образ Владыки Христа, в сердцы земли три дни и три нощи (Матф. 12, 40) бывшего, справедливо говорит о себе Иона, что был он во чреве адовом. И что всего удивительнее, действительно вкусивший смерть сказал о Себе, что три дня и три нощи будет в утробе земли, а видевший над собою только сень смертную китово чрево называет чревом адовым. Ибо не во власти Ионы была жизнь его; а у Владыки Христа и смерть была вольная, и воскресение в Его же воле И потому в Евангелии то место, где ад и

403

 

 

смерть, наречено сердцем земли, а здесь чрево китово наименовано адом.

Услышал еси глас мой, говорит Иона; потому что без сего не продолжал бы я жить доныне.

(4). Отвергл мя еси во глубины сердца морскаго, и реки обыдоша мя. Новое упоминание о сердце покатывает, что и тень уподоблялась действительности, реками же Пророк называет приражения волн.

Вся высоты Твоя, и волны Твоя на мне преидоша. (5). И аз рех: отринухся от очию Твоею. Объятый чрезмерностью бедствий, и прежде носимый поверх волн, а теперь как в узилище заключенный в китовом чреве, познал я, что оставлен без твоего о мне промышления, и потому терплю все это.

Еда приложу призрети ми к храму святому Твоему? (6). Возлияся на мя вода до души моея, бездна обыде мя последняя. Окруженный самою бездною, и находясь среди стольких вод, прихожу в сомнение, и страшусь, не совершенно ли лишен я сего вожделенного для меня зрелища — видеть храм Твой.

Понре глава моя в разселины гор: (7). И снидох в землю, еяже вереи ея заклепи вечнии. Вижу, что окружен я какими-то высокими горами, и отовсюду заключен какими-то несокрушимыми вереями. А сим Пророк дает разуметь, не только огромность кита, но и неизбежность объявших его зол. Вероятно же разумеет и какие-либо горы, сокрытые в водах морских, о которые, ударяясь

404

 

 

иногда, корабли сокрушаются, и которые хорошо известны мореходцам; почему стараются они избегать подводных сих скал.

И да взыдет из истления живот мой, к Тебе Господи Боже мой. (8). Внегда скончаватися от мене души моей, Господа помянух, и да приидет к Тебе молитва моя к храму святому Твоему. Поелику, находясь при самых вратах смерти, не могу я, говорит Пророк, дать в себе места забвению о Тебе, Владыка; то, избавив меня от сего истления, возврати меня к жизни, да снова буду приносить обычные молитвы в посвященном Тебе храме.

(9). Хранящии суетная и ложная, милость свою оставиша. Обучившиеся суетному и ложному, поверив жребию, без пощады, говорит Иона, предали меня морю.

(10). Аз же со гласом хваления и исповедания пожру Тебе, елика обещах, воздам Тебе во спасение мое Господеви. Избавившись от обдержащих меня зол, принесу Тебе спасительные жертвы, и поведаю, как великость Твоего благодеяния, так и наказание постигшее меня за бегство. И блаженный Иона, обещав это, исполнил, и все предал писанию, чтобы, не только его современники, но и люди позднейших времен знали, что было с ним. И как блаженный Давид описал собственный грех свой, и Божие человеколюбие тем проповедуя, и указуя согрешающим врачевство покаяния: так и чудный Иона предал истории, и бегство свое, и наложенное на него наказание, и

405

 

 

дарованное ему спасение. А человеколюбивый Владыка, вняв молитве, как бы из затвора какого, извел Пророка из китово чрева.

ГЛАВА 3.

Но Бог вскоре повелел Ионе сделать, о чем слышал он прежде, идти в оный великий город, и провозвестить страшную угрозу. Пророк же дознав опытом, как пагубно противиться Богу, отправляется в путь, как повелено ему, и приходит в Ниневию. И никто да не любопытствует неразумно ни о том, как кит изверг из себя Иону, потому что Богу возможно все, что ни угодно Ему, — ни о том, на какой берег изверг его; потому что и сие крайне излишне; всякий же благочестивый пусть удовольствуется учением Духа.

(3). Ниневия же, говорит Пророк, бяше град велик Богу, яко шествие пути трех дней. Спасение града сего весьма не маловажно было для Бога, как создавшего в нем многих человеков. Слова же: яко шествие пути трех дней, иные разумели об области подчиненной городу и простиравшейся в длину и ширину на три дня пути: а другие понимали так, что проповедующий в три дня мог обойти весь город. Кто примет то, или другое, не повредит сие истине. Но мне кажется более верным последнее разумение. Предпочесть же оное принуждает меня присовокупленное. Ибо сказано:

(4). И начат Иона входити во град, яко шест-

406

 

 

вие пути дне единаго. Не прямо Пророк идет городом, но обходит торжища, улицы, переулки, и проповедует:

Еще три дни, и Ниневиа превратится. Акила же, Симмах и Феодотион сказали: сорок дней; с ними согласны и сирский перевод и еврейский текст. И число сие имеет вероятность; потому что иначе тремя днями ограничится время, в которое Иона обошел весь город, и Ниневитяне, принеся Богу многотрудное покаяние, сподобились от Него спасения, и Пророк, сидя у городских ворот, ожидал исполнения пророчества. Потому кажется мне, что вернее сорокадневный срок. Вероятно же и семьдесят согласно с прочими переводчиками поставили число сорок, но первые переписчики сделали погрешность в числе, потом уже так изданы и все списки. А Ниневитяне увидев, что человек неизвестный и иноплеменный проповедует нечто для них огорчительное, не только не оказали неудовольствия, и не умертвили проповедника, но, поверив предреченному, и богатые и убогие облеклись во вретище, стали приносить молитвы Богу. Ибо сие сказал Пророк:

(5). От велика их даже до мала их. Поелику и сам царь слышал слово пророческое; то и он оставил златокованый и дорогими камнями убранный престол, совлек с себя багряницу, как бесполезную, вместо же неё оделся во вретище, и повелел, не только всем мужам и женам держать строгий пост, но даже и бессловесным животным не давать корма, чтобы, когда томимые голодом будут они, иное мычать, иное

407

 

 

блеять, и каждое подавать свой голос, и люди проливали горючие слезы, и тем отверзли источники Божия милосердия. Не только же употребив в помощь вретище и пост, приносили моления Богу:

Но (8). и возвратися кииждо от пути своего лукаваго, и от неправды сущия в руках их, глаголюще: (9). Кто весть, аще раскается и умолен будет Бог, и обратится от гнева ярости Своея, и не погибнем? Таков закон истинного покаяния. Сказано; уклонися от зла, и сотвори благо (Пс. 33, 15); и еще: престаните от лукавств ваших, научитеся добро творити (Иса. 1, 16. 17.). Посему и Ниневитяне, перестав творить прежние грехи и исправив нравы свои, сподобились Божия благоволения. Ибо сказано:

(10). И виде Бог дела их, яко обратишася от путей своих лукавых: и раскаяся Бог о зле, еже глаголаше сотворити им, и не сотвори. Не на пост призрел Бог, но на оставление худых дел; поэтому за их покаяние вознаграждает Своим раскаянием, раскаиваясь не нам подобно; потому что Богу не бывает ныне то, а завтра иное, угодно; напротив того отмена угрозы нарек Пророк раскаянием; ибо для того и угрожал Бог. Намереваясь же наказать, не произнес бы угрозы, но наложил бы самое наказание. Поелику же радуется только спасению: то угрожает скорбным, чтобы не довести до самой скорби. А угрозу назвал злом не потому, что в самом естестве она зла; ибо как ей быть злою, когда ведет за собою прекращение зла и стяжание добродетели и правды? Но божественное писание, упо-

408

 

 

Требляя именования у нас вошедшие в общее употребление, угрозу наказанием наименовало злом, потому что может оно встревожить и огорчить. А Пророк, увидев сие Божие человеколюбие, унывает и скорбит, что предречение опровергается и оказывается ложным; потом молится Богу и объясняет причину своего бегства.

ГЛАВА 4.

(2). Не сия ли убо словеса моя, яже глаголах, еще сущу ми на земле моей? говорит Пророк. Сего ради предварих бежати в Фарсис. Знал я это, видел я, что и Израилю оказывал Ты великое долготерпение.

Яко милостив Ты еси и щедр, долготерпелив, и многомилостив, и каяйся о злобах. Потому и предался я бегству, потом, преданный буре и киту, умолял Тебя снова возвратить меня к жизни, но теперь прошу о противном.

(3). Владыко Господи, приими душу мою от мене, уне ми умрети нежели жити. Предпочитаю смерть жизни в стыде; стыжусь же и прихожу в смущение, потому что столько людей называют меня лжецом. Но благий Владыка ответствует, и говорит Пророку:

(4). Аще зело опечалился еси ты? Симмах перевел это яснее; ибо сказал: по праву ли опечалился ты? а прочие переводчики выразили: хорошо ли сделал ты, что опечалился? То есть: рассмотри сам в себе, имеешь ли ты справедливые

409

 

 

причины к унынию? Здесь повелевает Бог Пророку у самого рассудка искать утешения в печали; а в конце пророчества, как обличает его неблагоразумную скорбь, так показывает основательную причину Своего определения.

(5). Оставив город, седе Иона прямо града, и сотвори себе кущу, и седяше под нею в сени, дондеже увидит, что будет граду. Это было прежде, а Пророк поместил после. Ибо, сказав о покаянии Ниневитян, заблагорассудил в связи с тем сказать, и о Божием человеколюбии, и о своей произошедшей от сего скорби. А здесь говорит о том, что было в продолжение всего этого, и именно, что после своей проповеди вышел он из города, и водрузив кущу, ждал исполнения предсказания. А сие, явно, было прежде его скорби; потому что, по исполнении уреченных дней увидев, что город ничего не потерпел, принес скорбную молитву свою Богу. Впрочем Бог и ему уготовляет еще утешение, и доставляет отраду какою-то тыквою, которая по воле Божией немедленно изникла из земли, выросла, широко раскинула ветви, и дала от себя тень.

(6). И повеле Господь Бог тыкве. Не глас Божий означен сим, а показано, что угодно стало Богу, и растение появилось, Так и выше говорил: повеле Бог киту (2, 1), сказуя сим, что не по гласу, но по повелению Божию, совершилось сие; потому что изволение называет Пророк повелением. Так блаженный Иона вместо скорби получил радость. Но Бог соделал потом, что пред утром какой-то червь повредил корень тыквы, и

410

 

 

по восхождении солнца она засохла. И после этого лучи солнечные сильнее обыкновенного стали ударять в голову Пророку.

(8). И повеле Бог ветру знойну жгущу, и порази солнце на главу Ионину. Пророк снова пришел в малодушие, и изъявлял желание лучше умереть, нежели жить. Но Пекущийся о грешных и Промышляющий о праведных снова вопросил Пророка: ужели он крайне печалится о тыкве? Когда же Пророк сознался в этом, и сказал, что предпочитает оной горести смерть; говорит ему Бог: тебе самому предоставляю быть судиею. Поэтому рассмотри, справедливо ли тебе скорбеть о тыкве, над которой ты ни мало не трудился, потому что не садил и не поливал её, под утро она выросла, и на следующий день стала добычею червя и солнечного зноя, а Мне не оказать пощады такому городу, когда от Меня получил он бытие?

И живут в нем (11) множайшии, неже дванадесять тем человек, иже не познаша десницы своея ниже шуйцы своея, и скоти их мнози. Посему, рассудив это, подивись человеколюбию, для которого есть основательные причины. Сказанное же: не познаша десницы своея ниже шуйцы своея, иные принимали, как выражение простоты Ниневитян; но мне кажется, что дается сим разуметь в числе обитателей множество юных. К сей мысли приводит нас самая цель изреченного Богом. Если и не должно было бы, говорить Бог, принимать покаяния грешных, то надлежало, по крайней мере, возъиметь сколько-нибудь жалости к столь многим тысячам лю-

411

 

 

дей, которые по юности возраста не знают еще, что такое правая, и что такое левая рука? А сверх сего в городе было бесчисленное множество и скота, который не подлежал никакому наказанию за грехи. Посему-то Бог присовокупил слово как о скотах, так и о незрелом возрасте; потому что ни те, ни другие не подлежали законному наказанию за грехи.

Таков конец пророчества. А мы прославим благого нашего Владыку, Который, не хотя смерти грешника, но еже обратитися ему и живу быти (Иер. 23, 18), попускает иногда скорбеть святым мужам, и против их желания иным оказывает милость. Так, когда великий Исаия удерживал дождь, Бог делается пред рабом как бы неким ходатаем, говоря: иди, и явися Ахааву, и дам дождь на лице земли (3 Цар. 18, 1). Посему, пользуясь такою благосниисходительностью, покажем в себе расположение, соответственное благодеяниям, и будем жить по божественным Его законам, чтобы пожать благие и вожделенные их плоды, по благодати Господа нашего Иисуса Христа. С Ним слава Отцу со Святым Духом, ныне и всегда и во веки веков! Аминь.

412


Страница сгенерирована за 0.49 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.