Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл Александрийский, святитель

Кирилл Александрийский, свт. Сочинения из второй книги, которое он написал против Феодора мопсуестского

Из второй книги Кирилла: Феодор:

 

«Что есть человек, яко помниши его, или сын человечь, яко посещаеши его» (Псал. 8, 5)? Рассмотрим, что это за человек, относительно которого псалмопевец изумляется и удивляется, что Единородный удостоил его своего памятования и посещения. Что не о всяком человеке здесь сказано, это показано выше, и что не об одном каком-либо, это также известно. Но оставим все это, потому что это очень убедительно для всех, и послушаем свидетельство об этом апостола. Итак, апостол пишет к евреем, повествуя о Христе, и, подтверждая лице Его, не принимаемое ими, он так говорит: «засвидетельствова же негде некто, глаголя: что есть человек, яко помниши его, или сын человечь, яко посещаеши его? умалил еси его малым чим от ангел; славою и честию венчал еси его, и поставил еси его над делы руку твоего: вся покорил еси под нозе его». И приведши свидетельство, он, объясняя его, присовокупил: «внегда же покорити ему всяческая, ничтоже остави ему непокорено»: ныне же «не у видим ему всяческая покорена». А так как у блаженного Давида не было прямо сказано, кто такой этот человек, то, научая нас, апостол и прибавил: «а умаленого малым чим от ангел видим Иисуса, за приятие смерти славою и честию венчаниа» (Евр. 2, 6-9). Итак, из евангелий мы научаемся, что блаженный Давид сказал о Господе все то, что́ содержат псалмы, равно как и слова: «яко помниши его», «посещаеши», «умалил» и «покорил»; апостол же нас учит, что это об Иисусе Давид говорит: не только вспомнил его, посетил его, но и все покорил ему, малым чем унизил его пред ангелами; поэтому оставьте ваше неразумие и познайте то, что должно познать. Видите, беззаконнейшие из людей, сколь велико различие естеств: этот удивляется что удостаивает вспомнить о человеке, посетить его и сделать его участником всего прочего, чему он сделал его причастным; а тот напротив изумляется, что он удостоился столь великих благ выше своей природы. Этот изумляется, как делающий благодеяние, сообщающий многое такое, что выше природы получающего благодеяние; а тот изумляется, как получающий благодеяние и приемлющий от него гораздо больше, чем он достоин“.

 

Кирилл:

 

«Трезвитеся» (1 Петр. 5, 8) пьяные от вина вашего! – пусть восклицает некто так заблуждающимся; – положи, человек, дверь и ограждение устам твоим (Пс. 140, 3); перестань воздвигать на высоту рог свой и говорить на Бога неправду (Пс. 74, 6)! Доколе ты будешь ругаться над страждущим Христом? Имей в сво-

69

 

 

ем уме написанное божественным Павлом: «согрешающе в братию и биюще их совесть, немощну сущу, во Христа согрешаете» (1 Кор. 8, 12). Скажу еще нечто и из пророческих книг: тобою оправдан Содом (Иез. 16, 51), ты превзошел разглагольствия язычников против Христа, считавших крест юродством, ты показал, что нет ничего преступного в иудейской гордости. Ты стараешься умалить и, сколько от тебя зависит, унижаешь до бесславия Того, которому подобает вышнее сидение и который имеет это сидение с Богом и Отцом. Ибо о Том, который воскрес из мертвых, мудрейший Павел говорит, что Он сидит на престоле Божества. «Такова имамы, – говорит он, – первосвященника, иже седе одесную престола величествия на небеcех» (Евр. 8, 1), «превыше всякого начальства, и власти, и силы, и господства, и всякого имене, именуемаго не точию в веце сем, но и в грядущем» (Ефес. 1, 21). Ибо преклоняется пред Ним «всяко колено небесных и земных и преисподних, и всяк язык исповесть, яко Господь Иисус Христос в славу Бога Отца» (Фил. 2, 10. 11). Кто же есть Тот, который во всем этом является как Бог? Он сам объяснил, кто первосвященник его таинств. «Но себе умалил..., – говорится, – в подобии человечестем быв и образом обретеся, яко же человек. Смирил себе, послушлив быв даже до смерти, смерти же крестныя» (Фил. 2, 7. 8). Итак, преклоняется всякое колено небесных и земных и преисподних пред Тем, кто претерпел крест: на Его-то чистое и единственное человеческое естество указывая, противник говорит, что Он заслужил от Бога Слова памятование и посещение, тогда как подлинно надобно знать и разуметь, что не иной кто был Бог Слово, как сам Он, и не иной есть сын, особо, в виде человека явившийся и происшедший от семени Давидова, но это был сам Бог Слово от Бога Отца, сделавшийся подобным нам, то есть, человеком, и не иного кого, как самого Себя удостаивающий посещения и памятования».

 

Из той же книги: Феодор:

 

„Да прекратят же бесстыдный спор! пусть престанут от пустого прения, стыдясь очевидности сказанного! Он говорит о приводящем многих сынов в славу. И вот в смысле сыновства апостол воспринятого человека сопричисляет прочим, но не потому, что он, подобно им, причастен сыновства, а потому, что он также принял благодать сыновства, хотя, по своему божеству обладает естественным сыновством. Ибо несомненно, что он, не как прочие люди, обладает славою сыновства, но обладает ею вследствие единения, которое он имеет с ним. Отсюда и в самом названии, обозначающем сына, равно разумеется и тот. Но говорят нам: если о двоих, совершенных

70

 

 

во всяком отношении, говорите вы, то и двоих сынов мы должны называть. Но вот в божественном писании сын, сам по себе, без отношенияк его божеству, сопричисляется прочим людям, и таким образом мы уже не называем двоих сынов. В исповедании же по справедливости есть один сын, потому что разделение естеств необходимо должно оставаться, и нераздельное единство лица должно быть соблюдаемо“.

 

Кирилл:

 

«О безумие! тот не познал всей высоты таинства Христова, кто выразился о нем в таких слабых и детских словах. А что он слишком мало понимает силу предложенного Писания, уклоняется от правильного пути и пускается опять в свое злое направление, это мы сейчас покажем. Прежде всего он старается показать нам чистого человека, седящего вместе со Отцом, и начинает дело тем, что вся тварь должна почитать его, как Бога. Сопричисляя же его сынам по благодати и множеству людей, он утверждает, что одно божество Слова имеет славу истинного сыновства, понося таким образом Того, кто ради нас благоволил претерпеть истощание, и свое нечестивое безумие противопоставляя ученику, говорящему! «и слово плоть бысть». Итак, надобно знать, что он в некоторых местах говорит об одном, а не о двух сынах, совершенно отвергая, что есть Бог и Сын тот, который, как он сам говорит, от семени Давидова, и к одному Богу Слову, который от Отца, относит славу истинного сыновства. А это, как я сказал, не иное что значит, как не допускать вочеловечения и совершенно уничтожать домостроительство, чрез которое мы спасены, избавились от смерти и греха и свергли иго диавольской жадности“.

 

Из той же книги: Феодор:

 

„Никто да не обольщается искусственностию вопросов. Ибо порочно оставлять толикий «облак свидетелей» (Евр. 12, 1), о котором сказал апостол, и, прельстившись хитрыми вопросами, принимать сторону противников. Что же такое разумеют, когда искусственно спрашивают: матерь человека – Мария, или матерь Бога? и потом: кто был распят – Бог, или человек? Ясное и полное решение на это заключается уже в высказанных нами ответах по поводу этих вопросов; но мы и теперь скажем коротко об этом, чтобы у них не оставалось никакого предлога к хитросплетениям. Итак, когда спросят: матерь человека, или матерь Бога Мария, мы должны отвечать: и то и другое – первое по естеству, а второе относительно. Она матерь человека по есте-

71

 

 

ству, потому что человек был во чреве Марии, который и вышел из нее. Но она – матерь Бога, потому что Бог был в рожденном человеке, не то, чтобы Он объят был им по естеству, но Он был в нем по благоизволению 1). Итак, то и другое можно сказать справедливо, но не в одном и том же смысле. И не надобно думать, будто Бог Слово, когда был человеком во чреве, получил начало. Он был прежде всякой твари. Поэтому и то и другое говорится справедливо, и то и другое имеет свой собственный смысл. Точно также и на вопрос: Бог ли был распят, или человек? надобно отвечать: и то и другое, но только не в одном и том же смысле. Один был распят, как претерпевший страдания, пригвожденный к древу и задержанный иудееми, а другой – потому, что был соединен с тем по сказанной прежде причине».

 

Кирилл:

 

„Что́ говоришь ты, храбрец? Неужели святая Дева была матерью Бога потому, что в рожденном из нее находился Бог, обитая в нем одним только действием воли? Неужели ты утверждаешь одно это соединение? Итак, когда Бог, сый Слово, поселяется в нас (ибо Он чрез Святого Духа обитает в душах святых: Прем. гл. 7), то ужели ты не думаешь, что подобным же образом и мы имеем единение с Ним? Где же поэтому увидит кто-нибудь чудо таинства Христова? А когда мы будем верить, что ради нас соделался человеком Бог Слово, то тут поистине удивительное таинство, и тут действительно в высшей степени будет удивляться всякий такому благодеянию. Если же сказать, что в человеке Бог Слово обитал действием воли, то дело домостроительства имеет уже иной смысл. Ибо мы, как сказано, заслужили толикую благодать потому, что просветились верою в Него. И да не скажет кто-нибудь, что Он недобровольно обитает в нас: напротив, добровольно или по прирожденной Ему воле Он оказал нам благоволение. Но мы и не утверждаем, что Бог Слово, соприсносущный Отцу, получил начало бытия из плоти святой Девы: Он всегда находился вместе с Отцом, и знаем мы, что ради нас Он сделался человеком. Итак, справедливо мы утверждаем, что святая Дева есть матерь как Бога, так и человека, потому что она действительно родила Христа по плоти“.

И потом: „Так как для объяснения сего предложено следующее: «егда вводит первородного во вселенную, глаголет: и да поклонятся ему вси ангели Божии» (Евр. 1, 6), то опять так пишет

_____________________

1) Слич. выше стр. 51.

72

 

 

Феодор:

 

„Итак, кто же тот, который вводится во вселенную и получает власть, вследствие которой Ему поклоняются ангелы. И безумный кто-нибудь не скажет, что вводится Бог Слово, который все привел из небытия в бытие, неизреченною силою даруя всему существование».

 

Кирилл:

 

„Итак, по твоему, безумие – мудрствовать правильно и содержать в уме истинную, правую и неповрежденную веру? Нет, по всей справедливости можно назвать безумными те речи, которые отвергают, что единородное Слово Божие введено Богом и Отцом во вселеннию, когда Оно сделалось человеком. Ибо Оно, будучи по естеству выше всех других, как творец их, и настолько превосходя их, насколько художник превосходит свое произведение, вошло во вселенную, когда названо было частию ее, потому что Оно явилось, как человек“.

И спустя немного: „Удивляюсь я, почему противник пишет, будто Иисус никогда не удостоился бы соединения с Богом Словом, если бы с самого начала чрез помазание не сделался непорочным. Таким образом сначала он явно разъединяет и различает двоих сынов. Но пусть он скажет, когда Иисус сделался непорочным и удостоился соединения с Богом Словом, во чреве ли, или когда был тридцати лет. Тогда, как известно, Он приходит на Иордан и просит у Иоанна крещения. Если Он от чрева матернего был святым, то каким образом говорит он, что Он сделался святым, а не был таким прежде? Если же говорит, что сделался, то необходимо разуметь, что Он не был прежде тем, чем сделался. Если же Он всегда был святым, а не сделался таким во времени, то каким образом говорит он, что сшел на Него Дух, и показал Его достойным соединения и сообщил Ему то, чего у Него доселе не было? Все это он изложил и в других своих книгах. Что же это такое было, чего, для полного освящения в самом чреве, не доставало у Того, который и прежде рождения по плоти был святым, непорочным и освящающим тварь? Итак, когда он говорит, что Иисус не заслужил бы соединения с Богом Словом, если бы не сделался с самого начала непорочным, то пишет вместе с тем множество опровержений на свои пустословия. И прежде всего непристойно говорит: Он заслужил; потом считает чем-то особым сына, который от семени Давидова, и этого одного неблагоразумно называет Иисусом. Кроме того, говорит, что Иисус сделался непорочным, как будто не был Он таким

73

 

 

прежде: это великое богохульство. Ибо Бог Слово, в самом чреве соединившись с своею плотию, был один, и, будучи непорочным Сыном, святым из святых, Он от своей полноты дарует Духа не только людям, но и горе, на небесах, разумным силам».

 

И спустя немного: Феодор:

 

«Многочастие и многообразне древле Бог глаголавый отцом во пророцех, в последок дней сих глагола нам в Сыне» (Евр. 1, 1. 2). Чрез Сына Он сказал нам: подлинно под этим надобно разуметь воспринятого человека. «Кому бо от ангел рече когда: сын мой еси ты, аз днесь родих тя» (Евр. 1, 5)? Никого, говорит, не сделал причастным достоинства сына. Это-то и значат слова: «родих тя», как бы чрез это самое Он и сообщил причастие сыновства; но совершенно неимеющим никакого общения с Богом Словом является он в том, что сказано“.

 

Кирилл:

 

„И в поучениях своих к долженствующим креститься тот же Феодор сказал опять так: „это мы не от себя измышляем свидетельство, но научены от божественного Писания, потому что и блаженный Павел так говорит: «от них же Христос по плоти сый над всеми Бог» (Рим. 9, 5); не потому, что от иудеев по плоти тот, который есть над всеми Бог: но это сказал для обозначения человеческого естества, о котором он знал, что оно – от племени израилева, и для показания естества божеского, которое он представлял себе господствующим над всем и всеми“. «Глусии услышите и слепии прозрите видети» (Исаии. 42, 18), восклицал некто из святых к тем, которые были от крови Израиля. Я же думаю, и совершенно справедливо, что говорить так свойственно непонимающим или нехотящим правильно понимать таинство Христа. Ибо «Бог века сего ослепи разумы неверных» (2 Кор. 4, 4), и неимеющие разумного в уме и сердце по делом и заблудились. Есть некоторые и просвещенные, даже считающиеся учителями, которые, не знаю как, заразились подобными болезнями: что другое сказать им, как не то, что Бог сказал устами одного из святых пророков: «яко пругло бысте стражбе, и якоже мрежа распростерта на Итавирии, юже ловящии лов поткнуша» (Осии. 5, 1. 2). Ибо те, которые должны приносить как можно больше пользы подчиненным, эти-то и были силками, и мрежей, и причиною всякого соблазна. Я очень удивляюсь этому, и не могу понять, к чему клонится рассуждение моего противника. Он, очевидно, признает, что чрез Сына говорит

74

 

 

нам Бог и Отец: и об Нем же говорит, как о воспринятом человеке, утверждая, что Он не имел никакого общения с Богом Словом. Как же не очевидно для всех злословие против блаженного Павла, или, лучше, порицание самой истины? Не так в этом случае понимал дело имеющий Святого Духа апостол. Противник извращает правоту догматов так, как ему хочется».


Страница сгенерирована за 0.32 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.