Поиск авторов по алфавиту

Послание епископов первой Сирии к императору Льву

XXIX. Послание епископов первой Сирии к императору Льву.

Священнейшему и благочестивейшему христолюбцу, августу и стяжавшему от Бога достойные почести императору, Льву, Василий, Максим, Феоктист, Домн, Геронтий, Флавиан, Савакур и Петр, епископы первой Сирии.

Готовая на благодеяния власть ваша, как свет, распространяет свои лучи одинаково, как бы по мере, на всех нуждающихся, но особенно на тех, кто любит правую веру и проникнут тем же благочестием к Богу, как и вы, наставники которого суть учители правых догматов, являвшиеся в различные времена светилами истины. Но главным стражем всего являешься ты, потому что ты и защитник распространенного вами богопочтения и вернейший его хранитель. Поэтому мы не золотой венец подносим вам, и не такой, какой в благодарность за оказанные благодеяния получают лица, облеченные мирскою властью, но сплетенный из славнейших деяний, которые обыкновенно бывают плодом занятий, блистающих добродетелью и доброю жизнью. Таковым венцам свойственна неувядаемость и они не на короткое время останутся у тех, кои их получают, но на веки простирают награды и обилие блаженства добродетельным людям. Ибо как можем мы вознаградить земным того, кто обладает небесною мудростью? Что из наших (благ) воздадим тому, кому свойственно стяжать (блага) божественные? Итак да перенесутся деяния нашего смирения к (трону) вы-

216

 


сочайшей милости и да обнародуются божественные догматы, приемля которые, вы стяжали себе вечную славу. Ибо Спаситель заповедал, что мы должны проповедовать эти (догматы), и благодать Святого Духа совершила это, сначала открывая их читающим священное Писание и потом чрез никейских отцов утвердив их для всеобщего употребления. Потому что ни время нисколько не изменило их символа веры, ни хитрословие не исказило смысла их слов; но всякое нападение еретиков, разбиваясь об эти слова, как об какую скалу, мгновенно разрешается в пену. Ибо, назовет ли кто тварью единосущного Отцу Сына Божия, чрез эту веру обличается, что он лжеумствует; станет ли отрицать в Нем истинность нашей природы, изгоняется, как враг благочестия; покусится ли изменить (веру в) божественную ипостась Святого Духа, отлучается, как неверный. Потому что эта (вера), как истинный свет, не терпит и тени лжи. Ибо когда она говорит: «рожден от Бога, т. е. из существа Отца, прежде веков, а не сотворен», то доказывает единосущие, и в тех, кои мудрствуют иначе, уничтожает возбужденность к нечестию. Далее, когда говорит: «сшел (с небес) ради нашего спасения, и воплотился, и вочеловечился, и родился от Девы Марии», то изъясняет все чудо домостроительства. Подобным же образом, когда исповедует в Святом Духе одно и то же, какое во Отце и Сыне, естество, то подрывает нечестие тех, которые сопротивляются Святому Духу. Итак, вооружившись этими изречениями и ссылаясь на силу слов их, и последующие защитники истины возвысили голоса против злых вымыслов, усиливавшихся исказить веру, не сами изобретая, при состязании, какое-нибудь новое доказательство, но отражая словами отеческого символа, как бы каким острием. Потому что тем, которые нечестиво называют божественное естество Единородного несвободным от страданий, они возражают противное, указывая на неизменность и непреложность Божеского существа. Тех, которые отвергают в Единородном основные элементы нашей природы, изобличают тем же образом, потому что под воплощением и вочеловечением (символ) разумел не иное что, как восприятие нашей природы и соединение с нею. Таким образом этим 150-ти великим отцам последовали и те, которые по внушению Святого Духа собрались на вселенском соборе в Халкидоне, и учат, что и по божественному и по человеческому естеству Сын один и тот же: Он же и от Отца по божеству, Он же и от матери по человечеству, как Бог бесстрастен, (а как человек не чужд страданий); по тому естеству. которое принял от нас, Он единосущен нам, а по рождению от Отца единосущен Родившему; Он и то, что́ был по существу прежде веков, делает явным, и то, что воспринял в последние дни. действительно имеет; — они не называют Его то тем, то другим, но согласно с тем, что́ об Нем говорится в Писании, прославляют Его, как одного и того же Сына, Господа и Бога. Этот собор, как согласный с прежними, мы признаем во всех его определениях; и тех, которые на нем были преданы анафеме, и мы анафематствуем, т. е. Евтихия и Нестория, а тех, которые на нем прославлены, и мы превозносим; и приемлем всех вообще, кто вместе с нами соблюдает отеческие предания, а тех, которые отрицают отеческую истину, осуждаем,

217

 


как отлученных, ничего больше не желая относительно их. Потому что какие другие наказания от нас за преступления нужны для тех, кого сделала чуждыми нам вера? А о Тимофее, похитившем александрийское епископство и власть над округом египетским, считаем лишним и говорить что-нибудь. Ибо что́ больше можем мы сказать о том, кто вследствие того, что́ еще и теперь делает и говорит, как видно из прошений, поданных вашему величеству, отпал от благочестивого исповедания веры? Да и сам он и его защитники в своих жалобах, поданных вашему миролюбию, дерзко отвергая столь важные соборы — именно 150-ти отцов и тех, которые собирались в Халкидоне, показали, что они воюют против Церкви. Поэтому, так как на него сделано так много и столь важных обвинений, то мы думаем, что нас не следует и спрашивать об этом, разве только для обвинения еще мирян, удалившихся от благочестия и не соблюдающих всех церковных постановлений. Потому что относительно тех, которые в первую голову отделились от Церкви и не хотят иметь ничего общего с нами в предметах божественных, издавать еще какое-нибудь определение по поводу прочих нечестивых поступков их и наказывать их, как нарушителей некоторых канонов, нет никакой надобности, так как отчуждением от веры они отрезали себя от всего тела и далеко удалились от наших правил. Когда кто-нибудь согласится следовать нашим (правилам) в предметах божественных, тогда за остальные прегрешения мы прилагаем к нему определения канонов: если же кто далеко не сходится с церковными канонами в том, что́ составляет сущность нашего внутреннего общения, то он совершенно чужд нам. А за проступки и присвоения, допущенные им незаконным образом, он должен быть судим по законам гражданским, и разумным судом их исполнителей. Итак, делом вашей милости будет распространять, украшать и возводить на высоту славы дела благочестия и уничтожать дела противные; но вместе с милостью вы явите и искоренение зла; чрез что в вас образуется подражание Богу, направляющее все к пользе подданных и сообщающее истинную кротость и мир всем; оно обещает вашему (благочестию) вознаграждение за добрые дела — в том, чем вы управляете.

Василий епископ: желаю, чтобы ваше благочестие, православнейший, благочестивейший и угодный Христу император, продлило жизнь свою на многие лета для блага Божиих церквей и римской империи.

Максим, епископ лаодикийский, тоже. Феоктист, епископ веррийский, тоже. Геронтий, епископ селевкийский, тоже. Флавиан, епископ гавальский, тоже. Домн, епископ халкидский, тоже. Кир, епископ онозарфский, тоже. Петр, епископ гаввский, тоже. Савва, епископ палтский, тоже.


Страница сгенерирована за 0.3 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.