Поиск авторов по алфавиту

Послание епископов египетского округа к Анатолию,архиепископу константинопольскому

XIX. Послание епископов египетского округа к Анатолию,
архиепископу константинопольскому
.

Святейшему и боголюбезнейшему архиепископу константинопольской и кафолической церкви Анатолию, епископы египетского округа.

Как ты держишь кормило первосвященства и преемства отцов, так и подражаешь ревности их о неповрежденности (веры). Всех, в разные времена жестоко свирепствовавших против святых правил и святой и чистой веры, и деятельных еретиков ты удалил от святой и досточтимой церкви и явил ее свободною от всякого разногласия и еретических мыслей. Того же мы надеемся и теперь как от твоей святости, так и от других святейших архиепископов, занимающих равночестный престол, а более от всех святейших архиепископов всей вселенной, против Тимофея, который тираническим образом присвоил себе первосвященнический престол александрийской церкви, и против тех, которые содействовали этому безумству, потому что всем первосвященникам Христовым должно будет предпринять общую против них войну. В прошении, представленном нами благочестивейшему и христолюбивому государю нашему, хотя мы не могли высказать о всех преступлениях (Тимофея), по причине множества беззаконий, учиненных им против святых и досточтимых правил и против самого государства, однакож, сколько позволили силы нашего истинного смирения, мы, как бы изобразив на доске, рассказали это его благочестию, прося оказать помощь святым церквам, находящимся в Египте, и подвергнуть исправлению допущенные пороки. Тем не менее прибегаем и к твоей святости чрез это послание, и снова представляем, о чем мы недавно рассказывали своими устами, что́ предпринято упомянутым Тимофеем против святых правил, что́ учинено им против святой и чистой веры, как попраны им права священства, до какого осмеяния со стороны иудеев и язычников и других, которые неправо относятся к православной и кафолической Церкви, довел он таинства христиан, как привел в худшее состояние самое государство и святейшие церкви, находящиеся в Египте, и православных их пастырей, управляющих паствами согласно с учением

200

 


Христовым, прогнал от церквей вместе с их священниками, а почтенные монастыри, издавна прославившиеся православною верою, мужские и женские, разрушил, так что почти все египетские церкви, вместе с монастырями, вследствие сказанных причин и преследований со стороны Тимофея, находятся в бедственном положении. Чтобы не подумали, что мы, говоря темно, говорим что-нибудь лишнее против истины, постараемся привести нашу речь в порядок и, сколько можем, кратко изложить то, что́ учинено против нас, а более против истины. Итак, после смятения, недавно произведенного в святых церквах некоторыми еретиками, которые были тогда клириками и желали первосвященнического престола святейшей александрийской церкви, — когда святейшие египетские и александрийские церкви пребывали в святом мире, и все были согласны с святым вселенским халкидонским собором, потому что он ничего не изменил и не допустил ни прибавления ни убавления против святого собора, бывшего в известное время в городе Никее из 318-ти святых отцов, а был согласен с ним, — предпринято было, благочестивейший отец, против святейшей александрийской церкви то, о чем ни молва, ни один век не знает, чтобы делалось это в какое-нибудь время, и даже никакой тиран в болезненном состоянии своей головы никогда ничего подобного не придумывал. А именно: Тимофей, пресвитер александрийской церкви, знаменитый злобою, на вид показывающий всегда воздержную жизнь, имеющий приличное своему произволу прозвание неистового, объятый в то время желанием первосвященства на александрийском престоле, и не достигая этого, особенно когда Диоскор соборным решением был извержен из священства, не оставил ничего худого предпринять против святой церкви, пока не исполнил своего желания. Итак, коварно выждав смерти, а лучше (сказать) перехода на небеса, благочестивого и блаженной памяти императора Маркиана, он рассудил, что и она благоприятствует ему исполнить свое желание. Он подкупил некоторых нерадивых монахов, которые, как известно, обитают в подгородных местах и, подобно ему, отторглись от общения вселенской Церкви с тех пор, как созван был святой вселенский халкидонский собор. Когда толпы народа постоянно утешались, остававшимся дотоле в живых, святой памяти архиепископом нашим Протерием, когда этот первосвященник совершал торжественные и надлежащие таинства и делал молебные собрания без всякого смятения, вместе с нами и со всем александрийским клиром, и когда вся курия стекалась на молебные собрания, которые он совершал, об общем спасении, о благочестивейшем и христолюбивом государе нашем, и о всей палате и воинстве его: (Тимофей) послал (упомянутых монахов) в город, чтобы они произвели волнение и мятеж, как будто со смертью благочестивой памяти государя Маркиана сделалась какая-нибудь новость или перемена в государстве и православной вере; и сделал такое смятение, наполнив весь город людьми простыми, сочувствующими мятежникам и без рассуждения соглашающимися на их желания, что даже поднялись непристойные крики, и никто из свободных и кротких жителей не мог в тот день выходить. Потом другая смешанная и подкупленная толпа, составленная усилиями того же Тимофея, собралась

201

 


в великую церковь города Александрии, вместе с упомянутыми монахами; и он, взявши двух епископов, единомысленных с ним и потому подвергнутых церковному отлучению первосвященническим престолом александрийской церкви и не имевших никакого общения с святою кафолическою Церковью, сам себя посадил на престол и показал как бы архиепископом, тогда как истинно кафолический архиепископ со всем клиром пребывал в епископии. И тотчас он принялся совершать крещения, также рукоположения диаконов, пресвитеров и даже епископов, начал исполнять и все другое, что приличествует истинному первосвященнику. Тех, которых сам рукоположил, он распределил по святым александрийским и египетским церквам, предписывая, чтобы все благочестивые пресвитеры церковные и диаконы, рукоположенные предшественниками, перешедшими на небеса, то есть, Феофилом, Кириллом и Протерием, были изгнаны из церквей, и не имели больше никакой священнической службы. Простирая далее свое безумие, и как бы стараясь о приращении своего высокомерия и пожеланий, и видя, что он не иначе может довершить труды своего стремления, как если оторвет от человеческих дел 1) того, который был по правилам и по праву архиепископом и пастырем кафолической Церкви, он даже и это сделал, убедивши устремиться на него некоторых, как показал исход дела, истинных человекоубийц, которые и умертвили его на молитве в крещальне, и, влача по всему, так сказать, городу и как бы с торжеством провожая его останки, со всех сторон и израненные и рассеченные на части, не удержались даже кусать его плоть и святые части внутренностей, наконец, предав тело огню, развеяли и самый пепел по ветру, превосходя всякую свирепость диких зверей; они не постыдились ни старости, ни седин, ни первосвященства, которое есть посредничество между Богом и людьми, ни времени, потому что они совершили человекоубийство во время святой пасхи, когда и демоны, устрашенные спасительным страданием, утихают. Еще снова умножая злые дела, при посредстве тех, которые прежде находились с ним, и как бы упражняясь во зле, он принял в общение осужденных письменно клириков и епископов, и предписал им участвовать в святом и досточтимом жертвоприношении; а святой вселенский собор, собиравшийся в Халкидоне, и не допустивший, как мы сказали выше, ни прибавления ни убавления в сравнении с святым никейским собором, со всеми его общниками предал анафеме, и не принял никого из благочестивых египетских епископов или александрийских клириков, имеющих общение с этим (собором), кроме тех, которые дерзнут отступить от него, чего доселе никто из верующих не сделал. Сверх того, анафематствуя всех епископов вселенной и их почтенных клириков, и думая, что этого мало еще и не может быть достаточно для насыщения его еретического безумия, он в почтенном диптихе (в котором содержатся имена благочестивой памяти епископов, перешедших на небеса, которые по святым правилам прочитываются во время святых таин) поместил свое имя и Диоскора, осужденного Богом и вселенским собором быть под

_______________

1) Т. е. лишить жизни.

202

 


анафемою, и изгладил оттуда имя святой памяти Протерия, жившего по Богу, поставленного в архиепископы по правилам. Чтобы долее не осквернять слова, мы, желая рассказать о каждом его преступлении, некоторым образом умалчивали, обуздывая язык, пробегавший даже то, что сказано. Мы не хотим вспоминать, как (Тимофей) старался в святейшие церкви египетского округа, в которых поставлены боголюбезнейшие и православные епископы, определять еретиков епископами, а в почтенные монастыри — клириками, и как потрясает монастыри дев, возмущая их и наводя на них страх своей тирании, или до какого дошел безумия, когда и самые седалища первосвященнические, на которых восседал святой памяти Протерий, наперед разломавши их, предал огню, а досточтимые и святые алтари в святых церквах, где они были устроены и освящены, омыл морскою водою; (потому не хотим) чтобы слышащие об этом не впали как-нибудь в неверие, или по крайней мере не радовались враги правой веры. Много и другого весьма преступного сделано им, чего нельзя пересказать словами. А так как ужасно и хуже всякого безумства то, что в такие святейшие времена он осмелился сделать против святой и чистой веры, и против святых и досточтимых правил, и против общего благочиния, а более — против состояния святых церквей и против самого государства и его законов: то, не в силах будучи переносить это и не считая этого дозволительным, мы, поставляя на втором плане и многотрудность пути и морские опасности и неизвестную жизнь и попечение о наших церквах, пришли в этот царственный город, оставив сослужителей наших, как во время тиранического гонения, в тайных местах, и, изливая мольбы пред благочестивейшим и христолюбивым государем и твоей святостью, просим: окажите сострадание к общему состоянию и спасению православного народа, равно и к единству церквей, также — подайте помощь в трудах святым и боголюбезнейшим отцам нашим, потерпевшим в разные времена опасности, и вступавшим много раз в борьбу со врагами, дабы святая и чистая вера могла сохраниться непоколебимою и неприкосновенною от всякого еретического мудрования, и известите о наших стенаниях соборными посланиями святейшего первосвященника римской церкви Льва, также и боголюбезнейших епископов антиохийского, иерусалимского, фессалоникского и ефесского, и другие церкви, какие будет угодно (ибо этот проступок составляет общее оскорбление), чтобы все епископы вселенной, зная, что учинено Тимофеем и какие новизны он ввел вопреки святым правилам и православной вере, соборными посланиями отписав благочестивейшему и христолюбивому государю нашему и вашей святости, согласно с досточтимыми правилами отцов, не замедлили дать надлежащее, приличное этому делу, решение. Если же усмотрите, что должен быть вселенский собор для спасения верующих народов и для благосостояния святых церквей, чтобы по правилам положить конец тем беззаконным делам, которые совершены Тимофеем, дабы и другим злым людям не представился случай делать подобное: то и мы, святейший и боголюбезнейший первосвященник, умоляем, пусть будет (вселенский собор). Но не менее того мы не упустили из виду объявить это еще для обличения того, что учинено Тимофеем про-

203

 


тив святой памяти Протерия; это мы делаем для того, чтобы он не мог иметь никакого случая к извинению в своих преступлениях, и чтобы все слышащие знали, что мы ничего не прибавили против него по причине вражды. Ибо, когда после смерти святой памяти архиепископа нашего Протерия он показал такое неистовство и бешенство против него, что даже первосвященническое седалище, на котором тот сидел, сжег огнем, а имя его изгладил из почтенного диптиха, и рукоположенным от него возбранял церковное и священническое служение, даже опустошил имение его, которое тот получил от родителей: то неужели не явно, что он сам предпринял убить его, потому что самые дела ясно указывают на волю Тимофея, и на то, до какой степени бешенства он дошел против памяти того, кто блаженно скончался? Итак покорно просим, да не возобладает над духом вашей святости никакое пронырство тех, которые будут говорить в пользу Тимофея; но смотрите на самые дела, потому что он был неприязнен не только к живому, но даже и к мертвому, и благоволите дать решение против него, согласное с святыми правилами.


Страница сгенерирована за 0.33 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.