Поиск авторов по алфавиту

Жалоба (Самуила и других пресвитеров Едессы к Фотию и к прочим епископам) против Ивы

«Святейшим, всеправеднейшим и боголюбезнейшим епископам Фотию, Евстафию и Уранию прошение от Самуила, Кира, Евлогия и Мары, пресвитеров святейшей церкви едесской».

«Мы старались прожить без тяжб все время своей жизни. Но так как то, что осмелился учинить против нашей церкви и против благочестивой веры отцов наших почтеннейший епископ Ива, и что́ превышает всякую неправду, вынудило нас отправиться с обвинением как его, так и брата его Даниила. епископа каррского: то мы, законно и согласно с канонами, пришедши как на восточный, так и на западный соборы, должны были также обратиться об этом к благочестивейшему и христолюбивому императору нашему. И как святейший архиепископ наш Флавиан с благочестивейшим и христолюбивым императором нашим определили и назначили, чтобы дело наше было исследовано вашею святостью: то мы прибыли готовые предстать (на суд). Итак, посредством этой нашей жалобы мы приступаем с просьбою, чтобы ваша святость приказала начать дело».

«Самуил пресвитер подал жалобу вместе с другими» 2).

(«Кир пресвитер подал жалобу вместе с союзниками»).

«Евлогий пресвитер подал жалобу вместе с другими».

«Мара пресвитер подал жалобу вместе с другими».

Самуил пресвитер сказал: «просим вашу справедливость дозволить нам и то, чтобы тоже самое сказано было по-сирски для боголюбезнейшего и святейшего епископа Урания; потому что он был в Константинополе, когда было читано письмо об этом, писанное архиепископом Домном к архиепископу Флавиану; и опять он был в Антиохии, когда мы намеревались поднять об этом речь. Мы просим его сказать, как он рассуждал с ним об этом, и что́ сказал ему». Боголюбезнейшие епископы Фотий и Евстафий сказали: «все, как ты домогался, предстоящий переведет благочестивейшему епископу Уранию на его собственный язык». И (после того как) было переведено (боголюбезнейшие епископы Фотий и Евстафий сказали): «пусть теперь и нам скажет почтеннейший Мара, что́ сказал на своем языке благочестивейший епископ Ураний». Мара сказал: «вот что́ он сказал: письмо было прочитано при патрициях; и так как они возмутили собрание, то мы лишили их общения. Впрочем я поставлен судьею и не могу быть свидетелем». Благочестивейший епископ Ива сказал: «госпо-

_______________

2) В латинском везде: “с союзниками”.

86

 


дин Домн в письме к святейшему архиепископу Флавиану не упомянул об них, осужденных однажды». Боголюбезнейшие епископы сказали: «мы говорили, (что) рассуждение боголюбезнейшего и святейшего отца нашего и архиепископа Домна известно. Итак, пусть будет опять прочитана жалоба». И когда она была прочитана, боголюбезнейшие епископы воскликнули: «поданная вами жалоба содержит какое-то общее обвинение. Поэтому пусть каждый (из вас) письменно изложит, в чем он имеет обвинить и на каких пунктах хотел настаивать». Самуил сказал: «мы устно выскажем по порядку пункты пред вашею святостью. Начнем с этого пункта»... Боголюбезнейшие епископы сказали: «каждый пусть собственным голосом заявит, настаивает ли он на обвинении по поданным пунктам». Самуил сказал: «я настаиваю». Мара сказал: «я настаиваю». Евлогий сказал: «я настаиваю». Кир сказал: «я настаиваю». Боголюбезнейшие епископы сказали: «пусть будут прочитаны все пункты, и таким образом мы исследуем каждый». Самуил сказал: «просим, чтобы они и в акты были внесены». Боголюбезнейшие епископы сказали: «пусть будут внесены эти пункты»”.

«1. Когда, для выкупа пленных, город собрал до тысячи пятисот монет 1), и у хранителя драгоценностей было до шести тысяч монет, или немного более, кроме доходов, которые получает брат его: он 2), имея священного серебра в сосудах до двух сот фунтов 3), продал их, и отослал, как мы знаем, разве только тысячу монет, а остальное отнес к себе».

«2. Он не положил между драгоценностями (святой) церкви ту драгоценную усыпанную камнями чашу, которую 11 лет тому назад принес нашей церкви святой человек, и мы не знаем, что сталось с нею».

«3. Еще он берет и за хиротонии».

«4. Некто Авраамий был диаконом нашего клира. Когда схвачен был некоторый чародей Иоанн, которому (Авраамий) был друг и сообщник, последний пред почтеннейшим нашим епископом и всем клиром, собранным выслушать (его) диакона Авраамия, уличен был и признался, что он соучастник (Иоанна), за что и подвергся наказанию отлучения, был презираем всеми и преследуем долгое время. После этого, он, не знаем чем убежденный, так как не удалось никакое оправдание со стороны его (Авраамия), покушался рукоположить его епископом города Батена. Когда же этому воспротивился бывший тогда архидиакон его,— он рассердился; и (таким образом) тому, кто достоин был смерти, сам собою присудил быть епископом, а того, кто указывал на смятение города и говорил, что (это) несправедливо, лишил места, отлучил и изгнал из церкви. А так как ему не удалось (дело) о епископе, то он принужден был сделать его

_______________

1) По-гречески стоит: νόμισμα — монета вообще, а по-латыни: solidus — золотая монета в 25 динариев, около нашего червонца. Ред.

2) Разумеется везде епископ Ива.

3) По-гречески λίτρα, по-лат. libra, фунт, содерж. 12 унций или 24 лота, а также серебряная монета в 1 23 аттического обола. Ред.

87

 


странноприимником. И держит у себя сохранно хартию чародейских заклинаний наш почтеннейший епископ, который должен был представить запрещенное судье области, как следует по законам».

«5. Он рукоположил пресвитером и (сделал) периодевтом некоего Валентия, обесславленного человека, о прелюбодеянии и мужеложстве которого письменно и неписьменно заявляли все (его) односельцы, а заявлявших отдал под стражу и предал судье, хотя они показывали ему грамоты боголюбезнейшего архиепископа Домна».

«6. Он рукоположил племянника своего Даниила епископом языческого города, где надлежало быть святому пастырю, которого дела могли бы вразумить и убедить (язычников) хотя теперь обратиться к познанию истины; (между тем он рукоположил им человека) беспорядочного, молодого и сластолюбивого, который не хотел и не старался когда-либо скрываться, но почти всегда приходил в наш город к одной замужней (женщине) Халлое, уводил ее и, переходя с места на место, предавался с нею разврату».

«7. Все церковные доходы, многочисленные и простирающиеся до несчетного количества, он передает брату своему и своим племянникам. Мы просим, чтобы он дал отчет пред вашею святостью».

«8. Наследства, дары и все, что́ откуда-нибудь приносится и прилагается (в церковь), золотые и серебряные кресты, он собирает и передает брату своему и своим племянникам».

«9. Он тратил на дома своим родственникам и ту часть, которая отделена на содержание тюрем».

«10. Когда совершалась память святых мучеников, то для принесения на святой алтарь, освящения и раздаяния народу дано было только весьма немного вина, и притом дурного, нечистого и (как будто) только что выжатого из винограда; от чего назначенные совершать службу принуждены были купить вина совершенно дурного в лавочке шесть секстариев 1), которых (тоже) не достало; поэтому он сделал знак раздававшим святое тело возвратиться, потому что не нашлось крови; тогда как сами они пили и имели, да и всегда имеют, превосходное и удивительное вино. И это делалось тогда, когда имевший власть (распоряжаться) богослужением 2) знал (об этом) и извещен был, с тем, чтобы и он известил епископа с откровенностью. А так как он ничего не сделал в то время, то мы принуждены были снова известить самого почтеннейшего епископа. Впрочем, и известившись, он не тронулся, но (все это) презрел, так что многие из нашего города соблазнялись этим».

«11. Он несторианин и блаженного епископа Кирилла называет еретиком».

«12. Епископ Даниил рукоположил в клирики некоторых из тех, которые наиболее (следовали) его невоздержности».

_______________

1) Секстарий — шестая часть римской меры жидкостей конгия (congius), содержавшего в себе три пинты или кружки. Ред.

2) Т. е. архидиакон.

88

 

 

«13. Когда пресвитер Пироз делал завещание, распределяя свое имущество, и вещи, какие имел, предоставлял церквам, не имеющим (никаких) доходов, то огорченный наш епископ Ива сказал, что он имеет обязательство его на три тысячи 1) двести монет, и объявил ему это, с намерением опровергнуть волю его и самого его погубить скорбью».

«14. Когда же епископ Даниил сделал завещание и предоставил свое богатое имущество и приобретения от церковных (доходов) внукам своей любовницы и самой Халлое, то он не обнаружил негодования и не упрекнул (его)».

«15. Халлоя, любовница епископа Даниила, прежде ничего не имевшая, злоупотребляя многими находящимися у нее церковными вещами, отдает в рост по двести и по триста монет, так что отсюда ясно становится, откуда собраны эти вещи».

«16. Был  некто Авраамий диакон . Принадлежа к нашей церкви, он занимался (по временам ) разными оборотами; поэтому, бедный и почти ничего не имевший прежде, он  нажил большое богатство от нашей церкви, которое по справедливости принадлежало нашей церкви. Епископ Даниил убедил его, чтобы он письменным  завещашем передал наследство ему, уверяя его клятвой, что после смерти его он все раздаст бедным. Это и содержится в завещании. Когда Даниил  получил (все) это, то не только не распорядился (так ), как  должен  был  и клялся, но отдал это женщине Халлое, служившей его разврату».

«17. Епископ Даниил, принимая подарки от эллинов, впадших в грех жертвоприношения, отпускает (им) прегрешение, извлекая и из этого себе выгоду».

«18. Вырубивши лес в Лафаргарифском имении едесской церкви, они перевозили его в имения Халлои, любовницы епископа Даниила, и выстроили, что хотели».

„Боголюбезнейшие епископы сказали: «когда в (одном) пункте излагается обвинеше, угрожающее опасностью душе, то исследование прочих мы почитаем излишним. Итак, что открыто воспрещено и канонами и законами, и что явно ненавистно боящимся Бога, то сначала изберите и на том настаивайте. Нам же представляется уместным следующее. Во-первых, поставленный для свящепнослужения должен  иметь правую веру. Потом, он должен быть свободным от всякаго невоздержания, и не изменять благочестию, особенно ради денег. Если вы можете доказать преступность кого нибудь в этом, то изложите собственными устами». Самуил  сказал: «мы просим, как и просили уже, наследовать каждый пункт по порядку. И имеете ли первый пункт такое достоинство, чтобы удовольствоваться им одним и не поднимать других, да благорассудит ваша святость, и мы этому покоримся». Боголюбезнййппе епископы сказали: «из представленных вами пунктов три преимущественно важны и могут быть изобличены удобнее других. Их-то, если можете доказать, и изложите, как мы сказали, собственными устами». Мара сказал: «сначала мы ставим (пункт ) о вере,

_______________

1) По другим: на одну тысячу...

89

 

 

а другие пункты ставим (nocле)». Боголюбезннейшие епископы сказали: «предложив вам представить доказательство на эти три пункта, мы еще не отказались от исследования прочих». Мара сказал: «(пункт) о вере мы ставим прежде». Боголюбезнейшие епископы скапали: «что имеешь ты сказать о вере»? Мара сказал: «произнося проповедь, он сказал: не завидую Христу, сделавшемуся Богом, ибо насколько сделался Он, сделался и я». Боголюбезнейшие епископы сказали: «пусть благочестивейший епископ Ива признается прежде, говорил    ли он это». Благочестивейший епископ Ива сказал: «анафема говорящему (это) и клевещущему; ибо я (этого) не говорил: нет». Самуил сказал: «у нас есть свидетели этого, из которых (некоторые) находятся здесь; мы просим, чтобы они, вызванные вами, отвчали и собственным голосом заявили, не слышали ли они, когда он говорил это». Благочестивейший епископ Ива сказал: «я дозволю рассечь себя десять тысяч раз, чем говорить эти слова: нет, мне даже не думалось это. Но я знаю, что каждый спасается чрез исповедание». Благочестивейшие епископы сказали: «гы говоришь, что боголюбезнейший епископ Ива сказал это в церкви»? Самуил сказал: «есть обычай во святой церкви, по которому он в день пасхи или за день раздает клирикам собственноручно кое-что для праздника. Намереваясь раздавать это, он прежде беседует и таким образом раздает. Он беседовал и говорил это пред всеми клириками, присутствовавшими для принятия того, что раздается для праздника. И обличается он    некоторыми из тех клириков, находящихся здесь, которые слышали это, сказапное им». Благочестивейшие епископы сказали: «за сколько времени, полагаешь ты, благочестивейший епископ Ива сказал это»? Самуил    сказал: «есть года три, не менее. Было говорено и другое. Но мы, если угодно, это докажем». Если же и другое вы прикажете нам присовокупить, мы изложим и другое». Благочестивейшие епископы сказали: «кто однакоже те, которые могуть засвидетельствовать это»? Самуил сказал: «есть много; ибо он говорил пред всем клиром. Из    них здесь трое; а трое принимаются и канонами и законами. Если же нужно и угодно больше, то мы сообщим имена и друтих, и они по вашему приказанию явятся». Благочестивейший епископ Ива сказал: «наш клир    состоит из 200 имен, не менее, или и более, потому что я не помню числа: все клирики письменными заявленями, посланными к святейшему архиепискону Домну, засвидетельствовали, еретик ли я, или православный; они писали также и к вашему благочестию. Согласно ли свидетельство стольких клириков с тремя, как он говорит, свидетелями, которые для обвинения пришли в Константинополь с ними, да и теперь находятся с ними же,— судить ваше дело». Самуил сказал: «наше дело, когда мы ставим пункт или обвиняем, представить доказательства того, что мы сказали, а не благочестивейшего епископа Ивы — самому или чрез других свидетельствовать о ceбе. Ибо никто не требует слова отрицания. Я сказал, что было; мое дело и доказать». Боголюбезнейшие епископы сказали: «назови поименно приведенных тобою свидетелей, как слышавших, что благочестивейший епископ    Ива сказал это». Самуил сказал: «это — диакон Давид (один) из хранителей драгоценностей, и диакон Мара, (и диакон Савва), уместно про-

90

 


износящий правила блаженнаго Ефрема, муж мудрейший между сирийцами». Благочестивейший
епископ Ива сказал: «и Мара был с ними в Антиохии, с ними подавал просьбу и пришел в Константинополь вместе с ними. Между тем Мара по справедливости отлучен от общения своим собственным архидиаконом, а не мною; потому что он оскорбил пресвитера, за что он и отлучил его от общения. Потом они нашли его печальным, и взяли его для обвинения. Каким образом могут они приводить в свидетели тех, которые восстали против меня? Когда ты сказал: Жизнь умерла, — не тотчас ли я сказал тебе: друг, если ты говоришь то, что плоть Господа — животворяща и Христос есть наша жизнь, то и я согласен ; если же ты разумеешь божество, то я не пронимаю; и с    того времени ты имел общение со мною 10 лет». Самуил сказал: «если он призывал меня тайно, или бранил    (меня), или говорил мне об этом, то я виновен в том, о чем он говорит, разве потому, что с того времени он не по­ручал мне говорить проповеди». Боголюбезнейипе епископы воскликнули: «благочестивейший епископ Ива об   явил, что он призывал тебя и делал некоторый увещания; ты отрицаешь (это). А при свидетелях совершенно никто не поучает или не увещевает. Итак, осганив это, как излишнее, обратитесь к предлежащему (делу)». Самуил    сказал: «для меня достаточно того, что он сознался пред вашею святостью, что бранил меня за это». Благочестивейший епископ Ива сказал: «я не бранил, но спрашивал: друг, в каком смысле сказал ты, что жизнь умерла? Разумеешь ли ты божество, или разумеешь животворящую плоть Бога? Ибо она есть и жизнь и животворяща. Я так верую и исповедую устами моими, как повелел сам Бог; потому что устами испове дуется во спасение (Рим. 10, 10)». Боголюбезнейшие епископы сказали: «мы спрашивали вас, в церкви ли благочестивейший епископ Ива учил тому, о чем вы говорите; и вы сказали, что он учил об этом в присутствии всего клира в столовой комнате спископии. Поэтому, так как каноны и законы установили, только в случае недостатка приводить определенное число свидетелей, а в настоящем деле не недостаток, по избыток    свидетелей, как сами вы заявляете: то необходимо не тем только верить, которые вами ныне приведены, потому что благочестивейший епископ Ива почитает их вместе с вами обвинителями, но и спросить почти всех тех, которые в то время принимали от него благословения, как вы сказали». Мара сказал: «может быть, некоторые и не знают что слышали; но те, которые в точности знают это, известны; и их-то мы поименуем». Боголюбезнейшие епископы сказали: «сколько в то время было там пресвитеров»? Мара сказал: «не знаем». Боголюбезнейшие епископы сказали: «при раздавании благословений присутствовал, вероятно, весь состав почтеннейших    клириков». Евлогий сказал: «точно так; но некоторые, если бы и хотели прийти и говорить, то не пришли, боясь его козней; ибо многие решились не оскорблять его, чтобы не быть умерщвленными. Так, одному из    пресвитеров, не хотевшему подписаться под похвалами ему, когда в Антиохии мы составили обвинение против    него, по возвращении его оттуда, он строил козни: на этого мужа, который стал православным за пятьдесят лет назад, который никогда

91

 


даже не мился с тех пор, как отрекся от этой жизни, о котором свидетельствовал весь город, он взвел чрез своих экономов обвинение
, oт которого тот не мог ускользнуть, как судья не захотел способствовать этому, потому что, когда тот настаивал и говорил: «пусть доказано будет обвинение на меня», освободил его, и весь город принял его из тюрьмы с свечами и лампадами. И поэтому-то все клирики боятся и не решаются свидетельствовать против    него». Боголюбезнейшие епископы сказали: «не думаем, чтобы (кто либо), имея пред глазами страх Божий и веру, решился в угоду людям пренебрегать собственным спасением. Отсюда, так как ты сам объявил, что собрано было множество почтеннейших клириков, когда благочестивейший Ива говорил это: то мы не принимаем голосов    трех свидетелей, приведенных вами, и тем более, что боголюбезнейший Ива подозревает их, как он заявил». Самуил сказал: «как можно целый клир привести во свидетельство»? Евлогий сказал: «когда мы были в Aнтиoxии, они составили изложение похвал, носили его по клирикам, чтобы они подписали. Некоторые из клириков, (человек) 15 или 18, не захотели подписать, говоря: часто спрашивают нас о чем-то, и мы не знаем, что говорить, а лгать мы не можем. Приведши насильственно их в церковь, он оглушил (их) криком, что они должны быть изгнаны вон за то, что не подписались, и отлучил их (пред всею церковью, и выгнал) вон; поэтому они и пришли в Антиохию. Когда же они увидали, что мы угнетены и справедливые требования наши не приняты, и что возвратился этот человек, как-бы победивший нас, то побоялись войти в город; и мы должны были до сего дня содержать их для свидетельства». Боголюбезнейший епископ Ива сказал: «святейший и блаженнейший apxиепископ наш прибыл в Иераполь затем, чтобы посадить на престол благочестивейшего епископа, господина Стефана. Мы хотели исполнить обычай, идти и приветствовать их в Иepaполе,. Когда еще мы выходили, услышали, что Самуил и Кир пришли уже сюда для обвинения нас, взявши подписи и некоторых клириков. Признаюсь, я собрал клир и сказал: «я слышал, что Самуил и Кир пришли для обвннения нас; но вам я говорю, (что) если кто имел общение с ними в письменной жалобе, то пока не увидит, какой конец примет дело, пусть не имеет общения». Пpoчие сами отделились, уязвленные совестью». Боголюбезнейшие епископы сказали: «сколько было (таких), которые сами отделились»? Боголюбезнейший епископ Ива сказал: «есть около пятнадцати, или немного более, которые сами отделились; а я не отделять их». Мара сказал: «никто не отделялся сам, кроме меня одного и пресвитера Самуила; потому что мы составляли жалобу против него четверо — я, Кир, Самуил и Евлопй; двое взяли жалобу и отправились в Иераполь, чтобы подождать архиепископа; а господин Самуил    поступил потом худо. Он оозвал всех в секретное место и сказал: так как я слышал, что Кир и Евлогий отправлись обвинить меня, то я отделил их; знайте же, что они отлучены от общения. Если же кто участвовал с    ними в составлении жалобы, или знал (об этом), — ибо я слышу, что 30 клириков были согласны с ними, — то отдаю на их волю. И никто не вышел, кром меня одного и его; потому

92

 

 

что они не были согласны с нами, но остались в общении с ним». Боголюбезнейшие епископы сказали: «пусть боголюбезнейший епископ Ива скажет, действительно ли он говорнл то, о чем они сказали»? Благочестивейший епископ Ива сказал: «я не говорнл, и анафематствую того, кто сказал (это); ибо я и от демона не слыхал этого слова». Мара сказал: «есть свидетели, свидетельствующие за нас, здесь трое, которых имена мы передаем, а есть у нас и другие в Едессе»? Боголюбезнейшие епископы сказали: «необходимо присовокупить и их обвинения, потому что исследование (идет) но о малом (деле)». Евлогий сказал: «представим». Мара сказал: «блаженного Кирилла разве не называл ты еретиком»? Благочсстивейший епископ  Ива сказал: «воистину говорю, не помню. Коли же я и назвал его (еретиком тогда), когда восточный собор анафематствовал (его) как еретика, то я следовал моему экзарху». Мара сказал: «не говорнл ли ты: когда он не анафематствовал свои главы, то мы не приняли его»? Бдагочестивейший епископ Ива сказал: «я говорил: когда он не сетолковал сам себя и восточный собор не принял его, то и я с моим экзархом и восточиым собором отверг его». Мара сказал: «не говорнл ли ты раньше, когда прение происходило в секретной комнате: блаженного Кирилла я считал еретиком, и до тех пор, не принимал, его, пока он не анафематствовал (свои) главы»? Благочестивейший епископ Ива сказал: «поистине, не помню. Если же и сказал, то сказал наверно, что если восточный собор не принял его, истолковавшего свои тогдашние главы, то я считал его еретиком». Боголюбезнейшие епископы сказали: «если вы можете доказать, что благочестивейший (епископ) Ива называл его еретиком после соединения церквей, бывшего при блаженнейшем и святейшей памяти отце нашем епископе Иоанне и благочестивейшем и святейшей памяти епископе Кирилле, то говорите». Мара сказал: «он говорнл так: мы считали его еретиком до тех пор, пока он не анафематствовал    (свои) главы». Благовестивейший епископ Ива сказал: «я столько далек от того, чтобы анафематствовать этого мужа после того, как он истолковал свои главы, что я и от него получал послания и к нему посылал послания, и он был в общении со мною, и я был в общении с ним». Боголюбезнейшие епископы сказали: «после того, как вы были в общенш, говорил ли ты что нибудь»? Мара сказал: «он раньше говорил, что тот был еретиком до тех    пор, пока не анафематствовал (свои главы)». Благочестивейший епископ Ива сказал: «до тех пор, пока он не истолковал себя, — так как восточный собор называл его еретиком и осудил его как еретика, — и я почитал его еретиком. А после того, как соединены были церкви и блажепный Павел отправился в Александрию и отнес    (изложение) веры восточных церквей и получил от него истолкование (его) глав, все мы стали иметь его в    общении и (считать) православным, и никто не называет его еретиком». Боголюбезнейшие епископы сказали: «для благочестия весьма достаточно отрицания ереси; но благочестивейший епископ Ива объявил причину, по которой он со всем восточным святым собором почитал еретиком блаженной памяти Кирилла. А вы говорите, что он называл его еретиком раньше; это вам необходимо доказать». Мара

93

 


сказал: «он говорил раньше: я почитал его еретиком до тех пор, пока он не анафематствовад (свои) главы». Благочестивейший епископ Ива сказал: «до тех пор, пока он не переговорил на ухо с блаженнейшим Иоанном и не принял от него письменного исповедания веры, которое он послал через блаженнейшего
Павла, все мы почитали его еретиком; aпосле того, как он был принят, мы были в общении, и он имел общение с нами и мы с    ним». Самуил сказал: «это говорит теперь почтеннейший епископ Ива, желая поправить свои ошибки; а наше дело доказать, что он назвал Кирилла еретиком, и после этого, поправляя себя, говорит: он был еретик, пока не анафематствонал свои главы». Благочестивейший епископ Ива сказал: «я не упомянул об анафематствовании; я следовал восточному собору. Хотите ли письменных (докуменов)? Принесите письменные». Боголюбезннейшие епископы сказали: «если благочестивейший епископ Ива после смерти блаженнейшего и святейшего Кирилла называл его еретиком и считал его еретиком, то докажите». Мара сказал: «докажем».

Тот же благоверный секретарь прочитал также: 1)

_______________

1) На полях: Ρωμαϊςὶ, ἀνέγνων, ἀνέγνωμεν, ἀνέγνω: Latine, legi, legimus, legit.


Страница сгенерирована за 0.81 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.