Поиск авторов по алфавиту

Собор константинопольский второй, двукратный

ПОМЕСТНЫЙ СОБОР КОНСТАНТИНОПОЛЬСКИЙ ВТОРОЙ,

БЫВШИЙ В ХРАМЕ СВЯТЫХ АПОСТОЛОВ,

НАЗЫВАЕМЫЙ ДВУКРАТНЫМ.

Предисловие Иоанна Зонары, с которым, по обыкновению, соглашается Феодор Валъсамон.

Собор этот надписывается так: «Святый и великий первовторой (двукратный—πρώτη και δεντέρα) собор, состоявшийся во всечестном храме святых и всеславных апостолов». У читающих эту надпись невольно является недоумение, каким образом собор этот, будучи одним, называется первым и вторым. Когда в помянутом храме святых апостолов собрался собор, то, рассказывают, произошло пререкание между православными и инославными. Победа оказалась на стороне православных, которые и намеревались предать письменам бывшие рассуждения. Но еретики не снесли того, чтобы постановления были записаны,— из опасения оказаться побежденными и подвергнуться исключению из сонма верных,— и возмутились. Возмущение достигло таких размеров, что дошло до извлечения мечей и до убийств. Вследствие этого первое собрание закрылось, не достигнув возможности обнародовать свой результат. Потом, спустя несколько времени, снова состоялось второе собрание в том же самом храме и снова шло рассуждение о тех же самых предметах. В этот раз и было записано все, что было высказано относительно догматов. Потому, говорят, собор этот, будучи собственно одним, и назван первым и вторым, что собрание отцов было дважды; записано же то, что говорилось на соборе и что определено, во втором собрании, на котором и были провозглашены изложенные ниже правила.

145

 

 

I.

Столь высокое и достоуважаемое дело, прекрасно придуманное блаженными и преподобными отцами, устройство монастырей, оказывается ныне в небрежении, потому что некоторые, усвоив своим имениям и усадьбам имя монастыря и дав обещание посвятить оные Богу, надписывают себя владельцами (господами) пожертвованного и придумали хитрость делать посвящения Богу посредством одного наименования. Они не стыдятся и после пожертвования усвоять себе ту же власть, какую не возбранялось иметь им прежде. И столько корчемничества примешалось к этому делу, что многое из посвященного Богу явно продается самими жертвователями, к изумлению и огорчению видящих все это. И у этих жертвователей не только нет раскаяния в том, что они присвоивают себе власть над тем, что однажды навсегда посвящено Богу, но и является дерзость передавать эту власть другим. Поэтому святый собор определил, что никому не дозволяется строить монастырь без ведения и соизволения епископа; с ведома же и разрешения епископского и с совершением подобающей молитвы, как издревле богоугодно узаконено, дозволяется строить монастырь. Все же принадлежащее к нему, вместе с ним самим, да вписывается в инвентарь, который хранить в епископском архиве. И без воли епископа жертвователь отнюдь да не дерзает поставлять игуменом себя самого, или вместо себя другого; потому что если уже человек, подаривший что либо другому человеку, не может быть обладателем того, что он подарил, то каким образом возможно допустить, чтобы кто либо предвосхищал власть над тем, что он приносит и посвящает Богу?

II.

Некоторые принимают на себя наружный образ монашеской жизни не с тем, чтобы в чистоте служить Богу, но для того, чтобы видимою чистотою и безукоризненностью стяжать себе славу людей благочестивых и через то приобресть беспрепятственное удовлетворение своим пожеланиям. Отринув одни лишь волосы, они остаются в своих домах, не исполняя никакого монашеского последования или устава. Поэтому святой собор определил: никого отнюдь не удостаивать монашеского образа без участия лица, долженствующего принять его к себе в послушание и иметь над ним начальство и попечение о душевном его спасении. Таким лицом да будет муж боголюбивый, начальник монастыря, человек, способный спасти новоприводи

146

 

 

мую ко Христу душу. Если же кто окажется постригшим кого-нибудь не в присутствии игумена, долженствующего принять постригаемого в послушание, таковой да подвергнется извержению из своего чина, как не повинующийся правилами нарушающий монашеское благочиние. Необдуманно же и бестактно постриженного отдать на послушание в монастырь, в какой заблагорассудит местный епископ, потому что нерассудительные и неосторожные пострижения и монашеский образ подвергли неуважению и подали случай к хулению имени Христова.

III.

Рассуждено исправить еще один, вредящий нравственной чистоте, беспорядок и, что гораздо хуже, беспорядок, на который, по нерадению и небрежности, не обращается внимания. Если кто из настоятелей не станет разыскивать подчиненных ему, ушедших из монастыря, монахов, или отыскав вздумает не принимать их снова в монастырь и не возьмет на себя труда приличными недугу соответствующим врачевством восстановить и укрепить заболевших, то, по определению святого собора, таковой подвергается запрещению священнодействовать; потому что если не остается без наказания человек, заведующий бессловесными животными и нерадящий о своем стаде, то как может не понести наказания за свою дерзость тот, кому вверено пастырское начальство над питомцами Христовыми и кто спасение их променивает на леность и праздность? Если же монах, которого приглашают возвратиться, не захочет повиноваться, то он будет отлучен епископом.

IV.

Много путей изобретал лукавый, чтобы нанести как можно более поношения досточтимому монашескому образу. Много помогло ему в этом время предыдущей ереси, потому что угнетаемые ересью монашествующие оставляли свои обители и переселялись в другие, а некоторые и в жилища мирских людей. Но что делали тогда монашествующие ради благочестия и что потому их самих делало особенно ублажаемыми, то, перешедши в безрассудный обычай, являет их достойными посмеяния; потому что еще и теперь, когда благочестие всюду уже укрепилось и церковь избавилась от соблазнов, некоторые из них уходят из своих монастырей и, подобно неудержимому (в своих берегах) потоку, переселяясь и переливаясь то туда то сюда, лишают обители благообразия, вносят в них большой беспорядок, расстрои

147

 

 

вают и разрушают благолепие послушания. Пресекая непостоянство их стремлений и их непокорность, святой собор определил: если монах убежит из своей обители и переселится в другой монастырь или поселится в мирском жилище, то он, равно как и тот, кто его примет, да будут отлучены, пока бежавший не возвратится в обитель, из которой бежал. Впрочем если епископ пожелает каких-либо, известных своим благочестием и чистотою жизни, монахов перевести в другой монастырь ради его благоустройства, или заблагорассудит послать даже в мирской дом ради спасения живущих в нем, или благоизволит определить в другое какое либо место, то за это не отвечают ни монашествующие, ни приемлющие их.

V.

Находим, что не взвешенные и не испытанные отречения от мира много вредят монашескому благочинию; потому что многие опрометчиво бросаются в монашество и, относясь небрежно к подвижнической строгости и трудности, снова обращаются к плотоугодной и сластолюбивой жизни. Поэтому святой собор определил: никого не удостаивать монашеского образа прежде, чем предоставленный им для испытания трехлетний срок не представит их достойными и способными к столь великому образу жизни. Собор повелевает всячески соблюдать это, за исключением тех случаев, когда приключившаяся какая-нибудь тяжкая болезнь побудит сократить время испытания или когда кто окажется мужем благоговейным, ведущими в мирском одеянии жизнь монашескую, потому что для окончательного испытания такого мужа достаточно и шестимесячного срока. Если же кто поступит вопреки этому определению, то игумен лишается игуменства и состояние подчиненности послужит для него наказанием за отступление от порядка, а поступивший в монашество переводится в другой монастырь, где строго соблюдается монашеский устав.

VI.

Монахи не должны иметь ничего собственного, но все их имущество да укрепляется за монастырем, потому что блаженный Лука о верующих во Христа и служащих образцом монашеского общежития говорит: ни един что от имений своих глаголание свое быти, но бяху им вся обща (Деян. IV, 82). Посему желающим поступить в монашество предоставляется свобода предварительно распорядиться своим имуществом и передать оное,

148

 

 

кому хотят, кому лишь не запрещает передавать закон; потому что, по вступлении их в монастырь, все имущество их переходит в ведение монастыря и им не позволяется ни заниматься, ни располагать никакою собственностью. Если же окажется, что кто-либо не представил какого-либо своего имущества монастырю, а оставил его за собою, быв порабощен страстью любостяжания, то игумен или епископ пусть от берету у него это его имущество и, продав оное в присутствии многих, пусть раздаст нищим и бедным. А того, кто задумал, подобно древнему оному Анании, утаить это стяжание, святой собор определил вразумлять подобающею епитимиею.—Понятно, святой собор считает справедливым и относительно монахинь соблюдать то же самое, что постановлено им относительно монахов.

VII.

Видим, что многие епископии приходят в упадок и подвергаются опасности совершенного запустения от того, что предстоятели их свои заботы и попечения обращают, вместо них, на созидание новых монастырей и, ухищряясь, на подрыв епископий, доходы с этих монастырей присваивать себе, заботятся об умножении последних. Поэтому святой собор определил: никому из епископов не дозволяется созидать особенного для себя монастыря, в ущерб своей епископии. Если же окажется, что кто либо дерзнул на это, то таковой да подвергнется подобающей епитимии, а то, что вновь построено им, как по самому уже началу своему не имеющее права быть монастырем, да укрепится за епископией, как ее собственность, потому что все, совершающееся беззаконно и бесчинно, не может присваивать себе характера канонической законности.

VIII.

Божественное и священное правило святых апостолов признает скопящих себя за самоубийц и, если это — священники, низлагает их, если же нет, то заграждает им доступ к священству 1). Отсюда становится явным, что, если оскопляющий себя есть самоубийца, то оскопляющий другого, без  сомнения, есть убийца. Такового по справедливости можно признать наносящим поругание самому созданию. Поэтому святой собор определил: если епископ, или пресвитер, или диакон обличен будет в

______________________

1)Апостол пр. 22 и 23.

149

 

 

оскоплении кого либо — своеручном ли, или совершенном по его приказанию, таковой подвергается низложению (лишению сана). Если же это будет мирянин, то подвергается отлучению, за исключением случаев, когда болезнь какая принудит оскопить заболевшего, потому что как первое правило никейского собора подвергающихся отсечению членов по болезни не наказывает ради их болезни, так и мы ни священников, повелевающих больным оскопляться по причине болезни, не осуждаем, ни больных мирян, своеручно производящих оскопление, не обвиняем, потому что признаем это врачеванием от болезни, а не искажением создания и не поруганием творения.

IX.

Так как апостольское и божественное правило подвергает низложению священников, дерзающих бить верных за их согрешения, или неверных за нанесение ими обид 1), то некоторые из них, придумывая утолить как-нибудь свой гнев, извращают установления апостольские и изъясняют это правила только по отношению к бьющим своеручно, хотя такого значения оно отнюдь не имеет, да и прямой смысл не позволяет так понимать его; потому что было бы воистину неразумно и весьма предосудительно, если бы нанесший своеручно три или четыре удара, подвергался низложению, а простерший истязание, совершаемое по его приказанию другими, до жестокости и даже до смерти, оставался бы, в силу данной на это свободы, ненаказанным. Итак поелику правилом этим определяется наказание за биение вообще, то и мы постановляем то же определение, так как священнику Божиему следует вразумлять неблагонравного наставлениями и увещаниями, иногда и церковными епитимиями, а не бросаться на тела человеческие с бичами и ударами. Если же встретятся лица совершенна непокорные, для которых не действительно вразумление через епитимии, то таковых никто не возбраняет вразумлять преданием суду местных гражданских начальников; потому что пятым правилом собора антиохийского постановлено производящих в церкви возмущения и крамолы обращать к порядку внешнею властью.

X.

Оказывается, что преданные страстям не только не страшатся наказания, определяемого священными правилами, но дерзают даже

_______________________

1) Апост. пр. 27.

150

 

 

смеяться над этими самыми правилами, потому что извращают их и, в угоду страсти, изменяют их по своему желанию, так чтобы, по слову Григория Богослова, им не только не быть ответственными за допускаемое ими, при увлечении страстью, зло, но чтобы и самое зло представить делом божественным 1). Апостольское правило говорит: «освященного золотого или серебряного сосуда или завесы никто не должен уже брать для своего употребления; потому что это противозаконно. Если же кто замечен будет в этом, да накажется отлучением» 2). Изъясняющие правило это к оправданию своих противозаконных поступков утверждают, что не следует считать достойными низложения тех, кто честное облачение святой трапезы обращает себе в хитон или в другую какую одежду, ни даже тех, кто святую чашу— о нечестие!—или священный дискос берут на свою потребу; потому что, говорят они, правило признает справедливым впадающих в это преступление подвергать отлучению, а не низложению. Кто может снести столь великое кощунство и нечестие? Правило подвергает отлучению тех, кто берет священные вещи только для употребления, а не тех, кто совершенно похищает их, а они и расхищающих святая святых освобождают от низложения, равно как признают не подлежащими низложению и оскверняющих частные дискосы или святые чаши употреблением их для обыкновенных яств; тогда как это — явное осквернение и поступающие так, очевидно подлежат не только низложению, но и обвинению в крайнем нечестии. Поэтому святой собор определил: кто своекорыстно присвоит или обратит на употребление не священное святую чашу или дискос или лжицу или честное облачение трапезы или так называемый воздух, вообще какой бы то ни было из находящихся в алтаре священных и святых сосудов или одежд, все таковые подвергаются совершенному низложению. Берущих же для себя или других, на не священное употребление, сосуды или одежды, вне алтаря употребляемые и правило отлучает и мы также отлучаем; совершенно же похищающих эти предметы подвергаем обвинению в святотатстве.

XI.

Пресвитеров, или диаконов, принимающих на себя обязанности мирских распорядителей, или другие какие мирские заботы, или же звание управителей в домах мирских начальников, божественные и священные правила подвергают низложению. Под

________________________

1) Св. Григ. Нисский, пр. 8.

2)Апостол пр. 73.

151

 

 

тверждаем это и мы, и о прочих, состоящих в клире, лицах определяем: если кто из них примет на себя обязанность мирского распорядителя или звание управителя в доме какого либо начальника или в городских предместьях, то он исключается из клира, потому что, по не дожному, сказанному самим Христом, истинным Богом нашим, слову, никто же может двема господинома работати (Мф. VI, 24).

XII.

Святой и вселенский шестой собор подвергает низложению тех клириков, которые литургисают или крещают в домовых храмах без соизволения на то епископа 1). Согласно с этими мы определяем; потому что в то время, как святая церковь право правит, распространяет и охраняет слово истины, наблюдает честность жития и наставляет оной,— было бы непоследовательно и неблагочестно дозволять, чтобы лица, жившие без надзора и начальства, вторгаясь в дома, нарушали благочиние церкви и вносили в нее много смути соблазнов. Поэтому настоящий священный и богосодействуемый собор, соглашаясь со святым вселенским шестым собором, определяет, чтобы служащие в домовых церквах были лицами, назначенными в эти церкви, то есть, чтобы служили, получив назначение от местного епископа. Если же кто, кроме этих лиц, вторгаясь в дома, дерзнет совершать литургии, да будет низложен, в общении с ним да подвергнутся отлучению.

XIII.

Посея в церкви Христовой семена еретических плевел и видя, что они с корнем посекаются мечем Духа, лукавый вступил на иной путь козней и покушается рассекать тело Христово при посредстве безумия схизматиков (раскольников); но отражая и этот его замысел, святой собор определил: если, на будущее время, кто либо из пресвитеров или диаконов, подозревая своего епископа в каких-нибудь винах, дерзнет прекратить общение с ним до соборного обследования и рассмотрения (дела) и до произнесения окончательного приговора над ним (епископом) и не будет, согласно с преданием церкви, возглашать имя его в священных молитвах на литургиях, таковой да подвергнется низложению и да лишится всякой священной чести;

______________________

1)      Прав. 31.

152

 

 

потому что состоящий в сане пресвитера и самовольно присвояющий себе суд, предоставленный митрополитам, и до суда осуждающий своего епископа не достоин ни чести ни наименования пресвитера. Те же, кто последует такому пресвитеру, если это будут священнослужители,— также да лишатся своей чести (сана); если же это будут монахи или миряне, то их вовсе отлучать от церкви, пока они не разорвут связей с раскольниками и не обратятся к своему епископу.

XIV.

Святой собор определил: если епископ, под предлогом какой либо вины своего митрополита, прервет общение с ним до соборного рассмотрения (дела) и не будет, согласно уставу, возглашать его имя в божественном тайнодействии, то да будет низложен, если только доказано будет, что он прервал общение с митрополитом и учинил раскол; потому что каждый должен знать свои пределы и ни пресвитер не должен пренебрегать своим епископом, ни епископ — своим митрополитом.

XV.

Что определено относительно пресвитеров, епископов и митрополитов, то же самое, с гораздо большею внимательностью, следует наблюдать по отношению к патриархам. Поэтому, если какой пресвитер или епископ или митрополит дерзнет прервать общение с патриархом и не будет возглашать его имя, по определенному и установленному чину, в божественном тайнодействии, но до рассмотрения дела и провозглашения собором окончательного суда над ним (патриархом) учинит раскол, таковому святой собор определил быть совершенно чуждым всякой степени священства, если только доказан будет этот его беззаконный поступок. В прочем это определено относительно тех, кто, под предлогом каких-либо несправедливостей прерывая общение со своими предстоятелями, производит расколы и расторгает единство церкви; потому что отделяющиеся от общения с предстоятелем из-за какой либо ереси, осужденной святыми соборами или святыми отцами,— когда, то есть, предстоятель проповедует ересь всенародно и учит оной открыто в церкви,—не только не подлежит положенной правилами епитимии, если до соборного рассмотрения оградят себя от общения с таковым епископом, но должны удостоиться почета, как сохранившие православие, так как они осудили не епископов, но лжеепископов и не рассекли единства церкви расколом, но позаботились охранить ее от расколов и разделений.

153

 

 

ΧVΙ.

Вследствие случающихся в церкви Божией распрей и смятений необходимо сделать и следующее постановление: отнюдь не поставлять епископов к той церкви, предстоятель которой жив и остается еще в своем сане, за исключением случаев, когда епископ сам добровольно отречется от епископства; потому что следует предварительно довести до конца каноническое обследование вины имеющего быть удаленным от епископства, и тогда уже, по его низложении, возвести на епископство другого, вместо него. Если же кто из епископов, оставаясь в своем сане, ни народ свой пасти не желает, ни отказаться от епископства не хочет, но, удалившись от епархии, более шести месяцев проживает в другом каком-либо месте, не быв удерживаем ни царским велением, ни исполнением поручений своего патриарха, ни задерживаем какою либо болезнью, лишающею его всякой возможности передвижения: то таковой, как удаляющийся из своей епархии и остающийся в ином месте более шести месяцев без всяких предлогов или побуждений, должен быть совершенно устранен от сана и достоинства епископского, потому что святой собор определил, чтобы епископ, нерадящий о врученной ему пастве и промедляющий в постороннем месте более шести месяцев, был вовсе лишаем архиерейства, во имя которого он поставлен быть пастырем, и чтобы на его епископское место был возводим, вместо него, другой.

XVII.

Заботясь о соблюдении во всем церковного благочиния, мы сочли необходимым сделать и такое постановление: впредь никому из мирян или монахов не быть быстро возводимым на высоту епископства, но каждому рукоположение во епископа принимать не иначе, как по предварительном испытании его в прохождении (низших) церковных степеней, потому что хотя до настоящего времени некоторые из монашествующих или мирских лиц и были, по требованию нужды, быстро удостаиваемы епископской чести и прославились добродетелью и возвышением своих церквей, но мы, не принимая исключительных случаев за церковный закону, определяем, чтобы отныне этого уже не было, (т. е. чтобы не было рукоположения во епископа), если рукополагаемый не пройдет всех степеней священства и не выполнит узаконенного для каждой из них срока.

154


Страница сгенерирована за 0.31 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.