Поиск авторов по алфавиту

Автор:Мень Александр, протоиерей

Мень А,, прот. Современная космогония

4. СОВРЕМЕННАЯ КОСМОГОНИЯ

«Мир бесконечен во времени и пространстве. Он не имеет пре­делов и всегда существовал». Такова одна из краеугольных аксиом, с которой современный атеизм выступает против религии. Мате­риалисты полагают, что это представление о Вселенной неизбеж­но «зачеркивает» Творца. Между тем, как мы видели, религиоз­ное мировоззрение легко может допустить, что творение есть вневременная категория, что бесконечный и безначальный Бог является Первопричиной Вселенной, бесконечной во времени и пространстве. К этому, например, склоняется современный выдаю­щийся богослов А. Сертийянж (Sertillanges A. D. Lidee de la création et ses retentissements en philosophieParis, 1945. P. 40).

Однако не религиозные идеи, а само развитие естествознания поставило под сомнение эту аксиому материализма.

В 1922 году советский ученый А. А. Фридман предложил свое решение эйнштейновского уравнения. Из этого решения вытека­ло, что Вселенная расширяется и представляет собой нечто зам­кнутое (Фридман А. А. Мир как пространство и время. М., 1965. С. 102). Через три года после этого бельгийский математик аббат Леметр выдвинул аналогичную теорию, в которой он говорил о Первоатоме и о первоначальном взрыве, родившем сферическую Вселенную (Леметр Г. Расширяющаяся Вселенная. — Мироведе- ние. T. XXIV. 1930, № 4. С. 225).

Математические расчеты были скоро подтверждены наблюде­ниями. Согласно «принципу Доплера», воспринимаемая нами дли­на волны света зависит от движения тела. Если это тело прибли­жается к нам, то происходит смещение к фиолетовому краю спектра, если удаляется от нас — то к красному. По этому «крас­ному смещению», как доказал Хаббл, мы можем определять ско­рость движения светящегося тела ((Джонс Г., Ротблат Дж., Уитро Г. Атом и Вселенная/ Пер. с англ. М., 1961. С. 238).

185

 

 

Уже в 1917 году было отмечено, что наблюдаемые астро­номами галактики дают эффект «красного смещения». Вслед за этим последовал ряд открытий, показавших, что чем дальше от нас расположены галактики, тем быстрее они «убегают». Неко­торые из них несутся со скоростью до 60 000 км в секунду.

Обратный расчет позволил определить и возраст Вселенной. Он оказался равным нескольким миллиардам лет. Таким образом, вычисления и наблюдение сомкнулись. Теория расширяющейся Вселенной была признана Эйнштейном (Эйнштейн Л. Сущность теории относительности/ Пер. с нем.), А. Эддингтоном (The Ex­panding Universe. 1948), Г. Гамовым и рядом других выдающихся ученых.

Эта теория объяснила также «парадокс Олберса». Согласно этому парадоксу замкнутое пространство исключает возможность ночи на Земле. Миллион солнц сияют во Вселенной. «Свет от этих солнц вынужден вечно обходить Вселенную, изгибая свою траекторию в соответствии с местными искривлениями простран­ства-времени. В результате ночное небо было бы освещено так же ярко, как в случае бесконечного количества солнц. Понятие расширяющейся Вселенной очень просто устраняет этот парадокс. Если далекие галактики уносятся от Земли со скоростями, про­порциональными расстоянию до них, то полное количество света, достигающего Земли, должно уменьшаться» (Гарднер М. Теория относительности/ Пер. с англ. М., 1965. С. 67).

Артур Эддингтон считает, что расширение может привести к рассеиванию и гибели Вселенной. Другие предполагают, что за расширением последует обратное движение. Английский астроном Фредерик Хойл одно время отстаивал гипотезу, согласно кото­рой в противовес расширению и рассеиванию материя непрерыв­но возникает вновь в виде атомов водорода. Это возникновение идет необыкновенно медленно, так как, по подсчетам Хойла, если бы один атом водорода образовывался в пространстве, равном по размеру ведру, раз в 10 миллионов лет, то этого было бы дос­таточно для поддержания равновесия во Вселенной. Но как возникают эти атомы водорода, откуда появляется материя? «Она появляется ниоткуда, — отвечает Хойл, — материя просто воз­никает — она создается. В одно время различные атомы, состав­ляющие вещество, не существуют, а в более позднее время они существуют» (The Nature of Universe. Oxford, 1950. P. 125). В настоящее время Хойл постепенно отходит от своих взглядов, и перевес получает теория расширяющейся Вселенной (См.: Гинз­бург В. Л. Как устроена Вселенная и как она развивается во времени. — «Наука и жизнь». 1968, № 1—3.; Зельдович Я. Б., Новиков И, Д. Современные тенденции в космологии. — «Вопросы философии». 1975, № 6.).

Однако, какую бы из двух наиболее распространенных тео­рий мы ни приняли, ни та, ни другая не подтверждают аксиомы материализма. Более того, его ошибка заключается в переведении

186

 

 

вопроса о Первопричине непосредственно в план естествознания. Между тем, как говорит А. Эддингтон, «вопрос о Первопричине представляет, по-видимому, непреодолимые трудности, если мы открыто не признаем его относящимся к области надприродного». «Физическое» истолкование вопроса о Первопричине сказалось и на отношении сторонников атеизма к новой космогонии. Первая их реакция была: отрицать, отрицать во что бы то ни стало. На­пример, в книге И. П. Барабашева «Борьба материализма и идеа­лизма в современной космогонии», выпущенной Ленинградским университетом в 1952 году, говорилось: «Буржуазная астрономия, переживающая глубочайший кризис, находится в состоянии за­стоя и идейного загнивания. Особенно наглядно это проявляется в усилении мистики и поповщины в области современных космо­гонических и космологических «теорий», ныне прямо и открыто смыкающихся с теологией. Ярким свидетельством этого может служить широкая проповедь в буржуазных странах реакционно­мистических идей о конечности Вселенной, о «расширяющейся Вселенной», мракобеснические рассуждения Эддингтона, Джинса, Милна, Эйнштейна и др. о конечности мира, призывающих «на­учно» обосновать библейский миф» (С. 94). Таким образом, в «мракобесы» попали наиболее выдающиеся ученые XX века. Но уже через несколько лет пришлось постепенно менять позиции. Правда, делались попытки найти какое-нибудь иное объяснение «красному смещению» (См.: Мелюхин С. Т. Проблема конечного и бесконечного. М., 1958. С. 195). Но безуспешно. Оно становилось понятным только в свете принципа Допплера. Когда это стало ясным, начали очень осторожно и с оговорками принимать тео­рию расширения. Ей старались придать такую форму, которая не противоречила бы аксиоме диамата. Стали утверждать, что расши­ряется не Вселенная, а некая Метагалактика, что за ее пределами, то есть за пределами Вселенной, может быть другая Вселенная, которая не расширяется (Всехсвятский С., Казютинский В. Рож­дение миров. М., 1961. С. 144). В конце концов эта теория прочно вошла как в научную, так и в популярную литературу. Академик Амбарцумян в одном своем выступлении говорил: «Удаление га­лактик друг от друга, расширение Метагалактики, является инте­реснейшим фактом, который должен найти свое объяснение. Од­но время было очень много шума, особенно за границей, по пово­ду расширения системы галактик. В этом пытались увидеть что-то необычнее (!). И, как правило, все сводили к Богу. Действитель­но, явление расширения Метагалактики — это один из многих очень глубоких и трудных вопросов, относящихся к тому, как уст­роена реальная Вселенная». (Амбарцумян В. А. Мир далеких га­лактик. — «Наука и жизнь». 1963, № 3. С. 86).

Теперь уже больше не пытаются дать иное истолкование «красному смещению». Советские астрономы признали допусти­мость теории расширяющейся Вселенной. Однако, чтобы спасти старую аксиому, продолжают называть Вселенную Метагалакти-

187

 

 

кой и строить фантастические предположения о какой-то дру­гой Вселенной за пределами нашей. Против этого предположе­ния ничего возразить нельзя, так как оно основано не на данных науки, а на чисто догматических предпосылках.

Впрочем, могут сказать, что и религия исходит из ряда дог­матических принципов. Но при этом забывают, что в этом случае источник догмата ясен. Когда библейский пророк учит о Едином Боге, он опирается на духовное постижение, на Откровение. Ма­териализм же, который отрицает Откровение, ставит свои догматы в положение крайне сомнительное. Они повисают в воздухе и скорее являются тормозом для естествознания, чем стимулом к его развитию.

* * *

В заключение остается указать на утверждение материали­стов, что сотворение мира невозможно, даже если и признать це­ликом теорию расширяющейся Вселенной. Так, известный астро­физик И. Шкловский пишет: «Если вывод о том, что 12 милли­ардов лет назад вся (Разрядка моя. — А. М.) Вселенная представ­ляла собой сверхплотную ядерную каплю, является правильным (а это, по-видимому, так), всякие рассуждения о «начале» и тем более «сотворении» мира являются ненаучными... Излишне под­черкивать, что в условиях такой Вселенной — сверхплотной кап­ли — никакая жизнь невозможна» (Шкловский И. С. Вселенная, жизнь, разум. М., 1965. С. 75).

Автор совершенно прав, когда говорит, что тайна творения не может быть освещена с позиций науки. Здесь ее методы непри­ложимы. Но ссылка на «невозможность жизни» как на аргумент против творения — явно несостоятельна и даже нелепа. Уж не ду­мает ли Шкловский, что для сверхприродной творческой Силы нужны какие-то особые физические усилия? Если природа перво-атома такова, что в нем невозможна биологическая жизнь, то какое отношение это может иметь к духовному плану бытия?

188


Страница сгенерирована за 1.85 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.