Поиск авторов по алфавиту

Автор:Извольская Елена Александровна

Извольская Е.А. Французская молодежь и проблемы современности. Журнал. "Новый Град" №12

Истекшие месяцы, столь насыщенные событиями, глубоко всколыхнули французское общественное мнение. Точка зрения обывателя, левого или правого толка, нам хорошо известна. Большую сложность представляет отношение к проблемам современности «третьей силы», т. е. молодой идейно и духовно настроенной Франции, о которой мы уже писали в прошлом году. 1)

Впервые эта молодежь столкнулась с целым рядом новых конкретных, социальных и политических фактов. Она уже не может довольствоваться отвлеченными рассуждениями, а призвана приложить свою идеологию к жизни. Выработанные ею за последние годы духовные и социальные критерии ныне проверяются на  деле.

Наиболее смело и решительно подошла к вопросам внутренней политики и социальных преобразований Франции группа «Ордр Нуво». Располагая «твердой», тщательно выработанной идеологией, которая облеклась в форму настоящей доктрины (федерализм, автономная административная коммуна, ликвидация заработной системы, депролетаризация рабочих, трудовая повинность, и т. д.), «Ордр Нуво» рассматривает французские внутренне-политические события и опыт Блюма под определенным углом. Напомним, что эта группа ищет опоры в живой традиции французской революционной мысли (особенно Прудона), которую она противопоставляет «мертвящему» марксизму.

«Правда, — пишут Клод Шеваллэ и Ренэ Дюпуи в коллективной статье, напечатанной в ноябрьском номере 1936 г. журнала «Ордр Нуво», — старый французский революционный социализм был часто туманен, утопичен и лишен определенного направления. Он вдохновлялся самыми разнообразными доктринами, следовал за Бабефом, Сэн-Симоном, Бланки, Прудоном. Но он был, по крайней мере, живым и человечным, глубоко проникнутым сознанием той ценности, которую представляют человеческая воля и человеческая инициатива. Его защитники не ждали раскрепощения порабощенного народа от экономической системы, а от собственных действий». Но появление марксизма

1)  «Новый Град» № 11.

122

 

 

вызвало регресс революционного духа и в политическом, и в идеологическом плане.

По мнению авторов, «марксизация социализма» (как они называют этот процесс) привела не только к постепенному выветриванию революционного пафоса, но и к все увеличивающейся угрозе этатизма, огосударствления. Вместо прудоновского лозунга «мастерская должна заменить государство», марксизм выдвинул другой лозунг: захват власти, легальными или нелегальными путями. Рядом с революционными методами, он предлагает сложную «выжидательную» тактику, вроде «использования» парламентского строя и «давления» на него. И все это должно привести не к глубоким и смелым реформам, а к постепенному затвердению государственного аппарата под видом национализации и плановости.

От «марксизации» страдает и правительство Народного Фронта.

«Ордр Нуво» с открытой симпатией и уважением относится к личности Блюма, которого считает искренним, бескорыстным и преданным своей идее политическим деятелем. Его моральный и общественный облик несомненно выше и благороднее, чем облик его предшественников. Но, по мнению этой группы преобразования Блюма не могут разрешить нарастающей экономической и социальной проблемы.

В октябрьской книжке 1936 г. «Ордр Нуво», всецело посвященной опыту Блюма, высказывается парадоксальная мысль, что Блюм блестяще реализовал нереальную программу, и что ему каким-то образом «удалось» поражение, которое он потерпел («il a réussi un échéc»…), в том смысле, что он сохранил равновесие сил. Но его мероприятия суть лишь временное средство, паллиатив, который оттягивает конфликт. Блюм, этот «честный гражданин» и «убежденный диктринер», не сумел справиться с конкретной действительностью. Он в конце концов укрепляет позиции капитализма, предлагая полу-меры рабочим, требования которых давно вышли из рамок капитализма.

По существу, «Ордр Нуво» считает, что Блюм сделал слишком мало, оперировал слишком робко, и что «опыт» его вовсе и не был опытом… Это отнюдь не означает, что деятельность его является в какой либо мере отрицательной. Напротив, он дал возможность реализоваться самым элементарным преобразованиям, которые давно уже введены в других странах. Во Франции, они не были до сих пор предусмотрены лишь из-за косности, упрямства и бесчеловечности предпринимателей. Потребовалась чуть ли не революция, чтобы сдвинуть этот класс с места. Несомненно, введение оплаченных отпусков (за которые давно уже борется «Ордр Нуво», 2) делает честь кабинету Народного Фронта. Зато буржуазия опозорила себя тем, что согласилась

2) См. нашу статью в «Новом Граде», № 11.

123

 

 

на эту меру только теперь, под давлением страха и из чувства собственного бессилия.

Что же касается других реформ, то «Ордр Нуво» подчеркивает, что они также протекают не в революционном порядке, а в рамках капиталистического строя, правда глубоко расшатанного, но подчиняющегося специфическим экономическим законам. Эти «реформы неизбежно окажутся безрезультатными (пишет Жак Дельбон в ноябрьском номере) ввиду того, что они частичны и относительны». К тому же, они заранее обречены на неудачу в рамках существующего режима, ибо приведут к повышению цен, особенно при введении 40-часовой недели (предвидится повышение на 20%).

По мнению автора, единственный путь, могущий привести к разрешению конфликта, это путь революционный, который намечался во время июньских забастовок 1936 г. Но ни радикалы, ни социалисты, ни коммунисты, на этот путь не встанут, и не могут встать.

Каков же этот «революционный путь» в представлении группы «Ордр Нуво»? Робер Арон, один из наиболее ответственных сотрудников журнала, указывает в октябрьской книжке на то, что повышение зарплаты, явившееся главной победой июньских дней, на самом деле затормозило введение «нового порядка», который должен заключаться в окончательной ликвидации заработной системы ради участия рабочих в предприятии и превращения их из «пролетариев в пайщиков.

«Июньские забастовки, о которых привыкли писать как о революционных забастовках, на самом деле не были таковыми, пишет Арон: к несчастью, преданность и вера активистов, которые заслуживали бы того, чтобы участвовать в настоящей революции, были направлены по линии немедленного решения вопроса, решения слишком простого»…

Главные пункты программы «Ордр Нуво» следующие: окончательное устранение всякой вообще заработной платы. Все сотрудники предприятия делаются его участниками, пайщиками, которым гарантирован жизненный минимум. Все одинаково ответственны, связаны круговой порукой. Директор предприятия обогащается и разоряется вместе со своими рабочими. Предприятие не должно финансироваться извне, питаться анонимными капиталами. Необходима не только депролетаризация рабочих, превращающихся в пайщиков, но и реперсонализация предприятия, раскрепощенного как от крупного капитала, так и от государства, во имя «автономного творчества» мастерских.

В программе «Ордр Нуво», государство играет чисто функциональную роль, и эти функции сведены к минимуму. Диктатура заменяется свободной общиной. Критика, направленная «Ордр Нуво» против тоталитарности и этатизма, отличается исключительной вескостью. Тоталитарному, классовому или государственному мироощущению, веду-

124

 

 

щему к империализму, противопоставляется общинно-федеративная идея, ведущая к здравому патриотизму. Плановое хозяйство по существу сохраняется, но план вырабатывается не государством, а местными, федерированными самоуправлениями.

За последнее время «Ордр Нуво» уделяет много места советскому строю, или вернее сталинизму, и дает ряд четких, критических анализов этой «псевдо-религиозной, тоталитарной системы», как характеризует советскую государственность Ренэ Дупуи в своей статье «Тоталитарные правительства» (1-ое мая 1937 года). Автор подчеркивает глубокую, гибельную связь между коллективизацией и тоталитарным характером сталинской диктатуры: и самодержавная власть тирана, и экономическое насильственное равенство, одинаково претят свободе человеческого духа. Автор, высказывает мысль, что Сталин сумел сохранить власть благодаря двум методам: он узаконил, легализировал провалы и неудачи своей политики (в этой легализации и состоит пресловутая сталинская «эволюция), а конечную цель — осуществление подлинного коммунизма — превратил в далекий, недосягаемый идеал, в объект религиозного чувства, способного увлекать массы и толкать их на все новые и новые подвиги и жертвы.

Отметим также в № 36 «Ордр Нуво» интересную статью Александра Марка «U.R.S.S. — Retour sans aller», в которой автор рассматривает новейшие этапы сталинизма, указывая на отрицательный характер госкапитализма, независимо от его «достижений» или «провалов». Этот отрицательный характер заключается в полном отсутствии «иерархии свобод», необходимой для здорового развития страны и государства. Если капиталистический строй есть «эксплуатация хаотическая», сталинский строй есть «эксплуатация централизированная».

* * *

Если мы несколько подробнее остановились на идеологии «Ордр Нуво», то это потому, что его оценка событий, представляет интересный опыт конструктивной доктрины. Эта оценка не содержит в себе никакой враждебности к «опыту Блюма», далека от всяких реакционных чаяний и сожалений. Однако, как мы видим, отношение этой группы к происходящим во Франции событиям не лишено критики.

Гораздо более осторожно и доброжелательно относится к опыту Блюма группа «Эспри», которая предпочитает оставаться на выжидательных позициях и не торопиться с выводами. В декабрьской книжке журнала «Эспри», Рожэ Леенгадт приветствует «технический реализм» Блюма, его мудрую, порой кропотливую работу. Он «поедает» капиталистический строй, который автор остроумно сравнивает с «артишоком», поедает его не сразу, а медленно и постепенно, «отрывая один лист за другим»…

125

 

 

Опасность чересчур «идеологической», отвлеченной политики миновала. Блюм — реалист, «искусный пилот». Автор статьи отмечает характерную черту Блюма: тогда как красные и белые диктаторы орудуют при помощи громогласных речей, сенсационных жестов, Блюм оперирует при помощи обыкновенных писем: письмо Торресу, письмо в Агентство Гавас, письмо Латуру… Эта спокойная, сдержанная переписка, отмечена такими же осторожными, значительными паузами. Основания, на которые опирается престиж Блюма таким образом диаметрально противоположны тоталитарной мистике. Главная сила французского премьера заключается именно в этой совокупности и простоте средств. И автор правильно подчеркивает, что эти методы суть методы французского Государственного Совета (Conseil d’Etat), самой крепкой и здоровой пружины французской администрации. ConseildEtat многим способствовал политической формации Блюма. Юриспруденция этого учреждения всегда поддерживала «примат сложного над простым, органического над механическим», она напоминает английское «обычное право».

* * *

Это тяготение к сложному, многогранному, органическому все более характеризует идеологические установки «Эспри», которые нашли свое исчерпывающее выражение в «Персоналистическом Манифесте». На состоявшемся в конце сентября 1936 года съезде, так называемая «плюралистическая» позиция была главным предметом докладов и прений. Представитель «Ордр Нуво», Денн де Ружемон, присутствовавший на съезде, 3) особенно подчеркнул необходимость защитить культурные и духовные ценности от тоталитарного засилья. Такой же точки зрения придерживается и сотрудник «Эспри», Анри Давенсон, указавший на надвигающуюся на Францию опасность коммунистической тоталитарной культуры, с ее неизбежными спутниками, социальным заказом и грубой антирелигиозной пропагандой, преподносимой под видом «просветительной» науки.

Очень интересно было наблюдать на съезде особую настороженность молодых интеллигентов по отношению к этой опасности, ставшей вполне реальной за последний год. Действительно, при усиле-

3)  По целому ряду вопросов между группами «Эспри» и «Ордр Нуво» происходит все более тесное единение. Однако, полной смычке препятствует доктринальность позиций «Ордр Нуво» требующая «твердой» постановки вопросов, тогда как сотрудники «Эспри» особенно настаивают на необходимости сохранить идеологическую гибкость не делать окончательного выбора, руководясь реальным мироощущением, а не заранее выработанной конструкцией.

126

 

 

нии коммунистической партии во Франции, красные работники культуры уже проявили немалую деятельность в Париже.

Делегаты съезда признали, что коммунисты, может быть, и правы в том, что поставили во Франции вопрос об обновлении культурной жизни страны. Культура во Франции сделалась мертвой и условной; даже тогда, когда она проявляет живую деятельность, она обыкновенно исчерпывается литературными исканиями. «Во Франции, — не без юмора отметил на съезде основатель группы «Эспри», Эммануил Мунье, — романы известных писателей, выставленные в витринах книжных магазинов, выражают всю нашу культуру».

Только за последнее время, появился некоторый интерес к путешествиям. Ни никто во Франции не подумал бы включить в «культуру» астрономию, этнологию, географию, как это делается, например, в славянских, германских (до Гитлера) и скандинавских странах. Коммунисты, учредив в Париже «Дом Культуры», правильно почувствовали необходимость вновь создать научный универсализм и не довольствоваться одной литературой. Но ошибка их в том, что вместо настоящей, живой человеческой культуры, они предлагают народу нечто искусственное, фальсифицированное. Под видом «просветительства» они распространяют во Франции переводы текстов, печатаемых в Москве; и по иронии судьбы, эти тексты в большинстве случаев не что иное, как плохие компиляции трудов западных материалистов XIX века. Наука с тех пор так далеко ушла, человек стоит перед такими необъятными и волнующими проблемами психологии, биологии и космогонии, научные методы настолько видоизменились, — что смешно предлагать тоталитарные формулы и рецепты, изготовляемые в Политбюро.

Но недостаточно отвергнуть эти формулы и на этом «успокоиться». Необходимо восстановить подлинные культурные ценности в их «цветущей сложности». Нужно, кроме того, очеловечить эту культуру, сделать ее подлинной, живой, персоналистической, раскрепостить ее от мертвящего детерминизма.

Вместо сухой, отвлеченной этнологии и географии, нужно вернуться к науке о человеке (géographie humaine), вместо того, чтобы слепо верить доктрине физиократов или непреложной, схоластической марксистской экономике, необходимо пересмотреть так называемые «экономические законы». Ибо законы эти имеют не абсолютное, а вполне относительное, преходящее значение.

Примат человеческой воли, человеческого духа над экономикой, твердое намерение покончить с эксплуатацией человека человеком, в то же время избегая засилья тоталитарного хозяйства, такова новая база, на которой должна быть построена жизнь нового человека.

В докладах и прениях, состоявшихся на съезде, а также на страницах журнала «Эспри», этим вопросам, связанным с персоналистической и плюралистической концепций, было уделено гораздо

127

 

 

больше места, чем конкретным видоизменениям французского хозяйственного и социального строя. Исключительный интерес представляют в этом смысле мартовская и апрельская книжки 1937 года, посвященные «синдикальному плюрализму» и анализу анархических течений в рабочих массах, а также анархической доктрине в своем целом с точки зрения персоналистического мироощущения. В своей статье Эммануэль Мунье излагает основные дефекты анархизма: — его «надрыв», его крайний индивидуализм, оторванный от идеи общности, его материализм; — в то же время он раскрывает его положительные ценности: утверждение человеческой личности, противопоставленной этатизму. Миссия персонализма — интегрировать и переработать эти ценности, «переключить» их в духовный план.

Но, оставаясь намеренно в стороне от «злободневности», не желая насильно укладывать действительность в идеологические рамки, группа «Эспри» не отворачивается от этой действительности, чутко к ней прислушивается. Оставаясь духовно вполне свободной, она не принимает ничьих программ, в то же время объединяя самых разнообразных людей — католиков и протестантов, верующих и неверующих, французов и иностранцев, писателей, идеологов, педагогов, экономистов, техников. Она сумела сохранить в своем отношении к современности большую беспристрастность и доброжелательность, заботясь о том, чтобы «Христос в душе каждого христианина не был робким, исключительным и враждебным», как пишет в своей замечательной книге («Католики, политика и деньги») молодой писатель Симон, близкий по духу «Эспри». 4)

Благодаря этой чуткости, настороженности, благодаря этим не исключительным, не враждебным позициям, группа «Эспри» получила возможность подойти к современности с подлинным и глубоким пониманием. На страницах ее журнала впервые появились столь значительные письма Виктора Сержа, которые задолго до покаяния Жида, заставили французскую интеллигенцию отрицательно отнестись к сталинизму и разобраться в соблазне советского «демократического» строя. На страницах же «Эспри» появился ряд интереснейших писем об Испании, в которых этот жгучий, трагический, столь мучительный для христианской совести вопрос, рассматривается в духе не только правосудия, но и милосердия, где смело и до конца высказываются люди весьма противоположных мнений, категорически отрицающих, однако, самый принцип «священной войны» и «крестового похода» против красных, и требующих духовного преодоления коммунизма и анархизма.

4) Pierre-Henri Simon: «Les Catholiques, la Politique et l’Argent» (collection «Esprit», éd. Montaigne).

128

 

 

В духовной многогранности и свободе и заключается, по нашему мнению, величайшая заслуга этой молодой группы. Вместо того, чтобы строить системы и навязывать планы, она устанавливает живую связь между живыми людьми.

Прежде чем закончить этот обзор, нам бы хотелось сказать несколько слов о «Социальном Фронте» А. Бержери. Хотя эта организация носит гораздо более активный, политический характер, чем «Эспри» или «Ордр Нуво», она как-то духовно связана с ними; Жорж Изар, один из главных сотрудников «Ла Флеш» (органа «Социального Фронта»), некоторое время принадлежал к группе «Эспри», а затем к создавшейся при ней группе «Третья Сила». 5)

«Социальный Фронт» образует, так сказать, «внутрипартийную» оппозицию «Народного Фронта». Признавая целесообразность реформ, проведенных кабинетом Блюма, он так же, как и «Ордр Нуно», считает их недостаточными, слишком мягкими и относительными. На состоявшемся в ноябре 1936 г. конгрессе, члены этого движения, принадлежащие в своем большинстве к молодому поколению, уточнили и развили два главных пункта своей программы: борьба против засилья трестов, которые представляют некоторого рода паразитарную опухоль на живом теле Франции; борьба против агентств прессы, которые оказывают зловредное давление на политическую и экономическую информацию.

Интересна мысль, высказанная делегатами конгресса по поводу избранной ими политической платформы. Во Франции, так же как и во всем мире, образовались две враждебные друг другу идеологические коалиции: анти-фашизма и анти-коммунизм, которые неизбежно ведут к гражданской войне. «Мы не хотим быть только «анти», мы хотим творческой, конструктивной политики… Пусть честный и умный человек, который стоит во главе французского правительства, появится на трибуне, развернет программу, соответствующую масштабу событий и, не входя в переговоры ни с кем, не «обращая внимания ни на какие угрозы и маневрирования, потребует доверия парламента и страны… Сегодня никто ему не откажет в этом доверии, опасаясь народного гнева, и тогда можно будет сказать, что новый человек родился от человека… Завтра будет, может быть, слишком поздно… Нужно, наконец, построить режим, где «да здравствует Франция» не будет означать «да здравствуют банки» или «да здравствует Москва»…

5) Эта группа, которая стремилась к большей активности, распалась после непродолжительного существования, но ее участники вступили в активную политическую или общественную жизнь страны, группа «Эспри» считает такое отделение совершенно нормальным и необходимым.

129

 

 

Раскрепощение французской политики от влияния Коминтерна, как я от страха перед фашистскими странами, стоит во главе программы «Социального Фронта». Движение это производит впечатление большой свежести и честности; передовицы опытного политического деятеля Бержери придают его органу «Ла Флеш» настоящий удельный вес и серьезность. Критика сталинизма ведется в очень верных, трезвых и энергичных тонах. Ряд статей о России принадлежит перу Виктора Сержа. Коммунистическая тактика во Франции уже несколько раз излагалась на страницах «Ла Флеш» Жоржем Изар, который недавно выпустил по этому вопросу интереснейшую книгу у Грассэ. Наконец, вопреки многим западным идеологам, сотрудники «Ла Флеш» не усматривают в троцкизме «подлинного» хранителя революционного наследия, и посвятили в одном из своих номеров весьма прозорливую и вескую статью по поводу книги Троцкого «Revolution trahie».

* * *

Мы уже писали в «Новой России» 6) о том, что Московский процесс августа 1936 г. с его пародией суда, с его кровавой ликвидацией сподвижников Ленина, оттолкнул лево-настроенную молодую Францию от сталинского режима, открыв ей глаза на подлинную сущность советского гуманизма. Это впечатление только углубилось после второго процесса. Можно вообще сказать, что, начиная с открытых писем Виктора Сержа и кончая столь знаменательной книжкой Жида, эта молодежь пережила острое разочарование в области революционных достижений СССР. Она ощутила глубокую необходимость окончательно отмежеваться от всяческих доктрин, не ставящих в центр своей идеологии абсолютную ценность и достоинство человеческой личности, которая не подвергается никаким тоталитарным экспериментам. Более того, молодой французский идеологический фронт научился отличать творческий дух России от пытающейся скрыть его коммунистической личины.

«Если в России есть нечто вечное (пишет по поводу книги Жида сотрудник «Эспри», Брис Паррэн), 7) то это ее интеллектуальная сила и ее гуманность. Эти силы воскреснут на поле битвы, на котором они погибли. Андрэ Жид не захотел превратить свою книгу в обличительный акт. Все те, которые любят Россию, будут ему за это благодарны. Нельзя отчаиваться в России. Тот, кто приблизился к России, потерял право в ней отчаиваться; он подлинно верит в ценность ее призвания. Россия исполнена мудрости, ибо она не боится жизни. Но не советский режим создал невинность и свежесть нынешней мо-

6) № 14.

7) Декабрь.

130

 

 

лодежи. Россия осталась сама собой посреди жесточайших испытаний, именно потому, что это суть ее испытания. Россия продолжает искать, как искала во времена своих первых святых, какого поведения должен придерживаться человек для того, чтобы в первую очередь не причинять никому зла».

Нам думается, что приведенные выше строки должны глубоко обрадовать читателей «Нового Града». Они не только проникнуты горячей любовью к России; они созвучны пореволюционному сознанию; они намечают пути сотрудничества и взаимного понимания между молодым французским идейным фронтом и русской творческой, созревшей в «жесточайших испытаниях» молодежью.

Елена Извольская.

 


Страница сгенерирована за 0.03 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.