Поиск авторов по алфавиту

Глава X. Православная Церковь в Америке (ч.1)

-178-

Глава X. Православная Церковь в Америке

Содержание

Исторический очерк Православной Церкви в Америке

1. Церковь со времени основания до конца XIX в.: освоение земель Северной Америки русскими людьми; Валаамские иноки-миссионеры; деятельность святителя Иннокентия Вениаминова; епархия Алеутская и Аляскинская; православные украинцы и карпатороссы

2. Церковь в начале XX в.: перенесение епархиального центра в Нью-Йорк; труды архиепископа Тихона; состояние Церкви к концу Первой мировой войны; создание условий к провозглашению самостоятельности Церкви

3. Нарушение связей между Русской Православной Церковью и ее заокеанской паствой; антиканоническая деятельность митрополита Платона; учреждение Экзархата Северной и Южной Америки; продолжение линии митрополита Платона его преемником; стремление американской паствы к восстановлению единства с Матерью-Церковью; поездка в Америку митрополита Григория; запрещение на раскольнических епископов

4. Восстановление связей Митрополичьего Округа с Матерью-Церковью: неофициальные встречи; деятельные официальные сношения; завершительная стадия переговоров митрополита Никодима с представителями Митрополичьего Округа; провозглашение автокефалии; Патриарший и Синодальный Томос; упразднение Экзархата Северной и Южной Америки и учреждение Экзархата Центральной и Южной Америки Московского Патриархата; деяния Всеамериканских Соборов

5. Отношение к дарованию автокефалии Константинопольского престола и других Автокефальных ПравославныхЦерквей

6. Современное состояние Православной Церкви в Америке; статистические данные: епархии, приходы, паства, монастыри; Духовные школы, печать; организация Церкви: высшая административная и законодательная власть; Митрополит; исполнительный орган; епархиальное управление; церковные округа; приходы; отношение к экуменическому движению

7. Биографии Предстоятелей Церкви

8. Канонизация старца Германа

-179-

9. Сношения Православной Церкви в Америке с Русской Православной Церковью

Епархии Православной Церкви в Америке

Иерархи Русской Православной Церкви в Северной Америке

Автокефальная Православная Церковь в Америке

Приходы в США и Канаде юрисдикции Московского Патриархата

Библиография к главе X «Православная Церковь в Америке»

Примечания

Юрисдикция Православной Церкви в Америке распространяется главным образом на часть православной паствы в США, а также на некоторые православные приходы в Канаде, Мексике, Аргентине,, Бразилии, Перу, Венесуэле и Австралии. США расположены в Северной Америке. Граничат с Канадой и Мексикой. В составе государства—50 штатов (48 смежных и расположенные особняком Аляска и Гавайи) и федеральный (столичный) округ Колумбия. Площадь — 9.364.000 кв. км. Население — свыше 250.000.000 (на 1990 г.). Столица — Вашингтон; без пригородов — 626.000 (в 1990 г.), с пригородами — более 3.000.000 жителей.

Исторический очерк Православной Церкви в Америке

1. Церковь со времени основания до конца XIX в.: освоение земель Северной Америки русскими людьми; валаамские иноки-миссионеры; деятельность святителя Иннокентия Вениаминова; епархия Алеутская и Аляскинская; православные украинцы и карпатороссы

Немалые части Северной Америки, в первую очередь Аляска и Алеутские острова, были открыты, изучены и освоены трудами многих русских людей, почему справедливо именовались «Русской Америкой». «В истории географических открытий и исследований Русская Америка осталась как яркое свидетельство беззаветной отваги, энергии и пытливости нашего народа. Многие из безвестных русских героев сложили свои головы в борьбе со свирепой стихией у скалистых, пустынных островов Алеутской гряды, на берегах могучих рек — Юкона, Кускокуима, Медной, в лесах Центральной Аляски, на глухих снежных перевалах гигантского Аляскинского хребта. Но ни сильные океанские штормы, ни лютые морозы и снежные метели, ни высочайшие горы, ни льды не могли преградить путь смелым русским людям. Сотни русских названий на огромном пространстве, от самого западного из Алеутских островов почти до залива Сан-

-180-

Франциско, от самой южной точки Аляски и до самой северной, свидетельствуют о замечательном подвиге нашего народа» [1]. Еще в XVIII веке, осваивая неведомый до того времени для европейцев край, русские люди несли сюда и первые семена русского Православия. Среди алеутов и жителей Аляски особенно памятно имя гражданина г. Рыльска Курской губернии купца Григория Ивановича Шелихова (1748 —1795) — основателя на той земле первых постоянных русских поселений. Налаживая мирную торговлю с местными жителями, обучая их промыслу, грамоте, счету, знакомя эскимосов с «волшебным» Кулибинским фонарем (первый русский прожектор, сконструированный И. П. Кулибиным), который они приняли за солнце, подготавливая из местных жителей переводчиков, мастеровых и мореходов, Шелихов одновременно стремился внушить им основные понятия православной веры в Триединого Бога, в Христа Спасителя, учил их начальным молитвам, подчас крестил их, так как священника среди промышленников сначала не было; в различных местах устанавливал большие деревянные кресты как символы того, что честь первого посещения и освоения данных мест принадлежит русским православным людям.

Похоронен Г. И. Шелихов напротив алтаря Знаменского, ныне кафедрального, собора г. Иркутска (в женском Знаменском монастыре). На надгробном памятнике начертана следующая эпитафия:

С северной стороны памятника: «Григорий Иванович Шелихов, рыльской имянинной гражданин, родился года 1748, вступил в супружество года 1775, начал торговлю свою на окраинах Сибири в 1773 году, морские путешествия совершил в 1783, 1784 и 1785 годах, скончался в 1795 июля 20 дня.

Колумб здесь росский погребен,

Преплыл моря, открыл страны безвестны, И, зря, что все на свете тлен,

Направил парус свой

Во океан небесный

Искать сокровищ горних, неземных,

Сокровище благих, его Ты, Боже, душу упокой.

Гаврила Державин»

С восточной стороны памятника: «Здесь во ожидании пришествия Христова погребено тело по прозванию Шелихова, по деяниям бесценного, по промыслу гражданина, по замыслам мужа почтенного, разума обширного и твердого, ибо в царствование Екатерины Вторыя, императрицы и самодержицы Всероссийской, государыни славной и великой, расширившей свою империю победами врагов ея на западе и на полудне, он отважными своими морскими путешествиями на востоке нашел, покорил и присовокупил державе ея не только острова: Кыктак, Афогнак и многие другие, но и самую матерую землю Америки, простираясь к северо-востоку; завел в них домостроительство, кораблестроение и хлебопашество и, испроси архимандрита с братиею и клиросом, провозгласил в грубом народе,

-181-

неслыханным невежеством попранном, неведомое там имя Божие, и во Святыя Живоначальныя Троицы насадил православную христианскую веру в лето 1794. Христе Спасителю! Причти его к лику благовестников, возжегших на земле свет Твой пред человеки. Гаврила Державин»

С южной стороны памятника:

«Как царства падали к стопам Екатерины,

Росс Шелихов без войск, без громоносных сил

Притек в Америку чрез бурные пучины

И нову область ей и Богу покорил.

Не забывай, потомок,

Что росс, твой предок,

И на востоке громок».

С западной стороны: «Поставила сие надгробие в память почтенному и добродетельному супругу горестная вдова, с пролитием горячих слез и с сокрушенным воздыханием ко Господу».

По представлению Шелихова и близкого к нему человека, тоже купца, жителя г. Иркутска, Ивана Аарионовича Голикова, Святейший Синод назначил в 1793г. в Аляску первую православную миссию, составленную из валаамских иноков во главе с архимандритом Иоасафом (Болотовым). Согласно «Наставлению», полученному начальником миссии от Петербургского митрополита Гавриила, главная цель миссии заключалась в распространении света Христова среди местного американского населения, в создании Православной Церкви на чужбине.

В инструкции отмечалась высота предстоящего служения миссионеров; указывалось на необходимость быть всегда готовыми внушать путь истины туземному населению и никогда не уклоняться от возложенного на них ответственного послушания; при научении туземцев истинам православной веры быть терпеливыми, снисходи тельными и кроткими, соблюдая строгую постепенность в переходе от усвоения новообращенными одной истины к другой; среди новообращенных творить справедливый суд; оказывать помощь им в удовлетворении их материальных нужд; перед лицом, не знающим Закона Божьего, самим быть примером доброделания, соблюдать полное бескорыстие.

К месту своего назначения—на о. Кадьяк—миссия прибыла в сентябре 1794 г., спустя девять месяцев после отбытия из Петербурга. Жители этого острова, как и других североамериканских земель, были язычниками, обоготворявшими силы природы. Вывести их, сидевших «во тме и сени смертней» (Пс. 106,10), к свету Христовой спасительной истины и предстояло прибывшим православным русским миссионерам.

-182-

Валаамские иноки с истинно апостольской ревностью несли возложенное на них Святой Русской Православной Церковью послушание. Один из них—иеромонах Ювеналий—в 1795 г. запечатлел свое свидетельство о Христе мученической кончиной. Другой — старец Герман — в течение сорока лет успешно продолжал миссионерское делание в Америке и ныне почитается православными христианами Аляски и Америки, как и России, как святой подвижник и великий заступник перед Богом. Самоотверженные труды валаамских монахов среди алеутов, кадьякцев и других местных народов дали добрые плоды. Уже к концу 1796 г. число просвещенных в Америке достигло двенадцати тысяч. «Американцы, — свидетельствует в одном из своих писем старец Герман, — к крещению идут весьма охотно; крестилось без мала тысяч семь, а на Уналашке, во время проезда сквозь Алеутские острова, неволею в одну бухту противным ветром нас загнанных, алеуты своей ловкостью и желанием крещения весьма нас удивили» [2]. Следует сказать, что валаамские подвижники не ограничивались одним только обращением туземцев в христианскую веру, но также обучали их огородничеству, садоводству, земледелию и другим необходимым занятиям.

Вскоре встал вопрос о необходимости миссии иметь на месте своего епископа, что должно было расширить ее возможности и придать ей больший авторитет. В связи с этим в мае 1796 г. Голиков, компаньон Шелихова, обратился к Петербургскому митрополиту Гавриилу с особым ходатайством. Святейший Синод рассмотрел это ходатайство и, принимая во внимание всю важность американской миссии, определил быть в Америке особому архиерею с титулом Кадьякского, викария Иркутской епархии. Естественно, что таковым был избран архимандрит Иоасаф, уже зарекомендовавший себя в должности начальника миссии ревностью в насаждении и утверждении Православия в Америке. 10 апреля 1799 г. в Иркутске состоялась его хиротония. Но увидеть снова свою паству ему не пришлось. Корабль «Феникс», на котором возвращались в Кадьяк новохиротонисанный епископ Кадьякекий и его спутники, разбился недалеко от американских берегов. Все пассажиры погибли в волнах океана.

Трагические события несколько ослабили дух миссионеров, и деятельность их на время затихла. К совершенному прекращению деятельности миссии повели неблагоприятно сложившиеся отношения между миссионерами и администрацией Российско-Американской промысловой компании. Возглавлял компанию А. Баранов, человек энергичный и настойчивый, но предельно гордый. Конфликт настолько обострился, что Святейший Синод вынужден был в 1811 г. закрыть Американскую епископскую кафедру и все дела миссии передать Иркутской епархии.

В 1824 г. на о. Уналашку прибыл священник Иоанн Вениаминов (впоследствии митрополит Московский и Коломенский Иннокентий) (1879), который с полным правом именуется апостолом «Русской Америки» [3]. Это был не только ревностный миссионер, но и выдающийся этнограф и лингвист. Чтобы обеспечить успех христианской проповеди среди алеутов, отец Иоанн изучил алеутский язык, перевел на него Священное Писание и богослужебные книги, изучил нравы своей паствы. Он несколько раз посетил материк Америки, где совершил немало крещений. На о. Уналашке отец Иоанн открыл школу для мальчиков, в которой сам же и преподавал. После 16-летнего его труда в 1840 г. была восстановлена епископская кафедра в Америке уже на острове Ситхе в г. Новоархангельске (административный центр русских владений, основан в 1804 г.), и отец Иннокентий был посвящен во епископа Камчатского, Курильского и Алеутского [4]. Известный русский исследователь Северо-Западной Америки того времени Лаврентий Алексеевич Загоскин (1807 —1890) отзывается о Преосвященном Иннокентии с большой любовью. Называя его мудрым, неутомимым вертоградарем и отмечая его апостольские труды, Загоскин одновременно говорит о широте интересов и познаний миссионера. В

-183-

своем дневнике он пишет: «При заводке хронометра лопнула цепочка. На переходе нашем из Новоархангельска та же беда случилась с судовым, и повреждение было исправлено Преосвященным Иннокентием, оставившим память священнического своего служения в Ситхе постройкою часов в куполе тамошней церкви» [5].

В 1867 г. Аляска, на освоение которой было положено много труда мужественных русских людей, была продана царским правительством Соединенным Штатам Америки. Святитель Иннокентий смог все же настоять на включении в договор о продаже пункта, по которому все храмы и земельные участки, принадлежавшие Русской Православной Церкви в Америке, должны были оставаться собственностью Русской Церкви, за которой обеспечивалась полная свобода деятельности. Но после 1867 г. прежних, сравнительно благоприятных, условий для миссионерской работы уже не было. Своими распоряжениями американская администрация часто нарушала интересы православного русского духовенства и православных жителей. Тем не менее, русские миссионеры не останавливались перед возникавшими трудностями и с апостольской ревностью служили делу спасения туземного населения.

4. См. краткое изложение жизни и деятельности святителя Иннокентия в издании А. П. Лопухина. Православный Восток/История христианской церкви в XIX веке. — СПб., 1901. Т. П. С. 594 — 596, 676. См. также: иером. Мефодий (Кухар). Христианская жизнь по творениям святителя Иннокентия, митрополита Московского. МДА, 1983. (Кандидатское сочинение, машинопись).

В 1870 Т: была учреждена епархия Алеутская и Аляскинская. Имена русских епископов, последовательно занимавших американскую кафедру,—Иоанна Митропольского (1870-1876, 1914 в Покровско-Болдинском монастыре Астраханской епархии), Нестора Засса (1879—1882), Владимира Соколовского (1888 — 1891, 1933 в Спасо-Андрониковском монастыре в Москве), Николая Зиорова (1891 —1898, 1915 в Петрограде), Тихона Бела-вина (1899 —1907), впоследствии Патриарха Московского и всея Руси (1925) и др. —это имена тех славных тружеников, которые с усердием расширяли и укрепляли дело Святого Православия на американской земле, невзирая на встречавшиеся в их спасительном делании многочисленные препятствия [6].

В конце XIX столетия началась массовая эмиграция украинских безземельных крестьян России в Канаду в поисках лучшей жизни. Первые поселенцы пришли туда в 1891 г. из деревни Небылева (ныне Ивано-Франковская область Украины). Православные украинцы становились одними из первых носителей православной веры Христовой в этой стране. Они объединялись в приходские общины, воздвигали свои храмы и приглашали священнослужителей. После тяжелых трудов в борьбе с суровой природой они приходили в церкви Божий, где обретали новые силы и духовное утешение. Первая Божественная литургия была совершена в Канаде присланными из Сан-Франциско двумя русскими священниками в 1897 г. в селении Восток (провинция Альберта) в доме одного из первых украинских поселенцев. В историческом музее г. Эдмонтона провинции Альберта представлены фотографии Яервых переселенцев с Украины; карпатороссов, буковинцев, галичан, жителей Волыни, их орудия труда, которыми они в поте лица добывали хлеб свой насущный.

Покидали родные края и карпатороссы бывшей Австро-Венгрии. Испытывая социальную нужду, они уезжали из родных Карпат в Америку. Так же, как и украинцы, они в тяжелых условиях трудились и заботились о своем спасении. Для руководства их в вере и добрых делах Господь избрал в конце XIX века из их же среды своих верных делателей, среди которых прежде всего заслуживает упоминания протоиерей Алексей Тоет (1853 —1909).

-184-

Своим правдивым словом о Православной Церкви он многих привел в церковную ограду. Прибыв в 1889 г. в Америку из Пряшевщины, протоиерей Алексей по просьбе карпатороссов-униатов занял приход в Миннеаполисе и развернул здесь свою деятельность на пользу Православия. Через два года (1891) вместе с прихожанами Миннеаполиса он был присоединен к Православию епископом Алеутским и Аляскинским Владимиром, одним из усерднейших деятелей на поприще утверждения Православия в инославной среде. Это событие явилось добрым началом возвращения карпаторосских униатов в Православную Церковь[7].

2. Церковь в начале XX в.: перенесение епархиального центра в Нью-Йорк; труды архиепископа Тихона; состояние Церкви к концу Первой мировой войны; создание условий к провозглашению самостоятельности Церкви

В 1905 г. епархиальный центр Алеутской и Северо-Американской епархии (такое название получила епархия в 1900 г.) был перемещен из Сан-Франциско (куда он был также перенесен из г. Новоархангельска в 1872 г. в связи с увеличением количества православных приходов в западных штатах США) в Нью-Йорк[8]. В 1907 г. под председательством архиепископа Тихона состоялся первый церковный Собор епархии, определивший именовать эту епархию в Америке так: «Русская Православная Греко-Кафолическая Церковь в Северной Америке под юрисдикцией священноначалия от Церкви Российской».

Архиепископ Тихон исходатайствовал в 1899 г. у русского правительства разрешение произвести в пределах России сбор пожертвований на построение православного храма в Нью-Йорке, где имелся весьма обширный православный приход, но службы отправлялись в тесной домовой церкви. На доброе дело Святейший Синод Русской Православной Церкви ассигновал 20000 долларов, и в 1904 г. в Нью-Йорке был воздвигнут величественный храм во имя Святителя Николая. Заботами архиепископа Тихона существовавшая в Миннеаполисе миссионерская школа была преобразована в Семинарию, в Кливленде основано Духовное училище, в Пенсильвании открыт мужской общежительный монастырь, был также сделан перевод богослужебных книг на английский язык.

Следует отметить, что с 1794 г. — времени прибытия в Америку первых миссионеров из России — до 1921 г., когда возник юрисдикционный церковный плюрализм, Русская Православная Церковь в Северной Америке объединяла под своим священноначалием всех православных Америки, независимо от их национальной принадлежности, что признавалось законным всеми Поместными Церквами. Так, например, Константинопольский Патриарх Иоаким III в 1912 г. вел переговоры со Святейшим Синодом Русской Церкви о назначении в Америку греческого епископа. Такое назначение было поддержано Русской Православной Церковью, поскольку оно отвечало каноническому порядку. Епископы Антиохийской и Сербской Церквей также назначались с ведома и согласия Российского Святейшего Правительствующего Синода. Этот стройный, отвечающий церковной практике, порядок был нарушен в 1921 г., когда без ведома и канонического согласия Русской Православной Церкви в Америке была учреждена Греческая Архиепископия.

В период с 1891 г. до Первой мировой войны с Русской Православной Церковью в Америке воссоединилось около 120 униатских карпаторосских приходов, и к 1918 г. Американская епархия располагала четырьмя викариатствами—Аляскинским, Бруклинским, Питтсбургским и Канадским; насчитывала три миссии (Албанскую,

-185-

Сирийскую, Сербскую), 271 храм, 51 часовню, 31 благочиние, 257 священнослужителей, около 60 братств; имела Свято-Тихоновский монастырь в Саут-Канаане, сиротский приют при монастыре, Духовную Семинарию, церковные школы; насчитывала до 300 тысяч верующих. Северо-Американская миссия располагала также своими печатными органами, в числе которых официальным являлся «Американский Православный Вестник». Издавалась также православная народная газета «Свет», ставившая своей задачей поддержание духа народности, память об отечестве и защиту Православия в американской пастве.

Полнота русской православной церковной жизни в Америке уже в начале века приводила к мысли русских церковных деятелей в США о самостоятельности Церкви. В 1906 г. архиепископ Тихон в своем докладе Предсоборной Комиссии в России рекомендовал предоставить Американской епархии широкую автономию. То же повторил в 1916 г. и архиепископ Евдоким (Мещерский). Однако мечте архиепископа Тихона и его преемников тогда не суждено было сбыться.

3. Нарушение связей между Русской Православной Церковью и ее заокеанской паствой; антиканоническая деятельность митрополита Платона; учреждение Экзархата Северной и Южной Америки; продолжение линии митрополита Платона его преемником; стремление американской паствы к восстановлению единства с Матерью-Церковью; поездка в Америку митрополита Григория; запрещение на раскольнических епископов

События Первой мировой войны нарушили связи между Русской Православной Церковью и ее заокеанской паствой. Русская Православная Греко-Кафолическая Церковь в Америке оказалась в очень тяжелом положении. Главной причиной наступивших затруднений была утрата постоянной связи между епархией и Матерью — Русской Православной Церковью.

Архиепископ Евдоким (Мещерский), возглавлявший епархию с 1914 по 1917 год, уезжая в 1917 г. на Поместный Собор Русской Православной Церкви, поручил временно окормлять всю американскую православную паству епископу Канадскому Александру (Немоловскому). После Собора архиепископ Евдоким в Америку не вернулся (уклонился в обновленческий раскол). Для решения церковных дел в 1919 г. в т. Кливленде был созван Всеамериканский Собор, на котором епископ Александр был избран правящим архиереем епархии. Но занимал он этот пост недолго. Встретившись с трудностями управления в условиях вынужденного отрыва от Матери-Церкви, он не пожелал не только оставаться на кафедре, но даже продолжать свое пребывание в Америке. Как только из России в Америку прибыл митрополит Херсонский и Одесский Платон (Рождественский), занимавший до этого Североамериканскую кафедру с 1907 по 1914 год, Преосвященный Александр передал ему все дела по управлению епархией (1922), а сам отбыл в Европу.

Положение митрополита Платона как правящего архиерея в Америке было определено на Американском Соборе 1922 года, а в 1923 году ему было направлено официальное уведомление о назначении его на Североамериканскую кафедру и от Святейшего Патриарха Тихона с освобождением от управления епархией Херсонской и Одесской.

Жизнь Православной Церкви в Америке несомненно вошла бы в нормальное русло, если бы митрополит Платон сделал правильные выводы из событий, происшедших в России, и, сохраняя сыновнее послушание высшей церковной власти, направил бы все свои духовные силы на строительство местной церковной жизни. Американская Церковь не испытала бы того тяжелого внутреннего кризиса, в который она вскоре попала, особенно

-186-

после прибытия из Москвы «живоцерковника» — женатого архиерея Иоанна Кедровского, сумевшего представить себя перед американским судом в качестве «подлинного» представителя высшей церковной власти в России и отнять у митрополита Платона кафедральный собор в Нью-Йорке с резиденцией при нем. От митрополита Платона вскоре стал требовать признания своей власти над ним и «Заграничный архиерейский Синод» в Карловцах (Югославия). К сожалению, митрополит Платон не сделал из всего этого должного вывода: утвердить единство православной американской паствы с Матерью-Церковью, но повел ее по пути отчуждения. Церковную кафедру подчас он стал использовать для политических выступлений, направленных против Матери-Церкви и России.

В условиях отрыва от Матери-Церкви Греко-Кафолическая Церковь в Северной Америке предстала одинокой перед хорошо организованными и целенаправленно действующими католическими и протестантскими миссиями. Деятелям Православной Церкви в Америке пришлось не думать о распространении Православия на американском континенте, что присуще было их славным предшественникам, а больше заботиться о сохранении своей паствы. Прежде всего трудным положением епархии не преминул воспользоваться Ватикан, который начал привлекать к себе на началах унии выбитые из колеи православные приходы. Стремились не отстать от него и протестанты. Последние стали привлекать на свою сторону бедствующую Православную Церковь, оказывая ей материальную помощь. Так, они назначили ежемесячное «жалованье» митрополиту Платону, а также отпустили необходимые средства на созыв в 1924 г. Детройтского Собора, который принял первое антиканоническое постановление о временной автономии Русской Православной Церкви в Америке без предварительной консультации и согласия на то со стороны Матери-Церкви, хотя и отметил необходимость урегулирования отношений с Русской Церковью в будущем.

Когда Святейший Патриарх Тихон узнал о неканонической деятельности митрополита Платона, то незамедлительно в январе 1924 г. специальным указом освободил его от управления Североамериканской епархией. Митрополит Платон патриаршего указа не принял и последовательно повел американскую паству к полному отрыву ее от Матери-Церкви. Положение осложнилось еще тем, что 7 апреля (н. ст.) 1925 г. Патриарх Тихон скончался. После кончины Святейшего Патриарха оживились внутренние церковные расколы в Русской Православной Церкви и, естественно, главное внимание высшей церковной администрации теперь было направлено на упорядочение внутренней жизни. Только в марте 1933 г. решением Заместителя Патриаршего Местоблюстителя Митрополита Сергия (Страгородского) и Священного Синода для выяснения сложившейся на американском континенте обстановки, а также для ознакомления с действительным отношением митрополита Платона к Матери-Церкви и оставленной им Родине был направлен в Америку настоятель Трехсвятительского подворья в Париже архиепископ Вениамин (Федченков).

Поступившие в Патриархию от архиепископа Вениамина доклады показали, что митрополит Платон не желает быть в каноническом единстве с Московским Патриаршим престолом. Надеясь предупредить обнародование архиепископом Вениамином патриаршего указа об увольнении митрополита Платона, последний не замедлил написать послание, в котором недвусмысленно заявил о формальном выходе из-под власти Матери-Церкви. Этим заявлением виновник смуты открыто вступил на путь раскола. Самочинное действие митрополита Платона Заместитель Патриаршего Местоблюстителя Митрополит Сергий и Священный Синод своим определением от 16 августа 1933 года признали грубым нарушением церковной дисциплины, отменили его, а самого виновника в учинении раскола определили предать суду архиереев с запрещением в

-187-

священнослужении впредь до раскаяния. Всем состоящим в Североамериканской епархии — клиру и мирянам — Священный Синод предлагал прекратить общение с митрополитом Платоном, его последователями и пребывать в каноническом ведении Московской Патриархии. Митрополит Платон не подчинился данному постановлению. В связи с этим появилась необходимость направить в Америку иного архиерея. Решением Русской Православной Церкви от 22 ноября 1933 г. правящим архиереем Североамериканской епархии с титулом архиепископа Алеутского и Североамериканского в звании Экзарха Московской Патриархии в Америке был назначен Вениамин. Так был учрежден Экзархат Московского Патриархата в Северной и Южной Америке, объединивший верные Матери-Церкви приходы и просуществовавший до 10 апреля 1970 г., когда в связи с дарованием автокефалии Православной Церкви в Америке он был упразднен.

20 апреля 1934 г. митрополит Платон скончался, не раскаявшись в учиненном им расколе. Паства его осталась в тяжелом положении. Часть ее ушла к «живоцерковникам», часть—к «карловчанам», часть — в различные секты.

Аинию митрополита Платона продолжил его преемник митрополит Феофил (Пашковский), который также, к глубокому сожалению верных сынов Матери-Церкви, не пожелал исправить допущенные его предшественником ошибки. Митрополит Феофил занял ту же позицию непокорности канонической власти Русской Православной Церкви. Патриарший Местоблюститель Митрополит Сергий 5 января 1935 г. наложил за самочиние запрещение на митрополита Феофила, но последний не только отверг его, но на Всеамериканском Соборе в Нью-Йорке в 1937 году настоял на провозглашении автономии Русской Православной Церкви в Америке и принятии «Временного положения» об управлении Митрополичьим Округом независимо от Матери-Церкви.

Антиканонические действия митрополита Феофила вызвали дальнейшее падение церковной дисциплины и ослабление духовной миссии. Иерархи Американской Митрополии стали относиться с непониманием и подозрением не только к тому, что происходило в церковной жизни России, но и к творческим процессам, возникавшим в самой русской зарубежной среде, после прибытия в Америку законного представителя Матери-Церкви — Экзарха Московской Патриархии архиепископа Вениамина.

Вовлеченные в раскол своими духовными вождями, американская паства и часть клириков тяготились создавшимся положением, тосковали о потере единения с Матерью-Церковью и стремились к его восстановлению. Стремление это особенно усилилось во время Великой Отечественной войны, когда немалая часть русского населения Америки стала проявлять чувства симпатии к героической борьбе Советского Союза с фашистскими ордами. В 1943 г. клирикам и мирянам Митрополичьего Округа стало известно об избрании бывшего Местоблюстителя Патриаршего престола Митрополита Сергия Всероссийским Патриархом. Событие это было принято ими, как и всеми православными русскими людьми, с нескрываемой радостью, в связи с чем митрополиту Феофилу пришлось дать указание поминать Святейшего Патриарха Сергия во всех храмах Митрополичьего Округа. Развитие дальнейших событий подавало новые надежды на восстановление желанного единения. В 1945 г. в Москве был созван Поместный Собор для избрания преемника скончавшегося Патриарха Сергия. Митрополит Феофил, побуждаемый добрыми объединительными настроениями своей паствы, послал своих представителей — епископа Аляскинского Алексия (Пантелеева) и секретаря Митрополичьего Совета протоиерея И. Дзвончика на Собор. Хотя они прибыли в Москву по причине трудностей пути в условиях Второй мировой войны уже после окончания Собора, но сам приезд их был добрым знамением, говорившим о желании примирения. В ноябре следующего, 1946 года, на Всеамериканском Соборе в Кливленде подавляющим

-188-

большинством голосов было вынесено решение просить Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия I принять Русскую Православную Греко-Кафолическую Церковь в Северной Америке в лоно Матери-Церкви и быть для нее духовной главой при условии сохранения ею полной автономии. Сообщил о постановлении Собора Святейшему Патриарху Алексию сам митрополит Феофил[9]. Святейший Патриарх с большим удовлетворением принял это сообщение и направил митрополиту Феофилу следующий телеграфный ответ:

«Телеграмму Вашего Высокопреосвященства сегодня получил. Приветствую решение Кливлендского Собора. Принципиально не имею возражений против автономии для нашей Православной Церкви в Америке. Митрополиту Ленинградскому Григорию, в ближайшее время имеющему отбыть в Америку, поручаю в миролюбивом духе обсудить все вопросы совместно с Вашим Высокопреосвященством.

Божие благословение духовенству и всей пастве. Отныне считаю Ваше Высокопреосвященство и все Ваше духовенство в молитвенном с нами общении. Совершите совместное служение с Митрополитом Вениамином в знамение этого общения. Христос посреди нас и есть и да будет» [10].

В феврале 1947 года митрополит Феофил по поводу предполагавшегося приезда митрополита Григория известил Святейшего Патриарха, что с его стороны к этому приезду «препятствий не имеется», и «что все вопросы будут разрешены в мире ради блага и единства Церкви» [11]. Однако когда в июле 1947 г. митрополит Григорий прибыл в Америку как полномочный представитель Патриарха Московского и всея Руси, он увидел упорное сопротивление этому митрополита Феофила, хотя и встретил полное сочувствие делу воссоединения с Матерью-Церковью со стороны паствы и большинства духовенства Митрополичьего Округа. Митрополит Григорий несколько раз предпринимал шаги к встрече с митрополитом Феофилом, но последний не дал на это даже ответа. Более трех месяцев митрополит Григорий добивался свидания с главой Митрополичьего Округа, но так и не добился. Когда стало совершенно очевидно, что митрополит Феофил и его окружение не намерены продолжать переговоры по вопросу восстановления молитвенно-канонических отношений с Матерью-Церковью на началах предоставления Митрополичьему Округу автономии и таким образом перечеркивают решения Кливлендского Собора 1946 г. — войти под омофор Святейшего Патриарха Московского, митрополит Григорий обратился со специальным посланием ко всем верным чадам Русской Православной Церкви в Северной Америке и Канаде, в котором раскрыл картину взаимоотношений с митрополитом Феофилом во время своего пребывания в США и выразил свою глубокую скорбь о несостоявшемся восстановлении молитвенного общения и канонического единения. К положительным результатам поездки Патриаршего представителя относилось возвращение из Митрополичьего Округа и воссоединение с Матерью-Церковью Нью-Йоркского архиепископа Макария (Ильинского).

По докладу митрополита Григория Святейший Патриарх Алексий I и Священный Синод 12 декабря 1947 г. в отношении виновников разделения постановили:

«Митрополита Феофила и единомысленных с ним епископов: Чикагского архиепископа Леонтия, Аляскинского Иоанна, Бруклинского Иоанна и епископа Никона — за упорное противление призывам Матери-Церкви к общению; за вовлечение своей паствы в раскол, вопреки желанию самой паствы, выразившемуся в постановлении Кливлендского Собора, а первого и за незаконно наложенное «проклятие» на архиепископа Макария за воссоединение его с Московской Патриархией — подвергнуть Суду Собора Епископов,

-189-

согласно с правилами: 34 Апостольским, 9 Антиохийского Собора, 15 Двукратного Собора.

Наложенное на митрополита Феофила 5 января 1935 г. Патриаршим Местоблюстителем Митрополитом Сергием и условно снятое с него в январе 1947 г. Святейшим Патриархом Московским Алексием I запрещение оставить в силе, вследствие неисполнения им указанного Патриархом условия воссоединения через совместное служение его, митрополита Феофила, с Преосвященным Экзархом, или с представителем Патриархата — митрополитом Григорием. Это же запрещение простирается и на вышеупомянутых епископов, идущих вслед за митрополитом Феофилом по пути раскола» [12].

В июне 1950 г. скончался митрополит Феофил, не примиренный, как и его предшественники, с Матерью-Церковью. С глубокой скорбью взирал Московский Патриархат и на равнодушие к призывам Матери-Церкви нового главы Митрополичьего Округа митрополита Леонтия (Туркевича), в течение пятнадцати лет окормлявшего американскую паству (1950 —1965). Благодарение - Небесному Главе Вселенской Церкви, все устрояющему ко благу, что со вступлением в 1965 г. на пост высокого служения Православной Церкви в Америке митрополита Иринея (Бекиш) открылась возможность новых переговоров, закончившихся, к общей радости, благоприятно.

4. Восстановление связей Митрополичьего Округа с Матерью-Церковью: неофициальные встречи; деятельные официальные сношения; завершительная стадия переговоров митрополита Никодима с представителями Митрополичьего Округа; провозглашение автокефалии; Патриарший и Синодальный Томос; упразднение Экзархата Северной и Южной Америки и учреждение Экзархата Центральной и Южной Америки Московского Патриархата; деяния Всеамериканских Соборов

Неофициальная связь между представителями Матери-Церкви и Митрополичьим Округом была установлена в 1961 г. во время генеральной ассамблеи Всемирного Совета Церквей в Дели. В 1963 г. председатель Отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата митрополит Ленинградский и Новгородский Никодим имел встречу с митрополитом Леонтием[13]. Но болезнь и вскоре последовавшая кончина последнего на время прервала дальнейшие попытки к улучшению отношений.

Деятельные официальные сношения между представителями Московского Патриархата и Митрополичьего Округа по восстановлению канонических отношений Русской Православной Греко-Кафолической Церкви в Америке с Матерью — Русской Православной Церковью начались с первых дней 1969 г. От Московского Патриархата, по поручению Священного Синода, переговоры вел митрополит Ленинградский и Новгородский Никодим. Делегация Митрополичьего Округа возглавлялась на встречах епископом Филадельфийским и Пенсильванским Киприаном. Предварительные консультации между представителями Московского Патриархата и Американской Митрополии имели место в Нью-Йорке 21 января и 3 февраля 1969 г. Результаты этих встреч были рассмотрены Священным Синодом Русской Православной Церкви на заседании 5 августа 1969 г. Первая официальная встреча представителей Московского Патриархата и Митрополичьего Округа в Америке происходила 24 и 25 августа 1969 г. в Женеве. 17 ноября 1969 г. Священный Синод рассмотрел результаты этой встречи и поручил митрополиту Ленинградскому и Новгородскому Никодиму продолжать переговоры. 28 ноября 1969 г. в Токио состоялась вторая официальная встреча представителей обеих Церквей, во время которой переговоры были продолжены. Тогда же

-190-

было достигнуто соглашение о предоставлении Японской Православной Церкви автономии в юрисдикции Московского Патриархата [14]. Результаты Токийских встреч были одобрены Священным Синодом на заседании от 17 марта 1970 г. Одновременно было решено направить в США митрополита Ленинградского и Новгородского Никодима для завершения переговоров с находившейся в расколе Американской Митрополией и «от имени Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия и Священного Синода Русской Православной Церкви» подписать Соглашение о результатах переговоров между Московским Патриаршим престолом и Русской Православной Греко-Кафолической Церковью в Америке. Во исполнение этого постановления Священного Синода митрополит Никодим посетил в марте 1970 г. США и провел завершающую стадию переговоров. 31 марта он подписал Соглашение. Со стороны Митрополичьего Округа его подписал Архиепископ Нью-Йоркский Митрополит всея Америки и Канады Ириней. Тогда же Митрополит Ириней, по решению Большого Собора и епископов Американской Митрополии, вручил митрополиту Никодиму прошение на имя Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия о том, чтобы Мать — Русская Православная Церковь даровала автокефалию Православной Греко-Кафолической Церкви в Америке.

9 апреля 1970 г. Священный Синод Русской Православной Церкви снял запрещение с иерархии Североамериканской Митрополии, наложенное Святейшим Патриархом и Священным Синодом 12 декабря 1947 г., а 10 апреля 1970 г. после опроса правящих и викарных епископов Московского Патриархата, давших свои письменные положительные суждения по данному вопросу, Священный Синод на расширенном заседании вынес решение о предоставлении автокефалии Русской Православной Греко-Кафолической Церкви в Америке. Одновременно была дарована и автономия Православной Церкви в Японии[15]. В тот же день был подписан Патриарший и Синодальный Томос об автокефалии Русской Православной Греко-Кафолической Церкви в Америке. В связи с последовавшей через семь дней кончиной Святейшего Патриарха Алексия вручение Томоса состоялось лишь 18 мая 1970 г. Акт вручения Томоса совершил Патриарший Местоблюститель Митрополит Крутицкий и Коломенский Пимен в зале заседаний Священного Синода. Томос был передан полномочному главе прибывшей в Москву делегации Православной Церкви в Америке епископу Аляскинскому Феодосию. При вручении Томоса присутствовали члены Священного Синода, группа архиереев Русской Православной Церкви и ряд работников синодальных отделов. Присутствовал также Чрезвычайный и Полномочный Посол США в СССР Джекоб Д. Бим с супругой.

В Томосе отмечалось, что Русская Православная Греко-Кафолическая Церковь в Северной Америке именуется отныне Автокефальной Православной Церковью в Америке и пользуется всеми полномочиями, привилегиями и правами, присущими Автокефальной Церкви.

На территории Северной Америки, согласно Томосу, из автокефалии исключаются:

а) в качестве Представительства Московского Патриархата Свято-Николаевский собор с его имуществом (в Нью-Йорке) и принадлежащая ему резиденция, «а также недвижимое имущество в Пайн-Буш, Нью-Йорк, вместе со зданиями и постройками, могущими быть воздвигнутыми впоследствии на этой земле». Перечисленное управляется Святейшим Патриархом Московским и всея Руси через посредство представляющего его лица в пресвитерском сане;

б) приходы и клир в США и Канаде, входившие в Экзархат Северной и Южной Америки до его упразднения, а после упразднения пожелавшие остаться в юрисдикционном ведении Святейшего Патриарха. Указанные приходы управляются «Святейшим

-191-

Патриархом Московским и всея Руси через посредство одного из его викарных епископов, не имеющего титула Поместной Американской Церкви, специально назначенного для этого, и до тех пор, пока эти приходы не выразят официального своего желания присоединиться к Автокефальной Церкви в Америке». Однако хотя изменение юрисдикции приходов происходит по их инициативе, в каждом отдельном случае необходимо двустороннее соглашение между Московским Патриархатом и Автокефальной Церковью в Америке.

«Автокефальная Православная Церковь в Америке, — говорится далее в Томосе, — будет иметь исключительную юрисдикцию как духовную, так и каноническую над всеми епископами, клириками и мирянами Восточно-Православного исповедания в континентальной Северной Америке, исключая Мексику и включая штат Гавайи, которые состоят в настоящее время в Митрополии или впоследствии вступят в состав Митрополии, а также над всеми приходами, которые входят в настоящее время или будут впоследствии приняты в состав Митрополии, исключая весь клир, все имущество и приходы», упомянутые выше.

В связи с дарованием автокефалии Русской Православной Греко-Кафолической Церкви в Америке и упразднением Экзархата Северной и Южной Америки, Священный Синод Русской Православной Церкви на том же заседании от 10 апреля 1970 г. постановил образовать на территории Центральной и Южной Америки, включая Мексику, Экзархат Центральной и Южной Америки Московского Патриархата. (В 1990 г. упразднен и он).

Первый Всеамериканский Собор Поместной Православной Церкви, состоявшийся в октябре 1970 г. в Свято-Тихоновском монастыре, торжественно «рецептировал» автокефалию своей Церкви. «Под звон монастырских колоколов, — описывает события тех дней архиепископ Сан-Францисский и Западно-Американский Иоанн, — большая процессия делегатов Собора, мирян, клирикой и епископов вышла из большого здания Свято-Тихоновской Семинарии и направилась ко храму монастыря. Одиннадцать православных епископов Америки со своим Первосвятителем, Блаженнейшим Иринеем, Митрополитом всея Америки и Канады, взошли на клиросы. Делегаты-пастыри и миряне заполнили храм. С амвона был прочитан Томос (документ) Русской Церкви о даровании автокефалии Церкви Америки, 15-й Церкви Вселенского Православия. И было оглашено Послание епископов новой Поместной Церкви. Благодарственный молебен служил Блаженнейший Ириней с сонмом священников, пела вся церковь. После молебна делегаты Собора проследовали процессией обратно в здание Семинарии» [16].

В октябре 1971 г. Второй Всеамериканский Собор Автокефальной Православной Церкви в Америке принял Устав этой Церкви и установил новое ее наименование: Православная Церковь в Америке.

5. Отношение к дарованию автокефалии Константинопольского престола и других Автокефальных Православных Церквей

Хотя провозглашение автокефалии Русской Православной Греко-Кафолической Церкви в Америке было совершено Московским Патриархатом в строгом согласии с канонами Вселенских и Поместных Соборов и практикой церковной жизни, тем не менее Константинопольский Патриархат отнесся к данному деянию отрицательно. Еще когда проходили переговоры между представителями Московского Патриархата и Митрополичьего Округа в Америке о даровании последнему автокефалии, Константинопольский Патриарх Афинагор обратился ко всем Предстоятелям Поместных Православных Церквей со специальным посланием от 8 января 1970 г., в котором

-192-

подобное явление принял как «ниспровержение существующего у нас церковного порядка», могущее внести путаницу, превышающее юрисдикцию, как самовольство и односторонность. Следуя за своим Первоиерархом, архиепископ Северной и Южной Америки, Экзарх Тихого и Атлантического океанов Иаков направил 26 мая 1970 г. письмо Главам Автокефальных Православных Церквей с предложением не реагировать на дарование Московским Патриархатом автокефалии Русской Православной Греко-Кафолической Церкви в Америке, но принять специальную комиссию Постоянной Конференции канонических епископов Америки, которая и предложит план создания автокефальной Церкви в Америке. В обоих случаях Московский Патриархат дал братское и справедливое разъяснение истинного положения дел".

Отвечая на послание Патриарха Алексия I от 17 марта 1970 г., Патриарх Афинагор в своем послании от 24 июня 1970 г. коснулся двух важных вопросов: власти, компетентной предоставить автокефалию, и факторов и условий, необходимых для правильного провозглашения автокефалии.

По первому вопросу он заявил, что «предоставление ее относится к компетенции всей Церкви». Поместной же Церкви «свойственно только право принимать первые прошения о независимости от заинтересованных и высказывать, достойны ли оправдания предлагаемые при этом основания». По второму вопросу Патриарх Афинагор высказал мнение, что для возвещения церковной автокефалии, имеющей целью удовлетворение чисто церковных нужд, требуется выраженное мнение клира и народа, суд Матери-Церкви и высказывание всей Церкви. Считая, что эти условия не выполнены при даровании автокефалии Православной Церкви в Америке, Патриарх Афинагор призывает Русскую Православную Церковь приложить «усилие к устранению создавшегося... канонического замешательства». В противном случае он угрожает рассматривать данное действие «как не бывшее» [18].

Патриарший Местоблюститель Митрополит Пимен в письме от 10 августа 1970 г. Патриарху Афинагору обосновал позиции по затронутым вопросам. В частности, по первому вопросу он писал: «...Помимо Вселенского Собора, который является редким и чрезвычайным событием в жизни Святой Православной Церкви, обычным фактором предоставления автокефалии является воля епископата уже существующих автокефальных Православных Церквей. При этом естественно, что компетенция Соборов архиереев Автокефальной Православной Церкви ограничивается пределами территории своей Поместной Церкви... Такой Собор Поместной Церкви, по созревшей необходимости, может провозгласить новую автокефалию части своей Поместной Церкви». По второму вопросу было сказано: «На протяжении веков выработались определенные условия, которыми должна обладать автокефальная Православная Церковь. Такая Церковь, прежде всего, должна иметь достаточное количество архиереев, дабы самостоятельно совершать свои хиротонии (хотя, как мы знаем, из этого условия исключения бывают). Такая Церковь должна иметь достаточное количество пастырей, дабы свидетельство и служение Церкви могло совершаться нормально. Должна иметь и достаточное количество паствы, дабы материальные нужды ее во благовремении могли находить утоление. Обычными факторами автокефалии являются отчасти также и самобытность народов, и сообразование с государственным устройством. Однако последний принцип не является основополагающим, ибо в едином централизованном государстве, каким видим Византию, было несколько Патриархатов, Автокефальных Церквей. В то же время непременным фактором... является выраженное мнение о необходимости автокефалии христоименитой полноты, т. е. епископов, клира и народа, сознающих, что условием дальнейшего успешного развития жизни их церковного дела является независимость... И мы утверждаем, что всем этим условиям и факторам в полной

стр. 1      стр. 2      стр. 3


Страница сгенерирована за 0.03 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.