Поиск авторов по алфавиту

Булгаков Сергий, «Отрицательное богословие». § 3 b)

b) Мейстер Эккегарт.

Мы далеки от намерения характеризовать всю мистику Эккегарта, как нехристианскую, совсем напротив, в писаниях этой удивительно богатой, глубокой и гениальной по смелости индивидуальности заключены и неоценимые богат­ства христианского благочестия, которые, однако, перемешаны, притом, не всегда различимо, с нехристианскими мистическими мотивами и настроениями. Поэтому можно гово­рить лишь о некоторых неоплатонических мотивах в творениях этого великого писателя. К слову сказать, было бы интересной задачей для монографического исследования выяснить подлинный тип его творчества. Что это? Мистиче­ские озарения, или метафизическая спекуляция, к ним при­крепляющаяся, философия или проповедь, или же ни то, ни другое, но третье, содержащее в себе смешение всех этих элементов? Во всяком случае,— и этому необхо­димо давать надлежащий вес при оценке Мейстера Экке­гарта, — художник слова и спекулятивный метафизик слишком сильно и явно дают себя знать в его сочинениях, чтобы можно было принимать все его идеи за религиозно- мистические интуиции и откровения, и никогда нельзя уве­ренно сказать, опирается-ли проповедь Эккегарта на опыт-

264

 

 

ные переживания, или же она рождается из загоравшихся в душе его художественных образов или спекулятивных идей, который он превращает в задачу для нахождения путем и опытной религиозной мистики. Много света могло бы здесь пролить исследование хронологии произведений Эккегарта в связи с его духовной биографией и раз­личными влияниями, им испытанными. Основной идеей теологии Эккегарта, придающей ей нехристиански-неоплатонический характер, является его противопоставление Gott и Gottheit, которые «различны как небо и земля». 1) Бог есть нечто производное из Gottheit и совершенно соотноситель­ное твари, есть порождение дифференциации Gottheit. Потому ему столь же присущ характер относительности и преходящести, как и твари. Gott wird und vergeht (I, 148), эта необы­чайная по смелости формула выражает именно эту мысль о не абсолютности, относительности, если можно так выра­зиться, о модальности Бога; очевидно, если он не есть по­следнее, надо стремиться за него, дальше него, постараться «Gottes ledig werden, Gottes quitt machen» (175), освобо­диться от Бога: «bitten wir, dass wir Gottes ledig werden»  (I, 172). Бог возникает лишь вместе с миром: «о Боге гово­рят и возвещают все твари. А почему ничего не говорят они о Божестве (Gottheit)? Все, что есть в Божестве, есть Единое, о котором ничего нельзя говорить. Только Бог делает (thut) нечто, Божество ничего не делает, ему нечего делать. Бог и Божество отличаются как делание и неделание» (I, 148, ср, 199). Между Богом и тварью су­ществуете лишь иерархическая разница, поскольку Бог есть дверь для возвращения в абсолютное Gottheit, но не онтологическая: как модусы Gottheit, они тождественны. В «прорыве» своем к Божеству «я становлюсь столь же богат, так что Бог не может быть мне достаточен всем, чем он есть Бог, всеми своими божескими де­лами: ибо я получаю в этом прорыве то, в чем Бог

1) Meister Eckeharts. Schriften und Predigten, hrsg. von Buttner (Diederich),. I, 47.

265

 

 

и я общи» (I, 176). «В этом переживании дух не остается более тварью, ибо он сам есть уже «блаженство», он есть одно существо, одна субстанция с божеством, и есть вместе с тем и свое собственное и всех тварей бла­женство» (I, 202). Лишь на этой поверхности божества, где есть Бог, существует и троица, представляющая как бы лик его в твари,— и за нее можно прорваться: «душа достигает прежде всего святой тройственности (Dreifaltigkeit), ставшей единством. Но она может стать и еще блаженнее: если она взыщет простого (blossen) единства, о котором тройственность есть лишь откровение. Вполне блаженной будет она, лишь когда бросается в пустыню (die Wüste) Божества» (II, 186). Надо совлечься всякого «что», потому Abgeschiedenheit, добродетель этого совлеченья, в глазах Эккегарта включает все доброде­тели и является даже выше любви: «всем жертвует при этом душа, Богом и всеми творениями. Это звучит стран­но, что душа должна потерять и Бога! Я утверждаю: что­бы стать совершенной, нужнее ей в известном смысле лишиться Бога, чем творений. Во всяком случае все должно быть потеряно, существование души должно утверждаться на свободном ничто! Единственно таково и намерение Бога, чтобы душа потеряла своего Бога. Ибо пока она имеет Бога, познает, знает, до тех пор она от­делена от Бога. Такова цель Бога: изничтожиться в душе, чтобы душа потеряла и себя. Ибо то, что Бог называется «Богом», это имеет Он от тварей. Лишь когда душа стала тварью, тогда только она получила Бога. Когда же она снова стряхнет с себя свою тварность (Geschöpf-seyn), тогда остается Бог пред самим собой тем, что Он есть» (II, 202—3). Но тем самым «душа сама должна стать божественной». Дух «должен быть мертв и погребен в Божество, а Божество живет уже не для кого дру­гого, как для самого себя» (II, 207), и проповедник призывает испытать diesen göttlichen Tod (ib).

Gottheit есть первооснова (Wesen) или природа (Natur)

266

 

 

Божества. Божественные ипостаси же суть «Personen», о которых говорится, что «sie verfliessen in das Wesen» (1,85) и, «влившись в Божество, три персоны становятся неразличимым единством» (ib). Божество в себе имперсонально, ипостаси возникают лишь вследствие его дифференциации, уже в «Боге» или на границе между «Божеством» и «Богом». В этом смысле следует понимать, когда говорится, что в душе есть еще несовершенство, пока «она созерцает Бога, насколько Он есть троица» (I, 163); совершенство наступает лишь при созерцании «schlechthin Eine», «ungestaltete Wesen der göttlichen Persönlichkeit» (ib.). «Ты должен любить Бога, насколько он не-Бог, не-дух, не-лицо, неоформленное, а только чистое, ясное, простое единство, далекое всякой двойст­венности. И в этом едином должны мы вечно погру­жаться из бытия в ничто» (I, 168). В этом смысле говорится, что «троичность есть вместе и мир, ибо в ней заложены все твари. Внутри же, в Божестве, как действующий, так и действие остаются без перемены» (1, 184).

Практическое устремление религии Abgeschiedenheit есть - буддистская нирвана, не только акосмизм, но и антикосмизм: вырваться из мирa, который возникает чрез раздвоение твари и Бога, в изначальное божественное ничто. Очевидно, это воззрение не дает места идее истории, мирового процесса, мирового свершения: идеал восстановления первоначального состояния, апокатастасис, есть здесь голое отрицание мира.

Исходя из своего религиозного монизма, для которого Божество есть лишь глубина бытия, а не трансцендентное начало, открывающееся миру, Эккегарт фактически устраняет откровение Божества в собственном смысле, за­меняя его самооткровением твари («прорывом» чрез тварность); соответственно этому истолковывается спири­туалистически и вся евангельская история. Столь же по­следовательно у Эккегарта устраняется воздействие бла-

267

 

 

годати на природный мир. Эккегарт в одном месте дает такое истолкование слов ап. Павла: «все, что я есмь, я есмь чрез благодать Божию». «Слова св. Павла, — комментирует Эккегарт, — суть лишь слова Павла, здесь нет того, чтобы он сказал их в состоянии благодати. Ибо благодать сделала в нем лишь одно: его существо усовершилось к единству себя. Этим исчерпывается ее  дело!» (I, 175, ср. 195-6). «Сама же благодать не «делает (bewirkt) ничего» (I, 196). «Высшее дело благодати, в том, что она приводить душу в то, что есть она са­ма» (197).

Сколь знаменательно появление Эккегарта еще в ка­толическую эпоху германской истории, но уже на поро­ге нового времени, накануне реформации, как прообраз, предуказующий какую-то фатальную обреченность германского гения к извращенно христианства в сторону религиозного монизма, пантеизма, буддизма, неоплатонизма, имманентизма. Без преувеличения можно сказать, что в Эккегарте как в зерне заложено все духовное развитее новой Германии, с ее  реформацией, мистикой, философией, даже искусством: в Эккегарте заключена возможность и Лютера, и Я. Бёме, и Шеллинга, и Гегеля, и Шопенгауэра, и Гартмана—Древса, и Вагнера, и даже... Руд. Штейнера. 1)

1) Систематическое изложение религиозного мировоззрения Эккегарта, вместе с некоторыми характерными сближениям его с современностью, см. у Н. Schwarz. Der Gottesgedanke in der Geschichte der Philosophie, 191 Kapitel II, § 20—1. Из школы Эккегарта наиболее интересным в рассматриваем отношении является автор «Das Büchlein vom vollkommenen Leben» (в издавши Дидерихса снабженного весьма интересным предисловие»! Г. Бютнера, — своего рода манифестом имманентизма). Особенно заслуживают внимания стр. 3, 34, 46, 48, 78.


Страница сгенерирована за 0.02 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.