Поиск авторов по алфавиту

Булгаков Сергий, «Отрицательное богословие». XII

XII. Еврейская мистика: Каббала.

Идеи отрицательного богословия входят в состав каббалистического учения об абсолютном Ничто (en-soph). Приведем некоторые основные определения, сюда относящиеся 2)

«Древний древних, сокровенный сокровенных имеете образ и не имеете его. Он имеет образ, чрез кото­рый существует вселенная (как его откровение), но он и не имеете образа, так как он не можете быть по­стигнуть (достаточным образом в мышлении)» (Зогар, de Pauly, III, 288а, Idra suta).

«Прежде чем древний древних, сокровенный сокровенных (открылся), не было ни начала, ни конца. В книге тайны передается: древний древних, сокровенный сокро­венных имеете известный образ и форму и постольку позволяете себя (до известной степени) распознавать. Но

1) Цит. по немецкому переводу Лассона Giordano Bruno Von der Ursache dem Prinzip und dem Einen. Leipzig, 1902 (Philos, Bibl, Bd. 21), стр. 70—l.

2) Не владея еврейским языком, я лишен, к сожалению, возможно­сти пользоваться оригинальным текстом Каббалы и беру настоящие отрывки из переводов, в частности из Erich Bischoff Elemente der Kabbalah, I Theil. 1913 (Geheime Wissenschaften, 2-er Band). Его же. Die Kabbalah 1903, и из французского перевода книги Зогар, Sepher La Sohar. Traduit par Jean de Pauly Paris, 1911 Перевод этот (в шести частях), по компетентным отзывам образцовый, есть плод труда целой научной жизни и представляет, по истине, драгоценный вклад в европейскую литературу. Разницы в передаче цитируемых мест у немецкого и французского переводчика я не заметил (ср, впрочем, сопоставлена вариантов переводов некоторых важных мест в примечаниях к переводу de Pauly, в томе VI, напр., прим. 161). Далее некоторые отрывки приводятся в книге А. Franck La Kabbale Paris, 1845 г. и др. Я пользовался также немецким переводом каббалистической книги Иецира Das Buch der Schöpfung, hrsg. von Lazarus Goldschmidt. Frankfurt, 1884.

65

 

 

он в то же время и непознаваем, ибо он не может быть достаточно постигнут (нашим мышлением). Он имеет стало быть известный образ и форму, но все-таки не позволяет себя (в своем подлиннейшем существе) распознать настолько, что он есть нечто в таком роде, как старец старцев, древний древних, сокровен­ный сокровенных. По этим признакам (его самооткровения) он познаваем, и все-таки он (по своему истин­ному существу) непознаваем» (Зогар, de Pauly, III, 128а, Idra rabba).

«Таково начало всех начал (творческого откровения), глубоко скрытая мудрость, венец всего возвышенного (сверхчувственного мира зефиротов), диадема диадем. Ее называют эн («не есть»), потому что мы не знаем и никто не может знать, что было в этом начале, так как это не может быть достигнуто ни мудростью (хокма, второй зефирот), ни разумом (бина, третий зефирот») (Зогар, de Pauly, III, 288b).

«Существуют три главы, одна включена в другую и одна выше другой. Это суть (начиная снизу): таинственная мудрость (=хокма), глубоко скрытая мудрость (=кефер) и никогда не раскрываемая мудрость (= эн-соф). Та таинственная мудрость есть принцип всякой другой (ниже­стоящей, напр., земной) мудрости. Выше ее  стоит Древ­ний, чье имя да будете благословенно (=кефер), основы тайны. В-третьих, глава, которая стоит выше всех других (и над ними господствует): глава, которая не суще­ствуете (как эн-соф). Что ее окружает, мы не знаем» (Зогар, de Pauly, III, 288b).

«Древний Святый сокрыт, а высшая мудрость заключена в этом черепе, так что у Древнего можно видеть только череп; это Глава глав.

Высшая Мудрость заключена в этом черепе и носит имя высшего Мозга, таинственного мира, который дает покой (apaise); никто его не знает, кроме него самого. Три главы заключены одна в другую, и одна выше дру-

66

 

 

­гой. Голова—это таинственная невидимая Мудрость, кото­рая совершенно не открыта; это—Мудрость всех других мудростей. Высшая Глава, это священный и таинственный Древний, Глава всех глав, Глава, которая не есть голо­ва, раз она неизвестна и раз никогда не будет узнано, что вт. ней содержится; никакая мудрость и никакой разум не могут ее охватить. По этой причине святый Древний носит имя En soph (Néant), ибо само ничто зависеть от него» (Zohar, III, 288. De Pauly, VI, 83).

Zohar, III, 289a Idra zouta (de Pauly, VI, 86): «имя Древнего сокрыто для всех и недоступно (insaissable)... Имя свя­тое зараз сокрыто и открыто».

Излагая учение о «светилах» и «Hayoth'ax», Зогар говорить, что над видимыми hayoth'aми («животными» в видении пророка Иезекииля) находятся невидимые, а «над ними высший свод, выше которого никто уже не может видеть, потому что здесь все выше понимания. Почему? Потому что все заключено в мысли, а мысль Святого, да будет благословен, скрыта, тайна и слишком возвышенна, чтобы могло его достигнуть и коснуться понимание человека. Поэтому, если недоступны вещи, подчиненный мысли, то тем с большим основанием сама Мысль. Что касается внутреннего Мысли, то нет никого, кто мог бы понять, что это такое; с темь большим основанием невозможно понять Бесконечное (Ayn-Soph), которое неосязаемо; всякий вопрос и всякое размышление остались бы тщетны, чтобы охватить сущность высшей Мысли, центра всего, тайны всех тайн, без начала и без конца, бесконечное, от которого видят только малую искру света, такую как острие иглы, и еще эта частица видна лишь благодаря материальной форме, которую она приняла» (Zohar, I, 21а. de Pauly, I, 129).

В поучениях Симона бен Ioxaй (в Idra Kaba) читаем: 1) «прежде чем сотворить какую-нибудь форму в

1) Цитир. у Ad. Franch La Kabbale, 1843, Paris, стр. 173 и сл.

67

 

 

этом мире, прежде чем произвести какое-либо изображение, Он (Бог) был один, без формы, не уподобляясь ничему. И кто мог бы понять Его, каким Он был тогда, пока Он не имел формы?.. Эн-соф не имеет в этом состоянии ни формы, ни образа; не существуете никакого средства его понять, никакого способа его познать»...

«Сефироты (энергии Божества, лучи его) никогда не могут понять бесконечного Эн-соф, которое является са­мым источником всех форм и которое в этом качестве само не имеет никаких: иначе сказать, тогда как каждый из сефиротов имеет хорошо известное имя, оно одно его не имеет и не может иметь. Бог остается всегда существом несказанным, непонятным, бесконечным, нахо­дящимся выше всех миров, раскрывающих Его присутствие, даже выше мира эманации».

Проф. М. Муретов 1) считает понятие Эн-соф соответ­ствующим трансцендентному понятию божества: «каббалистический Бог есть всецело Deus abstractus, немеющий никакого определенного предиката и не вступающий ни в какие отношения во вне — не только с людьми, но и с высшими бестелесными тварями» (39). В подтверждение такого понимания он приводите следующие тексты из Зогар: «Старейший и непостижимейший имеет образ и не имеет никакого образа: Он имеете образ (Шехину), посредством которого создал мир и охраняете его; но сам в себе Он не имеет никакого образа, ибо необъемлем. Он всецело заключен в себе самом, сокровенен и недоступен никому. Старейший есть верховный свете, сокровеннейший более всякого мрака, — Он не обре­тается в тех лучах (зефиротах), которые распростра­няются около Него. Он есть верховная глава, — глава всех глав, — глава, которая не есть глава, — неизвестно,

1) М. Муретов. Учение о Лoгoсе у Филона Александрийского и Иоанна Богослова в связи с предшествовавшим историческим развитием идей Логоса в греческой философии и иудейской теософии. Вып. I. М., 1885, стр. 138.

68

 

 

что есть в этой главе, ибо она не восприемлется ни мудро­стью, ни разумом. Верховному существу невозможно усвоять никакого определенного признака, никакого опре­деленного имени. Горе тому, кто осмелится приписать Бо­жеству какое-либо качество; ибо качественность есть свой­ство конечности и потому должна вести к уконечению Бесконечного» 1).

Итак, Эн-соф, которому принадлежит абсолютное со­вершенство, абсолютное единство, неизменность, неогра­ниченность, остается в тоже время недоступно нашему разуму и пониманию в своем существе; поэтому для него не можете быть дано никакого определена, о нем не можете быть поставлено никакого вопроса, для него нет никакого образа или уподобления. Даже ангелы не знают Бога в Его могуществе и бесконечности. Таково учение Зогар 2).

1) Исходя из такого понимания, и «Зефироты» (числом 10) или божественные лучи, которые являются личными носителями качества бескачественного в себе эн-софа и посредниками всех отношении! Божества к миру, по мнению проф. Муретова, имеют тварный характер. «Тварность Зефиротов следует из того, что они изображаются в книге Зогар существами ограниченными в своем познании и силе, — что самозаключен­ное Эн представляется столь же недоступным для них, как и для дру­гих тварей, что, наконец, в книге Зогар прямо говорится о творении их во времени» (ib., 68). И даже «первейший открыватель и самый все­общий носитель свойств беспредикатного Эн, Метатрон, первородный сын божий, стоящий во главе всех других Зефиротов и управляющей ими» (69), которому усвояются все предикаты Иеговы, «имя которого есть как имя Божие», «несмотря на всю возвышенность свою над другими Зефиротами, отнюдь не имеет божественной природы; он есть тварь в ряду других тварей, хотя бы первейшая и более чистая... он называется ангелом и причисляется к Зефиротам, называется слугою Иеговы, хотя и старейшим; точно также Метатрон носить название Адама Кадмона, первого небесного человека, в том смысле, что он есть первое и совер­шеннейшее творение Божие, по образу которого создан и Адам, — поэтому Метагрону часто усвояется эпитет creatus» (71). Это мнение проф. Муретова все-таки требует еще проверки и во всяком случай является спорным.

2) Уже Азриель, ученик Исаака Слепца, утверждал непостижимость и непознаваемость Бога как Эн-соф: ему не следует приписывать ни атрибутов, ни действий, ни мышления, ни речи, ни желания, ни намерений, ибо всякое такое определение было бы ограничением. August Wunsche. Kabbala (Realenc. f. prot. Theol. u. Kir., 3-te Aufl., 9 Bd, 672, 15—35).

69

 

 

Самое творение мира в Зогар понимается как некое стягивание (цимцум), оформление бесформенного, безграничного, неопределенного Эн-соф. «Прежде сотворения мира и существования какого-либо образа, Бог был без образа и подобия. Кто мог бы понять Бога таким, каков Он был в начале? Но после того, как Он произвел образ небесного человека в его колеснице, он снизошел в колесницу и явился под образом Иеговы; Он хотел называться соответственно своим атрибутам, которыми Он правит миром, по Милости и по Правде; Он хо­тел называться El, Elohim Cebaoth и «Сущий». Ибо, если бы Бог не раскрывался под всеми этими атрибутами, как Он управлял бы миром то милостью, то правдою по делам человеческим? Как Он мог бы распространять свой свет среди всех творений и как они могли бы Его понять?.. Горе человеку, который приравнивает Бога к одному из Его атрибутов, еще менее можно приравнять Бога образу человека. Образ, под которым Бог обнару­живается, только субъективен, насколько получает силу тот или иной атрибут и сообразно тварям, которым Он раскрывается» (Zohar, II, 42b: de Pauly III, 192—3).

Окончательное суждение об Эн-соф, выражает ли оно трансцендентную сущность Бога или лишь момент его нераскрытости в творении, чрезвычайно затруднитель­но: кто знакомь с подлинной Каббалой, с. характером ее  изложения и методом, тот поймет, насколько трудно под­даются ее  учения окончательные формулировкам. Поэтому мы намеренно заставили, вместо собственной характери­стики, говорить самые тексты.


Страница сгенерирована за 0.02 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.